На главную сайта   Все о Ружанах

Барсов Николай Павлович

ОЧЕРКИ РУССКОЙ ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ : ГЕОГРАФИЯ НАЧАЛЬНОЙ (НЕСТОРОВОЙ) ЛЕТОПИСИ

(фрагмент о Ятвези и ятвягах)

 

Исслед. Н. П. Барсова,
э. о. проф. и библиотекаря Имп. Варшавскаго ун-та
2-е изд. испр и доп.алф.указ.

Варшава : Тип. К. Ковалевского, 1885.
© Адаптация текста А.Королёв

См. исходный текст.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

От автора сайта

Об авторе

ГЛАВА II. ... Латовския племена. Ятвяги...

Комментарии автора

 


Современные поселения, носящие названия Ятвезь, Ятвеск (Беларусь и Польша)

 

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

 

Ятвяги — одно из племен, оставившее свой след (в том числе и в топономике края — дер. Ятвезь) на территории современной ружанщины. Думаю, будет не лишним дать здесь несколько работ, посвященных исследованиям этого народа.

По этой теме см. также: Беляев И. Строй жизни Полоцка и Великого Княжества Литовского.

 

Александр Королёв

 

 

ОБ АВТОРЕ

 

Барсов, Николай Павлович (27.04.1839, Волхов Орловской губ. — 23.11.1889, Варшава) — российский историк и педагог. В 1862 году окончил историко-филологический факультет Петербургского университета. В том же году совершил поездку в Австрию и юго-западную часть России для изучения постановки школьного дела. Результаты наблюдений Барсов изложил в книгах «Школы на Волыни и Подолии» (СПб., 1863) и «Народные училища в Юго-Западном крае» (СПб., 1864)

В 1864—1869 годы был учителем истории и географии в Виленском учебном округе. Издал «Материалы для историко-географического словаря России. Т. 1. Географический словарь русской земли» (Вильно, 1865). В 1869 году зачислен кандидатом на кафедру русской истории Петербургского университета. В 1871 году назначен библиотекарем Варшавского университета, с 1872 по 1889 годы там же читал курс по русской истории, с 1888 года — профессор университета.

В 1874 году Петербургский университет удостоил Барсова степени магистра русской истории за диссертацию «Очерки русской исторической географии. География первоначальной летописи» (Варшава, 1873), получившую Уваровскую премию.

Барсов сотрудничал в журналах «Время», «Отечественные записки», газетах «Голос», «Варшавский дневник». Публиковал статьи по истории России и Речи Посполитой. Разделял ряд позиций славянофилов и доказывал необходимость объединения всех славянских народов под эгидой Российской империи.

В. Л. Телицын.
Российская историческая энциклопедия.
Т. 2. М., 2015, с. 348.

 

 

Глава II. ... Латовския племена. Ятвяги. Область их в XIII веке; их жилища в эпоху Начальной Летописи. Литва, Нерома. Этнографическия границы с Славянским населением. Лотыгола. Голядь.

{38}

...

Переходя к северу и северо-востоку Европы, мы встречаем на южном побережьи Варяжскаго моря большое Литовское племя. Оно разселилось в области Немана между Вислою, Западным Бугом и Двиною, и разделялось на несколько отдельных народов; из них летопись знает Пруссов, {39} которых она помещает по Вяряжскому побережью, между Ляхами и Чудью (2) 67), и на восток от них Литву, Зимеголу, Летьголу (в Лавр. списке ошибочно «Сетьгола») Нерому (Нарову) 68) и Корсь, и причисляемых к ним новейшими изследователями Ятвягов (Ятвяги) 69) и Голядей 70). Как кажется, из этих племен ранее других стали известны на Руси Ятвяги (Явтяги). Имя одного из русских послов, заключивших мир с Грецией в 945 г., «Явтяг» (Лавр. 20) дает некоторое основание предполагать, что выходцы из этого племени уже тогда служили в княжеских дружинах. Впрочем летопись сохранила весьма мало известий о сношениях Руси с Ятвягами. Под 983 годом отмечен поход на них Владимира Святаго, (ibid. 35), — под 1038 поход Ярослава (66). По таким скудным известиям нельзя, конечно, сделать никаких прямых заключений о месте тогдашних поселений этого племени, теперь уже совершенно исчезнувшаго. В подробных известиях о нем XIII века, представляемых нашими летописями, древнейшим и достовернейшим источником его истории, оно является далеко на севере, за Наревом и Бобром в теперешней Озерной области восточной Пруссии, на северных границах царства Польскаго 71). Но ранняя связь его с вновь возникшим русским государством приводит к мысли, что в эпоху Начальной Летописи оно жило гораздо южнее, гораздо ближе к коренным славянским поселениям и к русским пределам. В самом деле, при всей краткости летописных известий, нельзя не заметить, что походы на Ятвягов Владимира и Ярослава, о которых говорят наши летописи, стоят в какой то связи с одной стороны с присоединением к русским владениям области Западнаго Буга и Днестра, так называемой Червенской земли, с другой — с столкновениями Руси с Литвою. Первому предшествовал поход Владимира на Ляхов в 981 году, когда он «зая грады их Перемышль, Червень и ины грады,» а второму — поход Ярослава и Мстислава в 1031 году, в который эти князья возвратили под свою власть Червенские города, отнятые Болеславом Лядьским в усобицу 1019 года. Предприятие Владимира {40} окончилось покорением Ятвягов; но неизвестно с точностью, какой результат имел поход Ярослава. Наши позднейшие летописные своды (Никон. и Воскр. Лет. ср. также Карамз. II прим. 35, стр. 17) сообщают, что Ярослав не мог взять Ятвягов. Известие Новгородской летописи (III. 211) о заложении града Новгорода на весну после похода на Ятвягов не решает дела, ибо неизвестно, о каком Новгороде говорит она — о Великом или о Понеманском (Новогрудке). Но, по Литовско-Польским сказаниям 72) предприятие Ярослава увенчалось полным успехом: Ятвяжская земля была снова покорена, и в ней были будто-бы тогда основаны и населены русскими колонистами города по Бугу — Дрогичин, Мельники, Брянск, и, может быть, Бельск. Часть Ятвягов была переведена в Русь, другие отодвинулись на с. з. к Нареву и границам прусской Галиндии. Вслед за тем Русь вошла в столкновенье с Литвою, на которую, по известию нашей летописи, Ярослав ходил два года спустя после ятвяжскаго похода, в 1040 г. (Лавр. 66). В начале XII века мы видим Ятвягов порубежниками Владимира — Волынскаго княжения, которое повидимому уже отделяет его от Киевскаго княжения в тесном смысле этаго слова 73). Соображая все эти известия, нельзя не придти к тому заключению, что первоначальныя поселения Ятвягов, до первой половины XI века, находились между собственно Русью, Червенскими городами и Ляхами с одной стороны и Литвою с другой; между старо-Славянскими поселениями в области Немана, Припети, Западнаго Буга, и старо-Литовскими по правую сторону Немана, в области Вилии, — т. е. что они занимали тогда пространство по Неману и по его южным притокам, Молчади, Шаре, Зельве, Роси и Свислочи, от водораздела с Припетью и Побужьем — на северо-запад до того места, где Неман принимает северное направление, у Гродна. Здесь господствуя над течением Припети, они могли действительно отрезывать пути сообщения Киева с Побужьем и Поднестровьем, с областью Червенскою, — так что присоединение этих областей к Русскому государству естественно налагало на Русских князей обязанность или покорить Ятвягов или отодвинуть их {41} далее на север и северо-запад. Это предположение о поселениях Ятвягов Начальной Летописи тем более имеет за собой вероятия, что оно поддерживается теперешней номенклатурой населенных мест Понеманья, сохранившею много ятвяжских названий, свидетельствующих о древних поселениях Ятвяжскаго племени в этом крае. Здесь, начиная с водораздела Немана от Припети, и теперь мы имеем — сел. Ятвезь у реки Лососны, притока Зельвы (в ю. з. углу Слонимскаго уезда, к с. в. от Пружан), сколько нам известно, самый южный пункт Ятвяжскаго наименованья (Карта Шуберта № 34); за тем — в Новогрудском уезде два селения Язвины (Ядзвины по Белорусскому говору, Jadźwiny?) у леваго берега Немана, на с. в. от Несвижа; Ятвизь к зап. от Несвижа, на дороге из Снова в Ляховичи; Ятвизь, к югу от Новогрудка у озера Свитеза; Ятвизь к ю. з. от Новогрудка ур. Молчади. Далее на с. з. Ятвяжския названия переходят на правый берег Немана, в Лидский уезд. Здесь на границах с Гродненской губернией, в области, в XIII веке носившей название Денова и Ятвези — безразлично 73а), — находятся селения Ятвеск Польский и Ятвеск Русский и несколько на юг от них Ятвеск в Гродненском уезде. Затем опять по левую сторону Немана Ятвизь под Волковысском, несколько ниже его на р. Роси; Ятвеск на р. Рудавке, правом притоке Свислочи; близь него Ятовцы (Карта Шуберта № 28), и к югу от м. Свислоча, на водоразделе между Неманом (р. Свислочь) и Наревом (р. Колонна), сел. Ятвезки. Наконец, на севере Ятвице на левом берегу Немана, ниже Гродна, Ятвизь Большой и Ятвизь Малый, на р. Каменке, через Бобр впадающий в Неман, в 14 верстах к з. от Суховоля 74), — и на юг от них. Ядешки, Большой и Малый Яшвили, на ю. з. Яски 75).

 

Таким образом первые походы русских князей окончились подчинением Ятвяжскаго Понеманья, усилением в нем Славяноруссов, и передвижением Ятвягов далее на с. з., в соседство родственных им Жмуди, Пруссов и Бортов, где их и открывает наша история в XIII веке. Этот {42} переворот, сблизив границы Руси с Литвою, повел за собою столкновения между этими двумя народами. Русския летописи сообщают краткия известия о двух походах на Литву великаго Ярослава в 1040 и в 1044 годах (Лавр. 66 и Новгор. III 211). Куда именно были они предприняты, эти известия умалчивают; но Польские историки Литвы говорят, что Ярослав разбил Литовцев где-то в окрестностях Слонима, за тем перешел Неман и болота, разграничивавшия Славянския поселения от Литовской Пелузии (как называлась часть области по р. Виленке), и подчинил себе Литву по левый берег нижней Вилии; старо-Литовское поселение Ghurgani сделалось будто-бы центром русскаго управления покоренной области, и получило название Трок (т. Старые Троки. См. Narbutt, Dzieze Nar Litewsk. III 225, 232, 233). За этими известиями следует признать некоторую долю вероятия тем скорее, что и Начальная Летопись называет в числе племен, плативших дань Руси в XI в., Нарову или вернее (по Ипатьевскому списку) Нерому 76). Собственно Литва занимала пространство по Неману, захватывая левый берег его от устьев Дубиссы до верховьев Бобра близь Гродна, и главным образом по правым притокам его Вилии и Меречанке, примыкая на с. в. к Жмуди у р. Невежи, на западе к Славяно-Мозовецким поселениям, а на юге и юго-востоке сперва к Ятвягам и Кривским поселениям Славян, а за тем только к Славянам по черте, которую можно провести, основываясь на данных топографической номенклатуры, от устья р. Ротницы, к верхнему течению Котры, вверх по притоку Котры, Пелясе, к Жижме и Дитве, и от истоков Дитвы, по р. Ошмянке к Вилии, и на правой стороне ея — через озеро Свирь к притоку Дисны, Мядзиолке, и далее на север по системе озер, идущих от устья Мядзиолки (Опсы, Пеликана, Дрисвятья, Ричи, Сомки, близь котораго сел. Рубеж, Шиловки и др.) к Креславлю на Двине, Кривичам на с. и Кревну на с. з. от Новоалександровска, как кажется, крайним на западе Славянским местностям в Двинской области. К северу от собственно Литвы, по левому берегу Двины жила Зимегола (Зимигола Лавр. 3, 5), прилегая на востоке непосредственно к {48} владениям Полоцких князей, к которым она равно стала в враждебныя отношения. Известия о Зимиголе восходят в 1106 году, когда она разбила Полоцкаго князя Брячислава Вячеславича (Лавр. 120). Зимигола и Летьгола, поселения которой простирались к с. от Зимеголы, по лравой стороне Двины, между землями Полочан, Псковских славян и Чудскаго племени Ливов, — были только областными (географическими) названиями особой ветви Литовскаго племени, — которая называла себя Latwis, а землю свою Latweżu zemme, т. е. Латвежская, Литовская земля: Летьгола или Лотыгола, Latwingalas объясняется, как «Литвы конец», — Зимигола Żemegolas, — конец земли. Лотыши сел. под Витебском (к ю. в.), Лотышова к ю. от Полоцка, в с. в. углу Лепельскаго у., и Лотыголь, в 10 верстах, к югу, от Сенна могут указывать на то, что первоначально обиталища Летьголы лежали гораздо дальше вверх по Двине и ея притокам, откуда они были вытеснены наплывом Славян. К ним примыкала на западе родственная Лотве Корсь, занимавшая Балтийское побережье, к югу от Рижскаго залива. Вообще в XI веке на Руси только начинали завязываться сношения с Литовскими племенами, и о географическом положении их не было ясных понятий. Что касается Голяди, то, как уже было замечено выше, только сходство ея названия с Прусской Галиндией позволяет видеть в ней особое племя и причислять ее к Литве. Начальная Летопись только однажды называет ее, передавая краткое известие под 1058 годом: «Победи Изяслав Голяди» (Лавр. 70); но из половины XII века мы имеем положительное указание, что люди Голядь жили в пределах Смоленскаго княжения, где-то близь р. Поротвы, праваго притока р. Москвы (Ипат. стр. 29 под 1146 г.) 77). Объяснить появление этой Литовской ветви так далеко на востоке довольно трудно. Очень может быть, что еще в глубокой древности Голяди были оторваны от массы Литовскаго племени движением Славян с ю. на север, — или же они явились на Протве и вследствие переселения с запада, что могло стоять в связи с переселением с запада же Славянских племен Вятичей и Радимичей, по известию летописи {44} пришедших от Ляхов на Оку и Сожь. Как следы этого народца, следует заметить: сел. Голяди в западной части Дмитровскаго уезда, на р. Бунятке, левом притоке Яхромы, Голяди дер. в Клинском (по левую у. сторону шоссе и Николаевской железной дороги), р. Голяду, впадающую в Москву с левой стороны несколько ниже столицы, под сел. Люблиным (берет начало в Белом озерке у Косина), и сел. Голяжье в Брянском уезде на р. Десне, значущееся еще в Брянских писцовых книгах начала XVII века. Нельзя не заметить также, что в области Западной Двины, Немана и Западнаго Буга встречается множество населенных мест и урочищ с названиями, повидимому близким к имени Голядей, — каковы — Головск, Гольск, Голоды и т. д.; но имеют ли они какое нибудь отношение к Голяди летописи — определить пока не возможно.

...

 

 

Назад Оглавление Далее
 

Яндекс.Метрика