На главную сайта   Все о Ружанах

Источник: «Раённыя будні»

Владимир Дадиомов,
Сергей Рабчук

 

Забытая история Слобудки

 

Обработка и перевод на белорусский язык
Натальи Прокопович.

Гл. зыходны тэкст на беларускай мове.

* * *

Авторы будут благодарны за любую помощь
за материалы по истории Слобудки.
Контактные тел. 2-18-96, 8-033-371-13-42.
Электронный адрес palacyk@tut.by.

В статье использованы материалы из архивов авторов, жителей д.Слобудка, г.Пружаны, фондов музея-усадьбы “Пружанскі палацык”, Слонимского районного краеведческого музея имени И.Стабровского.

 

Владимир Юрьевич Дадиомов и Сергей Зотович Рабчук — офицеры запаса, которые на протяжении трех лет ведут активную поисковую работу, собирая материалы о прошлом Слобудки. Они записывают воспоминания местных жителей, разыскивают информацию в архивах, музеях, сети Internet. Собранные ими из разных источников сведения стали основой для ряда статей, написанных с целью рассказать историческую правду о памятнике под открытым небом — военном городке Слобудка, обратить внимание на его состояние и сохранить уникальные историко-культурные ценности, которые находятся на территории населенного пункта, для современников и потомков.


01-08. Авторы: Дадиомов и Рабчук.

ОГЛАВЛЕНИЕ

1. Михайловский штаб

2. Пружанский лагерь

3. Кошары

4. Первые советы

 

 

5. Послевоенное десятилетие

6. Ракетный гарнизон

7. На переломе эпох

Вместо эпилога

 

1. Михайловский штаб

Сегодняшняя деревня Слобудка, которая находится в 6 км от г.Пружаны по дороге к железнодорожной станции Оранчицы, на первый взгляд, вряд ли может заинтересовать проезжающих мимо путешественников. Но на самом деле это — уникальный исторический комплекс, который удивляет памятниками, богатым прошлым, неповторимым колоритом. Под статусом деревни скрывается чуть ли не единственный бывший военный городок на Беларуси, в котором остались свидетельства разных эпох: Российской империи (ХІХ — начало ХХ вв.), первой мировой войны (1914-1918), советско-польской войны и вхождения в состав Польши (1919-1939), второй мировой войны (1939-1945), истории СССР.


1. Здание 38-й артбригады 1896 года, сейчас — детсад.

На протяжении этого времени через Слобудку не единожды пронеслись военные и политические метели, которые изменяли и дополняли ее облик, поселялись разные обитатели, приносившие свои обычаи и нравы.

История военного городка начинается с конца ХІХ в. Его возникновению предшествовали события мирового масштаба. После победоносной русско-турецкой войны 1877-1878 гг. Россия вернула себе статус великого государства и стала претендовать на господство в Балканском регионе. Это тревожило ее соперников, которых не удовлетворяло такое положение, а к решительным действиям подталкивали собственные амбиции на пути к европейскому лидерству, экономические потребности и колониальные претензии. По итогам подписания договоров 1879-1882 гг. сложился военно-политический блок Германии, Австро-Венгрии и Италии (Тройственный союз). Это принудило Россию, Англию и Францию в 1904-1907 гг. создать Антанту. Противоборство этих блоков вылилось в военные конфликты на рубеже столетий и завершилось І-й мировой войной.


2. Здание 38-й артбригады, сейчас — гостиница.

Таким образом, в конце ХІХ в. политические обстоятельства вынудили Россию реагировать на изменение ситуации в Европе. Главный штаб разработал план на случай войны с Германией и Австро-Венгрией. Работами по его созданию из 1881г. руководил генерал М.М.Обручев. Вместе с другими мероприятиями предусматривалось укрепление западных военных округов, куда перемещались части с Кавказа, где наблюдалась перенасыщенность армий с боевым опытом, а регион потерял значимость главного направления внешнеполитических интересов империи. Согласно «плану Обручева» (Высочайшее распоряжение от 27 мая 1891 г.), 38-я пехотная дивизия, 38-я артиллерийская бригада и 38-й летучий артиллерийский парк из г.Ахалцыхе в Грузии подлежали передислокации в Варшавский военный округ (штаб в г.Гродно) и включались в состав 19-го армейского корпуса. Перемещение частей произошло в течение октября 1894 г. — 38-я артбригада (генерал-майор А.Л.Моравский) и 38-й летучий артпарк (полковник И.М.Мылов) разместились в 6 верстах от Пружан на пустошах, заранее выкупленных государством у помещика У.Тромбицкого из поместья Линово.


3. Кирпич 1889 года из разрушенного здания.

Воинские части, расквартированные на месте современной Слобудки, определились во время русско-турецкой войны. Военные были отмечены боевыми наградами, а батареи — почетными знаками воинской доблести. В это время бригаду возглавлял уроженец Гродно генерал-майор И.О.Веверн. Известно, что 38-я артбригада была сформирована на Кавказе в 1864 г., в ее состав входили три батареи.


4. Полковник Стабровский

В 1895 г. в бригаде были образованы 2 дивизиона трехбатарейного состава. На вооружении насчитывалось 48 пушек, по 8 в каждой батарее. Старейшей была 6-я, сформированная в 1796 г. В 1913 г. офицерам, унтер-офицерам и рядовым батареи был дарован нагрудный знак в честь ее 100-летия.

Обустройству частей на новом месте содействовало выделение строительных материалов из армейских фондов. Часть кирпича перевезли из Брест-Литовской крепости, о чем свидетельствует маркировка материалов. В Слобудке на месте недавно уничтоженных строений найден кирпич с указанием места и года производства: «БЛК / 1889» — «Брест-Литовская крепость, 1889 г.». Этот факт — настоящее научное открытие, свидетельство существования единого плана возведения оборонительных строений на Западе империи. Такой же кирпич присутствует в ряде имеющихся зданий (например, современный детский сад). Но материалов не хватало. Это привело к реорганизации старых и строительству новых кирпичных заводов в Пружанском уезде, которые поставляли продукцию в военный городок, где работали военнослужащие и местные строители.


5. Военнослужащие 38-й
артиллерийской бригады.

Следует отметить, что все объекты воздвигались по специальному проекту военного ведомства в стиле русского модерна конца ХІХ в. То, что они строились по единственному плану, в едином стиле, в одно время, доказывает сходство в архитектурном решении фасадов, лаконичности декора, планировочном размещении вдоль центральной прямоугольной площади-плаца.

Таким образом, на территории городка в конце ХІХ ст. появились: казармы, жилые строения, конюшни, склады и другие строения. В 1896 г. начала работать деревянная церковь Святого Николая Чудотворца. Священника и притча в 38-й бригаде не было — не предусматривались по штату (введен только в 1913 г.). Руководство Гродненской епархии направляло сюда прикомандированных священников из числа заштатных и тех, кто не имел прихода. В 1905 г. службы в церкви исполнял протоиерей Михаил Саввич, в 1913 г. — иерей Козьма Васильев. Как свидетельствуют епархиальные документы, в бригадной церкви была быстрая смена священников, несмотря на годовое жалованье в 400 рублей, двухкомнатную квартиру с кухней, отоплением и казенной прислугой.


6. 2012 г. Разрушенные казармы ХІХ в.

К сожалению, большинство зданий не сохранилось. Они были уничтожены в 1970-х гг. во время реконструкции военного городка. В 2010-2011 гг. разрушили два памятника архитектуры ХІХ в. Кстати, трехэтажная разрушенная казарма была почти точной копией здания в г.Береза (магазин «Евроопт»). Тем не менее, сегодня в Слобудке существуют уникальные памятники времен Российской империи, которые являются единичными примерами строительства военных городков с оригинальным архитектурным дизайном: гостиница (дом офицерского состава №3), двухэтажная бывшая артиллерийская казарма (дом офицерского состава №8), здание офицерского собрания (ДОС №5), детский садик (ДОС №6) — единственный в Беларуси памятник каменно-деревянного зодчества ХІХ ст. в стиле модерн, склады, колодцы, колонка и др.

Основные строительные работы в городке были завершены к 1900 году. Б.М.Шапошников (будущий маршал СССР) в это время навещал наши места и писал: «38-я артиллерийская бригада, как значилось в дислокации, размещалась вблизи города Пружаны. На самом деле военный городок стоял посреди поля, в шести километрах от станции Линово, в шести километрах от Пружан и в двух километрах от ближайшей деревни». В то время Пружаны считались настоящей «дырой». Служить сюда ехали без охоты. Но на фоне города с преимущественно еврейским населением, грязными улицами и деревянными домами военный городок был местом культурной жизни: с каменными строениями, офицерским собранием, военным оркестром и библиотекой. «Указатель населенных мест Гродненской губернии» 1905 г. свидетельствовать, что в казармах 38-й артиллерийской бригады размещалось 898 человек.


01-07 Фрагмент карты Пружанского региона.

В течение существования место размещения артиллеристов называли по разному. До 1900 г. употребляли название «Артиллерийские казармы». Потом оно изменилось. Сохранился документ, в котором указывалось: «В 27 день февраля 1900 года Высочайше разрешено наименовать «Михайловским Штабом» местность близ фольварка Изабелин, в 6-7 верстах от города Пружан и в 3 верстах от железнодорожной станции Линево …, занятую казармами 38-й артиллерийской бригады». На картах начала ХХ в., в справочнике Гродненской губернии, статистике, печати можно встретить наименования: «Михайловский штаб», «Артиллерийские казармы», «Казармы 38-й артиллерийской бригады», «Михайловские казармы». Название «Михайловский штаб», которое закрепилось на определенное время за городком, было дано в честь великого князя Михаила Романова — начальника артиллерии российской армии, сына Николая І.

Военные не только занимались боевой подготовкой и строительствам, но принимали участие в общественной и духовной жизни Пружанского уезда, влияли на быт и культуру местных жителей. Это подтверждают документы. В «Гродненских епархиальных ведомостях» №21 за 1903 г. сообщалась, что в Пружанской второклассной церковно-приходской школе в 1901-1902 учебном году гимнастика проводилась поручиком 38-й артбригады Евгением Кузьминым. В отчете о состоянии церковных школ за 1912 г. записано: «В Слонимской школе обучение военному строю велось полковником 38-й артбригады Кельневым. За счет бригады ученики пользовались ружьями, сделанными специально для детского роста. Занятия велись при школе и на плацу Михайловских казарм». В «Гродненских епархиальных ведомостях» 29 ноября 1909 г. описывалось путешествие епископа Белостоцкого Владимира. Он осматривал церкви и отметил встречу с представителями 38-й бригады во главе с генералом Григоровичем «с участием оркестра музыки, любезно предоставленного командиром». В 1912 г. артиллеристы привлекались к строительству памятника в честь 100-летия Кобринской битвы с наполеоновскими войсками.

Пружанщина также оказывала влияние на жизнь военнослужащих. Помимо того, что местные жители работали в «Михайловском штабе», начали создаваться новые семьи. Причем наблюдалось сословное разграничение — офицеры брали в жены дочерей чиновников и дворян, «нижние чины» — мещанок и крестьянок. Артиллеристы становились свидетелями во время браков. Это подтверждают брачные книги собора Александра Невского рубежа ХІХ — ХХ вв. Ряд отставников после окончания службы оставались жить на Пружанщине. Сегодня в Слобудке и окрестностях живут потомки бывших военнослужащих «Михайловского штаба». Например, семья Филоненков, предок которых — Василий Степанович — был старшим фейерверкером 38-го артиллерийского парка, семья Зайкиных, чей предок Федор служил в городке. Отставники с семьями и обслуживающий персонал селились в слободке, недалеко от казарм.

При «Михайловском штабе» существовала учебная команда и школа подпрапорщиков. Работала метеостанция под руководством Иосифа Иосифовича Стабровского (1870-1968) — уроженца поместья Орловичи под Слонимом.

Выпускник Полоцкого кадетского корпуса, Александровского военного училища (где познакомился с писателем А.Купринам, с которым переписывался; в советское время существовала легенда, что писатель навещал «Михайловский штаб»), Московского археологического института И.Стабровский заслуживает особого внимания исследователей, как видный деятель науки и культуры Беларуси. В начале карьеры он занимался саперным делом (в 1895-1910 гг. служил в «Михайловском штабе») и фотографией (документы о Пружанщине пока не обнаружены). Наш земляк участвовал в первой мировой войне. За мужество командир 55-го артдивизиона был награжден боевыми орденами Св.Владимира и Св.Анны. В гражданскую войну он вступил в Красную армию, однако в 1921 г. вернулся на родину, чтобы посвятить себя делу, о котором давно мечтал. Коллекция предметов, которую Стабровский собирал всю жизнь, содержала экспонаты, достойные лучших музеев: денежные клады, каменные инструменты, голову славянского идола, письма А.С.Пушкина к жене, автографы Державина и Карамзина, рукописи XVI-XVII вв. и др. Эти богатства стали основой для Слонимского музея, основанного И.Стабровским в 1929 г. (музей носит его имя) — одного из первых в Западной Беларуси. О гражданской позиции бывшего царского полковника свидетельствует документ 1937 г., согласно которому 65 гектаров сенокоса (половину поместья) он передал крестьянам. Этот поступок Стабровского отмечен польским «Золотым Крестом за заслуги». До 1948 г. он работал в музее. Умер в 1968 г., похоронен в бывшем родовом поместье.

Кроме И.И.Стабровского, в разное время в бригаде и парке служили люди, коих по праву можно назвать честью российского офицерства, примером высокого достоинства и героизма. Среди них — герой русско-японской и І-й мировых войн генерал Павел Иванович Мищенко. Генерала отличали высокая честь, уважение и бережное отношение к солдатам. Во время мировой войны он сражался на Западном фронте. Мищенко до последней минуты оставался верным своим идеалам и жизненной позиции. После революции он бесстрашно носил офицерский мундир со знаками различия и доблести. Под угрозой смерти от рук большевиков он отказался снять военную форму и застрелился.

Ярким представителем 38-й артбригады был генерал Самядбек Мехмендаров, который отличился в боях на Кавказе и в Китае, а также во время первой мировой войны. В 1894-1896 гг. он являлся членом бригадного суда (потом председателем), временным членом Варшавского военного окружного суда. Служил в 6-й и 3-й батареях, был награжден орденами Св.Анны и Св.Владимира. После развала Российской империи С.Мехмендаров стал первым министром обороны Азербайджана.

Следует упомянуть и имя Владимира Людвиговича Колонтая — военного инженера, генерал-майора. Сын участника восстания 1863 г., высланного в Сибирь, Владимир окончил Тифлисский кадетский корпус, Михайловское артиллерийское училище и Николаевскую инженерную академию. Карьеру начал в 1886 г. подпоручикам 38-й артбригады, с 1900 г. преподавал в Николаевской инженерной академии. За период службы неоднократно награждался (ордена Св.Анны, Св.Станислава, Св. Владимира). Во время первой мировой воевал на Западном и Северном фронтах, получил Георгиевское оружие. Кстати, жена генерала — широко известная Александра Колонтай, которая, разорвав отношения с семьей, стала революционеркой, государственным деятелям, народным комиссарам, послом СССР в Норвегии, Мексике, Швеции.

Особого внимания заслуживает имя пружанского врача Августина Пацевича — выпускника военно-медицинской академии в Петербурге. Он служил военным врачом Балтийского флота в Кронштадте. В 1909-1913 гг. в звании полковника был врачом 38-го летучего артиллерийского парка. Большим почетом было то, что его имя в межвоенный период носила современная ул. Советская в Пружанах. А.Пацевич умер в 1928 г., похоронен на католическом кладбище. В доме доктора после отъезда семьи в Польшу определенное время размещался детский дом, теперь на его месте — памятник сожженным деревням.

38-я артбригада и 38-й артпарк размещались около Пружан почти 20 лет. В августе 1914 г., когда началась первая мировая война, в составе 38-й дивизии они выдвинулись на Западный фронт во главе с генерал-майорам С.Л.Фуфаевским, а их место заняли части и подразделения второго и третьего эшелонов обороны.

На этом фактически завершилась история «Михайловского штаба», который оказал значительное влияние на Пружанщину на рубеже ХІХ-ХХ вв. Памятники, которые сегодня находятся в Слобудке, являются молчаливыми свидетелями славного прошлого. Задача современников не отказываться от него, не вычеркивать и уничтожать, а бережно сохранять, чтобы быть достойными памяти предков. Упомянутые объекты требуют неотложного внимания и включения в государственный список историко-культурных ценностей. Состояние строений позволяет их использование, в том числе в музейно-туристической сети нашего района и Беларуси.

 

2. Пружанский лагерь

Наступал 1914 год. В Европе было неспокойно. Противоречия между ведущими государствами достигли «критичной точки» и искали выхода. В 1912-1913 гг. прогремели Балканские войны, которые стали предвестником первой мировой войны. Позднее американский президент В.Вильсон писал: «Все ищут и не находят причину, из-за которой началась война. Их поиски напрасны, причину они не найдут. Война началась не по какой-либо причине, война началась по всем причинам сразу».


1. Солдаты в чайной, справа немцы, слева — австрийцы.

Основанием к войне стало убийство потомка австро-венгерского трона Франца-Фердинанда. Выстрелы, прогремевшие 28 июня 1914 г. в Сараеве, перевернули жизни миллионов людей, стали переломным моментом в истории. 28 июля Австро-Венгрия объявила войну Сербии. В ответ 31 июля Россия начала мобилизацию. Германия потребовала прекратить сбор армии и 1 августа 1914 г. объявила войну России. Началась первая мировая война (1914-1918).

В это время жизнь в «Михайловском штабе» шла своим чередом. В подразделениях велась плановая боевая учеба. В конце 1913 г. в гарнизон с проверкой готовности к мобилизационному развертыванию прибыла комиссия Генерального штаба, членом которой был капитан Б.М.Шапошников. В воспоминаниях он писал: «Тяжелой была жизнь офицеров, в особенности молодых, в городке. По окончанию занятий, около шести часов вечера, молодежь собиралась в собрании и до 12 часов ночи гоняла в бильярдной шары. На вопрос, почему они не идут домой, я получил ответ: «Скучно, господин капитан, одному сидеть дома в своей комнате, а в собрании хоть с кем-нибудь перебросишься словом». Желания молодых офицеров не заходили далее поездки в маленький городок Брест. Все стремились любым путем изменить место службы».

После объявления мобилизации все изменилось: было введено военное положение. В «Михайловском штабе» началось формирование новой 75-й артиллерийской бригады, которую набирали в том числе из местных жителей и обучали основам военного дела на базе 38-й бригады.


2. Занятия в немецкой пулеметной школе в «Пружанском лагере».
Фото майора Гросса. Весна 1917 г.

8 августа 1914 г. 38-я артиллерийская бригада во главе с генерал-майорам С.Л. Фуфаевским и 38-й артиллерийский парк срочно отбыли на фронт в составе 19-го армейского корпуса. Вслед за ними отправилась 75-я артбригада, которая 27 августа 1914 г. вошла в состав гарнизона крепости Ивангород на Юго-западном фронте.


3. Германский солдат
Г.Раттай, служивший
в «Пружанском лагере».

Военный городок опустел. С августа 1914 г. по август 1915 г. судьба гарнизона точно не прослеживается. В Пружанах в это время были тыловые части, которые обеспечивали нужды фронта.

Миновал первый военный год. Вследствие поражений русской армии в весенне-летней компании 1915 г., 30 августа фронт приблизился к Пружанам. Части 3-й российской армии, оказывая сопротивление, отходили. Их отступление сопровождалось массовым исходом беженцев, эвакуацией и уничтожением материальных ценностей. Жители слободки при военном городке также оставили свои дома и двинулись вместе с войсками на восток. Край подвергся опустошению и грабежу.

31 августа 1915 г. передовые части австрийского корпуса из состава армейской группы Войрша, наступавшие со стороны Беловежской пущи, вошли в Пружаны. С юга от в. Оранчици по дороге Запруды-Пружаны на соединение с ними вышел германский 10-й корпус 11-и армии генерала Макензена.

Как в этих обстоятельствах уцелел «Михайловский штаб», почему он не был разрушен русскими при отступлении, вопреки приказу уничтожать за собой все, что могло бы достаться врагу, остается загадкой.

Таким образом, в августе 1915 г. в бывшем военном городке царской армии разместился гарнизон оккупационных войск, который получил название «Пружанский лагерь» (Pruzana Lager). На топографических картах он помечался как «Казармы» (Kasernen). Новые хозяева сделали на места «Михайловского штаба» учебный центр армейской группы Войрша (генерал фон Войрш с 10 ноября 1914 г. по 31 декабря 1917 г. командовал развернутой на базе ландвернага корпуса армейской группы «Войрш»).


4. Бункер времен Первой мировой войны.

Сохранились воспоминания о военном городке немецкого солдата Г.Ратая: «Это были русские артиллерийские казармы, в которых размещались 2 немецкие, 3 австрийские батальона и офицерская школа. Один батальон — это были мы, 18-19-летние, во втором батальоне служили мужчины до 45 лет. Наше жилье представляло собой бараки, которые русские использовали в качества стойла для коней. В каждом бараке размещалась рота со своей канцелярией, разделенные только брезентом. Из досок мы смастерили двуспальные кровати, в каждом бараке была кирпичная печка. Новую униформу и боевые патроны мы должны были сдать и получили старую одежду и учебные патроны. Началось подобие казарменной жизни, молодежный батальон получил лучшую еду и после обеда два часы сна. Тот, кто не исполнял «кроватный режим» и при этом был застигнут, должен был колоть дрова или убирать снег лопатой. Две недели стоял мороз до 40 градусов. Поэтому не было занятий на улице, вся активность была перенесена в бараки, которые отапливались сырыми дровами, от чего внутри температура была соответствующая. Чтобы добыть дрова для кухни, мы ходили в ближайшую деревню и брали дрова из разрушенных домов. Построили бункер и минную галерею, выкопали окопы и практиковались с ручными боевыми гранатами…»

В офицерской школе готовились кадры фронтовых офицеров, повышался уровень призванных из резерва. Будущий генерал Л.Фройтель (в будущем — командир 503-го гренадерского полка, погиб в 1944 г.), который тогда был лейтенантом резерва, обучался в этой школе в 1916 г.

Кроме пяти пехотных батальонов и офицерской школы, в «лагере» находился австрийский инфекционный госпиталь. Во время эпидемии гепатита в 1916 г. в нем лечилось более 120 военнослужащих. Умерших хоронили на кладбище (частично сохранилось). Действовали пулеметные курсы, где учили стрельбе из пулеметов MG-08 и MG-15 (пулемет Бергмана был новинкой в войсках и массово не использовался).


5. Обелиск 1918 года на русско-немецко-австрийском захоронении
первой мировой войны в Слобудке. Современное фото.

Если учесть, что количество людей в пехотном батальоне германской армии в зависимости от формирования колебалось от 840 до 1050 унтер-офицеров и рядовых, без учета офицеров и чиновников, то можно себе вообразить, какая масса войск размещалась в «Пружанском лагере» в период немецкой оккупации.

Тем не менее, в гарнизоне был порядок. Дома и казармы украсили ограждения с березовыми арками. Ни одна постройка не была разрушена. Сохранились даже деревья, несмотря на потребность в топливе. Однако весной и осенью дороги в лагере превращались в болото. Фотосъемки, сделанные офицером 13-го резервного пехотного полка майором Гроссом весной 1917 г., ярко свидетельствуют об этом.


6. В таком бараке содержались пленные в концлагере 1917-1918 гг.
Современное фото.

Зимой 1915-1916 гг. через Пружаны и «Пружанский лагерь» прошла узкоколейная железная дорога, проложенная немцами от Беловежской пущи до станции Линово (Оранчицы). Она использовалась для вывоза древесины и пиломатериалов, необходимых фронту в условиях позиционной войны. Отдельное ответвление узкоколейки шло к кирпичным складам на территории военного городка.

Из-за поражений, нестабильности, революции в феврале 1917 г. монархия в России пала, а в октябре произошел большевистский переворот. Бывшая империя втягивалась в гражданскую войну. Германский фронт развалился. Русская армия потеряла боеспособность: господствовали анархия, мародерство, дезертирство. Кайзеровские войска перешли в наступление. 3 марта 1918 г. Советская Россия подписала Брестский мир, в соответствии с которым Германии отходила значительная часть белорусских, украинских и прибалтийских земель.

Для Германии война с Россией завершилась, и основная масса войск с Восточного фронта была переброшена на запад, где продолжались жестокие бои. В это время «Пружанский лагерь» стал концентрационным лагерям для лиц, которых германские власти считали революционерами, нарушителей дисциплины, военнопленных. Концлагерь на месте современной Слобудки описан в дневнике железнодорожника П.Марапульца из украинского г.Славянск, который в августе 1918 г. тут был в заключении: «Арестанты разных сословий, состояния и профессий. Начиная с 14 лет до 75-летнего возраста, от пастуха до комиссара и полковника, есть безумцы, непонятно зачем забранные, один безногий, второй на костылях, но больше всего фронтовых солдат, бывших председателей комитетов, бело- и красногвардейцев, большевиков, депутатов и около сотни с лишним железнодорожников за забастовку». В лагере было более 400 заключенных, которых привлекали к хозяйственным работам.


7. Внешний вид военного городка. Фото майора Гросса. Весна 1917 года.

В ноябре 1918 г. Германия и страны Антанты заключили Компьенское перемирие, которое остановило мировую войну. Оккупационные войска начали покидать захваченные территории. В конце 1918 г. «Пружанский лагерь» стал сборным пунктом для перемещенных лиц. Преимущественно это были российские немцы, которые съезжали из охваченной войной страны на историческую родину.

Но окончание войны не принесло мира на нашу землю. Через нее прокатилась советско-польская война 1919-1921 гг., после которой Западная Белоруссия оказалась в составе Польши.

В 2014 г. мировое сообщество будет отмечать столетие начала первой мировой войны. Работа по поиску сведений о ней сегодня активно ведется. Тем более, что «забытая война», как ее называют белорусские и российские ученые, раннее почти не изучалась. Война 1914-1918 гг. подавалась советскими исследователями как «империалистическая», «несправедливая с обеих сторон» и рассматривалась в контексте причин Октябрьской революции. Иная ситуация в Европе, где есть основательные работы, сохраняются памятники. В современной Беларуси они также есть. Известным регионом, где находятся свидетельства войны, является северо-запад республики. Однако памятники сохранились и на Пружанщине, в том числе в Слобудке. В лесу можно найти окопы, части каменных ограждений. Посредине деревни за кустарником прячется бетонный бункер-хранилище.

Но самый важный памятник — каменный обелиск на русско-немецко-австрийском кладбище 1915-1918 гг. Прежде около памятника были надгробия с именами павших и датой установки (поставленный поляками в 1929 г. во время упорядочения захоронений, на которых также хоронили местных жителей: сегодня от их могил остались только колеи от тяжелой техники). Сейчас плит нет — большинство уничтожили в советское время. Но захоронения разграбливаются черными копателями и сегодня. Были попытки уничтожить мемориальный обелиск с надписью на немецком языке: «Тот, кто встретил смерть в борьбе святой, спит в земли чужой, как в родной своей». Только неотложные меры помогут спасти памятник на месте, где похоронены военнослужащие российской и немецко-австрийской армий, о котором написано в исследовании А.Шаркова «Воинские захоронения Первой мировой войны в Беларуси» (книга на русском и немецком языках создана при участии академии Министерства внутренних дел Беларуси и института имени Л.Больцмана про исследования последствий войн), а фото напечатано в энциклопедии «Города и деревни Беларуси. Брестская область» и др.

 

3. Кошары

После Октябрьской революции Белоруссия стала своеобразной «разменной картой» между Советской Россией, претендовавшей на земли прежней империи, и возрожденной Польшей, которая мечтала о воссоздании границ Речи посполитой. Территория Пружанщины оказалась в центре этих событий.

Точно не известно, как долго и какие части находились в военном городке на рубеже 1910-1920-х гг. Его могли использовать в качества базы для постоя как большевики, так и поляки в период советско-польской войны. Известно, что с января 1919 г. до конца июля 1920 г. наш регион был занят Польскими войсками, а 27 июля — 19 сентября 1920 г. тут действовала советская власть. После войны, по Рижскому мирному договору 1921 г., Пружанщина отошла к Польше.


1. Бывший жилой дом семей военных. Современное фото.

На «крессах восточных» необходимо было организовывать жизнь и укреплять позиции новой власти. Для этого стали строиться и использоваться прежние военные базы. 15 июня 1921 г. на месте «Михайловского штаба» был расквартирован 20-й полк полевой артиллерии. Эту дату нужно считать началом «польского периода» в истории военного городка, который стали называть «Пружанский гарнизон», «Казармы имени Ромуальда Траугутта» (5 ноября 1930 г. в гарнизоне поставили памятник герою восстания 1863 г.), «Артиллерийские казармы» (Koszary artylleryjskie) или «Кошары».

Наследство, которое досталось артиллеристом после войн и разрухи, было удручающим. Вид Кошар ярко описал М.Грейм — руководитель брестской строительной фирмы, которая проводила ремонтные работы в гарнизоне в 1923-1925 гг. и восстановила 46 зданий: «Кроме стен, ничего не было. Пол и потолок пошли на растопку, не говоря уже о дверях и окнах. Даже крыши были разворованы».


2. Построение 25-го полка велькопольских уланов в Кашарах. 30-е гг.

Тяжелое состояние городка подтверждает неизвестный автор в журнале 1928 г., в котором рассказывалось о жизни 25-го полка улан великопольских, переведенных в Кошары в декабре 1924 г.: «25-й полк улан был переведен в гарнизон Пружана, где должен был разместиться в старых российских артиллерийских казармах. Радость, которая охватила полк по поводу долгожданного возвращения к цивилизованной жизни, исчезла, когда мы увидели горестное состояние казарменных строений, однако без заламывания рук и пустых жалоб все взялись за работу по приведению в порядок зданий и обустройству казарм в целом».

Отдаленность гарнизона от больших городов, сложные бытовые условия сформировали определенное общественное мнение и не способствовали желанию служить в Кошарах. Те, кого направляли в гарнизон, считали это ссылкой «черт знает куда».

Тем не менее, в Кошарах с середины 1920-х гг. разместились две боевые единицы. Каждая из них имела свою административную территорию. Северную часть гарнизона занимал 20-й полк полевой артиллерии, а южную — 25-й уланский полк, личный состав которого размещался в трехэтажной кирпичной казарме. Первое время уланы, кроме воинских, исполняли и полицейские функции (потом переданные специальным органам) по предотвращению антипольских выступлений и партизанщины.


3. Союз военной молодежи в Слобудке. 1935 г.

К концу 1920-х гг., благодаря усилиям военных и местных жителей, вид Кошар изменился. Гарнизон украсили сирень и клумбы. На пустошах были посажены огороды, появились полоски овса. Территория городка по внешнему периметру была обнесена двухметровым деревянным забором.

В уланской части действовали два казино (сборы) — офицерское и подофицерские, военно-торговый кооператив, читальни, солдатские комнаты для отдыха, спортивные площадки, полоса препятствий, теннисный корт. В Кошарах ходила своя «валюта» — металлические боны, которые принимались в магазинах и казино.

В гарнизоне работал медпункт с небольшим стационаром, хлебопекарня, баня с бассейном и прачечная, электростанция и кинотеатр. В 1928 г. в Кошарах открылись почтовое и телефонное отделения (раньше существовала только военная связь). Через городок проходила узкоколейка Пружаны — Оранчицы, по которой регулярно ходил поезд. Остановка находилась около одного из жилых домов и имела вид беседки.


4. Военнослужащие 20-го артиллерийского полка. 30-е гг.

Одновременно с гарнизоном развивалась небольшая деревня Слобудка (Кошарка), которая примыкала к нему с северной стороны. Она начала возрождаться в 1920-х гг., когда домой стали возвращаться беженцы и солдаты, — те, кто уцелел в пепелище первой мировой и гражданской войн. Люди отстраивали дома, появлялись новые жители, даже открылось фотоателье. На карте 1930 г. в Слобудке указано 20 дворов.

Многие жители работали в гарнизоне, были связаны с военнослужащими деловыми, родственными и дружескими отношениями. В документах 1930-х гг. встречаются имена слобудчан, которые вели сельское хозяйство, занимались ремеслами и торговлей, — Филоненки, Мословские, Чотырбоки.


5. Полковник Богдан Стахлевский

На околицах гарнизона и Слобудки размещались хутора и колонии (земля переселенцев из Польши), которые также были тесно связаны с Кошарами. Многие местные жители проходили в гарнизоне воинскую службу. Фамилии некоторых военнослужащих донесли к нам стены старых строений, на которых они были выцарапаны в свое время на польском языке: Ян Столярчук, Михал Сахарук, Ал. Островский, Вл. Альшевский, Антончик, Малышко, Ратыньский, Бобель, Адамус, Корган, Савицкий, Пухальский, Данильчук, Матвейчук, Кот и др.

Таким образом, обустройство военных происходило одновременно с переменами в жизни местных жителей. Оно касалось не только быта и хозяйства, но и других сторон жизни. Так, для детей до семи лет было открыто воспитательное учреждение. Работала школа с двухлетним сроком обучения, а потом появилась шестигодка. Дети из Кошар могли учиться в Пружанской гимназии имени А.Мицкевича. Для них был организован подвоз. В гарнизонной школе учились не только дети военных, но и крестьян. Длительное время классы размещались в одной из казарм 20-го артполка, а в 1939 г. появилось отдельное школьное здание.

Безусловно, соседство с Кошарами оказывало влияние на местную среду. Кроме того, что слобудские дети посещали гарнизонную школу, а их отцы работали в военном городке, существовало культурно-просветительское и морально-воспитательное влияние. Молодежь организовывала любительские оркестры, театральные и певческие коллективы (в том числе с белорусскоязычным репертуаром). В 1935 г. в Слобудке существовало отделение Союза воинской молодежи («Kolo Mlodziezy Wojskowej»).


6. Костел в Кашарах. 30-е гг. Фото Блазинского.

Особо следует остановиться на истории 20-го артиллерийского полка. На его территории также существовали казино и военно-торговый кооператив, библиотеки и спортплощадки. Для учений были оснащены капониры, в которых стояли пушки. Занятия в противогазах проводились в здании около складов 25-го полка и военных захоронений. Два стрельбища находились в подлеске. На базе полка действовала школа связи («Szkola Lacznosci»).

Артиллеристы на фоне уланов выглядели не так блестяще и романтично, но в деле выучки им не уступали. В полку обращали внимание на верховую езду и физическую подготовку, ради чего был устроенный ипподром. Пружанские артиллеристы часто участвовали в учениях и конкурсах. Так, на конных соревнованиях подофицеров артиллерии 24-25 июня 1937 г. в Бресте второе место во владении холодным оружием занял подофицер 20-го артполка Андрей Малыха и получил приз — наручные часы. Он же стал первым на скачках с препятствиями, получив хрустальный кубок.


7. Надпись на польском языке на сцене. Фото 2012 г.

В учебно-боевой инфраструктуре Кошар выделялся большой полигон — ровное поле площадью 40 гектар. На нем проходили манёвры и построения обоих полков. Полигон также выполнял роль взлетно-посадочной полосы. По воспоминаниям очевидцев, в один из праздничных дней на этом поле были организованы развлекательные полеты для местных ребят.

В течение всего «польского периода» в Кошарах велось строительство.

В середине 1930-х гг. в гарнизоне появились 2 новых жилых дома для семей военных, так называемые дома ФКВ (FKW — «Fundusz Kwaterunku Wojskowego»), один из них — из кирпича местного производства. Пружанские стройматериалы также использовались при возведении конюшен 3-го эскадрона 25-го полка. Интересной являлась казарма 25-го полка улан (бывшая казарма 38-й артиллерийской бригады), построенная из обожженного кирпича. В «польский период» она была крыта жестью, а пол сделан из паркета.

В здании появились туалеты и рукомойники с плиточным покрытием итальянской фирмы «Dol». На первом этаже у входа находились почта и парикмахерская. Там же — продуктовый склад военного кооператива, мастерские, в которых работали наемные ремесленники, и хозяйственный эскадрон. Два верхние этажа занимали 4 линейные эскадрона. Около казармы была кузница.

Из скважины поблизости от солдатского клуба («светлицы») насосом с конским приводом воду перегоняли в резервуар на чердаке казармы. Самотекам вода поступала в здания роты связи и пулеметного эскадрона, «светлицу», баню, прачечную, конюшни и в дома ФКВ.


8. Слобудка. Самодеятельный оркестр. Конец 20-х гг.

Казармы 20-го полка артиллерии представляли собой одноэтажные деревянные здания на кирпичном фундаменте с «удобствами» на улице. Несмотря на успехи в обустройства гарнизона, бытовые условия оставляли желать лучшего. Жилые помещения и казармы, за исключением двух домов ФКВ с комфортными условиями, были постройки конца ХІХ ст. Дома имели опорную конструкцию из кирпича в виде столбов, между которыми имелись пристройки из бревен, обшитые досками и выкрашенные в бронзовый цвет. Внутри помещения были оштукатурены. В каждом доме размещались по 4 трехкомнатных квартиры: 2 комнаты были большими, имелись передняя, кухня, примитивный туалет и чулан. Водопровода не существовало, вода подавалась из колодцев посредством ручных насосов. Жилые комнаты отапливались кафельными печами. Чтобы быть в тепле зимой, хозяева заранее заявляли в квартирную службу и оплачивали подвоз угля, который грузчики складывали в подвали под домами. В кирпичном доме было 8 двухкомнатных квартир с кухнями, где жили холостые офицеры. Однако жилья в гарнизоне не хватало, поэтому местные жители часто сдавали комнаты.


9. Командир 25-го полка
уланов полковник
Витольд Моравский.

Положительные преобразования в жизни гарнизона были бы невозможными без людей, с именем которых связана история Кошар. Особого внимания заслуживает личность командира 25-го палка улан полковника Витольда Моравского, назначенного на должность в 1932 г. Дипломат и разведчик, аристократ В.Моравский волей обстоятельств стал командирам полка в «глухом уголке крессов восточных». Человек, который привык к другой жизни, он смог стать душой пружанских улан. Новый командир не злился на судьбу, а принимал участие во всех мероприятиях, к которым имел отношение полк, поддерживал и поощрял хорошие воинские традиции.

Ни одно культурное мероприятие в уездном центре не обходилась без участия улан. Они откликались на благотворительные акции по поддержке образования и культуры. Праздники в городе начинались с торжественного прохождения 25-го полка. «Наши уланы» — так жители Пружан называли кавалеристов из Кошар.

Однако, несмотря на дружеские отношения с большинством офицеров, Моравский был строгим командирам, чьи приказы исполнялись беспрекословно. Деятельность Моравского по укреплению дисциплины, сплоченности и боевой подготовки привела к тому, что полк стал считаться одной из лучших кавалерийских единиц в Польше.

Большое внимание командир придавал образованию подчиненных, в особенности знанию иностранных языков. С целью изучения немецкого языка при казино были организованы курсы, которые навещали не только офицеры, но и их жены. Надо отметить, что Моравский для обустройства Кошар использовал не только расходные государственные средства, но и добавлял свои. При его финансовой поддержке в гарнизоне появился крытый манеж, который признавали едва ли не лучшим во всем государстве.

Благодаря В.Моравскому и полковому капеллану майору У.Малавскому в Кошарах соорудили костел. До этого католический храм существовал в здании православной церкви, переделанной в 1920-е гг. при капеллане 20-го артполка Бутримовиче. После появления костела прежнее строение вернули православным.


10. Полковой капеллан
Владислав Малавский.

Необходимо отметить, что национальный и религиозный состав кошарских полков был неоднородным. Вместе с поляками службу несли белорусы, украинцы, евреи. Например, белорусами являлись сын православного священника из Пружан адъютант командира 25-го полка поручик У. Пилинкевич, сержант 20-го артполка А.Малыха. В уланском полку, по разным сведениям, служили более 120 белорусов.

Но история внесла свои коррективы в жизнь Кошар и Слобудки. С начала 1930-х гг. большое влияние на Европу стала оказывать фашистская Германия. Агрессивные устремления Гитлера беспокоили многих европейских политиков, но оказать ему достойное сопротивление они не смогли. Подчинив себе часть Европы, захватнические планы нацистов только разрастались.

С целью организации обороны на случай войны с Германией вооруженные силы Польши с весны 1939 г. стали готовиться особенно активно. 23 марта 1939 г. 25-ый уланский и 20-ый артиллерийский полки в Кошарах были приведены в боевую готовность и двинулись в западном направлении. Назад они не вернулись. 1 сентября 1939 г. с нападения на Польшу началась вторая мировая война.

Пружанские полки в битвах с захватчиками сражались мужественно, однако большая часть их воинов погибла или попала в плен. В руках фашистов оказался полковник В. Моравский. Сначала он находился в немецком госпитале в Кракове, а потом был отправлен в концлагерь. Там он создал подпольную антифашистскую организацию, вскоре раскрытую гитлеровцами. Моравский вместе с соратниками был приговорен к смерти. В сентябре 1939 г. на украинско-венгерской границе в боях с фашистами погиб и последний командир кошарских улан полковник Богдан Стахлевский (возглавлял 25-ый полк с 1937 г.).

Большинство семей офицеров и подофицеров к осени 1939 г. оставалось в Кошарах. Однако 17 сентября Красная армия начала поход на Запад, войдя на территорию Польши, что было реализацией секретного советско-германского договора о разделе сфер влияния в Европе. Семьи польских военнослужащих смогли оставить гарнизон. Как вспоминают местные жители, 17-18 сентября жены офицеров ходили по домам и продавали сельчанам почти за бесценок разные вещи, некоторым даже удалось продать свои дома. Вместе с ними уехали поляки и белорусы, которые не хотели жить «под Советами». 19 сентября 1939 г. в Кошарах уже стояли части Красной армии. С осени 1939 г. Западная Белоруссия вошла в состав Советской Белоруссии и СССР.

Историю жизни Кошар в межвоенный период удалось восстановить, благодаря польским военным журналам, книге ветерана уланского полка Я.Блазинского «Z dejow kawalerii II Rzechy Pospolitej. Los 25 Pulku ulanow Wielkоpolskih», рассказам местных жителей и материалам из личных архивов авторов, жителей Пружанщины и музея-усадьбы «Пружанский палацык»..

 

4. Первые советы

Сентябрь 1939 г. полностью изменил жизнь на бывших «крессах восточных». Для многих он стал роковым, а для других принес надежду на лучшую участь. «Первые Советы» — именно так позже назвали период 1939-1941 гг. жители западных районов Белоруссии.


1. Вид на Слобудку и школу со стороны Оранчиц.
Фото 1939-40 гг.

Новая жизнь пришла в Кошары. 19 сентября 1939 г., через два дня после начала «освободительного похода» Красной армии на Запад, ее части вошли в военный городок. Но старожилы рассказывают, что за несколько дней до прихода Советов в Слобудке появились немцы (факт подтверждают другие жители Пружанщины). Они двигались с оружием на блестящих мотоциклах и автомашинах, были чисто одеты, вели себя прилично. Многие останавливались, просили воды, раздавали суп и шоколад, в разговорах говорили, что «мы скоро уедем, а за нами придут русские».

Действительно, немцев сменили «русские» (для местных людей слова «русский» и «советский» были синонимами). В воспоминаниях сельчан Красная армия оставила след не только деятельностью, но и видом. Свидетельства о ней можно разделить на позитивные («ждали освободителей», «встречали хлебом-солью», «несли цветы и делали из них брамы», «надевали красные банты») и негативные («русских никто не ждал», «новую власть боялись», «пришла голытьба»). Удивление вызывал внешний вид воинов: «солдаты были на малых конях, оборванные, в грязной форме», «от красноармейцев плохо пахло, они были в обмотках, худые и голодные», «из оружия были винтовки на веревках». Офицеры, напротив, выделялись хорошей одеждой и дисциплиной.


1. Танкист из Слобудки —
Гомолов Александр. 1941 г.

Слобудчане утверждают, что первыми в городок вошли артиллеристы. Еле живые лошади тянули поцарапанные пушки и возы «с какими-то котомками». Многие военнослужащие приехали с женами и подругами. Среди них были разные люди, в том числе те, что вели себя как «хозяева жизни»: самовольно занимали комнаты, отбирали имущество, разбирали строения для нужд «советской власти», угрожая раскулачиванием и «ссылкой в Сибирь». Правда, скоро самоуправство остановилось.

Но удивлялись не только сельчане. Открытием для красноармейцев, которые пришли «освобождать братьев-белорусов от панов», стало наличие у людей собственного хозяйства, еда на столе, хорошая одежда, пол в домах. Незабываемое впечатление вызывало появление в городке деревенской молодежи в костюмах и на велосипедах. «Что это за паны тут у вас свободно разъезжают?» — спрашивали солдаты. А местные девчата не прятали улыбки, когда увидели, что их собираются угощать в кафе за столом без скатерти, поставив на него обычные стаканы и железный чайник. Разница между «освободителями» и «освобожденными» была очевидной даже в мелочах.

Таким образом, с 1939 г. в Кошарах стали обустраиваться советские части. Известно, что в августе 1940 г. тут разместилась 32-я танковая бригада, переброшенная с прибалтийского направления. В марте 1941 г. ее переформировали в 30-ю танковую дивизию под командованием полковника С.И.Богданова. Непосредственно в Кошарах в предвоенное время находились: штаб дивизии, два танковых полка, мотострелковый и гаубичный артиллерийский полк, отдельный зенитный артиллерийский дивизион, батальоны — разведывательный, понтонный, связи, медико-санитарный, автотранспортный, ремонтно-восстановительный. В состав дивизии входила рота управления и полевой автохлебозавод. Существовала школа радистов. Из-за недостатка территории часть личного состава и техники находилась около деревень Линово и Чахец. На вооружении дивизии имелись 174 танка старой модели Т-26 с тонкой броней и 45-миллиметровыми пушками.


2. Встреча с красным командиром в Городнянах.
1940-1941 гг.

В июле 1940 г. после окончания войны с Финляндией в Слобудку перевели 44-й стрелковый и 472-й легкий артиллерийский полк, а в Оранчицы — 3-й медико-санитарный батальон 42-й стрелковой дивизии (штаб находился в Березе-Картузской). В апреле 1941 г. они передислоцировались в Брестскую крепость.

Именно в 44-м полку служили будущие защитники цитадели над Бугом. Средь них — П.П.Котельников, чей образ стал примером для воплощения на экране Саши Аксёнова — главного героя киноленты «Брестская крепость». В 1940 году несколько парней, которые воспитывались в детском доме около Ростова-на-Дону и играли в духовом оркестре, были отобраны лейтенантом В.Ушаковым в музыкальный взвод 44-го стрелкового полка. Так Петя Котельников вместе с Володей Козьминым, Володей Измайловым, Власом Донцовым и Степаном Аксёновым стали «сыновьями полка». Службу они начали «в военном городке Слобудка под Пружанами». Юные музыканты жили в казарме и учились в местной школе.


5. Петр Котельников.
Фото 30-х гг.

Сохранились воспоминания П.Котельникова о боях в крепости и ее защитниках, в том числе о командире полка майоре П.Гаврилове: «Помню самую первую встречу из ним. Это было в 1940 году в Слобудке под Пружанами, где находился полк. Как только меня и еще нескольких парней приняли на воспитание музыкального взвода, Гаврилов приезжал поинтересоваться, как нас разместили». Ребятам пошили форму с зелеными петлицами, рацион усилили домашним молоком. Мальчики навещали школу, занимались музыкой, дежурили сигнальщиками, изучали оружие, маршировали.

По сведениям П.Котельникова, «весной 1941 г. Слобудка начала пустеть. Полк потихоньку переезжал в Брест». Но парни-музыканты остались в городке, чтобы окончить учебный год. С ними оставался рядовой Белов. В мае 1941 г. по узкоколейке они добрались к Оранчицам, а потом по железной дороге к Бресту в основное место дислокации полка в крепости.

Кроме упомянутых воинских единиц, в Слобудке находился штат особого отдела Народного комиссариату внутренних дел (НКВД), который занимался разоблачением «врагов народа».

Надо отметить, что советские части получили «в наследство» развитую инфраструктуру, которая сохранилась от предыдущего гарнизона. Однако главной проблемой оставалось большое количество войск на ограниченной территории. Не хватало жилья для офицеров, казарм, хранилищ. Потому, кроме гарнизона, части находились на его околицах. В районе прежнего полигона около леса были устроены полевые парки для техники и специальные землянки для личного состава дивизии. Многие офицеры разместились на постой в деревнях и на хуторах. Неудобства в гарнизоне возникали из-за постоянного недостатка воды. Потому в 1941 г. в Кошарах начали пробивать скважины под руководством мастера из Березы И.Рязанова.

Строительство при «первых Советах» не имело такого размаха, как в прежние времена. Но изменения произошли. В 1939 г. разобрали православную Николаевскую церковь (с 1940-х гг. слобудчане упоминаются в документах как прихожане собора Александра Невского в Пружанах), костел приспособили под Дом культуры.

Несмотря на разницу между воспитанными в марксистско-ленинской идеологии гражданами СССР и местными жителями, которые только присоединялись к коммунистическим ценностям, между ними завязывалась дружба, возникали семьи. Молодежь из Слобудки, Городнян, Слонимцев, Полоннаго посещала танцы и мероприятия в Доме культуры. Популярностью пользовались советские киноленты, которые демонстрировали регулярно. За шоссе напротив городка появилась новая школа, где осенью 1939 г. начались занятия на украинском языке (потом — на белорусском и русском). В гарнизоне работали почта и отделение Госбанка. Все это стало признаками советизации Западной Белоруссии, вместе с коллективизацией, репрессиями, искоренением частников.


3. Танкисты из Линова 1939-41 гг.

Название военного городка также изменилась. Слово «Кошары» чиновники видоизменили на «Кошарку». Однако на армейских топографических картах употреблялось название «Казармы». Надо отметить, что в большинстве документов местом дислокации 30-й танковой дивизии и 44-го стрелкового полка указывались Пружаны. Для многих эти населенные пункты в то время были неразделимы.

Неоценимым источником по истории военного городка на месте современной Слобудки являются свидетельства ее жителей и тех, кто служил тут. Сохранились воспоминания стрелка-радиста 60-го танкового полка 30-й танковой дивизии С.З. Шпилевого, которые дают общее представление о гарнизоне в упомянутое время: «Кошарка — так назывался военный городок, размещенный недалеко от Пружан. Летом городок утопал в зелени. Под развесистой сенью деревьев стройными рядами стояли солдатские казармы, в стороне были видны кирпичные дома, в которых жили семьи комсостава. В солдатских казармах — обычная армейская обстановка: железные кровати, заправленные серыми одеялами, между ними — тумбочки с небогатым скарбом танкистов, около входа — стол, постоянное место дневального, недалеко пирамида с личным оружием солдат и младших командиров. На территории городка — приличный Дом культуры, столовки, магазины. К Пружанам проложена узкоколейка, по которой ходил маленький паровозик с несколькими вагончиками. Расписание было известно одному Богу и машинисту, который мог остановить поезд около любого хутора, зайти к знакомой, выпить полжбана молока, вернуться и ехать дальше…

Жизнь танкистов было напряженной. Все время — боевая и политическая подготовка. Солдаты изучали материальную часть танков, радиодело, топографию. Много времени шло на упражнения: управление танком по дорогам и бездорожью, стрельба из пулеметов и пушек — с хода и коротких остановок, по неподвижным и подвижным целям. В предвоенное время стали часто объявлять боевые тревоги, сократились отдыхи, задерживалось увольнение в запас старших возрастов, которые отслужили необходимый срок. В письмах домой бойцы не так уверено писали о скором возвращении домой…».

Действительно, многие военнослужащие из Кошарки так и не вернулись домой — они погибли в первые часы и дни Великой Отечественной войны. Уже 23 июня 1941 г. в Кошарку вошли немецкие части. Так завершился год и девять месяцев существования «первых Советов».

 

5. Послевоенное десятилетие

После освобождения от немцев в городке были размещены военные госпитали. Первые появились в Слобудке 1 августа 1944 г. Это были передвижной полевой хирургический (№5150) и эвакуационный (№3568). В течение августа-сентября 1944 г. прибыли еще 8 госпиталей (легко раненых и эвакуационные).

Раненых было много. Их привозили с фронту, который продвигался на запад, и доставляли в Слобудку с железнодорожной станции Оранчицы. Таким образом, гарнизон превратился в большой медицинский городок. Медикам не удавалось спасать всех покалеченных, была высокая смертность, в особенности зимой 1944-1945 гг.


1. Военнослужащие 64-го танкового самоходного полка в Слобудке.
50-е гг.

Умерших от ран красноармейцев хоронили на восточной окраине городка — на старом кладбище и на небольшой возвышенности в братских могилах. Как вспоминают старожилы, похороны происходили ежедневно. Хоронили сразу по несколько человек, заворачивая в казенные простыни. В середине 1950-х гг. «госпитальные» захоронения были упорядочены, проводились некоторые работы по эксгумации останков советских солдат, а потом была сделана мемориальная братская могила с пьедесталом и подобием танка из дерева.


5. Младший командный состав 148-го
стрелкового полка на политзанятиях.
В центры старшина М.Я.Боценко.
Слобудка, 1950 г.

Санитарками в госпиталях работали женщины и девушки из Слабудки, Городнян, Полонного, Ольшан, Слонимцев, Семенчы. Некоторые продолжали работу после перевода медучреждений следом за передовой и дошли до Берлина. Одним из первых 1 сентября 1944 г. за наступающими советскими армиями двинулся передвижной полевой хирургический госпиталь, а в марте 1945 г. — пять эвакуационных. Еще два покинули городок 9 мая 1945 г. Эвакогоспиталь № 1295 оставался в «Кошарке» до 25 сентября 1945 г.

Как вспоминают сельчане, вместе с госпиталями некоторое время в Слобудке находились «штрафники» — подразделения из военных, осужденных за разные преступления. К счастью, они пробыли в Слобудке недолго, оставив нехорошую память: занимались мародерством, угрожали оружием.

Одновременно с освобождением района от фашистов начался набор мужчин призывного возраста в Красную армию. Отправились на фронт жители гарнизонных околиц. Воевали достойно. Кто-то сложил голову в боях с врагом, другие возвращались с боевыми наградами и ранениями.

Кроме госпиталей, в Слобудке были другие части, которые работали на нужды фронта. Так, в 1945 г. из глубокого тыла прибыл 64-й окружной завод по ремонту двигателей, который был более известен среди местных людей под названием «Рембаза». Завод находился в юго-западной части городка, где во время оккупации были немецкие ремонтные мастерские. На «Рембазу» поступала поврежденная в боях техника. При заводе действовала ФЗУ (фабрично-заводское училище). «Рембаза» существовала в гарнизоне до 1950-х гг., а потом была переведена. На ее место прибыл батальон связи из Прибалтийского военного округа.


3. Развод караула 148-го гвардейского стрелкового полка.
Слобудка, 1947 г.

После окончания войны в городке снова поселились военные. На рубежи 1945-1946 гг. из Прибалтики в Пружаны передислоцировали 29-ю танковую дивизию. Ее полки разместились в «Кошарке». В гарнизоне было тесно. Как и в предыдущие времена, часть офицеров стала квартироваться у крестьян.

Восстановление мирной жизни, наличие большого количества военной молодежи содействовали возрождению Слобудки. В городке забурлила жизнь, между местными жителями (в первую очередь, девчатами) и военнослужащими стали завязываться теплые отношения, начались свадьбы.

Но танкисты пробыли возле Пружан недолго. Дело в том, что в 1945-1947 гг. начался процесс переформирования и сокращения войск. В начале 1947 г. 29-я танковая дивизия была переведена в Слуцк. А из Слуцка в Брест — 50-я гвардейская стрелковая дивизия 28-й армии. Несколько ее полков были устроены в «Кошарке» — это 148-й стрелковый, 119-й артиллерийский, 58-й отдельный самоходно-артиллерийский дивизион, 69-й танково-самоходный полк (на вооружении танки Т-34 и самоходные артиллерийские установки), медико-санитарный батальон. В основном это были части, которые в 1944 г. освобождали Пружанщину. Службу в городке проходили выходцы из разных регионов СССР, многие не знали русский язык. Потому одновременно с военным делом они учились грамоте. Надо отметить, что военных использовали как педагогов и пропагандистов советско-колхозного строя. Они выступали в деревнях с лекциями, политинформациями, номерами художественной самодеятельности, покупали книги для домов-читален (например, в Чахец).


4. Танкисты в свободное время у патефона. Слобудка.
50-е годы.

148-й стрелковый полк занял трехэтажную «Красную казарму», в которой при Польше квартировал уланский полк. 119-й артиллерийский поместился в казармах бывшего польского артполка в северной части гарнизона. Танкисты 69-го полка остановились на юго-восточной окраине — поближе к полигону. Медсанбат устроился в западной части около шоссе Пружаны — Запруды. Кроме того, в Слобудке появилась пожарная команда, где работали местные жители. На территории гарнизона также находилась квартирно-эксплуатационная часть (КЭЧ) и руководство «Военторга». Работало почтовое отделение с названием «Кошарка». В жилой зоне действовал небольшой цех по изготовлению и разливу «сельтерской» воды, которая поступала из артезианской скважины. Работали хлебопекарня, баня, прачечная и др.

Несмотря на изгнание фашистов и начало восстановительного периода, послевоенные годы нельзя было назвать спокойными. Как вспоминают местные жители, в окружающих лесах развелось большое количество зверей, в особенности страдали от волков. Сельчане вынуждены были ходить на работу с факелами — бывали случаи нападения на людей, убийства домашнего животного.


2. У «Шанхая» возле скульптуры «Два бойца». Фото 1957-1959 гг.

К тому же в районе нашли приют несколько банд из криминальных элементов, бывших гитлеровских пособников, противников советского строя. Они навещали деревни, грабили, убивали активистов и военных. Например, в 1947 г. бандиты расстреляли машину фельдъегерской почтовой связи. Погибшие были похоронены на гарнизонном кладбище. Криминальная ситуация обострялась, поэтому для борьбы с преступниками стали подключать личный состав гарнизона.

4-7 января 1949 г. специально отобранные военнослужащие 148-го стрелкового полка (около 20 человек) и представители Комитета госбезопасности из Пружан уничтожили одну из банд.

Участник событий М.Я.Батенко вспоминает: «По тревоге нас вывели на шоссе Пружаны — Оранчицы и погрузили в автомашину. За Линовом мы взяли провожатого (внедренного в банду чекиста) и двинулись в урочище Туроса. Проводник показал два острова, где прятались бандиты, и мы в полной тишине стали окружать их. Только тут нас предупредили, что на болоте прячется банда. Выпустили сигнальную ракету — начался бой. Карчы прошивали автоматные очереди, слышался топот и треск. Тяжело было понять, где свои, а где враги. Достигнув острова, мы увидели, что никого нет, — бандиты убежали в лес. Стали идти цепью. Первой увидели убитую женщину — она оказалась женой руководителя банды. Лагерь представлял собой два большие шалаша посреди зарослей лозы, накрытые толстым слоем сена. Внутри также было сено, сверху — перины, одеяла, кожухи. В одном шалаше находилась 3 мешка мануфактуры, 30-литровая бочка с медом, вторая — с салом, мука, одеколон, бутыли самогона. Между шалашами был костер. Моя рота осталась охранять лагерь, а остальные бросились вдогонку беглецам. После того, как прибыли эксперты, найденные вещи и тело убитой женщины положили в машину, мы сожгли шалаши и отправились преследовать преступников. Двое суток понадобилось, чтобы их поймать. Позже мы узнали, что банда пришла под Линово из Малоритских лесов, где ее большая часть была уничтожена. Тут к ней примкнули бывшие полицаи, дезертиры и власовцы».

Мирная жизнь устраивалась постепенно. В бывшем казино польских артиллеристов открылся детский садик, первой заведующей которого стала жена командира 148-го стрелкового полка. Восстановил работу гарнизонный Дом культуры. В нем каждые выходные устраивались танцы, концерты, киносеансы. На стадионе организовывали спортивные соревнования. В прежнем здании за шоссе восстановила работу русскоязычная школа, которая стала называться «Военно-Слободская». Как вспоминают бывшие ученики, в то время среди учителей было организовано дежурство. Утром они встречали ребят, а после занятий отводили к КПП, переведя через дорогу Пружаны — Запруды.

В этом же здании находилась вечерняя школа для рабочей молодежи.

«Несмотря на трудности, нам, детям, жилось интересно и весело, — рассказывает Н.Ф.Кравчук. — Утром всю окрестность будили бодрые звуки радио в гарнизоне. Направляясь через городок в школу, мы встречали солдат, которые строем с песнями шли в столовку, пристраивались к ним сбоку, маршировали и тоже пели.

…В каждой воинской части был свой клуб, потому в выходные, когда показывали кино и устраивали танцы, бегали из одного в другой, чтобы увидеть все самое интересное, но в итоге получалась, что ничего толком не видели.

…Каждый день в частях была учеба. Часто по несколько военнослужащих с радиостанцией (наверняка, связисты) ходили на занятия в лес. Изредка они приходили на наш хутор и с разрешения матери устраивались в доме, раскладывая на столе свои приспособления и что-то отстукивая почти целый день. На их действия мы смотрели с восхищением. Какое же это было счастье, когда нам позволялось надеть наушники и послушать, как в них что то пищит!».

Как и в предыдущие времена, нерешенной оставалась жилищная проблема. Семьи военных жили на квартирах или в старых постройках дореволюционного времени, в том числе в бывших конюшнях без удобств. В большинстве квартир в 1950-1953 гг. был проведен ремонт силами строительной бригады, набранной из местных жителей. Уроженка этих мест В.Ф.Курбатова, которая работала в бригаде, вспоминает: «Тогдашняя Слобудка вовсе не была похожа на современную. Сейчас от нее почти ничего не осталось. Раньше городок украшали кирпичные Здания, газоны и цветы, вдоль улиц росли деревья — тополя, липы, березы. Кругом был порядок. Вместе с отцом, который плотничал, я работала в строительной бригаде. Мы делали ремонты в квартирах командного состава (кстати, не только в Слобудке, но и в Слониме). Чуть ли не каждый день, идя на работу, я заходила на кладбище у дороги, где покоились сельчане, в том числе моя тетка. Сегодня, навестив родные места, я не увидела ни одного памятника, ни одной могилы, а по территории бывших кладбищ как будто кто то на танках поездил».

Для решения жилищной проблемы в 1956 г. на выделенные командованием Белорусского военного округа средства на юго-западной окраине городка на пустошах вдоль шоссе были построены 15 одноэтажных типовых кирпичных строения. Эта часть гарнизона сначала получила «народное» название «Пербегубовка» — от фамилии начальника тыла 148-го полка подполковника Пербегубова, который возглавлял стройку. Через некоторое время это имя забылось и с легкой руки какого-то шутника ее начали называть «Шанхай». На въезде в этот поселок около шоссе была установлена скульптурная группа «Два бойцы».


6. Учителя Военно-Слободской школы. 1948-49 учебный год.

В конце 1950-х гг. был построен новый двухэтажный жилой дом около «элитного» (трехэтажного) дома «польского времени», в котором жило командование. В Слобудке появилась новая автономная электростанция, где установили мощный дизельный агрегат. Военными постоянно обращалось внимание на внешний вид гарнизона: высаживались молодые деревца, поддерживались порядок и чистота в частях и жилой зоне. Привлекательный вид приобрело небольшое озеро за Домом культуры — «Маргарьян». Такое интересное название оно получило от фамилии солдата, который едва в нем не утонул. Это название закрепилось за водоемом до сегодняшнего времени, правда, озера уже фактически нет — оно загрязнено.

В 1950-е гг. военнослужащие гарнизона в Слобудке вместе с другими частями Советской армии были участниками событий, которые являлись проявлениями политики «холодной войны». Так, в сентябре 1954 г. 50-я гвардейская дивизия, в том числе 69-й танковый полк, приняли участие в учениях на Тоцком полигоне под Оренбургом, где проводились испытания ядерного оружия. В октябре 1956 г. гарнизон подняли по боевой тревоге и направили в сторону Бреста. Это было связано из «будапештской осенью» — антикоммунистическим восстанием в Венгрии. В его подавлении должна была участвовать 50-я дивизия. Однако венгерские события скоро завершились, и войска возвращались на места постоянной дислокации.

Больше десяти лет находились в Слобудке части 50-й гвардейской дивизии. В 1960 г. пехота, танкисты и артиллерия перебазировались из военного городка под Пружанами в другие места.

 

6. Ракетный гарнизон

Летом 1966 г. из группы советских войск в Германии в военный городок Слободка была переведена 233-я Свирская ордена Богдана Хмельницкого ракетная бригада, которая вошла в состав 28-й общевойсковой армии (штаб в г.Гродно). Она включала в себя три отдельных ракетных дивизиона — 15-й, 16-й и 33-й. Каждый из них имел свой знамя, печать и считался отдельной воинской частью в составе соединения. На вооружении бригады были ракеты Р-11 с дальностью полета 270 км.

Ветеран ракетной бригады прапорщик М.С.Чорных вспоминает о начале размещения около Пружан: «Мы прибыли в разрушенный, как после жестоких боев, городок Слобудка (остался некоторый беспорядок от предыдущих служащих, к тому же военные, выведенные из Германии, сравнивали предыдущие условия службы с новыми, не комфортными — Прим. авторов), где до этого был учебный центр по подготовке младших специалистов РВСН. На новом месте дислокации стояла трехэтажная кирпичная казарма постройки царских времен, солдатская столовая, несколько складских помещений, кирпичных двухэтажных домов и деревянных бараков для семей офицеров. Все они требовали ремонта. Кроме того, необходимо было заново построить ряд помещений и хранилищ для техники. На все лето и осень 1966 г. бригада превратилась в строго организованную строительную команду».


1. Знаменоносцы 233-й ракетной бригады возле памятника в Слободке.
80-е годы.

На самом деле состояние «строительной команды» затянулось на длительный срок. За то время, что существовал военный городок, а это более чем 70 лет, он пережил несколько войн и множество «хозяев». Его инфраструктура не соответствовала требованиям времени. Печное отопление, отсутствие обустроенных туалетов и вода из колонок выглядели анахронизмам даже в глазах не очень изнеженных благами военных. М.Я.Заикина, которая с мужем — служащим батальона связи — жила в Слобудке в 1969-1971 гг., так описывает условия жизни: «В нашем бараке, построенном из дерева, жило несколько семей. Мы занимали однокомнатную квартиру с узкой вытянутой в длину темной кухней. Воды не было, ее носили от колонки и подогревали на плите. Жители пользовались «удобствами на улице». Около высокого забора стоял небольшой хлев, где хранили дрова для печи. В комнате было темно и влажно, дневной свет проникал сквозь маленькое окно».

Безусловно, время требовало перемен. Вместе с обустройством достойного быта военных необходимо было заботиться о хозяйственном обеспечении, потому что бригада была вооружена современной дорогой техникой, которой требовались особые условия хранения, обслуживания и эксплуатации.

Во время нахождения в Слобудке 233-й ракетной бригады произошла серьезная реконструкция городка, и его внешний вид полностью изменился. Основные строительные работы проводились под командованием подполковника В.Ф.Можаева — командира бригады с 1971 года. Большую поддержку оказало командование округа во главе из генерал-полковникам И.М.Третьяком, который неоднократно навещал гарнизон и знал его проблемы. Для обустройства городка были израсходованы средства на возведение четырех пятиэтажных панельных домов для семей военных, штаба бригады, четырехэтажной казармы, солдатской столовой, спортивного зала, караульного помещения с гауптвахтой, хранилищ для техники и боевого запаса ракет, котельные, склады горюче-смазочных материалов (ГСМ), пунктов обслуживания автомобилей и спецтехники, подсобного хозяйства.


2. Боевые знамёна 233 ракетной бригады.
Во главе колонны — В.Ю. Дадиомов.
Фото нач. 80-х гг.

Работы шли пять лет. Изменения также произошли в обустройстве других частей гарнизона — батальона связи окружного подчинения, отдельного разведывательно-артиллерийского дивизиона армейского подчинения, 801-й реактивный артиллерийский полк которого имел на вооружении пусковые установки «Град».

В итоге масштабных работ в Слобудке появилась центральная котельная и банно-прачечный комбинат. Были проложены коммуникации отопления и водоснабжения в жилой зоне. Вместо старого Дома культуры (бывший костел) по типовому проекту сделали новый, а на месте снесенного строения установили памятник артиллеристам — бетонный пьедестал с реактивной пусковой установкой послевоенного образца. По периметру площадки, в центре которой стоял памятник, поставили стену с портретами героев-артиллеристов. Около площади возвели трибуну и памятник В.Ленину. На стадионе построили раздевалку и помещение для спортинвентаря. Дороги в городке заасфальтировали.


3. Расчет наведения стартового отделения 5-й батареи.
Начальник расчета прапорщик И.А. Сивуда

По внешнему периметру гарнизон был обнесен типовым для частей Белорусского военного округа бетонным ограждением, так называемой «третьяковской» (от фамилии командующего И.Третьяка). Таким же забором жилая зона была отделена от расположения частей. На въезде в гарнизон построили новые контрольно-пропускные пункты (КПП). КПП №1 стоял напротив школы со стороны дороги Пружаны — Запруды. В нем находился дежурный по части. Второй пункт был при входе из гражданской зоны в служебную, а третий — на въезде в жилую часть со стороны д. Слобудка.

Вместе с появлением новых объектов шло разрушение старых. Были снесены все деревянные постройки, в том числе жилье и казармы, медпункт и почта. Однако ряд помещений решено было оставить и приспособить под новые нужды. Так, в процессе преобразований был надстроен четвертый этаж на старой «царской» казарме. При этом фасад лишили почти всех декоративных элементов. Их сбили, чтобы придать объекту единый с надстройкой «стиль», и положили толстый слой штукатурки.


4. Проводы зимы в Слобудке. 1971-72 гг.

Остались нетронутыми два жилых дома: в одном (бывшее польское казино) разместили детский садик, а во втором, который находился напротив входа в служебную зону, — комбинат бытового обслуживания и продуктовый магазин. В прежнем кирпичном доме № 5 стали работать магазин «Военторга» и офицерское кафе-столовая. Строение 1930-х гг., где когда-то жило командование, переделали под учебный корпус, а в доме 1950-х гг., который стоял поблизости, стали изучать материальную часть ракеты 8К14. В 1974 г. появилось хранилище для боевого запаса 801-го реактивного артиллерийского полка. Во время его возведения была уничтожена большая часть воинских захоронений первой мировой войны, а надгробные плиты использованы для устройства фундамента.

К 1977 г. основное строительство завершилось, и 55-й военный городок, как Слобудка значилась в документах квартирно-эксплуатационной части, стал неузнаваем. Вместе с положительными переменами, которые позволили частично решить жилищно-бытовые и техническо-хозяйственные проблемы, городок не приобрел привлекательный вид, а, напротив, погрузился в «стилевой хаос» и много потерял: в небытие отошли уникальные архитектурные памятники, подверглись опустошению захоронения солдат первой мировой войны и сельчан. Новые строения не вписались в планировочную структуру населенного пункта, которая сложилась в конце ХІХ — первой половине ХХ столетий.

Несмотря на большую работу по оснащению гарнизона, остались нерешенными многие вопросы. Например, отопление осуществлялось центральной котельной, которая работала на угле плохого качества, поэтому зимой температура в помещениях была низкой. Горячая вода подавалась в дома только в определенные часы, а в казармах ее вообще не было. По-прежнему не хватало жилья, поэтому в 1988 г. возвели еще один панельный пятиэтажный дом. В 1980-я гг. соорудили дополнительные склады ракетного топлива и ГСМ.


5. Выступление в клубе. 80-е гг.

Необходимо отметить, что преобразования легли тяжелым грузом на личный состав гарнизона, который постоянно привлекался к хозяйственным работам, хотя значительная часть объектов возводилась строительными батальонами. Боевая учеба шла непрерывно, скидок на обстоятельства никто не делал. Сразу после появления ракетчиков в Слобудке началась подготовка к перевооружению и участию бригады в крупных учениях сухопутных войск.

В 1968 г. в часть поступил новый ракетный комплекс 9К72 с ракетой Р-17 (8К14) с дальностью полета 300 км, который мог поражать объекты обычными и ядерными боеприпасами, и пусковой установкой 9П117 на базе многоосного автомобиля МАЗ-543. В этом же году бригада в полном составе ездила на ракетный полигон «Капустин Яр» в Астраханской области для проведения тактичных учений с пусками ракет. Такие занятия проводились неоднократно. Бригада принимала участие в общевойсковых учениях «Днепр-75», «Неман-79», «Запад-81». Боевая подготовка на Пружанщине велась на специально оснащенных учебных местах в урочище «Линовский лес», поле и автодроме на южной окраине городка, где занимались геодезисты и водители, на стрельбище. Для учений также были определены запасные районы концентрации около деревень Котелки, Козий Брод, Александровка, Поддубно.

В 1984-1985 гг. 233-я ракетная бригада получила на вооружение оперативно-тактический ракетный комплекс 9К714 «Ока» с дальностью полета ракеты 400 км. В целях совершенствования навыков по управлению комплексом личный состав бригады в течение года занимался в учебно-ракетном центре «Капустин Яр».

Надо отметить, что военнослужащие, которые служили в 1960-1980-е гг. в Слобудке, активно участвовали в жизни Пружанщины. Воинские части оказывали шефскую помощь хозяйствам района и школам, участвовали в проведении военно-спортивных мероприятий и патриотических акций, организации торжеств в честь государственных праздников, ухаживали за местными мемориалами. Ежегодно в День Победы слобудские военные вместе с другими учреждениями проводили митинг около обелиска жертвам фашизма в Линовском лесу и возлагали венки на «госпитальных» захоронениях. Причем на них присутствовало не только командование и политотдел ракетной бригады, но и все руководство Пружанского района, собиралось большое количество людей из окружающих деревень.


6. Слобудка. Группа представителей инспекции США.
11-12 августа 1989 г.

Своеобразным центром общественной жизни в гарнизоне являлся Дом культуры, где работало большое количество кружков и клубов художественной самодеятельности. В праздничные дни в нем проходили торжественные собрания и концерты, устраивались вечеринки отдыха. Любительские коллективы из Слобудки участвовали в многочисленных конкурсах, выезжали с программами в разные уголки района. Работала хорошая библиотека, фонд которой был рассчитан на удовлетворение нужд для проведения политических занятий и содержал большое количество художественной и учебной литературы. Каждую неделю демонстрировались киноленты. В Доме культуры силами военнослужащих была оформлена «Комната боевой славы». Надо отметить, что так называемые «красные уголки» или «ленинские комнаты» были в каждой части.

С середины 1980-х гг. международное положение в мире изменилось. Проведение в Советском Союзе «перестройки» и провозглашение М.С.Горбачевым «нового политического мышления» содействовали потеплению отношений между СССР и США. Государства подписали ряд договоров, направленных на сокращение и разоружение армий. Одним из таких документов стал советско-американский договор 1987 г. «О ликвидации ракет средней и меньшей дальности». Реализуя его, 19 июля — 8 августа 1988 г. к местам ликвидации были отправлены боевые ракеты и пусковые установки с «Ракетной операционной базы Слобудка» — как отмечалось расположение 233-й ракетной бригады в международно-правовых актах. 11-12 сентября 1988 г. с целью контроля выполнения договоренностей упомянутого договора Слобудку посетила американская инспекционная группа. Во время ее работы было отмечена, что требования, изложенные в статье 10 Договора, выполнены. Таким образом, 12 сентября 1988 г. «Ракетная операционная база Слобудка» официально прекратила свое существование, а 15-й, 16-й и 33-й отдельные ракетные дивизионы были расформированы.

25 февраля 1989 г. управление ракетной бригады было переведено на штат ракетного комплекса «Точка», а в апреле 1989 г. переведено из Слобудки в гарнизон Заслоново Витебской области, где на его базе сформировали бригаду тактических ракет «Точка».

Таким образом, вторая половина 1980-х гг., когда произошли коренные перемены в мировой истории и двигался к своему краху СССР, стала началом конца и для Слобудского гарнизона.

 

7. На переломе эпох

В конце 1980 — начале 1990-х гг. в республиках СССР усилились центробежные процессы, которые привели к распаду государства. Последней попыткой реанимировать советский строй был августовский путч 1991 г., после которого страна неуклонно стала двигаться к своему уходу с политической арены, что было официально зафиксировано в Беловежских и Алма-Атинских соглашениях в декабре 1991 г.

В это время вооруженные силы, как и вся страна, переживали тяжелые времена. Развал Советской Армии привел к сокращению войск и массовому увольнению офицеров, потери многими людьми жизненных ориентиров.


1. Панельные дома и детская площадка в Слобудке 70-80-х гг.
Фото 2012 г.

С образованием независимой Республики Беларусь на базе Белорусского военного округа были созданы национальные вооруженные силы. С 1 июня 1993 г. преемникам 28-й общевойсковой армии стал 28-й армейский корпус, с 17 декабря 2001 г. — Западное оперативное командование.

В период распада СССР в Слобудке наблюдалась перенасыщенность войсками. Тут находились различные воинские единицы, в том числе выведенные из стран бывшего социалистического лагеря в Европе. К началу 1990 г. в гарнизоне были расквартированы части и подразделения окружного и армейского подчинения: 954-й разведывательный артиллерийский полк, 801-й реактивно-артиллерийский полк, 1257-й отдельный понтонно-мостовой батальон, выведенный из Чехословакии в июне 1989 г., 2-й дивизион 105-й бригады противовоздушной обороны с комплексом С-125, 1-й батальон связи 86-й Волковыской бригады связи (узловой). Летом 1991 г. из Барановичей в Слобудку прибыл 1199-й реактивно-артиллерийский полк, а 1 августа — 1-й релейно-кабельный батальон 127-й бригады связи (территориальной) из Венгрии. В начале 1992 г. в торжественной обстановке военнослужащие Слободского гарнизона приняли присягу на верность Беларуси. В частях ввели изучение беларуского языка, который многие, особенно офицеры, не знали.


2. Командование 954-го разведывательного
артиллерийского полка, нач. 90-х гг.

В связи с большой концентрацией войск в городке остро встал вопрос их размещения. Из пояснительной записки к схеме размещения частей за 1991 г. начальника гарнизона командира 954-го реактивного артиллерийского полка полковника А.Г.Нилова, которую он представил командующему 28-й общевойсковой армии генерал-лейтенанту П.Козловскому, следовало, что для обустройства семей военных в полном объеме необходимо строительство 75-квартирного дома. Но политические перемены не позволили реализовать проект возведения дополнительного жилья.


3. 801-й реактивно-артиллерийский полк.
Командир дивизиона Кондратюк И.А.
Фото 1987 г.

Перенасыщенность войсками наблюдалась не только в Слобудке, но и повсюду на Беларуси. Чрезмерное количество военных специалистов вызывало необходимость сокращения вооруженных сил. Мероприятия проводились в основном путем досрочного увольнение на пенсию офицеров и прапорщиков. Большинство уволенных в Слобудке остались жить в городке. Постепенно гарнизон был переведен на сокращенный состав. Часть боевой техники поставили на долгосрочное хранение.

Кроме сокращения военных, начался процесс расформирования частей. Первым на рубеже 1992-1993 гг. прошел через это 954-й реактивно-артиллерийский полк. За ним в январе 1993 г. наступила очередь 2-го дивизиона противовоздушной обороны, а потом — 1257-го отдельного понтонно-мостового батальона и 801-го реактивно-артиллерийского полка. 1-й батальон 86-й бригады связи в 1992 г. был переведен в Минск. Многие офицеры и прапорщики после его передислокации перешли на службу в 1-й батальон 127-й бригады связи, который был расформирован в 2005 г. (часть офицеров отправилась служить в Барановичи). В 1996 г. в Слобудке был создан 984-й противотанковый артиллерийский полк (в 2005 г. переведенный в Брест). Последним военный городок №55 (Слободка) в 2007 г. покинул 1199-й реактивно-артиллерийский полк, направленный в Брест.

Таким образом, в течение 1990-2000-х гг. в жизни гарнизона происходили постоянные перемены. В то время как в начале 1990-х гг. количество людей в военном городке было чрезвычайно большим, то в начале 2000-х гг. части уже имели сокращенный штат — людей не хватало даже на то, чтобы поддерживать необходимый порядок, стали разрушаться казармы, помещения которых опустели.


4. Ветераны 233-й ракетной бригады.
Знамя и командир бригады В.А.Копыленко. 2003 год.

По мере сокращения и передислокации чаще менялся и состав жителей. Уволенные и вышедшие в запас офицеры стали перебираться в районные и областные центры. Кто-то получил квартиру по очереди, другие — продали приватизированное жилье и уехали. В военном городке стали селиться люди, далекие от армии. Деревенские жители с охотой переезжали в бывший гарнизон, где, несмотря на тяжелые постсоветские годы, сохранялся относительный порядок, существовали комфортные бытовые условия. Появились переселенцы из других регионов Беларуси, а также Украины, России, Казахстана. Эти процессы изменяли дух городка. Он потерял какую-то особую ауру, свойственную только военным поселениям, где все связаны корпоративной принадлежностью и особой ментальностью.

С 2007 г. «военный городок Слободка» перестал быть гарнизоном и перешел под юрисдикцию Пружанского района. Среди местных жителей был проведен своеобразный «референдум» по вопросу дальнейшей судьбы городка — стать частью г. Пружаны или оказаться в Пружанском сельсовете, объединившись в единое целое с деревней Слобудка, которая в течение почти столетия существовала около гарнизона, как отдельная административная единица. Поскольку жители деревни обладают некоторыми социальными льготами, итог был предсказуемый. С того времени населенный пункт стал единым объектом под названием «деревня Слобудка».


5. Батальон 127-й бригады связи. Фото 2003 г.

 

Следует отметить, что изменение статуса городка и демографическая ситуация в нем не способствовали положительным переменам. Как только городок оставила последняя воинская часть, началось мародерство. Стали грабить оснащение казарм и хранилищ, снимались и вывозились бетонные ограждения, выкапывались кабели связи, вырывалась электропроводка и линии освещения. Любимые металлические конструкции и предметы попадали в руки сдатчиков металлолома. Награбленное в Слобудке (и не только) принималось на бесконтрольных пунктах приема металлов.


6. Торжественный вынос знамени 573 отдельного
разведывательного артиллерийского дивизионана.

Одновременно с грабежом Слобудки на останках захоронений первой мировой войны беспрепятственно стали заниматься вандализмом «черные копатели» и создавалась большая свалка. Безусловно, разорение наследия предыдущих эпох началось не сегодня. Первые уничтожения произошли в 1970-е гг., потом — после развала СССР. Так, в 1992 г. на волне антикоммунизма снесли памятник В.Ленину. Затем неизвестно куда исчезли памятник артиллеристам и скульптура «Два бойца». То же случилась с красивой беседкой посреди Маргарьяна. Сам водоем обмелел и зарос. На торги были выставлены объекты бывшего гарнизона — штабы, казармы, склады, учебные корпусы, гостиница, магазин, кафе и др. Здания, которые не нашли нового хозяина, начали уничтожаться. Так, в 2010 г. был утерян уникальный памятник ХІХ ст., так называемый дом офицерского состава №2 («Березка»). Осенью 2011 г. взорвали стародавнюю казарму — символ бывшей воинской доблести Слобудки. Ее подрывали в течение двух месяцев, но строение, построенное более 100 лет назад, продолжало стоять, несмотря на его якобы «аварийность и ветхость». Затем почти год из казармы вывозили кирпич. То, что не забрали военные, местное население и дачники, было свалено в яму и пруд Маргарьян…

Вместо эпилога

Прошло почти 120 лет с той поры, как появился военный городок около Пружан. За это время произошло много событий, сменилось много поколений. Однако среди слобудчан и жителей других регионов Беларуси еще есть те, кто знает о прошлом гарнизона и судьбе людей, некогда живших здесь, сберегает редкие документы, снимки, предметы. Именно их помощь позволила восстановить многие забытые страницы истории Слобудки. Среди них — И.О.Малыха, М.Я.Батенко, Г.Д.Кондратюк, А.М. и Г.М.Филоненки, И.О.Иванова, У.И.Аркадьев, Л.Г.Семенова, Б.Чатырбок, И.И.Чиж, А.Ю.Ледзенёва, Л.И.Руцкая, В.Ф.Курбатова, М.Я. Заикина, Н.Ф.Кравчук, Н.А.Исаченко, В.В.Подкаура, И.П.Крупский, И.У.Седова и др., а также бывшие военные, чья судьба была связана со Слобудкой.

Несмотря на то, что уже многое утеряно и кануло в лету, с пессимизмом смотреть в будущее нельзя. Жизнь продолжается. Сегодня не пустует детский садик, которому уже исполнилась 65 лет (а строению более столетия). В 1994 г. появилась новая школа, в которой учатся дети из Слобудки и окраин. В бывшей «воинской» части деревни бытовые условия ничем не отличаются от городских. Кроме уже привычного газа, круглосуточной горячей воды и тепла в квартирах, работает кабельное и спутниковое телевидение, скоростной Internet. Построен магазин, устроена детская площадка, заасфальтированы улицы.

Но современность не может существовать без традиций, без духовности, без уважения к своей семье, родных обителей, государства. Сохранить уникальные объекты в Слобудке необходимо, потому что они — яркое свидетельство выдающихся и трагических страниц истории Отечества. Останки военного городка — это настоящий музей под открытым небом, где на примере реальных памятников можно изучать историю. Сегодня, когда большое внимание придается патриотичному воспитанию, воссозданию и сохранению историко-культурного наследия, необходимо взять строения под охрану. Слобудка может стать настоящим украшением Пружанщины, важной точкой на ее туристической карте. Потому что она сохраняет оригинальные и почти единичные на просторах СНГ памятники военной архитектуры ХІХ-ХХ вв., польских и советских времен. Городок связан с событиями, которые являлись ключевыми в мировой истории, и выдающимися личностями. К тому же около Слобудки находятся три крупные некрополя — места траура и памяти для людей из разных стран мира. В отличие от многих туристических объектов в нашем районе Слобудка имеет выгодное размещение — недалеко от райцентра на автодороге Пружаны — Запруды. В деревню постоянно ходит рейсовый автобус, а в 6 км находиться железнодорожная станция Оранчицы. Памятники и строения, которые пока существуют в Слобудке, не находятся в аварийном состоянии, но требуют неотложного вмешательства для их сохранения. После определенных вложений их можно использовать как базу для создания особого музейно-патриотичного комплекса (аналогов которого не существует в Беларуси) или центра отдыха, где могут сосуществовать: музей боевой славы (определенные наработки в сборе экспонатов уже есть), туристические маршруты по местам захоронений, объектам времен первой мировой войны и ракетных войск стратегического назначения, гостиницы, тиры, спортивные площадки. Развитая инфраструктура может способствовать появлению военно-патриотических классов в школе или смен в детском оздоровительном лагере, проведению военно-спортивных игр, мероприятий по исторической реконструкции и др.

Хочется надеяться, что история Слобудки не завершится ее уничтожением, а будет иметь счастливое продолжение.

 

 

Яндекс.Метрика