На главную сайта   Все о Ружанах

НИКОЛАЙ РОЗАНОВ

ПРУЖАНСКИЙ ПОВЕТ
(ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК)

ПРУЖАНЫ. 1935.
Перевод © А.В. Королёв, 2016

Назад Оглавление Далее

ГЛАВА I.
Общий обзор исторических событий.

 

Написание истории нашего повета с древнейших времен весьма затруднительно. В туманной дали прошлых веков теряются следы первобытных славян, и даже более поздние времена, до XIV века, не оставили нам более-менее точных исторических сведений. В те далекие времена наш повет, окаймленный на западе непроходимыми густыми лесами Беловежской пущи, на юге широким поясом Кобриньской пущи 1), а на востоке и севере болотистыми топями и лесистыми долинами рек Нарев и Ясолда, лежал на обочине современных торговых путей. Еще долгое время не являлся он регионом, за обладание которым конкурировали бы соседние державы. Городов, которые бы заслуживали упоминания летописцев, не было, а также длительное время мы не встречаем в летописях или документах каких-либо следов нашего региона. Только с помощью более обширного описания основных исторических событий, часто влиявших и на наш регион, мы можем разобраться в разных перипетиях его судьбы.

Земли нашего повета были заселены издавна, задолго до первых исторических упоминаний, которые о нем у нас имеются. Во времена первобытных славян в бассейнах рек {1} Немана и Березины обитало племя западных кривичей, которые, смешиваясь на юге с также славянским племенем дреговичей (в бассейне Припяти), стали «основой современного белорусского племени» 2). Имеются также сведения, что, при зарождении славянских государств, территория нашего повета была заселена племенем ядвингов (возможно, родственных латвийско-литовской группе, известных из русских летописей уже в десятом веке. Профессор Любавский 3) считает, что ядвинги населяли всю территорию нашего повета (а также поветы брестский и кобринский), и только в результате похода Владимира Киевского пришлось им вернуться на север за пределы Беловежской пущи. Тем не менее, определенная их часть должна была оставаться на месте, чтобы постепенно слиться с прибывающими с востока и юга славянскими племенами, кривичами и дреговичами. В самом деле, и сегодня мы встречаем в этом регионе множество населенных пунктов с названиями, связанными со словами «ядвинги», «ятвези», такие как Ятвезь, Ятвеск, Язвина, Язвины, Язвинка, а сведения XVI века 4) дают еще больше подобных названий.

Редкими и немногочисленными были первобытные людские жилища, расположенные в нашем регионе в лесистых речных бассейнах Ясёльны, Винцвы, Лисны и Мухавца 5). Охота, рыболовство, пчеловодство, позднее разведение домашних животных и сельское хозяйство, велись вначале в скромных размерах, длительное время с избытком обеспечивая пропитанием жителей.

По мере роста и уплотнения населения эти источники жизни становятся недостаточными, и постепенно все более и более на первый план выдвигается сельское хозяйство. Шаг за шагом истреблялась {2} пуща и новые районы занимали сельхозугодья, обработка которых становится отныне главным занятием наших обитателей. Стали возникать все более многочисленные и более крупные поселения, начался процесс заселения, вначале спонтанный и неуправляемый, а затем постепенно приведенный в правовые рамки.

Фот. Н. Розанов
Река Яселда ок. села Зубачи.

На заре истории славянских государств наша земля вошла в орбиту политического влияния Великого княжества Киевского. Влияние это, в целом достаточно слабое, ограничивалось периодическим сбором натуральной дани русскими князьями. Христианство, являющееся важным фактором в формировании государственных институтов в средние века, имело достаточно {3} слабое влияние. С первыми постоянными парафиями мы сталкиваемся в нашем повете в конце XV века 6). Бесполезно искать до XII века в этом районе следы государственных форм правления. Ядвинги, населявшие регион, а затем жившие с ним по-соседству, и, вероятно, множество раз осуществлявшие грабительские походы, не обладали своми собственными, высшими государственными формами, поэтому они не могли способствовать формированию более стабильных форм общественного устройства. Эти формы были созданы гораздо позднее, вначале под влиянием княжеств южной Руси (Кн. Романовичей Владимиро-Галицких), а затем Великого княжества Литовского, и, наконец, Польши. Начиная с XII века эти Русские княжества вели в наших краях постоянно повторяющиеся военные походы (сначала против ядвингов, позднее Литвы), но, все же, походы эти не оставили у нас глубокого следа. Значительное, продолжительное влияние этих княжеств шло очень медленно, и когда оно стало доходить до наших земель, уже было вынуждено уступить место влиянию Великого Княжества Литовского.

Как мы уже отмечали в самом начале, летописи вплоть до XIV века не дают нам никаких упоминаний о городах нашего повета. В описаниях битв, проводимых русскими Владимиро-Галицкими князьями с Литвой, ядвингами, Польшей, и, наконец, битвами между самими удельными князьями, указываются, чаще всего расплывчато, те или иные войны, с упоминанием кое-где названий: «Брест», «Слоним», «Волковыск», «Пинск» и других крупных поселений.

Летописи дают нам краткие сведения о следующих походах: В 1113-м году поход Ярослава Святополка князя Владимиро-Волынского, на ядвингов, которые «жили в литовских лесах, соседних с поляками, ныне этот край из-за соседства с лесами зовется Полесье или Подляшье».7) {4}

Фот. Ильницка.
Старые придорожные около села Яковичи.
{5}

В 1205-м г. вторжение Литвы под предводительством Зивинбундта и Монтвилта на земли новогрудские, луцкие, владимирские, пинские, битва на «полях слонимских», поражение Литвы.8) Летописец под тем же годом пишет: «бѣда бо бѣ в землѣ Володимерьстѣи ѿ воеваньӕ Литовьского и Ѧтвѧжьскаго».9)

В 1217 (?) г. нападение Литвы под предводительством Ердзивилла на Русь, захват Бреста, Мельника, Браньска, Бельска.

В 1220 (?) г. Литва под предводительством Скирмунта ведет с Россией сражение на берегу Ясолды, до этого русские войска находились в районе Бреста.

В 1252-м г. произошел совместный поход русских князей Данила и Василька Романовичей в Новогродскую резиденцию Мендовга, правителя Литвы, причем поход идет по трем путям на Волковыск — Мсцибув, на Слоним и на Здитув.10)

В 1277-м г. совместный поход русских князей Льва, Мстислава и Владимира Васильковичей во владения Литовские под Гродно через Волковыск. В поход вышли из под Бреста Лит. 11)

Из приведенных выше выдержек мы приходим к главному выводу, что наш край часто мог становиться ареной таких событий, поскольку представлял он для военных походов удобный обходной путь в труднопроходимых полеских болотах для обоюдных экспедиций Литвы и Руси.

Действительно, с древних времен, существовал путь между Литвой и Русью через Каменец Литовский — Шерешув — Новы Двур. 12) О значении этого тракта свидетельствует факт закладки уже в конце XIII века князем Владимиром Владимировичем, сыном Василькo Романовича, укрепленного поселения Каменец (Литовский) лежащего на этом самом тракте 13), в непосредственной близости от нашего теперешнего края. {6}

В конце XIII века край наш входил в состав владений князя Владимирского, Владимира Васильковича, вероятно, уже в те времена этот край лишь номинально принадлежал княжеству; был он, скорее всего, в то время пуст (ср. упоминание о заложении Каменца), зеселен лишь коренным населением 14), подвергавшимся частым набегам литовцев и ядвингов. Русское господство представляло собой разве что первые шаги, предшествовавшие образованию своей, но на короткое время, государственности. Нам известно лишь о существовании в то время города Кобриня с прилегающими поместьями, заложенного на юге Кобрыньской пущи 15).

В это время происходит важное событие, которое открывает путь для мирного польского влияния [мирного?!!!] на наши земли. В этом 1264 году Болеслав Целомудренный, а в 1282 году Лешек Черный истребляют до остатка племя ядвингов, а их земли (современное Подляшье) постепенно занимают колонисты из Польши. Подляшье становится с тех пор мостом, по которому проникает в наш край польский элемент. Все дальше на восток идет за хлебом не только шляхтич, но и польский крестьянин [wieśniak], обосновываясь в этих краях, и принося с собой элементы современной западной культуры.

Окончательное освоение Литвой нашего края, ранее принадлежавшего русским князьям, происходит во время правления В. Кн. Гедимина (1317-1341 г.), который, частью оружием, частью мирной политикой и династическими связями своих сыновей с разными местными русскими князьями, приобретает огромные территории вплоть до Черного моря и, конечно, Подляшье, Полесье, а значить и наш край. В течение этого времени, на территориях княжеств Владимирского и Галицкого создаются многочисленные мелкие княжества потомков князей русских и В.Кн. {7} Гедимина, подчиняющиеся непосредственно власти Великого князя Литовского.

Внук Гедимина (сын В. Кн. Литовского Ольгерда), Теодор Ратненьский держит княжество Ратненьское, в которое входил и наш край. 16) После его смерти княжество распадается. Один из его сыновей, Роман, получает в наследное владение Кобрынь с прилегающими имениями (около 1404 г.), и дает начало линии удельных князей кобрыньских, владеющих княжеством до начала XVI-го века. На протяжении всего этого периода (с 1404 г. по 1517 г.) территория нашего края почти полностью является неотъемлемой частью княжества Кобрыньского, с которым она разделяет общую судьбу. Необходимо отметить все же, что уже войдя в состав княжества, наш край сохраняет определенные территориальную и национальную обособленность с названием «Волости Пружаней» 17); отделенный от кобрыньщины полосой Кобрыньской пущи, по-видимому, не имея с остальной часть княжества близких экономических связей.

Княжество Кобрыньское просуществовало около нескольких сотен лет. В целом, в процессе объединения государственных струтктур и создания в XV и XVI веках единной государственной власти, удельные князья, как самостоятельные правители своих уделов, постепенно исчезают. В результате последовательной политики властей великокняжеской Литвы, а также распада, произшедшего в результате непрерывных новых разделов княжеств между потомками князей, княжества эти перестают существовать, а князья и их потомки опускаются все ниже и ниже в своем социальном положении и, наконец, становятся равными боярам Литовским, превращаясь из удельных правителей на подданных монарха — неограниченного правителя всей страны.

Последняя из рода князей кобрыньских княжна Анна Семеновна {8} умерла бездетной в 1517-ом году, а на большую часть княжества пожизненно получает (в т. 1532), но только права ленные, ее муж Вацлав Костевич, именующий себя Старостой Кобрыньским. После его смерти, польский король Сигизмунд дарует территорию бывшего княжества (на самом деле, уже только повета) своей жене, королеве Боне. Энергичная, хитрая, но в то же время экономная и бережливая, итальянка вскоре получает в свое распоряжение, в дополнение к имуществу князей кобрыньских, район двора селецкого и поместья шерешевские и, таким образом, объединяет в своих руках весь сегодняшний Пружаньский повет, за исключением небольшой части современной гмины Медзылесье, лежащей в то время в прежней Здитовской волости в прежнем слонимском повете. Тем не менее, во второй половине XVI века, эти поветы распадаются на ряд волостей, ставших либо до́брами королевскими, либо большими или меньшими поместьями. Период владения Боны (до 1556-го) приводит к усилению нашего края с хозяйственной точки зрения, происходит процесс колонизации, великое множество шляхты оседает на наших землях (например, шляхта селецкая), возникают новые поселения, новые дороги и мосты, расширяются области угодий, одновременно создается гибкий, по тогдашним меркам, административный аппарат. И, наконец, готовится основа для городского развития на началах автономии.

XVI век является периодом наиболее значительных реформ в устройстве В. Кн. Литовского, реформ, находящихся в тесной связи с Люблинской унией (1569 г.)., которая из Короны и В. Кн. Литовского сделала «одно единое и неделимое тело», «одна единая Речь Посполитая, которая из двух государств и народов в единый народ срослась и связалась». Нашей целью не является, рассказать о всех этих реформах, коснувшихся самых разнообразных областей жизни В. Кн. Литовского, и объединившей наши просторы с Короной и приближение их к устройству современной Польши. Это предмет особого изучения устройства В. Кн. Литовского, поэтому ограничимся лишь упоминанием об изменениях в административном устройстве {9}, произшедших в связи с этими реформами и коснувшихся интересующего нас региона.

Первоначально край входил в состав воеводства Трокского. В 1520 году было создано воеводство Подляское, охватившее 6 поветов, в том числе повет Кобрыньский 18). Крупная административная реформа В. Кн. Литовского 1565-1566 гг. формирует, вместо прежних поветов Кобрыньского, Каменецкого и Брестского, один большой Брестский повет, включивший всю территорию нашей края и нынешнюю Беловежскую пущу и в результате создано было Брестское воеводство. С тех пор, вплоть до упадка Речи Посполитой, история нашего края тесно связана с судьбой повета и воеводства Брестского.

XVII век становится периодом непрерывных войн и волнений. Война с Москвой, с Хмельницким, шведские войны, бунты и, наконец, внутренние беспорядки и частые междуцарствия громким эхом отразились в Брестском повете. В 1655 г. шведская война (одним из ее эпизодов является битва под Брестом в 1656 году). Чуть позднее в 1660 году опустошает наш край «Москвитин Хованьский», который, идя из Гродно до Бреста (через Шерешув), «вперед выслал свою разведку по округе,» сея жестокое уничтожение, убийства и грабежи 19). В 1665 г. король Ян Казимир оглашает универсал о Посполитом походе из брестского воеводства на Москву 20).

Воеводство и Брестский повет в этот период (1660-1665) был краем походов и постоя как вражеских, так и наших войск, призванных под знамена Речи Посполитой.

Следы этого сохранились в разных актах установления {10} ущерба, причиненного этими войсками, например, на территории нашего повета ущерб, нанесенный татарской кампанией Ассановича и Абрамовича в деревнях королевских Циховоли, Бабьей Гуре и Ровбецку (Раубецку) 21). Это не были единичные случаи, а всеобщее бедствие, о чем свидетельствует письмо гетмана Станислава Потоцкого от 1666 г., который, принимая во внимание «большие опустошения края в регионе Брест-Литовском, как врагами Короны, так и, часто, войском проходящим» запретил «под страхом повешения», вводить войска Его Королевского Величества в это воеводство 22). Но, в последующих десятилетиях вновь были развернуты у нас воинские отряды. В период правления короля Яна Собеского, заботясь о поддержании постоянной военной силы, в 1676-м г. Кобрыньская Экономия (как и ключ Пружанский) была определена для обеспечения квартирования и питания 700 казаков, проявивших себя в предыдущих войнах, «дабы войска на службе Речи Посполитой остающиеся, можно было сохранить» 23). В 1694-м г. гетман В. Кн. Литовского Ян Сапега указывает, что «крыша и местоположение немецкому пешему полку» в имении Шерешевского староства, объясняя, что «по окончании операций полку это по праву надлежит» 24). В то же время запрещает гетман этому полку постой в имениях Линово и указывает, что «имения эти целыми иметь хочет...» и «... положение свободное» 25). Опасения были по-видимому, оправдаными, потому что уже в 1698 г. составляется новый реестр убытков, вызванных хоругвью панцерной, развернутой в околице, между прочим и в м. Пружане. 26).

Во время северной войны, повет брестский вновь стал {11} местом боевых действий. В 1702-м г. брестская шляхта принимает решение о посылке из воеводства 4 хоругвей панцерных по 100 человек в каждой, «для охраны короля Его Милости», которого «на польский трон удачно мы посадили.», Хоругви те должны быть сосредоточены вдоль трактов; наша шляхта, обитающая у тракта Пружаньского, хоругви эти выставляет в Березе, Лоново, Блудне и Малче, под командованием Яна Коморовского, писаря земского Мозырьского 27). Судьба этих хоругвей неизвестна, но в последующие годы этой войны мы встречаем в нашем краю мародерствующие отряды войск русских и шведских. В 1706-м г. происходит битва шведских войск с русской армией под Березой-Картузской. После отражения русских войск, отступивших на восток, шведы грабят монастырь и окрестности.

В году 1736-м вновь на наши земли вторглись русские войска, выступившие против сторонников избранного Сеймом короля Станислава Лещиньского; партизанская война длится два года. В качестве напоминания о ней сохранилось возвание командующего русскими войсками Ливена от 1736-го года к властям воеводства брестского о «добровольной» поставке провианта для войск, местом доставки указываются города Кобрынь и Пружана 28).

Во время войны 1792 года, когда русские войска, при поддержке тарговичан, вторглись в Польшу, вновь поход проходит через наш край. Следы этого похода находим в записях потерь, понесенных Чарторыйским в своих имениях, лежащих по маршруту Шерешув — Каменец — Брест. 29).

Во время восстания Костюшко в 1794 году, весь наш повет находился еще в пределах границ Речи Посполитой. Храбрый генерал Кароль Сераковский, организуя на просторах {12} Литвы оборону от захватчиков, останавливается в Березе; туда же прибыл из Варшавы 19.VIII.1794 г. и ген. Мокровский, требуя от литовских генералов сосредоточения войск лицом к лицу с врагом 30). Под давлением превосходящих сил противника корпуса Сераковского, однако, были вынуждены уйти на Брест, проиграв по дороге 7.IX.1794 года в битве с Суворовым бой под Крупчиками (повет Кобрыньский), а затем понеся окончательное поражение под Тересполем (17-19.IX.1794 г.).

Имеются интересные документы по ревизии плотин и мостов брестского повета, выполненные в 1765-м году Комиссией Скарбовой В. Кн. Лит., которая дает информацию о шести коммуникационных путях того времени на землях повета 31). В то время существовали:

1) тракт из Высокого в Литву через Зельву на Каменец — Вишне — Шерешув — Руде (Рудне?) 32).

2) тракт из Каменьца на Пружану в Литву идущий в повет Волковыский, на Речице Мурована (т.н. Поцеевская) — Кози Бруд — Пружане — Бакуны 33).

3) тракт из Кобрина в повет Слонимский через Кози Бруд — Линово — Винец — Кабаки — Березу.

4) тракт как и выше через Кози Бруд — Пружану — Полонне (Полоньск) — Винец — Селец 34).

5) тракт из Бреста до Шерешева через Братилово — Турне — Речица Мурована — Вишне 35).

6) тракт из Бреста до Пружаны через Братилово — Олизарув Став — Киватыче — Кози Бруд.

В 1795-м году происходит третий раздел Польши и земли нашего повета, который четыреста лет к ряду находился под властью польских королей и почти триста лет была тесно связан {13} с Польской Речью Посполитой, переходят под российскую аннексию. Прежнее административное деление упраздняется, создается повет Пружаньский, входящий последовательно в губернии Слонимскую (1795), Литовскую (1796), Гродненско-Литовскую (1801) и, наконец, Гродненскую (1840.). 36) Вновь созданный Пружаньский повет занял после этого всю нынешнюю территорию (за исключением гмины Дворце), а также обширные участки Беловежской пущи с Бяловежей и Наревкой. Оставался он в этих границах без принципиальных изменений вплоть до Первой мировой войны.

Наступившая вскоре после этого раздела смерть Екатерины II (1796 г.) сохраняет повет в течение многих десятилетий (период царствования Павла I-го и в первой половине царствования Александра I-го), от тех руссификационных действий, которые уже начали безжалостно осуществляться в регионе, охваченном I и II разделами. Разве что конфискованы обширные до́бра королевские (т.н. Пружанская Губерния), которые Екатерина дарит своему фавориту фельдмаршалу Румянцеву (см. Главу II, «До́бра королевские»).

Война 1812 года вскоре затрагивает и наш край. Хотя основные боевые действия проходили дальше на север, тем не менее, и в нашем краю, ставшем линией операционной обороны против нападений российских войск, размещенных в районе Луцка, проходят передислокации армий, стычки и сражения.

В 1812 году, в то время как Великая Армии Наполеона продвигалась на Смоленск, князь Шварценберг с вспомогательным австрийским корпусом пересек Буг у Дрогичина и направился через Пружану в Слоним, оставляя отряды передовой стражи на линии рек Пина и Мухавец и овладев Пинском и Дрогичином. Вскоре присоединяется к Шварценбергу ген. Ренье с Саксонским корпусом. Эти войска должны были противостоять русской армии, которая под командованием ген. Тормасова, выдвинулась из Луцка угрожая с юга тылам армии Наполеона. Русская армия в течении двух недель вышла на линию рек Пина и Мухавец, взяла Кобрынь и Пружану, но не надолго, потому что 10 августа Пружана была занята войсками Шварценберга, направлявшимися через Малечь. {14}

 

Назад Оглавление Далее
 

Яндекс.Метрика