На главную сайта   Все о Ружанах

О.А. Пржецлавский

© А.В.Королёв.

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПРЖЕЦЛАВСКОМ
И ЕГО ВОСПОМИНАНИЯХ

 

 

Оглавление:

Несколько слов о Пржецлавском и его «Воспоминаниях»

1. Калейдоскоп воспоминаний Циприниуса. 1811 и 1812 годы

2. Калейдоскоп воспоминаний Циприниуса. Н.Н.Новосильцев

3. Воспоминания Д.К.Тарасова и комментарии Пржецлавского

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ.

 

Появившееся в «Русском архиве» в 1872 году произведение «Калейдоскоп воспоминаний», подписанное псевдонимом «Ципринус», произвело фурор в тогдашнем российском обществе.

На самом деле автором воспоминаний был уроженец Слонимского уезда Гродненской губернии (а скорее всего  — Ружан) Осип Антонович Пржецлавский (пол. Józef Emanuel Przecławski).

Кому интересны только сами тексты первоисточников, могут сразу приступить к чтению, ссылки указаны в начале страницы. Для более любознательных ниже привожу показавшуюся мне полезной дополнительную информацию.

Как всегда, попытался максимально иллюстрировать текст. Насколько это возможно в комментариях дал сведения как об упоминаемых лицах, так и о событиях того времени, вышедших или архаичных словах и понятиях. Собственно с этим и связано значительное время подготовки к публикации. Текст адаптирован к современной орфографии, но сами слова на современный лад я править не стал — тогда потеряется некий привкус старины. 

Обо всех ошибках просьба сообщить по адресам:

ruzhany@narod.ru или ruzhany-news@narod.ru

 

 

ИЗВЕСТНЫЙ ЦИПРИНУС.

 

«Я жил долго и вращался в различных слоях общества; много видел и слышал, многое на самом себе испытал и, находясь нередко в особенных, иногда в исключительных положениях, видел, слышал и наблюдал много такого, что кроме меня или не могло быть известно никому, или было известно немногим.» — такой фразой предварил свои заметки Осип Антонович. И это правда — родившийся в 1799 году в старинной дворянской фамилии герба Глаубич (Glaubicz) по завершении последнего, третьего, раздела Речи Посполитой, он прожил в эпоху великих европейских потрясений, был свидетелем нашествия и разгрома Наполеона, восстаний в Литве и Польше и укрепления Российской Империи. До 1812 года прожив с отцом, арендовавшим у Франциска Сапеги местечко Ружаны, он сохранил в своей памяти эти годы и посвятил этому периоду достаточно большой фрагмент своего «Калейдоскопа». Могут возникать сомнения о точности отдельных фактов и фамилий, но как прекрасно показана сама эпоха, атмосфера небольшого местечка, волею судеб оказавшегося на одном из немногих в то время путей сообщения между Европой и Россией! Время великого излома в судьбах множества людей выталкивало на поверхность как героев, так и преступников, авантюристов. О некоторых из них вспоминает и Пржецлавский.

Несколько слов о самом авторе. Он был весьма сложной, неоднозначной личностью. Имел свои собственные, часто спорные убеждения и взгляды на жизнь и свое место в ней. Учился в Императорском Виленском Университете вместе с Адамом Мицкевичем и, вероятно вместе с ним, участвовал в кружке польских студентов, известном под именем «филареты» (взаимопомощь и самосовершенствование). Окончив университет в 1818 году, он некоторое время служил секретарем при Слонимском уездном предводителе дворянства. Рано замеченный и отличенный тогдашней литовской интеллигенцией, он, несмотря на свою молодость, был, по настоянию начальника Новогрудской масонской ложи, посвящен в масоны и занял видное место среди виленского общества. Оказавшись в Петербурге, он быстро изучил русский язык и благодаря связям среди масонов уже в 1824 году служил в Канцелярии Министерства Внутренних Дел. Успешно продвигался по служебной лестнице. Издавал (с 1829 года) в Петербурге газету на польском языке «Tygodnik Peterburgski», с 1833 года получившую название «официальной газеты Царства Польского», просуществовавшую тридцать лет, не подвергаясь никаким административным взысканиям. Длительное время был цензором.

С 1872 года П. начал помещать в «Русском Архиве» и «Русской Старине» воспоминания о прошлой своей жизни и о тех людях, с которыми ему приходилось сталкиваться в течение долгой его служебной деятельности. В этих воспоминаниях, написанных очень талантливо и отличающихся большой образностью и увлекательностью изложения, находится множество интересных данных для характеристики петербургского общества 1820―1860 годов и для выяснения польско-русских отношений в прошлом веке и помещены целые очерки жизни и деятельности Н. Н. Новосильцова, поэта Адама Мицкевича, П. А. Муханова, князя Друцкого-Любецкого, художника Олешкевича и других.

Весьма неоднозначное к нему отношение было у современников. Вот несколько мнений:

«Пржецлавский — старый плут, поляк и католик в душе, но весьма искусно скрывающий свои польские и католические тенденции. Трудно теперь решить, какого направления будет он держаться по цензуре. Он всегда применялся к обстоятельствам и к тому, куда тянут сильнейшие.»

[А. В. Никитенко. Из «дневника». 1858. // И. А. Гончаров в воспоминаниях современников / Отв. ред. Н. К. Пиксанов. — Л.: Художеств. лит. Ленингр. отд-ние, 1969. — С. 115—130. — (Серия литературных мемуаров).]

 

«Ни как писатель, ни как человек, каких-либо убеждений и принципов не имел - разве что уверенность в величии собственной персоны и положения, и принцип личного интереса. Он был невеждой, потому что в данный момент это было выгодно...»

[Pamietniki Tadeusza Bobrowskiego. T.1. Lwow,1900.]

Далее приведу цитату из посмертной заметки о Пржецлавском в сборнике «Русская старина» за 1883 год:

«В детстве ревностный католик, религиозный до мистицизма, П. не был, однако, фанатиком и свою терпимость в делах религии перенес и в область политических убеждений. По замечанию современника, он не последовал по стопам польских политиков-патриотов в их вражде к России, но старался доказать, что для Польши нет иного спасения, как только в братском единении с Россией. Отдавшись русской службе, П. старался действовать, не выходя, однако, никогда из пределов законности, на пользу своей родины, которую страстно любил. Гордясь своим польским происхождением и защищая всегда поляков от несправедливых на них нападок, П. был в то же время сильным противником польских революционных затей и высказывал это открыто, за что и был приговорен польским эмиграционным комитетом к смертной казни, совершенной над его портретом, который был сожжен на Батиньольском поле.

Разносторонне образованный, О. А. П. до конца жизни старался расширять свои познания чтением книг и оставил после себя богатую библиотеку из книг на нескольких языках. С особенной любовью он занимался ботаникой и собрал замечательный гербарий. В течение всей своей с лишком 40-летней службы П. был награжден различными орденами до Белого Орла включительно и уволен в отставку с чином тайного советника. »

Умер в Твери 10-го декабря 1879 года.

 

Обнаружить хотя бы один портрет Пржецлавского и в самом деле не удалось...

 

*  *  *

 

ВОСПОМИНАНИЯ И КОММЕНТАРИИ ПРЖЕЦЛАВСКОГО.

 

На сайте я публикую только те фрагменты воспоминаний Пржецлавского, которые имеют то или иное отношение к Ружанам, Слонимскому уезду. Почти полностью приведены воспоминания о 1812 годе, поскольку они косвенно, а иногда и непосредственно  также имеют отношение к данному региону.

 

Итак:

1. Калейдоскоп воспоминаний Ципринуса. 1811-1812 годы.

Здесь не хочу ничего добавить — это просто нужно прочесть... Замечу только, что Пржецлавский весьма отрицательно относился к литовским (читай польским, или беларусским) евреям, обвиняя их во многих бедах Великого Княжества Литовского и Речи Посполитой. При этом при чтении часто встречающееся слово «Жид» не носит оскорбительного характера. В то время на территориях, раннее входивших в Великое Княжество Литовское именно так, по старинке, еще долго называли евреев. Так их продолжают именовать и в современной Польше. До XVII века такое именование евреев у славянских народов ни в коей мере не считалось оскорбительным. Слово «еврей» пришло сюда, скорее, из России. Хотя и следует заметить, что уже в конце XVIII века по прошению иудеев городка Шклов, который посещала Екатерина II, императрица предписала использовать в официальных бумагах Российской империи только слово «евреи». Пишу это, дабы избежать неадекватной реакции и читателей.

 

2. Калейдоскоп воспоминаний Ципринуса. Н.Н.Новосильцев.

Новосильцев, по моему мнению, был тем, кто протежировал Пржецлавскому на начальном этапе его службы. Отношение самого Пржецлавского к Николаю Николаевичу неоднозначное, опять же не буду  навязывать собственное мнение — читайте. Скажу только, что отзывы современников на эту часть воспоминаний были от похвальных до разгромных. Пржецлавский дополнил воспоминания о Новосильцеве двумя пространными рассказами, особенно интересными. Один, почти легенда о влюбленном ружанском священнике, а второй — о Франциске Сапеге

 

3. Воспоминания Д.К.Тарасова и комментарии Пржецлавского.

Очень важен здесь именно комментарий Осипа Антоновича к воспоминаниям Тарасова — фактически это большая заметка имеющая непосредственное отношение к ружанскому региону — о маршалке Пусловском. Естественно было дать первоисточник, к которому писан комментарий. Фрагмент  небольшой, но по своему также интересный. Следует отметить, что Дмитрий Клементьевич Тарасов был почетным лейб-хирургом, а некоторое время врачевал Александра I. С 1820 года в качестве лекаря свиты он участвует в поездках Александра I по России и загранице. Именно при нем царь умирает от простуды в поездке по Крыму в 1825 году. После этого Тарасов некоторое время в опале...  

*  *  *

 

В конце приведу далеко не полный перечень публикаций Пржецлавского:

 

Журнал «Русская старина»

Изд. 1872 года. Том 5. вып.1-6 (4) Заметки к запискам Тарасова. О. А. Пржецлавский. Маршалок Пусловский. стр.683-685

Изд. 1874 года. Том 11. Воспоминанія О. А. Пржецлавскаго. (Очерки Петербургской жизни). 1818-1831 гг. I-III. стр.451-477

Изд. 1874 года. Том 11. Воспоминанія О. А. Пржецлавскаго. (Очерки Петербургской жизни). 1818-1831 гг. IV-XI. стр.665-698

Изд. 1875 года. Том 13. Александр Семенович Шишков в 1824-1828 гг. стр.383-...

Изд. 1875 года. Том 14. Статс-секретарь Игнатий Туркул 1797-1857 гг. стр. 131-...

Изд. 1875 года. Том 14. Цензура в России в 1830-1865 гг. стр. 684-...

Изд. 1876 года. Том 16. Беглые очерки - П.А.Муханов стр.545-...

Изд. 1878 года. Том 21. Воспоминанія О. А. Пржецлавскаго. (Князь Ксаверий Друцкой-Любецкой). 1777-1846 гг. I-IV стр.625-648

Изд. 1878 года. Том 22. Воспоминанія О. А. Пржецлавскаго. (Князь Ксаверий Друцкой-Любецкой). 1777-1846 гг. V-IX стр.68-92

Изд. 1883 года. Том 39. Беглые очерки. стр.377-406

Изд. 1883 года. Том 39. Беглые очерки. стр.475-532

Изд. 1890 года. Том 66. Станислав Сестренцевич Богуш стр. 158-166;

Изд. 1890 года. Том 66. Воспоминанія О. А. Пржецлавскаго. (Митрополить Головинский). 1807—1855 гг. I-IV стр.381-391

 

Журнал «Русский архив»

Изд. 1872 года. Иосафат Огрызко и его польская газета «Слово». По поводу записок Берга о последнем Польском восстании. стр.1031-1055

Изд. 1872 года. По поводу ответа Н.В.Берга на замечания об Записках о Польских заговорах и восстаниях. стр.1553-1576

Изд. 1872 года. Калейдоскоп воспоминаний Ципринуса. 1811-1871. I. Николай Николаевич Новосильцев. стр.1706-1769

Изд. 1872 года. Калейдоскоп воспоминаний Ципринуса. 1811-1871. II. Адам Мицкевич. стр.1887-1954

Изд. 1872 года. Калейдоскоп воспоминаний Ципринуса. 1811-1871. III. 1811 и 1812 годы. стр.2269-2314

 

Журнал «Век»

Изд. 1882 год. «Великая тайна масонов». стр. ...-...

 

Отдельным изданием.

Калейдоскоп воспоминаний Циприниуса. Выпуск 1. Москва, 1874. в составе:

— Вступление.

— 1811 и 1812 годы.

— Адам Мицкевич.

— Дополнительное послесловие к 1-му выпуску Калейдоскопа воспоминаний.

— Краткий ответ на примечания и возражения.

«Разоблачение великой тайны франмасонов…». Москва, 1909.

 

Яндекс.Метрика