На главную сайта   Все о Ружанах

Иван Беляев

Рассказы из русской истории
Книга четвертая.
Часть первая.

Строй жизни Полоцка
и Великого Княжества Литовского.

(фрагмент о Ятвези и ятвягах)

Москва.
В Синодальной типографии.
1872 года

См. исходный текст.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора сайта

Об авторе

РАЗСКАЗ ВТОРЫЙ. ЛЮДИ.

Ятвяги

Примечания автора

 

ОТ АВТОРА САЙТА

 

Ятвяги — одно из племен, оставившее свой след (в том числе и в топономике края — дер. Ятвезь) на территории современной ружанщины. Думаю, будет не лишним дать здесь несколько работ, посвященных исследованиям этого народа.

По этой теме см. также: Барсов Н.П. Очерки русской исторической географии: география начальной (Несторовой) летописи. [Фрагмент о Ятвези и ятвягах]

Александр Королёв

 

 

ОБ АВТОРЕ

 

Беляев, Иван Дмитриевич - известный историк-юрист (1810 - 1873). Сын священника, окончил курс в Московском университете по юридическому факультету. Служил в московской конторе Святейшего Синода, потом в архивах сенатском и старых дел. С 1852 г. Беляев в качестве адъюнкта заместил на кафедре истории русского законодательства в Московском университете Н.В. Калачова и оставался на ней до своей смерти. Беляев очень много писал и издал очень много памятников. Большая часть его сочинений носит чисто описательный характер; лишь немногие посвящены вопросам истории права.

Все его сочинения носят националистический оттенок; сам Беляев всегда был верным членом славянофильского лагеря из числа писателей-историков.

Вера или уверенность автора часто должна заменять для читателя свидетельство памятника. Эти отрицательные черты сочинений Беляева искупаются отчасти обилием свежего материала, которым он располагал благодаря обширному знакомству с архивными данными.

"Рассказы из русской истории" лишь со второй книги изображают историю Руси по областям; в первой идет речь о всей русской земле до XIII в.; 2-4 книги содержат истории Новгорода, Пскова и Полоцка. На этом издание прекратилось за смертью автора.

В Энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона .

 

 

РАЗСКАЗ ВТОРЫЙ.
ЛЮДИ.

{38}

Страна, составлявшая Полотския владения, до прибытия туда Полочан, была уже заселена различными племенами инородцев и частию Славянским племенем, — Дреговичами. Здесь, на самом западе жило воинственное племя Ятвягов, преимущественно по левому берегу Немана, и в доисторической древности далеко простиралос по левому берегу Припети; так что почти весь угол, образуемый Припетью и Неманом, первоначально принадлежал Ятвягам. За Ятвягами к востоку по правому берегу Немана, а в верховьях этой реки и по левому берегу до верховьев Березины и до западной Двины, а на запад до устьев Немана и частию по прибрежью Балтийскаго моря жили разныя племена Литвы, находившияся в родстве с Пруссами за Неманом. По правому берегу Двины жили Летгола или Латыши, и против Латышей на запад по левому берегу Двины в ея низовьях и по морскому берегу были селения Ливи или Ливонцев, и на запад от Ливи жили племена Корси или Куронов. В приднепровье, на самом востоке Полотской земли, по свидетельству Нестора между Припетью и Двиною жило пришедшее с Дуная Славянское племя Дреговичей. А {31} Полочане, Новгородские колонисты, по сказанию Нестора, первоначально поселились в углу, образуемом впадением реки Полоты в Двину, и оттуда сперва направились к юговостоку к Днепру, где в последствии разделились на собственно Полочан и Кривичей. Кривичи, перебравшись на левый берег Днепра, образовали отдельную область Смоленскую; от Полочан же отделились Северяне, перешедшие на левый берег Днепра южнее Кривичей, и образовали область Северскую по Десне, Суле и Семи; собственно же Полочане остались на правом берегу Днепра и распространились на юг по Припети и на запад почти до Белой воды, до Вислы, и до устьев Немана. Об этом мы имеем прямое свидетельство у Нестора, который говорит: «Почаша Словени держати свое княжение в Новгороде, а другое на Полоте, иже Полочане; от них-же Кривичи, иже сидят на верх Волги и на верх Двины и на верх Днепра, их-же град есть Смоленск, тоже Север (Северяне) от них».

 

Ятвяги

 

Происхождение Ятвягов нам неизвестно ни по каким источникам; мы только можем сказать, что Ятвяги по происхождению своему не принадлежали ни к Славянам, ни к Пруссам, ни к Литовцам, а составляли особое самостоятельное племя, может быть остаток каких нибудь древнейших старожилов здешняго края. Из всех дошедших до нас памятников известно только то, что Ятвяги были самым воинственным народом и постоянно находились во враждебных отношениях ко всем своим соседям, выключая одного племени Пруссов, называвшагося Бортями, с которыми иногда {32} еще Ятвяги вступали в союз. О Ятвягах даже не упоминает Нестор при перечислении инородческих племен, имевших какия либо отношения к Руси; первое известие о Ятвягах встречается у Нестора нераньше 983 года; под этим годом сказано: «иде Володимер на Ятвяги и взя землю их». Но очевидно Русские не в первый разь узнали Ятвягов при Владимире: ибо в договорной грамоте Игоря с Греками, писанной в 945 году, в числе Русских послов упоминается Ятвяг Гунарев; следовательно знакомство Русских с Ятвягами было уже при первых князьях. Но как мы не имеем никаких известий о походах в Ятвяжскую землю ни при Олеге, ни при Игоре, ни при Святославе, то следовательно можно принять, что первое знакомство с Ятвягами началась еще до прибытия Русских князей, и именно первыми знакомцами были Дреговичи и Полочане. Где в первый раз Полочане встретились с Ятвягами, мы не имеем прямых известий; но как Полочане, спускаясь из Полотска на юг, прежде всего проникли в землю Дреговичей до Припети, то по всему вероятию здесь была и первая встреча Полочан с Ятвягами, они здесь явились защитниками Дреговичей оть враждебных соседей. Об этой встрече летописи не упоминают; но есть местное народное предание, что Пинск, Кожан городок и даже Туров построены в защиту страны от Ятвягов, что в этом краю были частыя битвы с Ятвягами, и что их земля в древности простиралась до Березины. После Владимира ходил на Ятвягов его сын Ярослав, великий князь Киевский, в 1038 году, вероятно в союзе с Брячиславом, {33} князем Полотским, для поддержания Полотских колоний в этом краю. Никоновская летопись о последствиях этого похода говорит: «и Ярослав не мог взять Ятвягов; значит настоящий поход ограничивался только отогнанием Ятвягов от Берестья и других тамошних колоний.

После Ярославова похода в 1038 году летописи уже не упоминають о походах Русских князей в Ятвяжскую землю до XII столетия, когда начались походы Волынских князей от Берестья к Зельве и Ясольде. В XII столетии, именно в 1113 году, были два похода Волынскаго князя Ярослава, Святополчича на Ятвягов; под 1113 годом сказано в летописи: «ходи Ярослав на Ятвяги второе и победи их». Куда собственно ходил Ярослав, к Берестью или к Зельве и Ясольде, из летописей не видно; и за тем до 1196 года мы не имеем никаких известий о Ятвягах. Но под 1196 годом Волынская летопись говорит: «той же зимы ходи Роман Мстиславичь на Ятвяги, отмщеватися; ибо воевали его волость»; и когда Роман вошел в их землю, то они не могли противустать его силе, бежали в свои тверди; а Роман пожег волость их, и отмстився возвратился во свояси».

По смерти Романа, пользуясь безпорядками в Галиче и на Волыни, в 1205 году Ятвяги в союзе с Литвою сделали набег на Волынскую землю; в летописи сказано: «седящу Александру в Володимери, а брату его Всеволоду в Червене, Ятвяги и Литва повоевали Турийск и около Комова и до Червеня, и бились у ворот Червенских. Беда была земле Володимирской от воеванья Литовскаго и {34} Ятвяжскаго». В 1227 году Ятвяги воевали около Берестья; их здесь нагнали князья Даниил и Василько из Владимира; причем два Ятвяжских предводителя Штур Мундуничь и Стегут Зебровичь наткнулись на Владимирский полк; и Штур был убит Данилом и Вячеславом, а Стегут Шелвом. Даниил, преследуя бежащих Ятвягов, нагнал Небра и язвил его четырмя ранами, а тот вышиб у него копье дубиною. Василько, услыхавши о бое брата, явился к нему на помощ, и Небра от них ушел, а прочие разбежались. В 1229 году Даниил и Василько отправляясь в Ляхи на помощь Конраду, оставили в Берестье Владимира Пинскаго с Угровчанами и Берестьянами стеречь землю от Ятвягов. В 1235 году Даниил с своими союзниками пошел на Ятвягов и пришел к Берестью весною, но за половодьем не мог идти в их землю. И вместо Ятвяжской земли Даниил ударил на Берестье, которое тогда было в руках у рыцарей храма, взял город, захватил их старейшину Бруно и возвратился во Владимир. В 1248 году Ятвяги воевали около Охожь и Бусовны и попленили всю тамошнюю страну, ибо тогда еще не был построен Даниилом город Холм. За ними погнался Василько и нагнал их у Дрогичина. который они хотели взять приступом и уже бились у Дрогочинских ворот. Появление Василька заставило их вступить с ним в бой. Бой этот был самым несчастным для Ятвягов, они не могли выдержать натиска Васильковой дружины и потерпели полное доражение, Василько их гнал несколько поприщь. В этой погоне Ятвяги {35} потеряли, кроме множества народа, сорок князей, и тут же погибли два злые их воителя Скомонд и Ворут, опустошавшие Пинскую землю.

В 1250 году Конрад Лятьский прислал посла к Васильку звать на Ятвягов; но за снегом и мглою поход не состоялся, и союзники, дошедши только до реки Нура, воротились. За то в следующем году Даниил и Василько пригласили Семовита Мазовецкаго, и взявши помощь у Болеслава Лятьскаго, собрались в Дрогичине и перешедши болота вступили в землю Ятвяжскую. Ляхи не вытерпели, зажгли первое селение Ятвягов, и тем сильно помешали полному успеху похода, подавши пожаром весть Ятвягам. Вечером же Злинцы и вся земля Ятвяжская прислали к Даниилу Небяста с предложением оставить им Ляхов, а самому идти назад. Даниил на это не согласился; и ночью Ятвяги напали на Ляхов, огородившихся острогом. Ляхи оборонялись крепко и сулицами, и головнями и камнями, но Ятвяги шли на пролом и уже вступили в рукопашный бой; тогда Семовит обратился к Даниилу за помощию, Даниил выслал своих стрельцов, которые и отогнали Ятвягов от острога; тем не менее во всю ночь от них не было покоя. На утро собрались все Ятвяги и пешие и снузницы (вероятно на телегах), наполнили лес и зажгли свои колымаги, т. е. станы; и началась страшная лесная битва, в которой сильно досталось и Ляхам и Русским, Васильковы воеводы Лазарь уже потерял свое знамя, а Ѳедор Дмитриевич пал на реке Нарве. Наконец Даниил приказал спешиться Ящельту с своим полком; и толькопосле этого {36} дрогнули Ятвяги, а Русские и Ляхи погнались за ними, забирая пленников и пожигая страну. Но Ятвяги и разбитые еще не думали уступит битвы; они перешли реку Олег и стали заманивать преследующих в теснины. Даниыл, заметив это, остановил преследование, и сказал воинам: «разве вы не знаете, что христианам крепость пространство, а поганым обычай биться в тесных местах». Отыскавши просторное место, Даниил велел поставить станы и укрепить их; тогда Ятвяги обратились на станы, стали приступать к ним и потеряли много своих князей, но не могли ни выбить из станов, ни заманить к переходу через реку Олег ни Русских, ни Ляхов. Между тем Русские и Ляхи, забравшись в глубь нынешней Беловежской пущи, потеряли все следы к выходу, и только на другой день им удалось поймать языка, который и вывел их на дорогу через реку Лок. За тем пришли на помощь к Ятвягам Пруссы и Борть, но, увидав множество силы Лятьской и Русской, уговорили Ятвягов прекратить бой, и все разошлись по домам. После сего Даниил направился к Визне и перешел свободно реку Наровь. Так кончился дорого стоивший обеим сторонам поход, давший возможность многим христианам избавиться от плена, и тем прославивший князей.

В 1252 и 1258 годах Ятвяги за деньги были союзниками Даниила против Миндовга Литовскаго; а в 1255 году Даниил, уже получивший от Римскаго папы титул Короля, в союзе с Семовитом Лятьским пошел войною на Ятвягов, может быть по просьбе самого Семовита. Во время этого {37} похода Лев, сын Даниилов, узнавши, что Стекынт с Ятвягами осекся в лесу, пошел к его осеку; Ятвяги вышли из осека, а снузницы, бывшие со Львом, разбежались: но Лев не сробел, а напротив, слезши с коня, начал сильно биться, поддерживаемый своею небольшею дружиной, вонзил сулицу в щит Стекынта и убил мечем как самого Стекынта, так и его брата, после чего Ятвяги обратились в бегство. Между тем Даниил занял дом Стекынта, куда явился и Лев и представил отцу оружие Стекынта и его брата. За тем от Ятвягов пришел Комат, обещая Даниилу, что Ятвяги соглашаются быть у него в подданстве: но Ляхи, союзники Даниила, завидуя таковому исходу настоящей войны, стали тайно пересылаться к Ятвягам и судить им помощь, только бы они не поддавались Русскому князю. Тогда Даниил приказал воевать Ятвяжскую землю, разорил дом Стекынтов и велел выстроить в том краю на одной горе город Рай.

В следующем 1256 году Даниил с своим братом Васильком и с сыновьями Львом и еще молодым Шварном пошел на Ятвягов, к нему пришел также Роман из Новгорода Литовскаго с тестем своим Глебом и Изяславом Свислочьским, а также Семовит с Мазовшанами и от Болеслава помочь, — Судомирцы и Краковляне, и все большою ратью вступили в Ятвяжскую землю, и прежде всего захватили Ятвяжское селение Олыдикищу; сыновья Даниила, Лев и Шварн тихо обошли это селение и изсекли всех жителей, кроме одного, котораго привели к Даниилу. Этот пленник {38} объявил, что Ятвяги собрались в селение Привища. Даниил, по указанию пленника, распорядился, чтобы и это селение также взять нечаянно; но один Ятвяжанин, успевши убежать из Олыдикищи, подал весть своим в Привищи; впрочем эта весть несколько опоздала, и прежде нежели Ятвяги успели путем приготовиться, стрельцы Данииловы уже начали бой на одном конце селения, и в след за тем явился и сам Даниил с сыном Львом и началас страшная битва в воротах селения. Три раза Ятвяги отбивали приступ и три раза, Даниил и Лев лично водили свои полки и заставляли Ятвягов отступать. Наконец Даниил и Лев после страшных усилий успели продраться в ворота, заваленныя в несколько слоев трупами побитых, окончательно завладели селением и обратили в бегство защитников селения Ятвягов, Злинцев, Крисменцев и Покенцев, а неуспевших убежать изсекли или побрали в плен. Даниил сам остался ночевать в Присвищах, а на другой день отправился с сыном жечь и пленить всю тамошнюю землю, и пожегши селения: Таисевича, Буряля, Раймоче, Комата и Дора, и пленили города, зажгли дом Стекынта и остановились на селе Корковичах, и очень дивились, что такое множество войска и коней могло найдти для себя припасов на двух дворах, и что не успели поесть, то сожгли. На другой день пошли пленить и опустошать Ятвяжскую землю, и такой нагнали страх на храбрых прежде Ятвягов, что нигде не встречали противников. На ночь полки Данииловы остановились в болотах и в островах (т. е. в лесах); а на утро приехали {39} Ятвяги, отдавая заложников и прося мира, опасаясь чтобы Русские не избили пленников. За тем Даниил возвратился домой и начал готовиться к новому походу. Ятвяги, узнавши об этом, отправили к нему своих послов и детей и с ними дань, обещаясь быть у него в подданстве и строить в своей земле города. На другой год Даниил послал Константина Положишила собрать дань с Ятвягов. Константин собрал дань черными кунами и бель серебро. Даниил из Ятвяжской дани дал дар Лятьскому воеводе Сигневу, чтобы и Лятьская земля ведала, что Ятвяги платили дань Королю Даниилу.

После этого похода русския летописи не упоминают о Ятвягах до 1260 года, когда к Даниилу пришла весть из Ляхов, что Татары проникли в Ятвяжскую землю; по этой вести Даниил пригласил к себе своего сына Льва, с которым уговорился послать засаду к Визне; но наперед отправил к Ятвягам двух разведчиков, которые бы разузнали, где брат Даниилов Василько, отправившийся воевать Литву вместе с Татарами; но разведчики попались в руки Татарам, и тем дело кончилось, или вернее на этом прервался разсказ летописи. Из разсказа же этого, к сожалению прерваннаго, можно заключить, что Ятвяжская земля в это время уже принадлежала Литовскому князю Миндовгу. И действительно Миндовг около этого времени и даже несколько раньше распоряжался Ятважскою землею, как своим достоянием, и назывался князем Ятвяжским. Так у Польскаго летописца Длугоша читаем под 1260 годом: «Миндовг {40} великий князь Литовский, собрал большую рать из Литовцев, Русских, Ятвягов и Жемойти, и из других неверных народов, вступил в Мазовецкую землю и страшно опустошил эту страну. За тем перешел в Пруссию и предал огню все тамошние города, построенные рыцарями, которые не смели выступить против него и попрятались по своим замкам. А прежде этого Миндовг в своих грамотах, притворяясь католиком, отдал тем же рыцарям Ятвяжскую землю с Жемотью и другими землями. Чтобы отмстить за это опустошение Пруссии Немецкие рыцари в следующем 1261 году, собравши большое войско, отправились опустошать земли: Ятвяжскую, Литовскую и Жемойтскую; но их войско, зашедши слишком далеко в Литовские леса, было со всех сторон окружено Литовцами и Ятвягами, потерпело полное поражение и только немногие успели спастись, остальные были убиты или попались в плен.

 

 

Назад Оглавление Далее
 

Яндекс.Метрика