На главную сайта   Все о Ружанах

НИКОЛАЙ РОЗАНОВ

ПРУЖАНСКИЙ ПОВЕТ
(ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК)

ПРУЖАНЫ. 1935.
Перевод © А.В. Королёв, 2016

Назад Оглавление Далее

ГЛАВА II.
До́бра королевские, державы земельные и владения вельможные*.

 

______________________

[* В оригинале звучит так: «Dobra królewskie, dzierżawy ziemskie i prywatne fortuny magnackie». Перевести это дословно достаточно сложно, как сложно без достаточно глубокого изучения разобраться во всей непростой системе собственности старой Польши. В данном случае, по моему мнению, автор разделил все имущество на три категории: 1. имущество, принадлежащее королю (двору, престолу), или «крулевщизна» или «столовое имущество»; 2. имущество, полученное шляхтой (дворянами) на основании актов дарения, владения и т.д., т.е. собственность данная в «держание», как-бы «аренду», данная на определенных условиях или на некий срок, но которую король может вернуть государству при определенных условиях; 3. личная собственность наиболее богатых и знатных семей — вельмож или «фортуны» (в смысле удачные приобретения)].

 

Доходы от так называемых «господарьских» владений [dóbr «hospodarskich», см. трактовку слова «hospodarskich» в «Encyklopedia staropolska»] составляли в Литве с XV века, одну из главных статей доходов великокняжеской казны [skarbu]. К середине XVI века, не было четкого разделения этой собственности на имущества «господарьские» в строгом смысле этого слова (т.е. королевского стола) и земские, принадлежащие государству. Их доходы не были четко разграничены и должны были покрывать потребности как общегосударственные, так и личные великого князя и короля. Первое понятие раздельности королевских столовых владений от государственных (общественных) ввел Сигизмунд Август в 1569-м году; окончательное выделение королевских владений из всех до́бр «господарьских» установил сейм только в 1589 году («Ordinatio o prowentach królewskich»). Владения эти были разбросаны в разных частях Великого княжества Литовского и в течение XV и XVI веков еще более увеличились, либо путем присоединения удельных княжеств, либо как «odumarszczyzny» [наследования от умершего без потомства] в случае угасания того или иного княжеского и боярского рода (как, например, княжество Кобрыньское), и, наконец, (изредка), путем изъятия или покупки земель королем у частных лиц 1).

В первой половине XVI века во время правления Сигизмунда Старого, возникли в Полесье обширные личные {32} владения королевы Боны, обособленные от остальной части добр королевских. Владения эти позднее либо пополнили до́бра королевские столовые, либо перешли в частные руки, путем передачи, продажи или, наконец, залога.

Как уже было отмечено, в общем обзоре истории территории повета, в конце первой половины ХVI века в руках Боны оказались приобретенными обширные пространства, занимающие бо́льшую часть нашего края; земли Добучиньские (т. е. Пружаньские), земли Шерешевские и обширный круг Селецких владений. Район Сельца около 1533 года перешел к королю по наследственному праву после смерти последнего из рода Вештортовичей Гомшеев, король подарил его Боне 2). Земли Шерешевские Бона получила в 1536 году от «войта Берестыцкого» Яна Абрамовича 2), а земли Добучиньские входили в состав владений князей Кобрыньских, которыми Бона завладела в 1532-м году после смерти Станислава Костевича, мужа последней княжны Кобрыньской 3).

Тем не менее, уже в конце XVI века, все эти владения вновь распадаются на три, а затем на четыре группы. Шерешев с окрестностями формирует староство негродове [niegrodowe, см. Староства]; Селецкие владения переходят в частные руки, увеличивая позднее Сапежиньские владения: Пружаньская земля вошла в кобрыньскую королевскую столовую экономию, а из ее части позднее изымается двор Блуденьский с окрестностями, в связи с чем возникает еще одно староство негродове.

Рассмотрим судьбу каждой из этих частей в отдельности.

 

ВЛАДЕНИЯ (ДО́БРА) КОРОЛЕВСКИЕ

Первый акт, которым Пружаньская земля (сформированная из прежних пространств Кобрыньского княжества) рассматривается как экономическое пространство, стала «Ревизия Кобрыньской экономии {33} королевским ревизором Дымитром Сапегой в 1563 году» 4). Из районов нашего современного повета в экономию входил город Добучиньский (современные Пружаны), в котором находилось правление всех Добучиньских земель, а также целый ряд соседних деревень:

 

ТЕРРИТОРИЯ ДВОРА ДОБУЧИНЬСКОГО

 

Фольварк придворный «на Бялоусовщине»
(Бялосовщине),
  земля хорошая.
ВОЙТОВСТВО МИКИТЫЦКОЕ:
Сёла Долге gospodarzy 18    
  Загорье 52    
  Смольники (Смоляны) 47    
  Микитыче (Задворяны) 54    
ВОЙТОВСТВО ЛИНОВСКОЕ:
Сёла Слонимце gospodarzy 39    
  Городняны ?    
  Линово 43    
  Ольшаница (Ольшаны) 44    
  Мощона (Заневиче) 7    
  Обчое (Обеч) 20    
ВОЙТОВСТВО ЧАХЕЦКОЕ:
Сёла Чахчи (Чахец) gospodarzy 41 земля «плохая»
  Осовая (Коцелки?) 33 ?
  Шубиче 29 «плохая»
  Орабники 61 средняя
  Лсняне (Зарече?) 22 «плохая»
ВОЙТОВСТВО ЯКОВЧИЦКОЕ:
Сёла Яковчиче (Яковиче) gospodarzy 46 «плохая»
  Поросляны 53 средняя
  Жадзены 27
  Лежайско (Лежайка) 30
  Добучин 5) 39 «плохая»

{34}

 

ТЕРРИТОРИЯ ДВОРА БЛУДЕНЬСКОГО

 

ВОЙТОВСТВО МАЛЕЦКОЕ:
Сёла Малець земля средняя
  Подогородцы (?) «плохая»
  Павловиче
  Залуже
  Подкрайце «архиплохая»
  Грыцевиче «плохая»
  Постолово средняя
  Подолшанец (?) «плохая»
  Вощанка «архиплохая»
  Стрыевиче (?) «плохая»
ВОЙТОВСТВО КОБАЦКОЕ:
Сёла Кобаки средняя
  Созоновиче (?) «архиплохая»
  Дубовы Хлев (?) средняя
  Парчвеновиче (Ревейки?) «архиплохая»
  Лукомер «плохая»
  Соснувка
  Олечновице
  Пещанка «архиплохая»
ВОЙТОВСТВО БЛУДЕНЬСКОЕ:
Сёла Уколки (Колки)
  Блудень Вельки средняя
  Блудень Малы «плохая»
  Тичновиче (Тычны)
  Горче средняя
  Ревятиче «плохая»
  Соболе «архиплохая»
  Голице
  Бармутовиче (Бармуты)
  Карпесцы (Карпише)

 

Кроме того, в данном районе, лежали господарьские сёла двора Кобрыньского, войтовства Шерешевского:

Село Щершеево (Щершево) 6) и село Кобцево (Поддубное?) над болотом «Подупеньским».

За пределами города Добучиньского были королевские водяные мельницы: на Винцве (Виньце) на тракте Селецком (Где теперь Винец), около села Постолово и в Ревятычах. {35}

Далее на юг лежал огромная королевская Кобрыньская пуща, протянувшуюся с юго-востока на северо-запад; ее северная граница проходила по линии, начинавшейся от сёл Геленово — Ястреб — Соболе — Горск — Обеч — Заневиче — Ораньчице — Чахец — Коцелки — Зарече — Гыдры. На просторах этой пущи процесс основания поселений только зарождался.

Королева Анна Ягеллонка, дочь Боны,
дала г.Пружане магдебургское право
в 1588-м году..

Уже в период 1563-1597 гг. состав экономии значительно меняется. В 1597 году 7) не входит уже в экономию целый ряд сёл {36} блуденьского двора из которых образуется особая Блуденьская держава [dzierżawa Błudeńska], названная староством Блуденьским. В 1590 году она предоставляется королевой Анной Ягелонкой канцлеру Великому Литовскому Льву Сапеге 8). Кроме того, из прежних сёл не входят в состав экономии сёла Долге, Шубиче, Коцёлки и Чахец; последние два села, в качестве сёл экономии снова повторяются в актах ревизии Экономии в 1783 году. Кроме того, возникают новые поселения: село Бялосовщина (Огродники?) и село Жабин, расположенные в Кобрыньской пуще. Кроме того, создается новый фольварк Чахецкий с 3 волоками «на лесничество» и «обучение урядников». К до́брам королевским относятся также пущи Кобрыньская и Беловежская 9), в то время как в последней появляются так называемые сёла «осочные» [wsie «osoczne»]. Эти сёла подробно упомянуты в Ординации королевских пущ 1641 года 10). Это Фалово (Хвалово), Клетне, а также сёла, предназначенные для работ на полях и сеножатях в пределах пущи: Гала (Галены), Радецка Воля (Радецк) 11). В то же время, впервые мы встречаем в составе экономии вновь образованный фольварк «Сухополе» (20 волоков).

Более подробные данные о до́брах королевских в наших краях дает нам ревизия Бреско-Кобрыньской экономии от 1783-го года 12). В это время, фигурирует уже разделение на губернии [gubernje] и ключи [klucze] вместо прежнего деления экономии на поместья [włości] и войтовства [wójtostwa] .

Давний край Пружаньский носит название губернии Пружаньской. В ее состав входят:

КЛЮЧ ПРУЖАНЬСКИЙ с авульсом Бялосовщизна: город Пружана, сёла Яковиче, Арабники, Поросляны, Добучин, {37} Огродники, Бучуны (Бузуны?), Жадзены i Лежайка.

КЛЮЧ ЛИНОВСКИЙ с авульсом Микитыче и Городняны (Изабелин?): сёла Линово, Городняны, Слонимце, Воротне, Заневиче, Обеч, Смоляны, Захорье, Подвиньче (Винец?), Ольшаны, Михалки, Борки, Пески.

КЛЮЧ ЧАХЕЦКИЙ: сёла Чахец, Клетне, Шене, Засимы, Шакуны, Коцелки, Подельсна (Зарече?).

КЛЮЧ СУХОПОЛЬСКИЙ с авульсом Немера: сёла Сухопол, Чвалово, Крыница, Раубецк, Прыколесье, Галены, Клетне, Радецк, Борки и находящиеся за пределами границы повета сёла Цикховоля, Тушомла, Бабья Гура, Яловники.

КЛЮЧ ГОРОДЕЧНЯНЬСКИЙ с авульсом Зарече (?), сёла Соснувка, Чарки, Жабин, Замлынье (Либья?), Поддубне с селом Коляды (?), Шерешево с селом Клуки и Пискоры (?) а также охотничьем поселением Щербы.

_______________

[klucz — группа поместий, фольварков, находящихся под единным управлением.

awuls — авульс — старое название фольварка без крестьян либо земли, незаконно оторванных от имения. Позднее авульсом стали называть все обособленные участки земли, например, отделенные изменением русла реки. В соответствии с законодательством Речи Посполитой образованные в таком случае острова на королевских или общественных реках также считались общественной собственностью.]

Кроме того, из губернии Милейчицкой, Дабровицкого ключа лежали на территории теперешнего нашего края королевские сёла Дворце, Гыдры, Дядувка и фольварк Залавье с селом Грудовики.

Вместо первоначального непосредственного правления до́брами экономии королевскими администраторами, начиная уже с конца XVI века начинает постепенно применяться все шире система управителей [system dzierżawny — от «держание», как непожизненное владение]. Эта система весьма негативно влияет на хозяйственное состоянии экономии. В до́брах королевских в нашем крае также видим целый ряд часто меняющихся державцов [dzierżawca]: в 1622 году , Ярош Воллович староста Жмудский 13), в 1655 году Жозеф Богуслав Слушко кастелян Виленский 14), чуть позднее Карол Графф-Седлницкий воевода Подляский, в 1742 году Ержи Дехтлоф кн. Флемминг 14) ген. арт. Лит. и староста Шерешевский, который даже потом еще в 1763-м году становится несколько раз державцем добр столовых 15). И, наконец, в конце {38} XVIII века в ключе Сухопольском вступает в качестве державца знаменитый Тызенгауз. Выше мы указали только известных нам лиц; должно было их быть значительно больше, поскольку договоры держания вводилось на сроки, часто очень короткие, иногда лишь только на 3 года, что еще больше способствовало разорению земледельческих хозяйств.

Не только вопрос удобства для короля мог быть причиной такой системы державцев. Это могло быть вызвано опустошением и уничтожением добр королевских в XVII веке из-за почти постоянно продолжающихся перемещений и постоя неприятельских войск, да и своих собственных, а также войн, происходящих в этом краю. Восстановление опустошенных добр заново, собственными силами, требовало от королевской казны больших денежных средств; чаще всего это было вообще невозможно; система державцев была проще и удобнее.

Кроме системы отдания в держание целых пространств экономии мы встречаем случаи (частые, вероятно: передачи королем разным людям («donatarjuszom») [donatarjusz — облагодетельствованный королевской милостью] различных привилегий для пользования отдельными хозяйственными объектами, расположенными в зоне экономии 16). И к тому же еще с древних времен, практикуется дача привилегий местной шляхте т. н. «уступы» [«wstępy»] и «входы» [«wchody»] в Кобрыньскую и Беловежскую королевскую пущи.

До́бра королевские перестали существовать вместе в III-им разделом Польши. Они были конфискованы российскими властями. Часть добр Пружаньской губернии Екатерина II отдала своему фавориту Румянцеву, который вскоре продал их в польские частные руки. Ограничений в отношении {39} покупки земли лицами польской национальности тогда еще не было. Ключ Линовский приобрел Требицкий вместе с сёлами Городняны, Слонимцы, Ольшаны, Загорье, Смоляны, Воротне, Заневичи и Обче. Ключ Пружаньский (список сёл неизвестен) с «Губернией» (центром) приобрел Ягмин. Последующие данные свидетельствуют о том, что все фольварки бывшей экономии были раскуплены частными лицами. Дальнейшая судьба их связана уже с историей частной польской собственности. Другие объекты добр экономиии, прежде всего пущи и некоторые из сёл, перешли в российскую казну. Эти сёла фигурируют в позднейших актах XIX века как «казенные сёла».

 

Староства негродовые и державы земские [помещичьи]

Под названием староств выступали у нас в повете в разное время до́бра Шерешевские, Блуденьские и Ревятицкие. Самое раннее, уже в середине XVI века, это название находим в отношении к до́брам Шерешевским 17). Территория Шерешевских земель, как расположенная на одном из старейших торговых путей, связывающих Литву с Россией (Брест — Каменец — Шерешов — В. Село — Новы-Двур — Волковыск — Вильно) появляется на исторической арене раньше, чем в других частях повета.

Первое упоминание о Шерешевских землях, как об некоем обособленном пространстве, мы встречаем уже в 1380 году, когда В. Кн. Витольд передал «село Шерешево во державе Каменецкой лежащее, со всеми пожитками» Миколаю {40} Нассуце-Шемпарту 18). В конце XV века Шерешув получает Ян Юрьевич Заберезиньский, воевода Троцкий, в результате брака с Ядвигой Нассутовной; на дочери от этого брака женится Юрий Илинич. После смерти Илинича Шерешув переходит к нескольким наследникам, между которыми происходят споры за обладание землями; земля эта затем разделена на несколько частей. Эти части удается собрать в одних руках Яну Абрамовичу «Войту Берестицкому» (Брестскому), женившемуся на дочери Илинича. Ему это удается, но ненадолго. Оказавшись в долгах, продает в 1536 году до́бра королеве Боне, которая в 1537 году назначает своим наместником в Шерешеве Павла Шымковича Гедройца 19). В 1565-1567 годы Шерешув передан в державу Каленицкому — Тышкевичу, а в 1569 году король Сигизмунд Август издает привилей на Шерешув Ярошу Кречковскому записывая ему на Старостве сумму 15.000 злотых, таким образом пустив Староство в залог на эту сумму. С тех пор эта сумма определяет судьбу добр Шерешевских, которые становятся почти наследственными владениями старост Нассуце-Шемпартов.

В качестве последующих старост Шерешевских известны: в 1574-м году Миколай Дорогостайский стольник Литовский, затем его сын Кжиштоф Монвид Дорогостайский воевода Полоцкий и маршалок великий Литовский (1611) 20). В 1615-м году, после Дорогостайских, староство Сигизмундом III-им отдано Льву Сапеге, канцлеру В. Кн. Лит. 21) В 1668-м году Теодора Сапежанка Нарушевич уступит свое пожизненное владение на староство придворному подкоморному Ержи Доенхоффу 22), позднее канцлеру В. Кн. В 1679-м году видим на старостве Кшиштофа Киршенштейна; вслед за ним, каким образом нам неизвестно, староство получает около 1744 года знаменитый Ержи Флемминг, генерал артиллерии и подскарбий В. Кн. Лит. Путем выдачи дочери Флемминга, Изабеллы, староство переходит во владение {41} кн. Адаму Чарторыйскому, генералу Подольских земель; его сын кн. Адам становится последним старостой Шерешевским.

 

Назад Оглавление Далее
 

Яндекс.Метрика