На главную сайта   Все о Ружанах

РОЖАНА: МЕМОРИАЛЬНАЯ КНИГА ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЕ
(Ружаны, Беларусь) 52°52'/ 24°53'

Rozhinoy: sefer zikaron le-kehilat Rozhinoy ve-ha-seviva

Редактор: М. Соколовский, Тель-Авив 1957
Перевод: © А.В.Королёв, 2017

Назад Оглавление Далее

СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ

ТРУД:

Экономическая ситуация в городе

Из жизни ткачей в Ружанах в XIX веке

Рабочие семьи в городе

Рабочее движение в Ружанах в XIX веке

Основание Павлово и Константиново

ТРУД

Хорошо сочетать изучение Торы с каким-либо ремеслом

(Трактат Авот, Глава 2, Мишна 2).

Перевод Джерролда Ландау

{47}

Экономическая ситуация в городе

Приблизительно 70% жителей города были евреями. Как они зарабатывали себе на жизнь? Средства к существованию евреев диаспоры основывались на торговле и ремесле, поскольку другие экономические возможности были закрыты или почти закрыты для них. Такими же были также источники средств к существованию выходцев из нашего города.

Ярмарки

Дни ярмарок были очень важны для получения средств к существованию. Город, спавший в течение шести будних дней, просыпался в этот день к оживленной жизни. Рынок был полон крестьянских телег с их владельцами, доставлявшими в город продукцию земледелия. Взамен они покупали все то, что было необходимо для дома в магазинах евреев. Еврейские ремесленники выставляли на рынке много товаров: одежду, обувь, шляпы, меха, конскую упряжь и многое другое. Большинство этих товаров в течении дня раскупались крестьянами соседних деревень.

 


Лавки на рыночной площади Ружан

 

{48}

Крестьяне продавали большое количество яиц, цыплят, уток, зерна и фруктов, а также овец, коров, лошадей и т. д.

Ружанам повезло — изменение их экономической ситуации произошло в течение XIX века. Здесь было лучше, чем в других ближних и дальних городах диаспоры. Но все же средства к существованию евреев основывались не только исключительно на этих двух жизненных сферах, характерных для диаспоры — торговле и ремесле, — были еще и две дополнительные отрасли: производство и сельское хозяйство.

Производство

В начале XIX века в городе развилась ткацкая промышленность. С того времени средства к существованию местных евреев были основаны на ручном ткачестве одеял и тканей для нестроевой одежды [? fatigues] армии русского царя. В городе было основано шесть цехов по ткачеству и несколько швейных мастерских, в которых занято около 1000 человек, в основном евреев. Шерсть поступала извне, а одеяла и материал вывозились далеко за пределы города. Пионером в этой отрасли был Лейб Ришониз семейства Пинес, проживавших в Ружанах.

Позднее город занял важное место в торговле дубленными кожами. Пионером в этой второй отрасли бизнеса был Авраам Ицхак Хвойник [Avraham Yitzchak Chwojnik]. Несколько сотен человек работали в своих мастерских со шкурами.

Средства к существованию евреев города были легко доступны, хотя для многих они были довольно скудны. Почти до первой мировой войны евреям не хватало средств к существованию.

Некоторые жители Ружан также владели трактирами, мастерскими по приготовлению специй [иврит — בתי־מלאכה ליצור תבלים], мельницами и другими подобными предприятиями.

Сельское хозяйство

Определенное количество евреев города занимались земледелием, в качестве арендаторов фруктовых садов, овощеводов и других подобных предприятий. Тем не менее, сам город не славился этим типом фермеров, скорее он прославился настоящими фермерами — тружениками земли, достойными этого имени, — которыми были жителями двух еврейских деревень [колоний] Павлово и Константиново, которые были организованы неподалеку примерно в 1850 году. Хотя это стало целью жизни только нескольких десятков еврейских семей, но, это необычное зрелище, несвойственное жизни еврейской диаспоры, произвело огромное впечатление на регион и вызывало восторг.

Автор: Меир Соколовский

Из жизни ткачей в XIX веке

Как уже говорилось, в Ружанах было несколько ткацких фабрик. Еврейские рабочие работали на примитивных, простых машинах, ткацких станках. Они работали на подряде и, конечно же, сильно эксплуатировались. Не было никаких фиксированных часов для работы. Люди начинали работать рано утром и заканчивали поздно вечером. И даже в Субботу ткачи приходили на Минху [Mincha — послеполуденная молитва] в своей рабочей одежде,накинув поверх субботнюю одежду, чтобы можно было немедленно вернуться на работу на фабрику сразу после Минхи. Они нетерпеливо ждали появления первых трех звезд на небе, указывающих на завершение субботы.

{49}

Затем в спешке они произносили молитву Маарив, снимали свою субботнюю одежду и немедленно отправлялись на работу до полуночи, потому что они отдыхали во второй половине дня в субботу и должны были оставаться ночью до более позднего времени.

Оплаты за работу было недостаточно для пропитания. Заработная плата выплачивалась раз в полгода. Тем временем рабочие покупали продовольственные товары в магазинах в кредит. Поэтому, естественно, они платили более высокую цену за каждый товар. Полугодовой платеж работники получали после того, как заводчики продавали их продукцию. Как продавался товар? На заводах было два отправителя (агента), задача которых заключалась в том, чтобы доставить товар на ярмарки в Ярмолинцы [? — בירמולינץ] и Нежин [? — ניז׳ן].

Товар загружали на несколько арендованных телег, в каждую из которых впрягалась пара лошадей, тянувших тяжелую ношу по московской дороге [Moscow Road] в направлении двух вышеупомянутых городов. Однако товар не всегда продавался как хотелось заводчикам. Агенты часто стояли на ярмарке с их товарами, и покупателя не было. И вот однажды случилось: солнце уже садится, и никто не смотрит на товар. Что делать? Как можно вернуться домой с пустыми руками? Что будут делать ткачи следующие полгода? Затем они видят, что есть другие агенты, которые стоят и ждут покупателей своих товаров. Ружанские агенты спросили других торговцев, что они продают. Те ответили, что в их мешках сушеные фрукты. Агенты двух городов решили обменяться своими товарамы. Сказали и сделали. И торговцы из Ружан вернулись домой с сушеными фруктами: - изюмом, яблоками и т.д. в мешках.

Они добрались до трактир и прилегли отдохнуть. Хозяева трактира услышали запах фруктов и не смогли сдержать искушения. Сначала они решили попробовать фрукты, а затем положили их в свои мешки. Агенты наконец добрались до Ружаны с полупустыми мешками. Глаза заводчиков потемнели. Что теперь делать? Они принесли фрукты и разделили их среди ткачей вместо денег, говоря им: идите и оплачивайте свои долги в обмен на деньги, то есть фруктами, а не наличными.

Слышал из уст Абба Левиатана

Рабочие семьи в городе

Как известно, средства к существованию большинства жителей города поступали от работы в ткацкой фабрике семейства Пинес. Поскольку заработная плата рабочих была скудной и недостаточной для содержания большой семьи, жене рабочего приходилось быть своего рода «помощницей». Каким образом? Она открывала небольшой магазин продуктов и других предметов первой необходимости. В таком магазине, выручка которого составляла всего несколько рублей, можно было найти соленую рыбу рядом с банкой керосина и крысиный яд рядом с мешком муки. Конечно, женщина, которая ухаживала за детьми и занималась домашним хозяйством, не могла посвятить себя дому и магазину одновременно; поэтому часто происходили несчастные случаи, иногда серьезные. Как-то раз людям удалось спастись от смерти только чудом. И вот как это было:

Паша Лия, жена Рувима [Reuven] ткача, отвела угол своего дома в для продуктового магазина. Мы были среди ее клиентов. Однажды, когда мы пришли, купить муку для халы, полка с крысиным ядом сдвинулась и часть его вылилась в мешок с мукой внизу, чего никто не заметил. Мы испекли халы, съели их и сытыми легли спать. Через несколько часов мы проснулись от боли и плохого самочувствия. Наша тихая ночь превратилась в ночь страха и кошмара. {50} Мы все чувствовали себя ужасно, и яростная рвота настигла нас. Если бы не тот факт, что мы своевременно вызвали доктора, кто знает, выжили ли мы до утра. Мы не знали, откуда пришло это несчастье. Выяснилось утром. Паша Лия прибежала к нам домой и ворвалась едва дыша. Что случилось? Она обнаружила, что крысиный яд пролился в муку. Кто может рассказать о ее горечи и скорби, которую она принесла нам.

Ее муж Рувим, высокий и бледный, работал на ткацкой фабрике. Он трудился по двенадцать часов в день. Заводчики считали это обычным делом. Высказывание одного из фабрикантов, Моше Пинес [מאטשע פינם] его имя, было типичным для их образа мышления: «Владельцы завода в Лодзи не выживут и их заводы закроются, если рабочие будут трудиться только десять часов в день». Рувим был хасидом, одним из немногих хасидов живших в нашем городе (из них было десять [minyan]). Он был ортодоксом, но также был одним из первых кто чувствовал правоту трудящихся. Однажды, когда владелец фабрики нагло сказал своим работникам: «Мы должны сделать так, чтобы вы немного оголодали, и тогда вы не будете приходить к нам с чрезмерными требованиями, и поймете, кто вам дает средства к существованию», — Рувим ответил, — «Мы обогащаем вас, мы укрепляем вас своей кровью и потом. И вы еще угнетаете нас.» В первый раз такие слова были услышаны в городе.

Так жили Рувим и Паша Лия. Оба работали и никогда не жили в комфорте....

Из уст Були Хвойник

Рабочее движение в Ружанах в XIX веке

В «Historishe Schriftn» (Исторические записки) YIVO III в теме «Еврейское рабочее движение в России с начала 1870-х годов до конца 1890-х годов» А. Менеса [A. Menes] мы находим следующую статью о Ружанах: «Во время русско-турецкой войны, которая произошла в 1877-1878 годах (точной даты нет в этой статье), на фабрике Пинеса в Ружанах произошла забастовка — как рассказала нам статья в «Rezhsoyet» [на иврите - רזסויעט].

Во время войны, последовавшей за русско-турецкой войной, рабочие требовали увеличения своей заработной платы. Владельцы фабрики не услышали этой просьбы. Рабочие объявили забастовку. Это не повлияло на владельцев, несмотря на то, что они понесли серьезные убытки, как уже было сказано, на сумму 40000 рублей. Владельцы фабрики не согласились на минимальное повышение, объяснив свою позицию тем, что они не должны позволять рабочим «поднимать головы».

Забастовка продолжалась восемь недель и полностью ослабила рабочих. Вышеупомянутая статья в «Rezhsoyet» 1880 (49) интересна и важна ее деталями. Автор описывает бедность рабочих и способы эксплуатации, используемые владельцами. Например: владелец фабрики не наймет работника другого владельца, чтобы рабочий не думал, что может выбирать место работы, как ему заблагорассудится. Писатель А. Л. Минц [A.L. Mintz] резко критикует фабрикантов и явно намерен публично осудить их поведение в отношении к рабочим. Этот писатель пишет в статье, появившейся несколько месяцев назад в «Rezhsoyet» 1880 (28) о мрачной ситуации рабочих в Ружанах. И фабриканты сочли необходимым отреагировать на это и оправдать себя в «Rezhsoyet» 1880 (34).

{51}

Основание Павлово и Константиново

Во времена Русского царя Николая I некоторым евреям разрешалось селиться на землях в нескольких регионах России. Ружаны были одним из таких мест и рядом были созданы две сельскохозяйственные колонии [мошавот]: Павлово и Константиново. Иосеф Старевольски пишет о них в «Гамелиц» [Hamelitz] 1887 (242):

«Колония была основана тридцатью семьями. Пятнадцать поселились там в 1850 году и еще пятнадцать в 1851 году. Они пришли туда из Ясиновки, Пески, Лыскова и Волковыска. Сначала у нас были плохие годы, потому что наша земля не давала урожаев, а расходы были большими и, если бы мы не работали на шерстяной фабрике Пинеса в Ружанах, мы бы голодали. Мы становились на ноги очень медленно. Земля была улучшена за счет удобрений, которые мы покупали в Ружанах за большие деньги. Поголовье нашего скота увеличилось, и мы зарабатываем на жизнь урожаем с нашей земли и молоком наших коров. Сейчас у нас 25 участков земли, равно как и число семей. Количество людей: 125 мужчин [в тексте на иврите — 120 мужчин] и 124 женщины. Из 30 семей, поселившихся первыми, пять вернулись в свои города в течение первых пяти лет, поскольку они не подошли для сельского труда. Их земля была конфискована властями. На каждом участке было 20 десятин [1]: 3 из них — луга, 1 — для зданий и садов, и 16 — для выращивания и посева всех видов зерновых. Среди нас ремесленников — 9 домостроителей, 7 фабричных рабочих, 3 портных, 4 сапожника, 3 строителя [קיר חרשי], 1 гончар, 1 плотник, 2 кузнеца и 3 мясника [в тексте на иврите - 2]. В свободное время они также работали возчиками телег в городе.

В колонии Константиново с другой стороны Ружан было одиннадцать семей».

Тора и богослужение

Еврейские фермеры были прилежными и работали на земле много часов в день. Но при этом они также установили время для молитв и Торы. Об этом пишет Йосиф Стареволский в «Гамелице» 2, 1862 (11, 13).

«За двенадцать лет до этого в Павлово приехали 30 семей. В течение семи лет мы жили в голоде и лишениях. Тем не менее, мы уже создали свой собственный Бейc-Мидраш в первые пять лет, не требуя ни от кого помощи, даже у покойного Рабби Ариэ Лейба Пинеса. Мы сделали все сами. Прошло пять лет с тех пор, как мы пригласили раввина и учителя прийти к нам. Мы даем ему хлеб для поддержания жизни, дом, дрова, свечи и даже один рубль в неделю. Каждый день он учит «Чайей Адам» [Chayey Adam] и Библии между Минхой [Mincha] и Маарив [Maariv]. В Субботу он обучает еженедельной части Торы и Шаббат Меворхим [Shabbat Mevorchim] [2], он учит морали.

Весной и летом все идут на работы: мужчины, женщины и молодые девушки. Общая молитва Шахарит [Shacharit] проходит каждый день на рассвете. Многие люди также учаться ремеслам. В дни, когда много работы, среди них Rabbah of Labor [? — только в тексте на иврите], они нанимают людей, в том числе неевреев. На празднике урожая у нас большая радость [3]. Все приветствуют друг друга, и проповедует Магид.

Больше мы учимся с кануна Рош-Ходеша Хешвана [Rosh Chodesh Cheshvan] до весны: Библию, Мишню, а некоторые даже изучают Гемару [Gemara]. Обычно учеба происходит между Минхой и Маарив, но некоторые остаются позднее, чтобы продолжить обучение. «Хедер» для детей находится в женской галерее. В нем три ступени (классы) и три учителя. Они получают зарплату от родителей. Там также преподаются русский язык». Старевольски

 

 

Назад Оглавление Далее

 

Яндекс.Метрика