На главную сайта   Все о Ружанах
 

МИНИСТЕРСТВО КУЛЬТУРЫ БССР

БЕЛОРУССКИЙ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННЫЙ ИНСТИТУТ ПО РАЗРАБОТКЕ ПРОЕКТНОЙ ДОКУМЕНТАЦИИ ДЛЯ РЕСТАВРАЦИИ ПАМЯТНИКОВ ИСТОРИИ И КУЛЬТУРЫ „БЕЛСПЕЦПРОЕКТРЕСТАВРАЦИЯ"

БЕЛОРУССКИЙ РЕСТАВРАЦИОННО-ПРОЕКТНЫЙ ИНСТИТУТ

Памятник архитектуры XVI — XVIII вв.
Дворцовый ансамбль в г.п. Ружанах
Пружанского р-на Брестской области

КОМПЛЕКСНЫЕ НАУЧНЫЕ ИЗЫСКАНИЯ

01.01.03.КНИ ИСТОРИКО-АРХИВНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО АНСАМБЛЮ

Гл. инженер института   A.Пенькевич
Начальник ОИИ   Р. Боровой
Ведущий искусствовед   B.Калнин
Объект № 45/70   инв. № 52

Минск 1991

 

* * *

Смотрите также журнал «Береза Картузская»

Из фондов музея-усадьбы
«Пружанскі палацык»

Спасибо Юрию Зялевичу.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Состав комплексных научных изысканий

1. Историко-архитектурная записка

1.1. Введение

1.2. Краткий обзор источников

1.3. Первоначальные сведения о Ружанах

1.4. Закладка дворцового ансамбля

1.5. События до нач. XVIII в.; описание дворца 1728 г.

1.6. Перестройка середины XVIII в.

1.7. Переход владения к Александру Сапеге

1.8. Датировка последней перестройки

1.9. Перестройка ансамбля 1770–80-х г.г.

1.10. Франтишек Сапега, упадок резиденции

1.11. Евстафий Сапега, конфискация 1832 г.

1.12. Сведения XIX в.

1.13. События XX в.

2. Архитектурно-исторический анализ иконографии

2.1. Ансамбль в целом

2.2. Главный корпус

2.2.1. Планы

2.2.2. Фасады

2.2.3. Окна

2.2.4. Интерьеры, камины

2.2.5. Двери

2.3. Аркада

2.4. Боковые флигеля

2.5. Юго-восточная брама

3. Приложение

3.1. Инвентарь 1728 г.

3.2. Выписки из расходов 1772–79 г.г.

3.3. Описание 1793 г.

3.4. Описание необходимых фабрик, 1795 г.

3.5. Сведения о древних сооружениях, 1914 г.

3.6. Воспоминания Я.Охрамовича

4. Библиография

* * *

 

СОСТАВ КОМПЛЕКСНЫХ НАУЧНЫХ ИЗЫСКАНИЙ
/исторические исследования/:

Том 01.01.01. Историко-архивные и библиографические изыскания по южному корпусу, 1990 г.

Том 01.01.02. Историко-иконографические материалы, 1991 г.

Том 01.01.03. Историко-архивные исследования по ансамблю, 1991 г.

* * *

 

1. ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНАЯ ЗАПИСКА

1.1. Введение

Настоящая записке является частью комплексного историко-архитектурного исследования памятника архитектуры XVI–XVIII в.в. – дворцового ансамбля в Ружанах. Первая часть, выполненная ранее, относится к южному корпусу ансамбля (01.01.КНИ, БРПИ, Минск, 1990 г.). В этой же части изложены общие исторические сведения по всему ансамблю (там же, с.3–5), которые в данной работе не повторяются.

Вторая часть, представляющая собой альбом историко-иконографических материалов. выпущен в начале этого года (01.01. 02. КНИ, БРПИ, Минск, 1991 г.).

В данной записке наиболее полно изложены исторические сведения по формированию ансамбля и отдельных его построек, перестройки и преобразования ансамбля вплоть до наших дней. В этой же записке дан широкий комментарий по исторической иконографии. Фотографии памятника и его элементов, выполненные в последние 10–20 лет, также отнесены к историческим, поскольку постоянной консервации здесь не проводилось и памятник постоянно разрушается.

Выписки из архивных материалов до XIX в. – и некоторых литературных источников, написанных в оригинале на польском языке, переведены на русский Калниным В.В. Основные документы вынесены в раздел 3 «Приложения», комментарии к ним и другие выписки размещены в тексте по соответствующим главам.

Все ссылки в тексте даны в скобках, причем первая цифра обозначает позицию в разделе 4. «Библиография», вторая после двоеточия: – страницу или лист в указанном источнике.

Раздел 4. «Библиография» составлен как на литературные, так и на архивные источники. Библиография и зашифровка ссылок по тексту выполнена Матусевич Л.П.

Архитектурно-стилевой анализ по отдельным постройкам ансамбля затруднен ввиду целостности объекта и его многократных стилевых преобразований, полностью изменявших внешний облик памятника. Поэтому данный анализ введен в основной текст записки по соответствующим главам. Материал по аналогам помещен в раздел 2. «Комментарии по иконографии».

 

1.2. Краткий обзор источников.

Литературные источники, касающиеся непосредственно архитектуры как всего ансамбля, так и Главного корпуса, немногочисленны. В основном в них кратко анализировались чертежи комплекса, составленные в XVIII веке и хранящиеся в Варшаве (4; 8). Исследования В.А.Чантурия (5:27, 39–44) имеют описательный характер и интересны с точки зрения фиксации памятника на 40–50-е годы нашего столетия. Из печатных работ в данной исторической справке использованы работы, посвященные семейству Сапегов и имеющие исторические данные по Ружанам. Сведения, почерпнутые из упомянутых работ, имеют отрывочный характер и служат дополнением к проработанным архивным документам. (3; 7; 21; 23; 24).

Основные архивные материалы получены из исторического архива г.Минска, библиотеки Вильнюсского университета и библиотеки Варшавского университета, Использованы также материалы архива Белрестпроекта. Ценный иконографический материал получен в Институте искусств Польской Академии Наук в Варшаве, а также в самих Ружанах, у местного краеведа Ю.С.Малишевского.

 

1.3. Первоначальные сведения о Ружанах

Первое документальное упоминание Ружан встречается в грамоте польского короля Сигизмунда-Августа (он же был и Великим князем литовским), Грамота была выдана 23 декабря 1552 г. в Вильно на старобелорусском языке старосте Минскому и Волковыскому Василию Тышкевичу. По этой грамоте В.Тышкевичу определялись во владение имения Лососин, Байкевичи, Белавичи и город Ружана (31: 23-об.).

Ряд литературных источников XIX века сообщают о пребывании польского короля Сигизмунда I Старого (1467–1548, король с 1506г.) в Ружанах в гостях у подляшского воеводы Ивана Сапеги (1450–1517 или 1519), королевского секретаря. Во время этого приема гостеприимный хозяин приказал вынести к столу семейную реликвию – кубок великолепной работы, чтобы выпить за здравие короля. (7:691; 23, т.2:24; 24:852; 25:57). Эта же версия о пребывании в Ружанах короля Сигизмунда I Старого была повторена в популярном издании по Слонимщине С.Лерентца в 1933 г. (15:26). Исходя из биографических данных короля и его секретаря можно предположить, что упомянутая история с кубком происходила между 1506 и 1519 годами. Однако нет никаких данных о том, что Сапеги владели в это время Ружанами. Первый документ, в котором Сапеги упомянуты как владельцы Ружан, относится к 1598 году. 10 января этого года в Слонимском суде была подписана квитанционная запись, подтверждающая покупку Львом Сапегой «место Рожаную», и право полного владения им. (32: 3–4).

Мы еще вернемся к этому документу, но сейчас важно установить, что Иван Сапега в начале XVI века не мог принимать польского короля в Ружанах. Ошибка польских историков XIX веке произошла из-за неправильного прочтения исходной информации, на которую все они ссылаются. В конце XVIII века биограф Сапегов ксенз Когновицкий работал в Ружанах и издал трехтомную монографию по этому семейству, В 3-м томе при описании посещения королем Владиславом IV ружанского замка в 1644 г. был упомянут «кубок Ивана», как память о первом королевском визите в дом Сапегов в начале XVI века. Тот, первый, прием короля происходил в Кодене под Брестом, а «кубок Ивана», как семейная реликвия, продолжительное время хранился в Ружанах. (13, т.3: 98).

О Ружанах XVI века известно очень мало. В 1568 г. владелец Ружан Василий Тышкевич (в документах подписывался именем Тышко) записывает на ружанскую церковь Петра и Павла одну волоку в деревне Байки (1: 201–202), а в 1572 г. «пани Тышкевичова записывает плац Евашовщина в месте Рожаной расположенного на нужды священника» (1: 202). Как свидетельствуют церковные документы, опубликованные в 1867 г. в Археографическом сборнике «нет известий, когда конвент наш Базилианский был основан (имеется ввиду церковь Петра и Павла, переданная после Брестской церковной унии Базилианскому ордену – В.К.)..., объяснить этого нельзя, поскольку или права погибли, или этот кляштор существовал только на благодеяния фундатора, а не на законных правах» (1:203). В 1596 году в Ружанах был основан Александрой Язловецкой из дома Тышкевичей приходской костел (27:1), Таким образом, к концу XVI века Ружаны имели два храма и назывались «местом» (городом),

10 января 1598 года Ружаны приобретает канцлер Великого Княжества Литовского Лев Сапега. За приобретение было уплачено две тысячи двадцать коп грошей литовских. В упомянутой выше квитанционной записи Слонимского суда указана величина покупки: «Имение Лососиную, место Рожаную з восьми млынами и к тому з дворцом Сидоровским с пашнею того дворца, селы, людьми и зо всими пожитками того имения своего Лососинского» (32:3). Деревня Лососин и сейчас существует в восьми километрах от Ружан, местность под названием Сидоровское или Сидоровщина по современным и старым планам не обнаружена. Кроме того, сейчас трудно определить, что имелось ввиду под названием «дворец». Дополнительной информации по «дворцу» не найдено, можно предположить, что имелся ввиду господский дом.

 

1.4. Закладка дворцового ансамбля.

Новый владелец Ружан Лев Сапега к 1598 году был значительной личностью в Речи Посполитой. Лев Иванович Сапега родился в 1557 году, в семье воеводы Подляжского, в шестилетнем возрасте был отправлен в Несвиж, где учился в частной школе при дворе Радзивилла Чорного: одного из ведущих покровителей просвещенной реформации Великого княжества Литовского. В 1570 году Лев Сапега продолжил учебу в Лейпциге.

В 1576 году по рекомендации Радзивилла Рыжего Сапега был определен при дворе короля Стефана Батория. Уже в молодые годы Сапега проявил великолепное знание юриспруденции. Кроме того, он участвовал в военных действиях с Московией и был отмечен в битвах под Великими Луками, Заволочью и при осаде Пскова в 1579 году. В 1581 году Лев Сапега принял деятельное участие в создании трибунала Великого княжества Литовского – высшей судебной инстанции одной из частей Речи Посполитой. В 1584 году Сапега возглавил посольство в Москву, которое завершилось десятилетним перемирием.

В 1585 году за проявленные заслуги Сапега получает должность подканцлера литовского. В этом же году он участвует в разделе наследных имений с братьями и сестрами. Ему достаются владения под Витебском, Оршей и Браславом. Кроме того, он получает от короля в пожизненную аренду Слонимское староство. В 1586 году Лев Сапега женится на Дороте из дома Фирлеев, вместе с которой в список его владений входит Мендзыжече, расположенное в Малопольше.

В 1588 году под редакцией и с предисловием Льва Сапеги на старобелорусском языке был издан в Вильне Статут Великого княжества Литовского. Этот один из совершеннейших сводов законов тогдашней Европы имел юридическую силу на наших землях вплоть до 1840 года.

В том же 1588 году Сапега переходит на католицизм, а через год получает должность канцлера Великого княжества Литовского, т.е. становится вторым лицом после короля на территории княжества. В его владении находится вся финансовая и правовая политика федеративного государства. Иногда, при отсутствии наличных денег в казне, канцлеру приходилось покрывать государственные расходы за свой счет. Хотя такие расходы впоследствии компенсировались путем прямого перевода денег или за счет дарений и аренд, такая финансовая практика заставляла иметь собственную казну. Очевидно, это обстоятельство заставило Льва Сапегу искать место среди своих владений для устройства надежного хранилища казны, а также государственных документов и обширной библиотеки, необходимых для ведения государственных дел. Собственные владения, расположенные на северо-востоке княжества, находились в непосредственной близости с землями Московии и Ливонии, за которую уже на протяжении более двадцати лет велась ожесточенная борьба между Московской Русью, Речью Посполитой и Швецией, очевидно, данные обстоятельства способствовали впоследствии выбору главной резиденции Льва Сапеги в Ружанах.

В 1591 году умерла жена Сапеги Дорота, оставив малолетнего сына Яна. В 1599 году, т.е. через год после приобретения Ружан, Лев Сапега женится вторично на дочери своего ближайшего покровителя и друга Николая Радзивилла «Перуна» шестнадцатилетней Гальшке.

В Ружанах Сапега останавливался эпизодически, поскольку до конца своей жизни не прекращал активную государственную деятельность и постоянно находился в разъездах. Так, в 1600 году он снова возглавляет посольство в Москву, в 1609 году на Варшавском сейме выступает за начало новой войны с Россией, в 1618 году принимает непосредственное участие в очередном московском походе, в 1624 году возглавляет судебную расправу над витеблянами, убившими униацкого епископа И.Кунцевича, в 1625–29г.г. участвует в войне со шведами, будучи уже гетманом литовским. Умер Лев Сапега в 1633 году в Вильне.

О сроках строительства ружанского дворца Сапегов можно судить лишь по косвенным сообщениям. Никаких описаний за весь XVII век по дворцу не сохранилось. Не известно также имя его архитектора. Сохранились отрывочные экономические записи по ружанскому владению, разрозненные еще в начале XIX века во время конфискации сапежинских владений и хранящиеся ныне в архивах Минска, Вильнюса, Гродно и др.городов.

Самые первые из ружанских записей относятся к 1602 году, В них отмечены многие строительные работы, чаще всего без указания конкретного места, но в пределах ружанского владения (кроме Ружан встречаются названия Альба, Лососин, Сидоровщина, фольварок Коссово, Байки, Белавичи, Старое Село и т.д,). Непосредственно по Ружанам было уплачено «Петру мельнику за выполнение плотины на большом Ружанском пруду – 11 коп.» (51:17об.), «Муляру, который должен муровать костел – 50–48 коп.» (51:18), «Маркевичу грабарю за обсыпку Ружанских плотин и другие работы – 21 копа,... Урбану грабарю за выкопку лабиринта в Ружанском саду – 4 копы, ... Гутырке плотнику за устройства погреба для зелья в Ружанском саду и за ворота там же – 59 грошей» (51:23об).

Очевидно, в 1602 году велись в основном земляные работы по прудам и парку при будущем дворце. Возможно, уже в это время существовал в Ружанах временный господский дом, скорее всего деревянный. На существование подобной постройки указывает корреспонденция Льва Сапеги, отправленная им из Ружан уже в сентябре 1598 года (6:195–196). Кроме того, из экономических записей 1602 года узнаем, что в Ружанах ночевал гетман коронный и польный Ян Замойский, направляясь домой из Ливонии (54:24). В то время Замойский был второй величиной после короля и в неприспособленном месте вряд ли бы остановился.

Из экономических записей 1605 года приблизительно выявляется структура усадьбы Сапегов в Ружанах. Так, в это время производились выплаты «Яну плотнику за кухонный дом, ... Карпику плотнику за дом средний и Домик малый, ... Никифору землекопу за засыпку всех Домов, ему же за обсыпку рва около старой цегельни и за две ямы при новой цегельне, Мацкевичу землекопу за засыпку рва в Саду, ... Ивану слесарю ружанскому за клямки, прутки, завески и другие работы». (39:64). «Печнику Егерницкому за обмазку коморы в Саду и установку печей в Домах..., при освящении Дома на хлеб ..., стекольщику самвторому Виленскому за 22 недели ..., стекольщику ружанскому Шмойлю за работу ..., Богданку муляру за трубы Большого Дома...» (39:64об.). «Муляру за трубу на ружанской кухне..., тому же за трубы в Среднем Доме ...» (39:66). «Юрку муляру за выполнение двух труб в Гостином доме и за большую кухонную трубу ..., землекопам за насыпку земли в том же доме наверху и внизу ..., Степану и Богдану за две трубы в комнате Его Мсти и поправку других ..., Карпику плотнику ... за доделки в Гостинном доме...» (59:2). «Амброжию плотнику за делание комор в доме Его кн. Мсти ...» (59:4об.).

Таким образом, в самом начале XVI века в Ружанах ведется активное строительство. Кроме каменного костела в городе (о нем документальные свидетельства нами опущены – В.К.), на господском дворе возводились 3 дома (Большой, Средний и Малый), дом Гостиный, кухня и ряд хозяйственных построек. Материал, из которого сооружались стены, не указан, но есть сообщение о ремонте старой и постройке новой цегелен, что свидетельствует о большой потребности в кирпиче. В это же время проводятся крупные работы в саду (копка канав и прудов, сооружение садовых построек).

Из письме Льва Сапеги жене, написанного за несколько дней до Рождества 1606 г. в Ружанах, видно, что здесь он задержался на охоте и к празднику обещает вернуться. Значит, дом где жила семья, находился не в Ружанах (прямой адресовки в письме нет), но Сапега с удовольствием сюда наведывался. (6:506). Из литературных источников мы узнаем, что 10 августа 1607 года в Ружанах у Сапегов родился сын Кшиштоф Николай (13, т.3:206; 23:11).

Следующие записи по Ружанской экономии, произведенные в 1611 году, косвенно указывают на завершение работ по дворцу. По строительным работам имеются записи расхода железа, среди них на завесы для амбара, конюшни, кухни и садовых построек («на защепки к саду за домами и конюшней» – 57:15об), т.е. не для дворца. Однако, здесь же отмечены денежные расходы художнику за две картины-образа святых Михаила и Габриэля, а также за поновление пяти картин, привезенных из Коденя – сапежинского владения под Брестом (57:4об). Имеется также запись расходов, связанных с пребыванием в Ружанах московских послов (напитки, посуда, свечи – 57:6).

В литературных источниках XIX века сообщается о пребывании в Ружанах королевича Владислава в августе 1617 года. Пребывание связано с новым походом на Москву (7:691; 23,т.1,с:171). Никаких подробностей пребывания в Ружанах высокого гостя, кроме «богатого угощения», не сообщается.

 

1.5. События до нач. XVIII века, описание дворца 1728 г.

После смерти Льва Сапеги в 1633 году Ружаны переходят согласно завещания к его старшему сыну Яну (23,т.1:401–402). Через два года умирает Ян и все владения отца переходят в руки Казимира Леона, третьего сына Льва Сапеги (второй сын Кшиштоф Николай умер еще в 1531 г.), (23,т.11:11). Казимир Леон Сапега, маршалок и подканцлер литовский, известен как основатель монастыря картузианцев в Березе и создатель кафедры права в Виленском университете. В 1644 году он устроил в Ружанах пышный прием польскому королю Владиславу IV и его супруге Цицилии-Ренате. Пребывание короля в Ружанах началось 10 января и продолжалось девять дней. Этот прием был описан в мемуарах свидетеля события канцлера литовского Альбрехта Станислава Радзивилла (7:692–693). В честь пребывания королевской четы в ружанском дворце была установлена доска из черного мрамора с позолоченной надписью:

«Vladislaus IV et Caecilia Regina quatuor dierum grabosissimi hospiles Rozanae praesentia et Humanitate Regia has aedes illuslrarunt MDCXLIV Januarii X». (7:693).

Мраморная плита с надписью в честь пребывания в Ружанах королевской четы в 1644 г. была установлена во дворце над дверями большого зала (20:24–25, ссылка не Когновицкого).

В 1656 году во время русско-польской войны, когда войска царя Алексея Михайловича приближались к Вильне, из виленского кафедрального собора в ружанский дворец были перевезены мощи св.Казимира и хранились здесь до конца войны. В честь этого во дворце также была установлена мраморная доска с надписью:

«Divo Casimiro sacrum» (7:693).

Текст упомянутых плит был записан и опубликован биографом Сапегов Когновицким, который работал в ружанском архиве в конце XVIII веке (13,т.III:98).

Ко времени владения Ружанами Казимира Леона относится предоставление городу Магдебургского права и присвоение ему герба с изображением «св.Казимира, патрона Великого княжества Литовского по середине венка из роз» (43:1). Грамота была подписана королем 20 июня 1637 года.

Со времени владения Ружанами Казимира Леона сохранились расходные экономические записи, где за 1648–49 г.г. упоминаются работы по дворцу: «Для ремонта окон в ружанском дворе как в каменном, так и в деревянном домах в разное время от ветра и в бытность Его Мсти побитых стекольщик выработал 15 снопов стекла» (39:26); «Каменщику, который в комнатах Его Мсти пол выкладывал – 3 фасы зерна; по записке Его Мсти Христофору Псарку, который смотрит за Зверинцем под двором – 1 фасу» (39:7об., 8); «По записке Его Мсти Даниэлю художнику за выполнение трех контрфетов и окончание структуры в комнате Его Мсти – 200 зл., по записке того же на четыре картины в комнату Его Мсти взято полотна под живопись 24 локтя» (39:58об. , 59); «К новым шкафам, поставленным в библиотеке, Селюк коваль сделал 23 пары завесок, 5 замочков, 6 колец, 1 крючок» (39:60). Очевидно, в это время производились текущие ремонтные работы и переоборудование некоторых комнат дворца. Следует отметить структурные изменения в дворцовом комплексе: вместо трех «домов» в начале века сейчас перечислено два, каменный и деревянный.

В 1656 году Казимир Леон Сапега умер. По завещанию ружанская библиотека была передана Виленской Академии (25:64). Сами Ружаны переходят во владение Павла Яна Сапеги, воеводы витебского и гетмана литовского (10).

Павел Ян (1610–1665 г.г.), сын Яна Петра, старосты усвятского, отличился е войнах, оказался в конфликте с королем и в конце жизни политическими делами не занимался. После получения Ружан часто в них бывал, здесь же и умер (9:354). В своем завещании он распорядился отдать на переплавку для колоколов виленского костела св.Казимира бронзовые пушки со своей каменицы в Вильне и замка в Ружанах (23,т.II:86).

По завещанию Павла Яна Ружаны перешли на младшего сына Леона Базылия (1660–1686). Поскольку в 1665 году Леону Базылию было всего пять лет, отец перед смертью поручил его матери опеку над наследной частью сына. В 1677 году молодой Леон Сапега уже сам распоряжался своими владениями (23,т.III:19). И все же полной власти в своих имениях Леон, очевидно, не имел. Скорее всего, что опекунство от матери перешло на старшего брата Казимира Яна. В 1678 году полоцкий воевода Казимир Ян был назначен в московское посольство, возглавленное князем Михаилом Чарторыским. Это посольство было описано в мемуарах чеха Бернарда Теннера, изданных в Нюренберге в 1689 году на латинском языке. В них сообщается довольно подробно о приеме, который устроил для Чарторыского Казимир Ян Сапега в Ружанах с 20 февраля по 4 марта 1678 года (23, т.II:166).

После смерти брата Леона в 1686 году Ружаны попадают в полное владение Казимира Павла Яна (в некоторых источниках Казимир Павел или Казимир Ян), к этому времени уже гетмана литовского. Казимир Ян Сапега прожил долгую, полную бурными событиями, жизнь (1637–1720г.г.). Пик его деятельности приходится на период воин и междоусобиц, ослаблявших Реч Посполитую. В последнее десятилетие XVII в. он находился в оппозиции королевской власти и возглавил шляхецкое движение за самостоятельность Литвы под гербом Сапегов. (23,т.II:158; 11:329; 12:637).

Антисапежинская конфедерация шляхты объявила войну оппозиции и разоряла все сапежинские владения на протяжения трех лет (1696–1699). В 1698 году был опустошен ружанский дворец (7:694). После битвы под Окельниками, где была разгромлена сапежинская коалиция, варварски был убит сын Казимира Яна Михаил, Отец ушел к шведам. (10:240–242). Карл XII, который во время похода из Литвы на Волынь останавливался в Ружанах, нашел город и замок полностью опустошенными войсками антисапежинских конфедератов, жителей в городе не было (7:694; ссылка на Альдерфельда, II, 576, автор неточно назвал это место Ружанкой).

К моменту восстановления на польском троне Августа II (1709 год), Сапеги утратили свое могущество и влияние, которое никогда уже не смогли восстановить (10:240–242).

После конфедератского опустошения Сапеги мало внимания уделяли Ружанам. В 1700 году владение было отдано в заклад Самуэлю Горбачевскому, войскому речицкому (23, т.II:191). Ружаны были выкуплены только в 1714 году. В это время ружанскими делами занимается Ежи Станислав Сапега (1667–1732), стольник литовский, сын Казимира Яна. Первый подписанный им документ, касающийся Ружан, подписан в 1711 году (23, т.III:71). В 1722 году между ним и его братом Александром состоялось окончательное разделение владений, оставшихся после скончавшихся родителей, Ружаны остались за Ежи Станиславом (23, т.III:77),

Во время владения Ружанами Ежи Станислава был составлен инвентарь города и дворца. Датирован он 23 апреля 1728 г. Инвентарь был предоставлен Леону Новосельскому, старосте любошанскому, в закладе у которого ружанское владение находилось, (34), (см. Приложение 1).

Дворец Сапегов по инвентарю 1728 года выглядит запущенным, но не разрушенным. Из внешнего описания, которое обычно бывает очень коротким, в инвентаре отмечено, что дворец крыт черепицей и башня над входов с каплицей «сильно наклонена» (34:2). Внутри дворца много разрушенных окон и дверей, в нескольких местах повреждена лепнина. В некоторых верхних комнатах сохранилась мебель (столы, шкафы, лавки), изразцовые печи, резные каменные порталы и камины. В целом интерьеры выглядят опустошенными .

Дворцовые постройки (дом садовника, бровар, амбар, брама с тюрьмами, большой дом при браме, конюшни) также находятся в запущенном состоянии. Из новых построек в городе указаны две мельницы и ратуша незаконченная (34:6–7).

В виду значительных позднейших переделок по данному инвентарю трудно определить точное расположение комнат дворца и совсем невозможно восстановление планировки двора, поскольку описание дано без пространственной связи между постройками.

Согласовывая инвентарное описание ружанского дворца с предыдущими историческими событиями, становится очевидным, что состояние дворца не менялось со времен антисапежинской шляхецкой войны 1696–1699 годов. А так как Ружаны в 1728 году были заложены, то о восстановлении дворца в ближайшее время не могло быть и речи.

По завещанию Ежи Станислава Сапеги, который умер в 1732 году, Ружаны переходят во владение его жены Теодоры.(23,т.III:88). В 1745 году Теодора выдает свою единственную дочь Кристину замуж за князя Казимира Массальского, старосту волковыского. В качестве приданного они получают Ружаны (23,т.III:89).

 

1.6. Перестройка середины XVIII века.

Очевидно, молодожены решили взяться за восстановление ружанского дворца. Сохранился инвентарь Ружан, составленный в 1747 году (42). К сожалению, описания дворца там не оказалось. Но сохранились, хотя и в небольшом количестве, расходные книги по Ружанскому графству за 1744–1750 годы (44). В них за 1748–50 годы есть статьи расходов на ремонт дворца. Начало ремонта отмечено 18 ноября 1748 года разборкой старой и установкой новой печи в Большом зале (44:5). До февраля следующего года было затрачено в деньгах 376 злотых и 27 грошей. (Кстати, в суммарных подсчетах за каждый месяц к итоговой цифре приписано около 7 злотых, не фигурирующих в отдельных статьях. За такую сумму в течение дня на дворце работало 6 плотников).

После 4 февраля 1749 года расходные записи на ремонт дворца не велись почти год. Только 6 января 1750 года записи возобновляются после подзаголовка: «Реестр ремонта дворца после повторного пожара, продолжен в 1750 году».

Очевидно, в 50-х годах XVIII в. восстановительные работы были закончены, так как по расходным книгам за 1759 год выплаты производились за работы в городе и по фольваркам (48). О готовности ружанского дворца свидетельствует визит воеводы Мстиславского Игнация Сапеги, который приехал сюда в 1758 году в гости к воеводе полоцкому Александру Сапеге. Последний женился в 1756 году на известной красавице Магдалене Агнешке из Любомирских (23,т.III:172), и находился в Ружанах, названных в данном сообщении наследным владением упомянутого Александра.

Однако последующие документы по ружанскому владению значатся за подписью Кристины Массальской. К этим документам относятся инвентарь Ружанского графства за 1762 год (35), и расходная книга за 1767 год (52). Судя по всему Массальская не имела собственных детей и назначила наследником Александра Сапегу, сына генерала литовской артиллерии Казимира Короля, умершего в 1738 году, когда Александру было всего восемь лет (23,т.III:355). После сличения ряда документов выяснилось, что Кристина Массальская умерла в январе 1773 года. В документе, определяющем ежегодную выплату ружанским баэилианам, Массальская назначает своим наследным распорядителем «своего племянника, гетмана польного Александра Сапегу» (33:30об.).

 

1.7. Переход владения к Александру Сапеге.

Александр Михаил Сапега (1730–1793) в детские и юношеские годы основной резиденцией имел Высокое. Его соседом по имению был Мартин Матушевич, который оставил после себя ценные воспоминания об эпохе середины XVIII века. В этих воспоминаниях в нескольких местах дается краткая, но выразительная характеристика Александра Сапеги и его жены Магдалены. Записи о них заканчиваются 1764 годом, т.е. перед получением в полное владение ружанского имения, поэтому описания Ружан в воспоминаниях нет. Однако, по характеристикам Матушевича можно определить роль каждого из супругов как меценатов искусства, а значит и строительства.

Александр Сапега, по Матушевичу, «из-за мизерности своих талантов ни для советов, ни для действий не годен» (18, т.III: 206). В 1764 году, перед выборами нового короля, Сапегу просили принять участие в политике, «но гетман польный оказался не только тихого характера, но и скупым, к тому же им управляла жена, поклонница стольника Понятовского, кандидата на польскую корону, и он (Сапега) вступать в оппозицию никакого желания не имел» (18,т.IV:229).

Более смягченную характеристику Александра Сапеги дает некий Хайкинг, иностранец, который много лет провел в Польше. По его словам «князь Сапега был наиболее умеренным из всех ему современных государственных мужей. По природе мягкий и уступчивый, он больше любил музыку и картины, чем политику». (17:70).

Александр Сапега имел громадные доходы с многочисленных имений, полученных от беспотомных родственников. Этих доходов было достаточно, чтобы вести жизнь на широкую ногу и в блеске этой жизни старалась не уступать другим жена Сапеги Магдалена. Еще в 1764 году, когда будущий польский король Станислав Понятовский ходил только в кандидатах на трон, одной из его фавориток была Магдалена, которая добивалась даже публичного признания себя в этой роли (18,т.IV:303). Одним из любимейших развлечений придворного варшавского круга тех времен был любительский театр, в ведущих ролях которого выступали сами магнаты и члены их семей. В организации таких любительских спектаклей всегда первенствовала Магдалена Сапежина. Об организованных ею представлениях вспоминали Ю.У.Немцевич и Адам Чарторский. (17:71).

В литературе упоминаются отдельные театральные здания в имениях Сапегов Зельве и Деречине (17:71), но не сказано о театре в Ружанах. Во всяком случае, в описании ружанского дворца за 1793 год (т.е. после смерти Александра Сапеги) театр при нем показан как завершенный, даже с пюпитрами и музыкальными инструментами (36:2).

Данное «театральное» отступление несколько опережает историческую хронологию, но оно необходимо для определения реального мецената и заказчика при последней перестройке ружанского дворца. Сам Александр Сапега был малоинициативным и, следует предположить, что ведущее меценатство было за его женой Магдаленой. Это предположение подтверждается литературными сообщениями о том, что после смерти жены в 1780 году Александр постоянно живет в варшавском дворце, а все свои богатые собрания в виде книг и картин оставляет в деречинской резиденции (17:72). Тогда же падает его интерес к театральной жизни, ибо в 1786 году он благодарит балетмейстера Пренчинского за многолетнюю службу и определяет ему пожизненную пенсию 20 дукатов в месяц (23,т.III:383), а в 1793 году в своем завещании поручает сыну «театр в Зельве на костел, а театр в Деречине на каплицу переделать» (23,т.III;390).

  Оглавление Далее
 

Яндекс.Метрика