На главную сайта   Все о Ружанах

Предисловіе

Оглавление

1. Из «Предисловия» к изданию. [стр. XL-XLIII]

2. № 569. Духовное завещание Тышкевича 10 августа 1570 г. Слушание 30 сентября 1570 г.

3. № 570. Духовное завещание Тышкевича 3 марта 1570 г. Слушание 30 сентября 1570 г.

4. № 629. Духовное завещание Тышкевича 9 августа 1570 г. Слушание 11 октября 1570 г.

5. № 631. Дарственная запись Тышкевича дочери Александре 31 июля 1570 г. Слушание 11 октября 1570 г.

6. № 632. Духовное завещание Тышкевича и жены Анастасии детям Евстафию и Александре, а также об опеке над Евстафием 5 августа 1570 г. Слушание 11 октября 1570 г.

См. также:

Инвентарь имения Лососны 1596 года ;

Первые владельцы местечка «Рожаная»;

Материалы «Археографического сборника документов относящихся к Истории Северозападной Руси».

Акты, относящиеся к истории Западной России

[страницы XL-XLIII]

Изъ завѣщаній, внесенныхъ въ издаваемыя книги Слонимскаго земскаго суда, самыя замѣчательныя принадлежатъ Василію Тишкевичу (или какъ онъ самъ подписывался: Василію Тышковичу Калениковичу (1), воеводѣ Смоленскому, старостѣ Менскому и Пинскому. Семейство его состояло изъ дѣтей отъ двухъ его женъ: первой — Александры Семеноввы Чарторыской и второй — Анастасіи Андреевны. Отъ перваго брака у него были: дочь Анастасія, вышедшая замужъ за Ивана Мелешка, и 3 сына: Юрій, воевода Берестейскій, державца Волковыскій; затѣмъ панъ Каленицкій (2), маршалокъ господарскій, державца Родниковскій, и Евстафій, оставившій послѣ своей смерти 6 дочерей; отъ втораго брка онъ имѣлъ только одного сына Евстафія и дочь Александру, въ замужествѣ за Александромъ Ходкевичемъ, сыномъ Григорія Александровича Ходкевича, каштеляна Виленскаго, гетмана навысшого В. Кн. Лит., старосты Городенскаго и Могилевскаго. Въ пользу этихъ своихъ дѣтей Тишкевичъ составилъ четыре завѣщанія, изъ коихъ въ первомъ, представленномъ въ Слонимскій гродскій судъ 3 Марта 1570 г., онъ заявляетъ, что король Сигизмундъ-Августъ въ награду за его службу отдалъ ему въ пожизненное владѣніе имѣніе Лососную съ мѣстечкомъ Рожаною и дворцомъ Бѣлавицкимъ, «а потомъ, ведучи господару его милости вальку з непріятелемъ его милости господарскимъ княземъ Московскимъ, къ потребе его милости господарской и земъской позычилъ и далъ есми господару его милости у скарбъ его милости господарскій на заплату людемъ служебнымъ и на иные потребы сумму пенезей моихъ власныхъ 3,000 копъ грошей личбы и монеты великого Княжества Литовского (11,250 р.) у Гродне лета... 1555»; сумму эту король обеспечилъ на томъ же имѣніи, предоставивъ право пожизненнаго владѣнія не только самому Тишкевичу, но и его женѣ Анастасіи. Въ 1567 г. король, будучи на сеймѣ въ Городнѣ, взялъ въ долгъ у Тишкевича на тѣ же военныя надобности еще 6 тысячъ копъ грошей (22,500 р.) и за всю эту сумму 9 тысяч копъ грошей и зъ вознагражденіе за его службу какъ при Сигизмундѣ-Августѣ, такъ такъ и при отцѣ его, отдалъ ему означенное имѣніе въ вѣчное и потомстоенное владѣніе. Это имѣніе Лососную со всѣмъ, къ нему принадлежащимъ, Тишкевичъ завѣщаетъ женѣ своей Анастасіи, а послѣ ея смерти, дочери Александрѣ и ея потомству, или, если она умретъ бездѣтной, сыну Евстафію, Въ числѣ свидѣтелей, подписавшихъ это завѣщаніе, былъ духовникъ завѣщателя священникъ Лососинскій «церкви светого Николы Иванъ Степановичъ»; самъ завѣщатель подписался такъ: «Василей Тишковичъ Калениковичъ» (570).

Въ томъ же 1570 г. Августа 5 дня Тышкевичъ вмѣстѣ съ женой своей Анастасіей составили другое завѣщаніе въ пользу сына своего Евстафія, которому отписывали всѣ свои дворы и села на Руси, какъ купленные на вѣчность, такъ и закупленные, т. е. взятые въ залогъ, именно: «замочокъ Камень Харецкій, дворъ Далькевичи, дворцы — Велейку, Губы и Сельце, лежащее между Логойскомъ и Айнами, такъ тежъ, што кольвекъ въ томъ замочку Каменецкомъ и въ церквяхъ тамошнихъ речей рухомыхъ, образовъ, золота, серебра, грошей готовыхъ, перелъ, шатъ, листовъ, цыну и меди и иншихъ речей рухомыхъ и тежъ замковыхъ речей, делъ (пушекъ), гаковницъ, ручницъ, пороховъ». Кромѣ того ему же было завѣщано 2800 копъ грошей, обезпеченныхъ на имѣніяхъ Виленскаго воеводы, канцлера великаго княжества Литовскаго Николая Радивила. Все это наслѣдство, въ случаѣ, ежели бы наслѣдникъ умеръ, не оставивши потомства, должно было перейти къ сестрѣ его Александрѣ, которой наслѣдодатель завѣщаетъ еще денежныя суммы — 5 тысячъ копъ грошей, обезпеченныхъ на королевскомъ имѣніи дворѣ Здитовскомъ съ дворцомъ Хрисицою, и 6 тысячъ копъ — на Лысковѣ, Межирѣчьи и Айнѣ. Прочіе дѣти и внуки Тишкевича устранялись оть этого наслѣдства, такъ какъ они были надѣлены завѣщателемъ прежде, по мѣрѣ возможности. Опекунами несовершеннолѣтняго Евстафія Тишкевича назначались: Григорій и Иванъ Ходкевичи и Михаилъ Гарабурда. Въ заключеніе Тишкевичъ выражаетъ желаніе, чтобы послѣ его смерти жена его съ дочерью Александрой и зятемъ Александромъ Ходкевичемъ тѣло его «отвезли и поховали въ монастыру ихъ милости пановъ Ходкевичовъ у Супрасльскомъ, у храма Пречистое Богородицы, на которое похованье маютъ митрополита его милости, або котораго владыку припросити, тамъ погребъ телу учинити, такъ, яко прислушитъ на законъ нашъ хрестианскій». На это онъ отписываетъ 200 копъ гр. (750 р.) и столько же для роздачи его слугамъ. Точно такъ же и жена его Анастасія приказываетъ дочери и зятю тѣло ея похоронить «тамъ же у манастыри у Супърасле». Это завѣщаніе подписано, въ числѣ другихъ свидѣтелей, Лососенскимъ священникомъ Иваномъ Стефановичемъ, а подпись руки самого завѣщателя «рускимъ письмомъ тыми словы: Висилей Тышковичъ». (632).

Въ третьемъ завѣщаніи отъ 9 Августа того же 1570 г. Тишкевичъ; повторивъ прежнее свое распоряженіе о погребеніи тѣла его въ Супральскомъ монастырѣ («тело мое грѣшное маетъ отпроважено быти и поховано въ церкви, монастыре Пречистое Богородицы Супраслского, з дому и продковъ ясне вельможныхъ пановъ, ихъ милости пановъ Ходкевичовъ ку фале Божьей наданого и уфундованого»), отказываетъ сыну своему отъ первой жены Юрію «городищо Логожескъ (Логойскъ), на которомъ же городищи замокъ есми збудовалъ и церковь светого Богоявленья въ немъ с педелы (?) и сельца и люди къ той же церкви Божей покуповалъ, такъ тежъ и наданье, што кольвекъ въ церкви Божей есть церковныхъ речей, то все и теперь при церкви Божьей быти маетъ вечно». Кромѣ того тому же сыну своему онъ завѣщалъ и дворецъ Луцовскій подъ Логойскомъ, съ тѣмъ, чтобы оба эти имѣнія перешли въ послѣдствіи къ сыновьямъ Юрья Ѳеодору и Мартину и постоянно переходили только къ потомкамъ ихъ мужскаго пола, а ежели бы таковыхъ не было, то къ сыну его отъ другой жены Евстафію и потомкамъ его мужескаго пола; и только въ случаѣ совершеннаго прекращенія мужескаго колѣна завѣщанныя имѣнія могли перейти въ колѣно женское — къ дочери завѣщателя Александрѣ и ея потомкамъ. Но при всѣхъ перемѣнахъ наслѣдниковъ «церковь Божья соборна Христа светого Богоявленья въ Логойску не маетъ ни въ чомъ ни отъ кого вечными часы нарушона быти; а хто бы ее въ чомъ кольвекъ нарушилъ, тому Богъ судья будетъ». Далѣе онъ отписываетъ сыну своему Евстафію 2200 копъ гр., которые были обеспечены на имѣніи первой его жены Александры Чорторійской, а родовыя свои имѣнія въ Кіевскомъ повѣтѣ: замокъ Слободище, большіе и малые Чертолѣсцы, Бердичевъ и фольваркъ Сельцо предоставляетъ всѣмъ своимъ дѣтямъ и внукамъ подѣлить между собою по Статуту. Это завѣщаніе также подписано духовникомъ его Лососинскимъ Никольскимъ священникомъ Иваномъ Стефановичемъ (629).

Наконецъ 4-мъ завѣщаніемъ отъ 10-го Апрѣля [?!!!] Тишкевичъ снова вмѣняетъ въ непремѣнную обязанность женѣ своей, дочери Александрѣ и ея мужу, чтобы они похоронили его «нигде инде, одно въ монастыры Супраслю, въ храмѣ Благовѣщенья Пречистое Богородицы»; затѣмъ поясняетъ, что король въ 1565 г. взялъ у него въ долгъ 10 тысячъ копъ гр. (37.500 р.) и для уплаты этой суммы отдалъ ему въ пользованіе Пинское староство со всѣми денежными доходами и другими «пожитками»; завѣщатель въ теченіе 6-ти лѣтъ выбралъ большую часть долга, остальную же недополучонную, именно: «3619 копъ, 38 грошей и пенезей деветь полътрети двѣ» отписываетъ женѣ своей Анастасьи и сыну Евстафію, надъ коими опеку поручаетъ Григорію и Ивану Ходкевичамъ и Михаилу Гарабурдѣ. На этомъ завѣщаніи такъ же имѣется подпись духовника завѣщателя священника Пинской Стефановской церкви о. Ивана. Вѣроятно вскорѣ послѣ явки этого послѣдняго завѣщанія, сдѣланной лично Тишкевичемъ 11 Августа въ Пинскомъ гродскомъ судѣ, завѣщатель умеръ, такъ какъ жена его, предъявляя завѣщанія Слонимскому земскому суду 30 Сентября того же года, уже называетъ мужа своего покойнымъ (569).

 

____________________________

(1) Въ этой подписи къ имени завѣщателя прибавлены еще имена его отца Тышка и дѣда — Каленика (Калиника) Мишковича. [вернуться к тексту]

(2) Вѣроятно тоже Каленикъ, неизвѣстно почему называемый уже паномъ Каленицкимъ. [вернуться к тексту]

 

Назад <- Первые владельцы местечка "Рожаная" Оглавление Далее -> [стр. 302-306]

* * *

Яндекс.Метрика