На главную сайта   Все о Ружанах

РОЖАНА: МЕМОРИАЛЬНАЯ КНИГА ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЕ
(Ружаны, Беларусь) 52°52'/ 24°53'

Rozhinoy: sefer zikaron le-kehilat Rozhinoy ve-ha-seviva

Редактор: М. Соколовский, Тель-Авив 1957
Перевод: © А.В.Королёв, 2017

Назад Оглавление Далее

СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ

НАШ ГОРОД:

Наш город Ружинов

Ружанские синагоги

Общественная жизнь в Ружанах

«Такса» (мясной налог, «Коровка»)

Из дней моего детства в Ружанах

НАШ ГОРОД

{60}

Перевод Джерролда Ландау

Наш город Ружаны

 

Наш город Ружаны полностью сохранился в моей памяти, без потерь; и до сих пор стоит перед моими глазами живым и суетным, как это было, когда я его оставил. Непостижимо, что наш город, который собрал целую еврейскую общину, воспитал много поколений, породил сотни и тысячи сыновей и дочерей, отправил многих в разные земли за семь морей и охранял многих из них в их родном месте, внезапно полностью был уничтожен, стерт с лица земли и остался мечтой в сердцах тех, кто знал его в прошлые времена.

Красивые пейзажи

Красота Ружанского ландшафта была известна во всем регионе. При приближении к городу посетитель сразу будет впечатлен Слонимским холмом. На этом холме дорога вьется сверху с холмов между христианским кладбищем с его выделяющимися березами с одной стороны и зеленой долиной Клибнер-Роад с другой стороны. Улица чаровала глаз тех, кто созерцал ее с высокой дороги. Низкие дома, усыпанные многочисленными садами, наполненными фруктами и овощами, были пропитаны зеленым цветом, поднимали головы выбеленных дымарей над скатными крышами. Сожженный замок, расположенный на противоположном холме, вздымался над всем, добавляя дополнительную выразительность к общему виду.

Продолжая свой путь вниз по склону Слонимского холма, приезжий сразу оказывается в центре города. Он видит перед собой широкий рынок с множеством лавок, стоящих прямыми рядами, подобно солдатам во время тренировки. Католическая и православная церкви стояли по обоим сторонам, и их шпили и кресты вздымались вверх.

Шлосс-Гасс считалась главной улицей города. Значимость этой улицы заключалась в том, что она связывала Барановичи с Брестом через Слоним, Ружаны и Пружаны, куда путешественники могли продолжить свой путь по дорогам. Улица эта имела особое значение благодаря своим прекрасным домам и особенно текстильным фабрикам, которые когда-то были сосредоточены на этой улице. Даже после того, как эти фабрики исчезли в пожаре 1915 года, улица эта сохранила прежнее изящество и значение. В субботние вечера, когда люди выходили на вечерний променад, толпы людей выходили на улицу, особенно на участке, простиравшемся от Слоним-роуд до пожарной части и мосту через Канал-Стрим.

Канал-Стрим (Канал Тейхл), который струился в тишине через весь город, добавлял дополнительную грацию этой улице. Этот поток пересекал Шлосс-Гасс и Милнер-Гасс и продолжал свой неторопливый путь через зеленые луга аллеи «с другой стороны реки», пока не впадал в реку Зельву. [В английской версии - Zlabay т.е. Злабай, в версии на иврите - הזלבאי т.е. Зельбай, на самом деле имеется ввиду Зельва, что неправильно, поскольку ручей впадает в Ружанку. Есть одно но... Раннее ручей впадал в реку не по прямой, а где-то за мостом сворачивал на север, пересекал современную ул. Ленина, протекал между Набережной и Луговой и впадал в Ружанку севернее моста через нее.]

Вторая самая важная улица в городе — длинная и широкая Милнер-Гасс.

{61}


Башня Наполеона [גפוליאו] на Лысковских холмах недалеко от Ружан.

 

У этой улицы большие дома были до переулка «другой стороны реки», и с этого места у нее были деревянные дома. Вся улица проходила вдоль реки [точнее - канала], и достигала реки Зельвы, текущей в ее конце. [Не уверен, что правильно перевел это предложение, в английском тексте это звучит так: "If you traverse the entire length of the road, you will reach the Zlabay River flowing at its edge."] Эта река была местом купания горожан в жаркие летние дни. В прошлом, через деревянный мост через реку, можно было добраться до Лысковских гор (это были невысокие холмы, но назывались горами из-за отсутствия гор в регионе). На одном из этих холмов были остатки башни, которая известна как башня Наполеона. Народная традиция утверждает, что Наполеон воздвиг эту башню в качестве наблюдательного пункта в 1812 году, когда он пересекал город по пути в Россию. Возможно, в то время в районе Ружан были бои. [На самом деле, хотя бои недалеко от ружан были, но основные силы Наполеона здесь не проходили. А то, что называют "башней Наполеона", скорее всего дорожная "капличка" (часовня) на старой варшавской дороге (в сторону Лыскова).]

Если повернуть налево от этих Лысковских гор, вы достигнете еврейской колонии Константиново, одного из двух еврейских поселений, которые были основаны вблизи Ружан.

Длинная и широкая улица ведет на север от городского рынка за город. Дома, окруженные деревьями, были по обе стороны этой дороги. По мере продолжения пути, была обширная область, покрытая полями пшеницы. Продолжая этот путь, можно добраться до большого Близненского Леса. С этого момента дорога известна как Близная-Гасс [בליזנויער־גאס]. Этот лес привлекает много поправляющихся летом, размещенных в здании, построенном около Смолярни (место, где из лесных деревьев извлекался скипидар).

Идя на восток от пересечения улиц Шлосс-Гасс и Пружаны-стрит, открывается перспектива на короткую широкую улицу Гостинец. Эта улица ведет к широкой дороге, идущей к другому еврейскому поселку — Павлово, в двух километрах от города.

Синагоги были почти на всех улицах в городе, таких как Гостинец, Милнер-Гасс, Клибнер-Гасс и Канал.

{62}

Однако большинство молитвенных домов в нашем городе были сосредоточены во дворе синагоги, называемом Шуль Хауф.

Оттуда можно было услышать голоса почитателей в Талмуд-Торе, Майер Бэйс Мидраш, Агуде и Техиллиме. До пожара 1895 года там также находились синагога Тейлора и синагога Шива Круим. Большая синагога города находилась в центре всех синагог на Шуль-Хауф, возвышаясь во всем своем великолепии.

Слышал от Иосифа Абрамовича
во время мемориала мученикам Ружаны

Ружанские синагоги

Как уже упоминалось, в нашем городе было значительное количество синагог. Главной была Большая Синагога, возвышавшаяся во всем великолепии на Шуль-Хауф. Она была вновь восстановлена после первого пожара в 1875 году и построена на том же месте, где стояла Большая Синагога, сооруженная в 1657 году в память о двух мучениках.

В последний период Авигдор Михель Голдберг, Моше Зискинг кузнец (ювелир [«Дер-Йовалирар»]) и, может быть, был жив, Абба Левиатан, служили габбаим (попечителями синагоги) в течение последнего периода. Кантор Гершон Каплан проводил службы в особые Субботы и праздники. Эйзенштейн являлся прекрасным чтецом Торы в Субботы.

Рядом с Большой синагогой есть вторая синагога, Меир Бейт Мидраш. Она никогда не была заперта. В течение дня она служила местом молитв для многих членов общины, включая раввина и судью, а также местом учебы для исследовательской группы Талмуда. Ночью он служил общежитием для любого гостя, пожелавшего задержаться. Меир Губер и Нота Лисовицки были габбаимами. Бидл (шамаш) был Лейзер дер Шамаш, один из четырех Лейзер в городе. Трое других были Лейзер Либовицки, образованный еврей; Лейзер Голдин и Лейзер Хачанский. Все они жили долго. Самым большим шутником был Лейзер Либовицки. Он сказал бы: «Человек живет до 70 лет, а затем он рождается вновь, поэтому в 75-летнем возрасте подобен 5-летнему». Еще одно из его высказываний было: «Стол стоит на четырех ногах, а мир — на четырех Лейзер». Когда Лейзер Шамаш мог вот-вот умереть, Лейзер Либошицки пошутил и сказал: «Стол колеблется — мир трясет».

Синагога Техиллим также была расположена на Шуль-Хауф. По большей части там поклонялись ремесленники. Лейб плотник (der Stoliar) был одним из ее лидером на протяжении некоторого времени.

Близлежащее здание Талмуд-Торы служило молитвенным домом, а также учебным заведением. Помимо сравнительно просторных учебных кабинетов, в здании была небольшая комната, в которой жил Аарон Яков Питковски, служивший шамашем в культовом здании, а также учителем первого класса в этом учебном заведении. Он был предан обеим работам.

Двухэтажная синагога Агуда также была расположена в Шуль-Хауф. Голоса мальчиков, повторяющих урок в Гемаре, вырывался из окон второго этажа. Гостевой дом был расположен на первом этаже этого здания. Он был перенесен из Майер Бэйс Мидраша двумя праведными женщинами: Липше, женой Шимона Шоше и Ента Рошкиным. На этом этаже также был дом престарелых.

В переулке «Другая сторона реки» была синагога, название которой было таким же, как и улица. Там молились многие кожевники, которые жили в этом районе вокруг дубильной фабрики Хвойника.

{63}


Южная сторона Майера Бейс Мидраш [Maier Beis Midrash]

 


Впереди - северная сторона Большой синагоги
В стороне - восточная сторона Майера Бейс Мидраш

{64}

Габбаем этой синагоги были Абба Хвойник и Лейзер Сигал.

Синагога Гершонович находилась на Клибнер-стрит. Она была названа в честь потомка одного из мучеников Ружан. Помимо многих Misdnagdim, несколько Хаверим [1] молились там. Габбаем этой синагоги были Гершель Кацзин и Иегошуа Сорока.

Синагога Хайкина возвышалась над Гостинцем. Она была далеко от центра города, и жители этой улицы молились там. Габбаем этой синагоги был Гершон Липовски [в тексте на иврите — ליסבסקי]. В ахимской синагоге на канале была ешива. Габбаим были братья Полаки, откуда он получил свое название. В городе было около десяти хасидов, и они собирались для молитвы в доме одного из них. Таким образом, город был наполнен звуками молитвы из конца в конец.

 

 

Назад Оглавление Далее

 

Яндекс.Метрика