На главную сайта   Все о Ружанах

Дарственная запись Тышкевича дочери Александре.
Слушание 11 октября 1570 г.

Оглавление

1. Из «Предисловия» к изданию. [стр. XL-XLIII]

2. № 569. Духовное завещание Тышкевича 10 августа 1570 г. Слушание 30 сентября 1570 г.

3. № 570. Духовное завещание Тышкевича 3 марта 1570 г. Слушание 30 сентября 1570 г.

4. № 629. Духовное завещание Тышкевича 9 августа 1570 г. Слушание 11 октября 1570 г.

5. № 631. Дарственная запись Тышкевича дочери Александре 31 июля 1570 г. Слушание 11 октября 1570 г.

6. № 632. Духовное завещание Тышкевича и жены Анастасии детям Евстафию и Александре, а также об опеке над Евстафием 5 августа 1570 г. Слушание 11 октября 1570 г.

См. также:

Инвентарь имения Лососны 1596 года ;

Первые владельцы местечка «Рожаная»;

Материалы «Археографического сборника документов относящихся к Истории Северозападной Руси».

[стр. 394-400]

№ 631. Явка дарственной записи Василія Тышкевича дочери его Александрѣ.

Октябра ** (11) дня.

В роки земъские судовые о светомъ Михале римъскомъ святе, которыи се судили в году теперешнемъ тисеча пятьсотъ семъдесятомъ, писала и пърисылала до насъ, до мене Михайла Соколовского — судьи, а Потея Ельца — подсудка, и Богуша Тушевицкого — писара, врядниковъ земъскихъ повету Слонимского, вельможная пани ей милость Александровая Ходкевичовая, пани Александра Васильевна Тишковичовна — воеводянка Смоленская писара ясне вельможного пана его милости, пана Григорья Ходкевича, пана Виленского, гетмана навышшого великого князьства Литовского, старосты Городенского и Могилевского, пана Василья Филиповича Копътя з листомъ своимъ поручонымъ отворонымъ, оповедаючи, ижъ небожчикъ годное памети его милость панъ Василей Тишкевичъ — воевода Смоленский, староста Менский и Пинский, отецъ ее милости, спольне з малжонкою своею пани Настасею Андреевною, маткою ее милости, росправуючи добра, имена при животехъ своихъ межи нихъ детей, потомъствъ своихъ, по доброй воли, с хути и милости своей родительское, дали, даровали и на вечность записали ей милости по животехъ своихъ именье Лососиную з дворомъ Белавицкимъ и местечкомъ Рожаною и с селомъ Байкевичи, на што ихъ милость и листъ записъ свой ей милости дочце своей давши, тотъ даръ и оный записъ въ тотъ же часъ, скоро его справивши, на вряде замку господарьского Пинского, которого ихъ милость в онъ часъ, в неспособности здоровья своего и в затрудненью будучи, яко налацней отсегнуть могли, вызнали и до книгь записати дали, и к тому в тотъ же часъ ихъ милость, для лепъшое певности, взявши ку собе врядъ земъский тогожъ повету Пинского увесь зуполный, то есть пана Ивана Фурса — судьи, а пана Ивана Домановича — подсудка, а пана Гурина Фурса — писара, то имъ объявили и о записанье того до книгъ земъскихъ очивисто просили; нижли на онъ часъ, ижъ же ся то межи роковъ при замкненю книгъ справъ земскихъ деело, уписовать не видело, а ведь же теперь на першихъ рокохъ в году нинешнемъ семъдесятомъ о светомъ Михале, которые по зестю его милости пана воеводы Смоленского з сего света напервей судовне дошли, заседши ихъ милость на справахъ судовыхъ, а помнечи на оное оповеданье и объявенье очевистое, тотъ записъ, з выписомъ вряду кгродского замку господарьского Пинского, до книгъ земскихъ принявши и уведши, на то ей милости выписъ подъ печатьми своими дали; лечъ ижъ тое именье Лососиная з дворомъ Белавицкимъ и местечкомъ Рожаною в повете тутошнемъ Слонимъскомъ лежатъ, тогды тежъ до книгъ земъскихъ здешнего повету то перенести належитъ, чому ей милость пани Александровая, досыть чинечи, оный выписъ вряду земъского повету Пинского зъ записомъ небожчика пана воеводы Смоленского и малжонки его милости черезъ того писара его милости пана Виленского верху мененого до насъ для уведенья и перенесенья его до книгъ земъскихъ того повету Слонимского присылала, который выписъ вряду земъского повету Пинского при властномъ записе ихъ милости пана воеводы Смоленского и малжонки его милости пани Настаси Андреевны и при выписе посведченю вряду кгродского замку господарьского Пинского тотъ писаръ его милости пана Виленского панъ Василей Копоть передъ нами покладалъ, просечи именемъ и за листомъ ее милости пани Александровей поручонымъ, абысь мы то до книгъ справъ земскихъ тутошнего повету Слонимского увела и вписали, гдежъ и ей милость папи воеводиная Смоленская, пани Настасья Андреевна такъже з листомъ своимъ поручонымъ до нась служебника своего пана Федора Славуту присылала, который при томъ листе папи воеводиное поручономъ, яко умоцованый отъ ее милости панее своее, постановившися передъ нами, поведилъ, ижъ бы и сама ей малость для вызнанья и посветъченья того запису, же на тое именье Лососиную, дворъ Белавичи, местечко Рожаную и сельце Байкевичи спольне з малжонкомъ своимъ небожчикомъ его милостью паномъ воеводою Смоленскимъ ей милости пани Александровой дочце своей дали, рада тутъ до насъ, яко до вряду земъского на тые теперешние роки ехала, нижли з допущенья Божего барзо хора и неспособного здоровья есть, ведь же его умоцованого своего з листомъ поручонымъ, признаваючи оный даръ и записъ свой, спольне з малжонкомъ ей милости небожчикомъ паномъ воеводою пани Александровой дочце своей на тое именье Лососиную, дворъ Белавичи и местечко Рожаную з сельцомъ Байкевичи даный, и просечи о перенесенье его до книгъ земъскихъ повету тутошнего Слонимъского, до насъ прислала, который посланецъ ее милости панъ Славута и словне именемъ панее своее при листе ее милости поручономъ о уписанье того до книгъ насъ просилъ.

А такъ мы, того оповеданья ихъ выслухавши и листы поручоныи яко пани воеводиное Смоленское, такъ и пани Александровое Ходкевичовое к собе принявши и при книгахъ ихъ зоставивши, а выпису вряду земъского повету Пинского огледавши, росказали есмо его до книгъ справъ земъскихъ повету тутошнего Слонимского, яко на рокохъ судовыхъ, увести и уписати, который слово отъ слова такъ ся в собе маетъ:

Выписъ с книгъ судовыхъ земъскихъ повету Пинского.

Лета Божего нароженья тисеча пятьсотъ семъдесятого, месеца Октебра пятого дня.

В роки земъские судовыи о светомъ Михале римъскомъ святе, которыи се судили в року теперешнемъ тисеча пятьсотъ семъдесятомъ, писала и прысылала до мене Ивана Офанасовича Фурса — судьи, а Ивана Семеновича Домановича — подсудка, врядниковъ земъскихъ повету Пинского вельможная пани ее милость, пани Александровая Ходкевича, пани Александра Васильевна Тишковичовна — воеводянка Смоленская писара вельможного пана его милости, пана Григорья Александровича Ходкевича, пана Виленского, гетъмана навышшого великого князьства Литовского, старосты Городенского и Могилевского, пана Василья Филиповича Коптя з листомъ своимъ умоцованымъ, который листъ при книгахъ земъскихъ судовыхъ есмо зоставили, оповедаючи, ижъ небожчикъ годное памети его милость панъ Василей Тишкевичъ — воевода Смоленский, староста Менский и Пинский, отецъ ее милости посполъ с пани малжонкою своею ее милостью пани Настасею Андреевною, маткою ее милости, тыхъ недавно минулыхъ часовъ в году нинешнемъ семъдесятомъ, по доброй воли, с хути и милости своее родительское, по животехъ обеюхъ своихъ дали, даровали и на вечность, отдаляючи отъ иншихъ детей и всихъ близкихъ и кревныхъ своихъ, записали ей именье, называемое Лососиную, в повете Слонимскомъ лежачое, з дворомъ Белавицкимъ и з местечкомъ Рожаною и с сельцомъ Байкевичи, на што ихъ милость и листъ свой записный подъ печатьми и с подписомъ руки самого его милости небожчика пана воеводы Смоленского за сведомъемъ и печатьми людей зацныхъ ей милости давши, тотъ даръ и записъ свой, постановившися обличне на вряде кгродскомъ замку его королевскей милости Пинскомъ, ку записанью до книгъ оповедали и вызнали и тастаментомъ остатнею волею ихъ милости справленымъ то утвердили.

Якожъ ей милость пани Александровая Ходкевичовая, и выписъ с книгъ вряду замку господарьского Пинского оповеданья и сознанья ихъ милости пана воеводы Смоленского и пани малжонки его милости в себе маючи, передъ нами при листе записе ихъ милости, который и в томъ выписе слово отъ слова увесь есть уписанъ, покладала, просечи, абыхъмо то до книгъ судовыхъ земъскихъ повету Пинского, яко на рокохъ судовыхъ, увели и вписали.

А такъ мы, того выпису вряду кгродского замъку господарьского Пинского при листе записе ихъ милости пана воеводы Смоленского и пани малжонки его милости огледавши, а и самъ тое справы ведомъ будучи, кгдыжъ небожчикъ его милость панъ воевода спольне з малжонкою своею ее милостью пани воеводиною Смоленскою при отдаванью тое дочки своее ее милости пани Александры за его милость пана Александра Ходкевича в малженство светое ку справованью тастаменту и насъ весь зуполный врядъ земъский тутошнего повету Пинского взывали, а за ведомостю и при бытности нашой оный тастаментъ справовали и в немъ тотъ даръ и описъ свой, дочце своей ей милости пани Александре даный, поменили и передъ нами на онъ часъ то объявили, нижли намъ того в тотъ часъ, ижъ ся то межи роковъ деело, за замъкненемъ книгъ судовыхъ земъекихъ уводить негодилосе, ведь же мы до того тастаменту, который ихъ милость при бытности нашой справовали и в немъ оный записъ и даръ свой поменили и в онъ часъ печати свои приложили, а теперъ, яко на рокохъ, при отомъкненю книхъ земъскихъ судовыхъ тую справу принявши, выписъ вряду кгродского замку господарьского Пинского с печатью подстаростего Пинского пана Матфея Гавриловича Тишковича и с печатью судьи кгродского замку господарьского Пинского пана Макара Мартиновича, с подписью рукъ ихъ милостей обудвухъ и тежъ с подписью руки писара кгродского замку господарьского Пинского пана Богдана Полкотицкого, росказали есмо до книгъ судовыхъ земъскихъ на рокохъ увести и уписати, который слово отъ слова такь ся в собе маетъ:

Выписъ с книгъ кгродскихъ замку господарьского Пинского.

Лета Божего нароженья тисеча пятьсотъ семъдесятого, месеца Августа первого дня.

Постановившися очивисто на вряде кгродскомъ замку господарьского Пинского, его милость панъ Василей Тишковичъ, воевода Смоленский, староста Менский у Пинский и малжонка его милости пани Настася Андреевна передъ нами, яко врядомъ кгродскимъ, зуполне засажонымъ, а меновите Матфеемъ Гавриловичомъ Тишковича — подстаростимъ тутошнимъ Пинскимъ, Макаромъ Мартиновичомъ — войскимъ Кобринскимъ, судьею кгродскимъ Пинскимъ, оповедали и добровольне ку записанью до книгъ кгродскихъ вызнать рачили, ижъ которое именье Лососиную, з дворомъ Белавицкимъ и местечко Рожаную з селомъ Байкевичами, где передъ тымъ дворецъ бывалъ, маютъ и держатъ ихъ милость з ласки за привильями и данинами его милости господарьскими на вечность, ино ихъ милость, по доброй воли своей, спольной хути а милости родительское, тое именье Лососиную, з дворцомъ Белавицкимъ, местечкомъ Рожаною, с тымъ селомъ Байкевичами, отдаляючи то его милость панъ воевода отъ сыновъ своихъ, то есть пана Юрья Тишкевича — воеводы Берестейского, старосты Волковиского, пана Каленицкого Тишкевича — маршалка господарьского, державцы Радошковского и дочки своее пани Настасьи Ивановое Мелешковое, детей и потомковъ и ихъ всихъ внучать своихъ, такъ же и отъ сына своего пана Остафья, которого его милость панъ воевода с тою малжонкою своею пани Настасею Андреевною мастъ и иншихъ близкихъ и кревныхъ своихъ спольныхъ, дочце своей ее милости пани Александровой Ходкевичовой, пани Александре Васильевне Тишкевича, по животехъ обеюхъ ихъ милостей, на вечныи часы дали, даровали и листомъ записомъ своимъ спольнымъ зо всимъ на все и всякими пожитки и доходы ихъ, яко се тые двори з местечкомъ Рожаною и тое село Байкевичи само в собе у границахъ, широкостяхъ и обыходехъ своихъ маютъ, и с тымъ потому, яко то на листехъ, данинахъ и привильяхъ господарьскихъ, на то ихъ милостямъ даныхъ, ширей а достаточней стоитъ описано, и яко тыхъ именей ихъ милость сами за тыми листы держали и теперъ держатъ и вживаютъ, записали, яко жъ и тотъ записъ свой, который ихъ милость на то той дочце своей дали, достаточне справеный намъ показовали, жедаючи, абысь мы, его огледавши и оного выслухавши, с тымъ оповеданьемъ ихъ милости до книгъ того вряду кгродского замку господарьского Пинского записали.

А такъ мы до тое сознанье и оповеданье ихъ милости выслухавши, оного листу запису, дочце ихъ милости паней Александре даного, огледавши и прочитавши, слово отъ слова до книгъ того вряду кгродского замку Пинского уписали, который такъ се в собе маетъ:

Я Василей Тишкевичъ, воевода СмоленскиЙ, староста Менский и Пинский, а я малжонка его милости Васильевая Тишковичовая, воеводиная Смоленская Настасья Андреевна ознаймуемъ и явно чинимъ симъ нашимъ листомъ всимъ посполите и кождому з особна, кому будетъ потреба того ведати, нинешнимъ и на потомъ будущимъ, што которое именье Лососиную з дворомъ Белавицкимъ и местечко Рожаную з селомъ Байковичами, где передъ тымъ дворецъ бывалъ, маемъ и держимъ з ласки, за привильями и данинами его милости господарьскими на вечность, а такъ мы, по доброй воли своей, с хути а милости нашое родительское, тое именье Лососиную з дворомъ Белавицкимъ и местечко Рожаную с тымъ селомъ Байкевичами, отдаляючи то отъ сыновъ моихъ Васильевыхъ — пана Юрья, воеводы Берестейского, старосты Волковыского, пана Каленицкого маршалка господарьского, державцы Радошковского и дочки моее пани Настасьи Ивановое Мелешковое, детей и потомковъ ихъ и всихъ внучатъ моихъ, такъже и отъ сына нашого спольного Остафья Васильевича Тишковича и иншихъ близкихъ и кревныхъ моихъ Васильевыхъ и моихъ Настасиныхъ, дочце нашой власной Александре, которую есмо тыхъ часовъ з воли и презренья Божего за пана Александра Григорьевича Ходкевича в малженство светое отдали, по животехъ обеюхъ насъ на вечныи часы даемъ, даруемъ и симъ листомъ записомъ нашимъ спольнымъ зо всимъ на все и всякими пожитки и доходы, яко се тые дворы и з местечкомъ Рожаною и тое село Байковичи сами в собе, в границахъ, широкостяхъ и обыходехъ своихъ маютъ и с тымъ потому, яко то на листехъ, данинахъ и привильяхъ господарьскихъ, на то намъ даныхъ, ширей и достаточне стоитъ описано и яко тыхъ именей мы сами за тыми листы держали и теперъ держимъ и вживаемъ, з будованемъ дворнымъ, з кгрунты землеными польными, оремыми и не оремыми, з сеножатьми, пашнями дворными, з ставы, з ставищами, з млины и з ихъ вымилками, з реками, речками, с потоки и озеры, зъ земълями бортными, з боры, з лесы, з ловы зверинными и пъташими, з гоны бобровыми, з ымены боярскими, шляхетскими и з бояры панцерными, з слугами путъными, з людьми осадными, тяглыми, з огородники и ихъ земълями, службами и подачками и всякими повинностями, с челедью невольною, з быдломъ рогатымъ и дробнымъ, статки домовыми и речъми рухомыми, што кольвекъ в тыхъ дворехъ по насъ зостанетъ, записуемъ; маетъ тая дочка наша Александра скоро по животехъ обеюхъ насъ, по моемъ Васильевомъ и тежъ моемъ Настасиномъ в тое именье Лососиную, дворъ Белавичи и местечко Рожаную и в тое село Байкевичи, яко во власный даръ, отъ насъ родителей ее по доброй воли нашой уделаный и симъ листомъ нашимъ записаный, добровольне уехати, в моцъ, владность и к рукамъ своимъ взяти и того со всимъ на все и всякими пожитки и належностями вышей менеными и хотя бы ся што не поменило, а тымъ именамъ, або которому з нихъ належало, с тымъ всимъ водле листовъ, привильевъ данинъ господарьскихъ держати и уживати она сама, дети и потомъки ее вечными часы вольна будучи пришедши того за симъ листомъ записомъ нашимъ в держанье свое, по животехъ нашихъ кому хотечи то такъже по доброй воли своей отдати, даровати, заменити и на вечность записати и тамъ собе ку нимъ прибавити, прикупити и росширити и, яко хотечи, налепей розумеючи, тымъ водлугъ воли своее шафовати и ку своему лепъшому, пожиточному обернути, нижли она теперъ того при животехъ нашихъ никому записовати не маетъ.

А сыны мои Васильевы панъ Юрий — воевода Берестейский, панъ Каленицкий — маршалокъ господарьский, а дочка моя Настасья, дети и потомки ихъ и вси внучата мои и тежъ тотъ сынъ нашъ Остафей и нихто з иншихъ близкихъ и кревныхъ нашихъ спольныхъ в тое именье Лососиную и в дворъ Белавичи и местечко Рожаную и в село Байкевичи ничимъ ся вступовати и никоторое переказы ей, дочце нашой о то чинити и жадного делу тамъ в намнейшой речи и пожиткохъ мети и допиратися не маютъ и не будутъ мочи, одно тая дочка наша Александра, того, яко власного своего держачи, вольна будетъ тымъ подле воли своее шафовати.

А мы тежъ вжо того именья Лососиное, двора Белавичъ и местечка Рожаное и тежъ именъ боярскихъ, слугь путъныхъ и земль ихъ и жадное владности и належности тыхъ именъ никому иншому мимо тую дочку нашу Александру, яко теперъ при животехъ, такъ и по животехъ нашихъ записовати, даровати и никоторыми причинами заводити и отъ нее того отдаляти не маемъ, а хотя бысьмы потомъ тое именье верху мененое Лососиную з дворомъ Белавицкимъ и местечко Рожаную, з селомъ Байкевичи кому иному записали и на то листъ нашъ дали, тогды таковый листъ в кождого права вжо жадное моцы мети, а той дочце нашой Александре и сему запису нашому на переказе быти не маетъ и в наменшомъ пункте шкодити не можетъ.

Кгдыжъ есмо и листы, привилья, даты его королевской милости господара нашого милостивого, на тые именья Лососиную, дворъ Белавичи и местечко Рожаную и село Байкевичи прислухаючие и належачие, за которымисмы набывши ихъ и сами держали и теперъ держимъ, и тымъ правомъ и привильи своими на ее дочку нашу вливаемъ, описавши меновите кождый на реистръ и припечатавши оный реистръ печатьми нашими, а я Василей и рукою моею подписавши, при томъ реестре тыи вси права и привилья есмо на певное местце в заховане до рукъ ясне вельможного пана его милости, пана Григорья Ходкевича, пана Виленского, гетмана найвышшого великого князьства Литовского, старосты Городенского и Могилевского и пани малжонце его милости, пани Катерине Ивановне, кнежне Вишневецкой, обавяючися всякихъ приладковъ, которыи на кождого с часомъ приходятъ, и обваровываючи, абы тыи права, привилья яко се на сторону не унесли и тому, кому не суть належни, и мимо ее дочку нашу Александру не пришли, але ижъ бы тымъ снадней тая дочка наша Александра водле права своего и сего запису нашого, ведаючи о нихъ сама, дети и потомъки ее, альбо кому то она запишетъ, ку нимъ пришли, а за ними того дару нашого безъ кождое трудности безпечней по животехъ нашихъ вечными часы уживали, дали, а его милость панъ Виленский и пани малжонка его милости, принявши то отъ насъ в захованье свое, в тоежъ слово противный реестръ, такъже за печатьми своими, с подписьми рукъ своихъ намъ дали, и не маютъ ихъ милость тыхъ правъ, привильевъ господарьскихъ на именье Лососиную, дворъ Белавичи и местечко Рожаную и село Байкевичи, отъ насъ в захованье ихъ милости даныхъ, никому иншому зверати, отдавати, только по животехъ нашихъ обеюхъ той дочце нашой Александре, невестце своей в целости до рукъ ее подати маютъ.

Ведь же то собе зоставуемъ и тымъ же записомъ нашимъ обваровываемъ, ижъ яко мне Василью, такъ и мне Настасьи, будь в сполномъ мешканью за пробавенемъ животовъ нашихъ, або тежъ зоставшися одному которому з насъ, вольно будетъ того именья Лососиное, Белавичъ и местечка Рожаное добровольне держати и всякихъ пожитковъ до животовъ нашихъ уживати; и если бы за припадкомъ с которыхъ кольвекъ причинъ, або за пренагабаньемъ, в посегненью отъ кого в чомъ ихъ, на спиранье до права и для обороны тыхъ именъ, листовъ, привильевъ короля его милости намъ обеюмъ, або по станью за пробавенемъ живота, которому з насъ осталому якая потреба вказовала, тогды за писанемъ и ознайменемъ нашимъ его милость панъ Виленский, або пани малжонка его милости, ку таковой потребе и обороне оныхъ именъ тыхъ привильевъ намъ не только боронити не маютъ, але и сынъ ихъ милости, панъ Александро, зять нашъ самъ, взявши оныи листы и привилья, ку таковой потребе нашой ехати и оныхъ именъ боронити и во всемъ намъ помочонъ быти маетъ и повиненъ будетъ; лечъ если бы тотъ зять нашъ панъ Александръ где далеко, а не поблизу ихъ милости былъ, тогды маютъ ихъ милость оныи листы и привилья, которыхъ намъ потреба вкажетъ, черезъ которого певного годного служебника своего одного або и двухъ до насъ послати и в томъ намъ, поколь тая справа конецъ свой озметъ, помагати маютъ; а где бы, чого Боже не дай, его милости пана Виленского наперодъ насъ смерть зашла, тогды тые привилья, права, на тые именья Лососиную, Белавичи и местечко Рожаную прислухаючие, водле тогожъ рейстру нашого, его милосты пану Виленскому и пани малжонце его милости даного, маетъ ей милость пани Виленская, малжонка его милости сыну ихъ милости, а зятю нашому пану Александру отдати, который то такъже в захованьи и опатреньи своемъ таковымъ же способомъ, яко и ихъ милость, мети, и кгды часъ тому прыйдетъ по животехъ нашихъ, в целости той же дочце нашой Александре, малжонце своей, ку уживанью оныхъ именъ отдати маетъ; если жъ бы, чого Боже рачъ уховать, тотъ зять нашъ панъ Александро наперодъ насъ и его милости пана Виленского и пани малжонки его милости з сего света зшолъ, а потомства никоторого с тою малженкою своею, а дочкою нашою Александрою не прибыли и по собе не зоставилъ, тогды повиненъ будетъ его милость панъ Виленский и пани малжонка его милости оныи права и привилья на тую Лососиную, Белавичи и местечко Рожаную, которыесьмы в захованье ихъ милости дали, водле рейстру нашого и своего, на обе стороне в одно слово за печатьми и с подписомъ рукъ нашихъ даного зась в захованье, намъ обеюмъ, альбо которому кольвекъ з насъ осталому вернути; пакълижъ бы панъ Александро, зять нашъ, потомство с тою малжонкою своею, а дочкою нашою Александрою прибылое, по собе зоставилъ, тогды тые права, привилья маетъ его милость панъ Виленский и пани малжонка его милости предъ ся в захованью своемъ ажъ до животовъ обеюхъ насъ мети, а по животехъ нашихъ никому иному, только в целости до рукъ тоежъ дочки нашое Александры, або детемъ, потомъкомъ ее власнымъ отдати.

Кгдыжъ тые привилъя жадному иному, только той дочце нашой и потомкомъ власнымъ ее, альбо кому то она по животехъ нашихъ отпишетъ, на тые именья при семъ листе записе нашомъ служити будутъ.

А где бы, чого Боже не дай, тая дочка наша Александра, не зоставивши ни которого потомства по собе, а не отписавши и не заведши того правомъ своимъ, отъ насъ на нее переведенымъ, никому, зъ сего света зышла, тогды сесъ записъ нашъ и тые вси листы, привилья, на тые именья верху мененые прислухаючии и належачие, которые есмо его милости пану Виленскому и пани малжонце его милости в захованье дали, маетъ его милость панъ Виленский, а, чого Боже уховай, смерти на пана Виленского, ино по животе его милости панъ Александро, сынъ его милости, а зять нашъ, намъ обеюмъ, альбо которому колъвекъ з насъ осталому, а по животе насъ обеюхъ сыну нашому Остафью, або потомкомъ его в целости, кромъ жадного затрудненья, отдати и вернути то виненъ будетъ и с тыми листы вжо оныи иненья на того сына нашого Остафья прити и спасти маютъ.

И на то есмо пани Александровой Ходкевича Александре Васильевне Тишковича, дочце нашой дали сесъ нашъ листъ с печатьми и с подписомъ руки мене Василья Тишковича.

А при томъ были и того добре сведоми ихъ милость панъ Янъ Волчко — маршалокъ господарьский, староста Василишский, панъ Борколабъ Ивановичъ Корсакъ — староста Дисенскій, панъ Война Матфеевичъ Гричинъ — подкоморый земъский повету Слонимского, державца Ожский и Перелайский, панъ Юрий Тишковичъ, ротмистръ короля его милости роты езное и за очивистою прозьбою нашою тые панове верху писаные печати свои приложили к сему нашому листу.

Писанъ у Пинску.

Лета Божего нароженья тисеча пятьсотъ семъдесятого, месеца Июля тридцать первого дня.

У того листу подписъ руки власное его милости пана воеводы Смоленского рускимъ письмомъ тыми словы: Василей Тишковичъ.

А по вычитанью того листу и уписанью его за оповеданьемъ ихъ милостей до книгъ, просила насъ ей милость пани Александровая Ходкевича, пани Александра Тишковичовна, дочка ихъ милости, абыхъмо выписъ того с книгъ ей милости дали, гдежъ мы и выписъ того с книгъ подъ нашими печатьми и с подписомъ рукъ нашихъ ей милости пани Александре дали.

Писанъ у Пинску.

 

У того выпису кгродского замку господарьского Пинского подписъ рукъ по русски врядниковъ кгродскихъ тымии словы: Матфей Гавриловичъ Тишковичъ — подстаростий Пинский рука власна, Макаръ Мартиновичъ — судья кгродский замку Пинского рука власная, Богданъ Полъкотицкий — писаръ кгродский Пинский.

А по вычетенью того выпису просилъ писаръ вельможного пана его милости, пана Григорья Александровича Ходкевича — пана Виленского, гетмана найвышшого великого князьства Литовского, старосты Городенского и Могилевского именемъ и за листомъ поручонымъ ее милости пани Александровое Ходкевичовое, пани Александры Васильевны Тишковичовны, воеводянки Смоленское, его милость панъ Василей Копоть, абыхъ мо тотъ выписъ кгродский замку господарьского Пинского у къниги судовые земские уписати казали.

Якожъ мы за жаданемъ его милости, уписавши то до книгъ судовыхъ земъскихъ, и выписъ с книгъ подъ печатьми нашими ее милости того дали.

Писанъ у Пинску. 

Назад <- 629. [стр. 388-392] Оглавление Далее -> 632. [стр. 400-408]

* * *

Яндекс.Метрика