На главную сайта   Все о Ружанах

1.Вступление

2.Список отца Ивана

3.Документы

4.Что удалось установить...

5.№ 9. Елисеенко Иван Иосифович.

6.№ 17. Александров Михаил Денисович.

Перед самым концом войны, в апреле 1945 года к  начальнику Ружанского районного отделения Народного Комиссариата Государственной Безопасности (НКГБ) Русанову обратился священник Ружанской церкви отец Иван (в миру - Иван Владимирович Навродский)...

Продолжение.
См. Часть 1 и часть 3.

Назад Оглавление Далее

№ 9. Елисеенко Иван Иосифович.

 

Считался без вести пропавшим.

 

Встретили меня в администрации Покойненского сельсовета, что в Буденновском районе, хорошей новостью: наконец-то удалось отыскать семью погибшего бойца! Целый месяц управделами Наталья Бондаренко и руководитель школьного поискового отряда Евгения Пасечникова настойчиво изучали похозяйственные книги, подняв архивы с начала 1940-х годов. Одновременно опрашивали старожилов, но Ивана Иосифовича Елисеенко и его родителей никто не помнит — столько лет минуло! Да и бывших фронтовиков в селе очень мало осталось. Но поверить в то, что так просто мог исчезнуть след целой семьи, женщины не захотели… Чтобы протянуть тонкую ниточку из прошлого, они проделали огромную работу — как мне кажется, не только по нашей просьбе, но и по велению собственной души.

А дело вот в чем. В «Ставропольскую правду» с письмом обратился Александр Дударенок, член Белорусского комитета по увековечению Памяти воинов, погибших на территории республики: «У нас есть документ, из которого следует, что в июне-июле 1941 года в одной из церквей города Ружаны было нечто вроде лагеря военнопленных для раненых бойцов и командиров РККА. Многие из них умирали от полученных ранений, и настоятель этой церкви Иван Владимирович Навродский, который ухаживал за ними, изымал у умерших документы, записывая в церковные книги все данные с указанием мест захоронения на кладбище или в ограде церкви. Настоятель сохранил документы многих погибших воинов. Там есть сведения и на вашего земляка: Елисеенко Ивана Иосифовича, заместителя политрука, 1921/1920 года рождения, уроженца Орджоникидзевского края, Буденновского района, с. Покойного. Призван в октябре 1940 года Буденновским РВК. Служил: ст. Нурец, 8 рота, 3 взвод. Родные подавали на розыск только в 1946 году»

— Сложность заключалась в том, что на территории сельсовета отыскались двадцать две семьи с фамилией Елисеенко, — рассказывает Н. Бондаренко. — Вот и пришлось до седьмого колена «перешерстить» каждое родовое гнездышко…

Всем были отправлены приглашения с просьбой прийти. Но и это тесное общение поначалу не помогло прояснить ситуацию: никто из многочисленных Елисеенко не припомнил родственника с названным именем-отчеством. Однако новость о найденном захоронении односельчанина заинтриговала, многие тут же кинулись изучать семейные архивы, составлять генеалогические древа.

А Евгения Пасечникова, продолжая скрупулезно изучать похозяйственные книги, еще раз настойчиво обратилась к знакомой учительнице:

— А может, речь идет о родственниках вашего мужа?

Александра Ивановна Елисеенко поначалу уверенно все отрицала, а потом принесла необычный документ, который давно хранился в семье. Его подлинник показали и мне, а на память подарили ксерокопию — по своему содержанию эта неопределенного цвета книжечка напоминает не что иное, как царскую охранную грамоту, выданную «по Указу его величества Государя императора Александра Николаевича, самодержца всероссийскаго и прочая, прочая, прочая». Далее сказано: «Объявитель сего, служивший в Л. Гвардии в Измайловском полку унтер-офицер Семен Федорович Елисеенко». Есть данные о наградах. Малоизвестный предок, например, имел орден Святого Георгия Победоносца, медаль серебряную за покорение Чечни и Дагестана 1854-1859 годов, крест за службу на Кавказе и т. д. В документе также сказано, что «как выслуживший определенный законом срок от военной службы уволен с правом проживать повсеместно, где пожелает». Выдан он был 1 января 1871 года.

И кто бы мог подумать, что эта необычная находка станет главной разгадкой в поисках. Речь идет как раз о родном дедушке Ивана Елисеенко. Выяснилось это благодаря сведениям из местных архивов, а также Книге Памяти, в которой значится, что отец погибшего бойца — Елисеенко Иосиф Семенович — тоже пропал без вести на фронте. Вспомнить родственникам пришлось и о его жене Александре, которая, не дождавшись с войны ни мужа, ни сына, остаток жизни прожила в селе совсем одна. Нашли по документам и ее запрос по розыску сына — Ивана Иосифовича Елисеенко. Так что сомнений быть не может: нашлись родные того самого Ивана…

Родственные линии явно сомкнулись после того, как на бумаге «выросли» все ветви генеалогического древа и получилось, что у того самого легендарного унтер-офицера было три сына, один из них — Иосиф. А у него — сын Иван, на котором эта «веточка» и обрывается, ведь он был единственным у родителей. К сожалению, не осталось даже фотографий. Да и кому их было хранить после смерти матери? Всю жизнь она оплакивала мужа и сына, даже не имея возможности прийти на могилку.

Поколение Елисеевых продолжилось по линии другого брата. Проще сказать, Иван приходился бы им внучатым племянником. Не самые, конечно, близкие родственники, но тем не менее…

Более 60 лет об Иване Елисеенко ничего не было известно, но вскоре, как меня заверили в администрации села, имя солдата будет увековечено на памятнике односельчанам, погибшим в годы войны, защищавшим покой всех, кто теперь мирно живет на этой земле.

Кстати, Иван Елисеенко — не единственный из Ставропольского края, кого удалось отыскать с помощью белорусских друзей за последние месяцы: группа «Батьковщина» вот уже много лет занимается поиском и захоронением бойцов и командиров Красной армии, погибших в июне 1941 года на территории Слонимского района Гродненской области. Фашисты оккупировали город Ружаны 24 июня 1941 года и, как теперь выяснилось, в той самой церкви от ран умер еще один наш земляк — Александр Георгиевич Сердюков из станицы Новотроицкой. Он тоже считался пропавшим без вести. В Ставрополе удалось разыскать племянницу погибшего бойца. Таиса Ивановна Загребайлова не могла без слез рассказывать о том, как долго ждали дядю. В семье запрещали говорить о нем как о погибшем. Кстати, женился Саша в 1941 году прямо на Пасху и невесту привез из Белоруссии, где продолжал служить сверхсрочно. Оставив молодую жену у родственников, отправился в часть, чтобы решать вопрос о ее приезде.

А потом началась война… Теперь память об Александре Сердюкове будут хранить родные, для которых он навсегда останется молодым, задорным парнем в военной гимнастерке, как на тех фотографиях, которые много лет бережно хранила мать.

Татьяна Варданян,
Ставропольская правда. [5]

 

* * *

Назад Оглавление Далее

 

1. Никто не забыт и ничто не забыто. Сайт поисковой группы Батьковщина.

2. Свидетельствуют очевидцы. Сайт поисковой группы Батьковщина.

3. Слонимский котел день за днем (22 июня-7 июля 1941).Сайт поисковой группы Батьковщина.

4. Буг в огне (сборник).

5. Считался без вести пропавшим. Ставропольская правда. 16.02.2010

6. Бессмертный полк: братья Александровы. Раённыя будні. 03.07.2016

 

Яндекс.Метрика