На главную сайта   Все о Ружанах

РОЖАНА: МЕМОРИАЛЬНАЯ КНИГА ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЕ
(Ружаны, Беларусь) 52°52'/ 24°53'

Rozhinoy: sefer zikaron le-kehilat Rozhinoy ve-ha-seviva

Редактор: М. Соколовский, Тель-Авив 1957
Перевод: © А.В.Королёв, 2017

Назад Оглавление Далее

СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ:

Экономическое положение после Первой Мировой Войны

В Ружанах

Банк в Ружанах

ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ

Перевод Джерролда Ландау

{119}

Экономическое положение после
Первой Мировой Войны

 

Первая мировая война завершилась. Польша воскресла. Ткацкие фабрики Ружан сожжены во время войны, а те, которые убереглись от огня, простаивали, поскольку российский рынок текстиля более не был доступен. Кожевенные фабрики продолжали работать, но большинство евреев не зарабатывало себе средств к существованию на них и до войны, скорее с ткацких фабрик, которые сейчас не работали.

Торговля и ремесла были фактически единственными способами получения средств к существованию в нашем городе, но польские власти сделали атаку на экономический статус евреев в стране. Он был ослаблен за счет сильных налогов и благодаря тому, что неевреи смогли взять под свой контроль торговлю и ремесла. Даже до этого они были слабы. Маркетинговые возможности для товаров евреев уменьшились, и их рыночные возможности ограничены. Лишь немногие из торговцев могли заработать достаточный доход от своей деятельности. Остальные жили из последних сил, несмотря на их большие усилия, деловые таланты и трудолюбие.

Их сыновья и дочери тихо прогуливались по улицам города, без работы и без Торы, поскольку только некоторые из них были приняты в старшие классы и то с большим трудом. Коммерция подвела их родителей, и у них не было надежды выдвинуться в этой области. Также было очень мало шансов быть принятыми на работу на рабочие место. Большие налоги, которые обедняли их родителей, вынуждали их находить свои собственные независимые средства существования, но и их не было. Это был замкнутый круг, из которого не было выхода, поэтому они искали способы иммиграции. Поскольку для них были открыты только несколько запертых дверей в мире, молодежь бродила по улицам города праздно и без дела.

Фермеры колоний Павлово и Константиново также спустились с пьедестала, как мы узнаем из письма Давида Пински, эмиссара Гехалуца [Hechalutz] и члена Гивата [Givat], посетившего Ружаны и эти колонии в 1930 году.

Меир Соколовски

В Ружанах

Здравствуйте друзья!

— В эти дни для меня все было очень сложно. Я уже устал от путешествий и странствий. Теперь, когда я нахожусь в пути, я смотрю на поля: фермеры пашут, сажают и таскают удобрения. Я чувствую боль в своем сердце. Я сейчас скитаюсь здесь как «эмиссар». Выполняется много сельскохозяйственных работ. Мне трудно смотреть на нищету и сложности, которые я нахожу в каждом городе и городке, и еще труднее для меня смотреть на молодых людей, ходящих без дела, блуждающих по улице, и ничего не делающих. Везде я слышу одни и те же песни: это депрессия, нет работы, нет конца морю невзгод.

{120}

Я прибыл в Ружаны в пятницу. Члены «Гехалуц» [Hechalutz] ждали подтверждения о Гахшаре [Hachsharah — от ивр. подготовка, обучение - курс трудовой подготовки к алие], и тем временем бездельничали в городе. Город в упадке и мертв. Смертельная тишина пронизывает рынок в середине дня. Молодежь покидает город и ищет место для иммиграции.

Я слышал, что возле Ружан есть два еврейских сельскохозяйственных колоний. Я был рад услышать об этом, и попросил моих друзей отвезти меня туда. Я хотел увидеть поля евреев и еврейские сельскохозяйственные работы. Поехал туда, и по дороге увидел фермеров, которые таскали удобрения, пахали и сажали картофель, но по пути не встретил ни одного еврейского работника. Я зашел в деревню. Колония была основана примерно 100 лет назад, во времена Николая I. В ней были ветхие дома, которые могли упасть. В середине поселения был обветшалый молитвенный дом. Встретил одного еврея, стоящего рядом с пустой картофельной ямой, накрывая ее. Сотрудник I.C.A. [Еврейская колонизационная ассоциация] проехал в телеге. Я спросил еврея, помогает ли им как-то I.C.A.. «Им нечем помочь», — был ответ. Фермер начал жаловаться: «Земля бедна и низкого качества, урожаи скудны, цены низкие, и невозможно содержать себя». Я осмотрел дворы. Работники-неевреи вытаскивали удобрения и собирали картофель — явно делали всю работу. Еврей не работал. Он искал дополнительные источники дохода. Раньше они работали немного в торговле. Теперь, из-за невзгод времени в разгар депрессии, они ждут денег из Америки. Обработка очень примитивна. Никто не заботился о том, чтобы обеспечить разнообразие сельскохозяйственных культур. Они не выращивали лен, потому что в этот урожай нужно вкладывать немало ручного труда, а поскольку члены семьи не работают на местах, а нанимать рабочих, экономически нецелесообразно. «Сельское хозяйство не для евреев, - согласился один фермер, — для неевреев. Они рождаются крестьянами и могут зарабатывать себе на жизнь.» «Но вы также родились фермерами», - сказал я ему. «да, но наши потребности больше, сельское хозяйство не для нас».

Я вспомнил наши старые колонии в Галилее. Насколько велико сходство. И здесь молодежь покидает колонию. Здесь тоже странный труд, и отчаяние и недостаток веры. Я не получил никакого удовольствия от посещения колоний. Я вернулся в город, удрученный и разочарованный ...

Хершель Пински
(«Гиват, источники и события»), публикация Хакевуца.
Одно из писем Г. Пински, Слоним, 2 мая 1930 года.)

Банк в Ружанах

Сначала это был благотворительный фонд. Любой, кто в этом нуждается, мог получить беспроцентный кредит под обеспечительный залог, а иногда и без него.

Позже был создан банк. Одним из первых основателей был Пепирмахер [Pepirmacher]. Специальный эмиссар из центральных банков в Варшаве проезжал через различные города и создавал филиалы банка. Он также посетил Ружаны и одобрил новый филиал. Брат Пепирмахера Рейвке [Reuvke] был казначеем банка. Шмелке [Shmelke] «Стирс» [Stires ?] был его помощником. Банк был открыт в переулке Шулхауф [Shulhauf Lane] в доме Финкеля [Finkel] пекаря («Der Piaker»). Когда Рейвке покинул Ружаны, казначеем был назначен Яаков Каплан. Он также служил в качестве директора. С тех пор казначеем служил Симха Розеншайн [Simcha Rozenschein]. Его помощником был Яков Ашер Рабинович [Yaakov Asher Rabinowich], а эмиссаром банка был Ицхак [Yitzchak], сын Элиаху Родцки [Eliahu Rodcki], жестянщика.

{121}


Банковский комитет Ружаны
Первый ряд, стоят справа налево: Яков-Ашер Рабинович, Шмуль Гирш Штейн, Яков Каплан, - Яков Мишель Лейб сапожник, Зелиг Рудецкий, Йом-Тов Левиатан, -, - Ицхак Эпштейн, Симча Розенштейн.
Второй ряд: Ицхак Виленский, Йоэль Эпштейн, Мошка Каплан, Мейер Губер, Наум Финеман, Авраам Кацман, Цви Лерман, Мошка Гулдин.

 

Из учредителей банка мы должны упомянуть Мордехая Карпеля, Берля Хвойника, Мошку Михельса, Ахарка Гамермана, Якова Михеля Леба, сапожника и Гершеля Лермана. Позже присоединился Кацман, зять Шерешевского.

Банк приносил большую пользу бедным Ружанам, хотя в первые годы он мог давать только небольшие кредиты. Банк продолжал развиваться после Первой мировой войны, пока не стал достаточно крупным. С экономической депрессией, постигшей Ружаны после рождения Польского государства, банк несколько раз помогал некоторым торговцам и уберег их от банкротства.

Цви Лерман

 

 

Назад Оглавление Далее

 

Яндекс.Метрика