На главную сайта   Все о Ружанах

РОЖАНА: МЕМОРИАЛЬНАЯ КНИГА ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЕ
(Ружаны, Беларусь) 52°52'/ 24°53'

Rozhinoy: sefer zikaron le-kehilat Rozhinoy ve-ha-seviva

Редактор: М. Соколовский, Тель-Авив 1957
Перевод: © А.В.Королёв, 2017

Назад Оглавление Далее

СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ

НАШИ СЕМЬИ:

Список и фотографии некоторых семей

НАШИ СЕМЬИ [1]

Перевод Джерролда Ландау

{184}

Список и фотографии некоторых семей

 

Семья Михеля Эгольника

[Michael Egolnik]

Михель, сын Авраама Моше, был образованным человеком и занимался образованием других горожан. Он был одним из основателей Тарбутской ивритской гимназии [Tarbut Hebrew Gymnasium], которой посвятил много времени, и одним из активистов Керен Га-Йесод [Keren HaYesod] в Ружанах. Это был ценный общественный активист. Его основным желанием было совершить алию на Земле Обетованной, но ему это не удалось.

Его жена Фреда, дочь Меира Моше, была очень предана своей семье и всегда заботилась о воспитании своих детей.

Семья Абба Хвойник


Хайта и Абба Хвойник

[Abba Chwojnik]

Абба, сын Хаима Давида и Бейлы Хвойник, был владельцем кожевенной фабрики на Милнер-стрит рядом с рекой Злава [вероятно Зельва, хотя впадение Ружанки в Зельву чуть севернее]. Он был габбаем синагоги «Рядом с Рекой» [Ever Hanahar] и ведущим молитвы. Он был главным активистом Хевра Кадиша [Chevra Kadisha] (похоронное общество). Также был активистом Керен Га-Есод. Его жена Хайтша (урожденная Рошовски) любила давать небольшие благотворительные подарки нуждающимся.

{185}

Семья Йосефа Михновского


Его жена Иехудит (Итка) Михновски

 


Йосеф Михновский и его дети Блюма и Гетцель

[Yosef Michnovsky]

Йосеф, сын Моше-Яакова и Ханы Бунии Михновски, был отцом, делавшим все, чтобы обеспечить пропитание своих детей. Он был тихим, образованным человеком, скромным и сдержанным. Делил часы своего рабочего дня между своим магазином в городе и изучением глав Талмуда.

Его жена Итка (Иегудит) была скромной, добросердечной женщиной. Она была любящей и всей душой преданной матерью своим детям.

Они стремились совершить алию на Землю Обетованную, но погибли в Холокосте, прежде чем смогли это сделать.

Семья Элиэзера Рубиновича

    
Элиэзер Рубинович и его жена Белка

 

[Eliezer Rubinowich]

Скромный образ Элиэзера Рубиновича, посвятившего себя учительству, несомненно, живет в сердцах многих наших горожан. Он попытался внедрить новые методологии в в обучение чтению и арифметике. Обучал географии и природе с помощью рассказов. Скрашивал долгие школьные дни своих учеников, художественно и талантливо читая фрагменты изумительных произведений. Он воспитывал нас, своих учеников, в духе Хаскалы и труда. Как велика была его радость, когда его старший сын Шмуэль был сертифицирован, чтобы совершить алию через Гехалуц. Он и меня, его единственную дочь, поощрял совершить алию и изучать сельское хозяйство. В глубинах души он питал надежду на то, что придет день, когда и он присоединится к нам и проведет остаток своих дней фермером в Израиле. Однако судьба решила другое.

Моя мать Билька, учитель, была добросердечной женщиной, сочувствовавшей страданиям ближних. Дочь родителей, чья судьба была тяжелой, получила образование в своей школе бесплатно.

{186}

Великие несчастья воспитания детей не минули наш дом. Мой брат Давид, наша гордость, был захвачен коммунизмом. Когда ему было 17 лет, он был приговорен к четырем с половиной годам лишения свободы. После приговора посажен в печально известной Брестской крепости. (Его блестящая речь, которую он произнес во время суда, была распространена в форме буклета по всей Польше.) Когда наш город был завоеван русскими, судьба подняла Давида. Но, авторитет и честь не лишили его рассудительности. Как и во времена страданий и мучений в тюрьме, во время дней его подъема он оставался сильным духом и с чистыми руками, вплоть до горького конца. Как он погиб? Пришла весть, что он встретил свой конец во время бомбардировки [подрыва ?] моста во время правления нацистов. В другом варианте говорится, что он был партизанским лидером и был убит нееврейским партизаном за его еврейство за несколько дней до освобождения.

    
Давид, Яков и Йосеф Рубинович

 

Мой брат Яаков, третий сын, был любим и хорошо принят многочисленными друзьями и приятелями. Он был членом Гашомер Гатзаир, служил в польской армии и попал в плен нацистов вместе с другими польскими солдатами. Был заключен в лагерь в Люблине, где и погиб.

Мой брат Йосеф, младший ребенок, был самым талантливым, среди других детей. Получил стипендию в эпоху России. Он разделил горькую судьбу наших родителей и погиб вместе с остальными нашими горожанами, будучи еще молодым и нежным.

Екутиэль Шерман


Екутиэль Шерман

[Yekutiel Sherman]

В Ружанах он был одним из молодых активистов, очень талантливым человеком, с выдающимися поступками. До мировой войны — глава пожарных города, член городского совета, представляющий рабочих, а также член руководства Культур Фарейн [Kultur Farein] и Библиотеки Переца [Peretz Library]. С приходом русских в город его депортировали в Сибирь, где он и умер в 1942 году в городе Кызыл-Юрт. Его жена Пешка (урожденная Лерман) была участницей и талантливой актрисой в драматическом кружке. Она погибла в Ружанах вместе со своими двумя детьми.

{187}

Семья Моше Ицковича


Семья Ицковича и их родственники после брака Чаи Абрамович с Лейбелем Думовским
В фото попали молодые активисты Ружан в последний период, в том числе: Екутиэль Шерман и Шимон Терн - учитель и активист (который был взят, чтобы быть убитым русскими, когда они вошли в город.
Стоят в верхнем ряду: Эпштейн, дочь Зиделя, Клебенски, Думовски, Маручник, Думовски, Куклич, Думовски, Маручник.
Второй ряд: Екутиэль (умер в Кутеле), Думовски, Липовски, Гершон, Пиа, Виленски, Лерман, дочь Лейба, Клебенски. В стороне, зять Фуксман.
Третий ряд сидят: супруги Демховск, Шломо, его жена и сын со своей невесткой Абрамович. Меир-Гирш и Шитель-Хана.
Четвертый ряд: Ливе Лерман, Клебански, Лерман, Виленски, Шимон Урн, Абрамович - 2 женщины-гостьи

 

Двора Ицкович пишет, среди прочего, следующее:

Мой отец Моше Ицкович [Moshe Itzkowich] был умным, практичным евреем. Он был известен в нашем городе как «Моше Черный» (Moshe the Black) и владел большим галантерейным бизнесом. Бо́льшим был только подобный бизнес Штайна.

Моя мать Ривка была спокойной, скромной, добродушной женщиной, любившей свой край. Она покинула этот мир, прежде чем облака потемнели.

Моя старшая сестра Хая, мудрая и правильная, создала прекрасную семью из пяти детей. Все они погибли во время Холокоста. Моя вторая сестра Гадасса, прилежная и полная жизни, также создала замечательную семью. У нее было двое детей. Злая рука их убила. Моя младшая сестра Соня, утонченная и скромная, должна была заботиться о доме, состоящем из моего отца и брата, после смерти матери, пока она еще была молода. Позже она построила свой дом с Ехезкелем. Беда вырвала ее вместе с ее маленьким ребенком на руках.

Мой дорогой брат Авраамель, где ты? Вырос среди нас, как прямое дерево. Ты учился в Тарбутской еврейской школе, и мне снилось, что мы увидимся в Израиле. Ты бы пришел, строил бы и построил. Затем случился шторм и вырвал высокие деревья. Когда? Как? Где?

{188}

Где они?

Я хотела издать великий, скорбный крик, чтобы содрогнулись небеса и земля. Но прошли годы, и земля не дрожала от гибели миллионов. Люди продолжают жить своей жизнью, как и я. Линия жизни — жить для жизни. В вашей смерти вы заповедали нам жизнь. Однако сердце горит от горя. Душа болит. Мои дорогие, где вы? Я, дочь и сестра, оставшаяся в живых из большой еврейской семьи, которая была вырвана и земли жестокой рукой. Монстр 20-го века уничтожил все, что было дорого мне с лица земли.

Я — факел, вырванный из пламени, случайно избегший ужасной судьбы моей семьи. Возможно, судьба пожелала, чтобы я жил для того, чтобы хоть кто-нибудь мог вспомнить любимые, дорогие души, чтобы кто-то остался, нести ненависть к презренному народу, убившему миллионы моих братьев и не пощадившему пожилых людей или детей. Сердце кровоточит. Слезы высохли. Но глубокое горе лежит в сердце. Что случилось с домом моего отца? Где вы, мои дорогие? Где ты, о сообщество Ружан? Где вы, еврейские общины?

Семья Брезницких

    
Либа Брезницки, Давид-Биньямин Брезницки

 


Давид-Биньямин Брезницки

 

[Breznitzky]

Моше (Альтер) Брезницкий родился в 1887 году в Ружанах у отца Давида, сына Лейба и его матери Либе, богобоязненной женщине, которая была предана своему ближнему. Он получил образование в ешиве и был хорошо осведомлен в Торе. Служил габбаем в Мауэр Бэйс Мидраш [Mauer Beis Midrash], был членом Хевра Шас [Chevra Shas] (исследовательской группы Мишны), активистом в Хевра Кадиша [Chevra Kadisha] (похоронное общество) и активно выступал от имени Керен ГаЕсод [Keren HaYesod]. Он совершил алию в 1934 году и поселился в Рамат-Гане. Был активным членом организации выходцев из Ружан и габбаем в синагоге Тиферет Бахурим [Tiferet Bachurim] в Рамат-Гане. Вел занятия в Хевра Мишнайот [Chevra Mishnayot]. Он заслуживал заложить краеугольный камень расширенной синагоги Тиферет Бачурим, от имени которой он работал, но не смог увидеть ее полностью завершенной, потому как умер 20-го Ниссана 5714 (1954) года.

{189}


Гадасса Брезницки

Его сын Давид Брезницкий, пусть Б-г отомстит за его кровь, родился в Ружанах в 1920 году. Учился в Тарбутской еврейской школе. Совершил алию вместе со своими родителями, братьями и сестрами в 1934 году. Он был тихим парнем, утонченным и почитаемым людьми. 18-го Теве 5706 (1946) года, когда он ехал через Тель-Авив в полночь на углу улицы Маза и Петах-Тиква-роуд по дороге в свой дом в Рамат-Гане, он был арестован британскими полицейскими из Шароны и избит до смерти. (Это было время подпольных действий Иргуна против правительства Мандата).

 

Для различия мертвых и живых [видимо, лицо, участвующее в обряде, в тексте: differentiate between the dead and the living], была Гадасса Брезницкая, добрая женщина, любимая людьми, и образцовая, верная мать. После того, как ее любимый муж был жестоко избит до смерти, она бежала со своего места жительства и поселилась возле своей дочери в Тель-Авиве.

Йохедев Соколовски


Йохедев Соколовски

[Yocheved Sokolovsky]

Ее муж скончался скоропостижно, и она сама заботилась о средствах существования своей семьи. Ее напряженный рабочий день был разделен между ее магазином в городе и фабрикой голландского сыра в деревне Юндиловичи [Yundilovichi]. Ей удалось совершить алию на Землю Обетованную вместе с большей частью ее семьи, и продолжить с усердием искать источники средств к существованию для своей семьи. Она также не отступала от совершения добрых дел, таких как сбор пожертвований для ешивы раввина Подольского, работающего для Гахнасат Калл [Hachnasat Kalla] (поддержка бедных невест) и других.

Ицхак Рудецки

[Yitzchak Rudetsky]

Он был уроженцем Ружан. Учился в хедере, в ешиве и самостоятельно. Он был мельником, но посвящал свое свободное время посещению классов в Бэйс Мидраш Гершоновича [Gershonowich Beis Midrash] в городе. Совершил алию на Землю Обетованную. Жил в Афуле и там активно занимался общинными делами. Среди прочего он был основателем благотворительного фонда.

 

_________________

Примечания переводчика

1. В тексте в этом месте имеется примечание: в соответствии с нашим объявлением на мемориальном собрании в прошлом году, что каждый род Ружан может предоставить нам информацию и подробные сведения о своих семьях, для опубликования в книге; мы публикуем те заметки, которые предоставили нам семьи. К сожалению, не так много людей отреагировали на наше объявление, и не наша вина, что эта глава не завершена.

 

 

Назад Оглавление Далее

 

 

Яндекс.Метрика