На главную сайта   Все о Ружанах

Витольд Карпыза. Земля Волковысская.

Витольд Карпыза

ЗЕМЛЯ ВОЛКОВЫССКАЯ  

Лемборк
 2005

Перевод и примечания © А.В.Королёв.

Исходный текст, на польском, представлен здесь.

 

ЛЫСКОВ

["Земля Волковысская", том 1, страницы 45-53]

 


Церковь в Лыскове. (Рис. В.Карпызы)

Небольшое в давние времена местечко, в 40 км к югу от Волковыска, до которого можно было в период между войнами добраться только телегой, сегодня — деревня. В конце XIX в. насчитывало 895 жителей, а к 1938 их число выросло до 1100, сегодня число жителей упало до нескольких сотен. Прошлое оставило нам известия о небольшом замке, монастыре базилиан, святых отцах-миссионерах, школах лысковских, могиле Франтишка Карпиньского[01], 12 крестов стоят на концах улиц выходящих из местечка, поставленных по фантазии набожного жителя во «здравие прихожан».

В полукилометре в сторону деревни Мосевичи[02], на болотистом берегу небольшой речки Щибы[03] (по-другому Мухи), в урочище называемом Городище[04], и сегодня видны значительные следы «окопов». Об этих валах вспоминает Федеровский[05], писавший, что люди считают, что там привидения, в особенности на улице Ружанской и Немецкой[06]. Те валы могут быть могильниками, в которых давным-давно хоронили шведов. Порой появляется там барышня, сидящая на сундуке с золотом. Охраняют ее псы на цепях. Барышня просит, чтобы ей подали руку и освободили от заклятья, но никто не решается. На самом деле те валы — остатки небольшого королевского замка, охранявшего лысковскую волость в XV-XVIII в. Форма обнесенной валом территории имела вид квадрата с размерами 68 на 68 м. По углам была усилена круглыми деревянными башнями диаметром 8 м. Сохранились также следы въезда в замок. С севера и востока крепость защищала болотистая река, а с востока и юга — ров шириной 10 м и глубиной около 4,5 м.

Первые упоминания о Лыскове восходят к рубежу XV — XVI веков, ко временам Казимира[07] и Александра[08] Ягеллончиков. Именно Казимир Ягеллончик дал церкви святого Николая в Волковыске медовую дань с Лыскова в количестве 2-х кадей[09] меда, а также 2-х «безменов»[10] воска. Была то великокняжеская волость, называемая в давние времена староством лысковским. В ее состав входили: Лысков с замком и села: Межиреч, Питухово, Лапеница, Деревна, Дорохово, Москово, Потоньско[11]. Со временем Лысков включен в староство волковыское. Сохранилось известие от 1560 г. о судах копных[12] подданных лысковских. Были то, собственно, крестьянские суды, которые рассматривали мелкие провинности. В 1560 г. рассматривалось дело подданного, Устьяна Левковича, у которого украдена кобыла. Левкович «ставил шапку на довод и выдал светков трех»[12a]. (Акты издаваемые..., т. XVIII, с. 6). «Ставить шапку» в доказательство, в соответствии с давним обычаем, было видом присяги.


Фрагмент польской карты изд. 1926 г.

Около 1506 г. Лысков оказался во владении Войцеха Яновича Клочки[13], маршалка господарского, охмистра[14] жены Александра Ягеллончика, великой княгини Елены[15]. Войцех умер в 1514 г. и передал свои обширные имения, лежащие преимущественно в повете волковыском, сыну Мацею[16], который получил еще от короля Подаревск[17] (сегодня Подороск), потому часто его звали Мацейем Подареским. Как и отец, был он человеком влиятельным и богатым, занимал должности маршалка господарского и державцы волковыского. Был также посланником в Москву.

Мацей Войцехович Клочко умер в 1543 г., и осталась по нему вдова, Екатерина[18] из Глебовичей, которая 11 ноября 1543 г. отписала Лысков и Межиреч Сигизмунду Августу[19] (В. Поцеха, Королева Бонна, т. 3, с. 67). Король отпись принял дав ей на этом имуществе 11 тыс. коп гр. лит. как гарантию ее приданого.

Лысков вновь оказался в составе королевских владений, а около 1565 г. державший его в залоге, после дачи займа в сокровищу 6000 коп гр. лит. Василь Тышкевич[20], староста волковыский, в своем завещании средства, обеспеченные на Лыскове, назначил дочке Александре[21], выданной за Александра Ходкевича[22].

В пол. XVII в. Лысков оказался во владении Якуба Кунцевича[23], позднее — брестского воеводы. Третьей его женой была Фелиция Кристина Войнянка[24], хорунжанка[25] волковыская, ранее замужем за Яном Быховцем[26]. Учреждала она монастырь базилиан в Лыскове. Умерла в 1686 г. Сохранилась рукопись под заглавием «Слеза сыновьи по матери, ясновельможной её милости панне Кристине Войнянке Якубовой Кунцевичевой, брестской воеводинной, проповедью заупокойной, заутренней по возложению в гроб её ясновельможного праха в церкви лысковской при монастыре отцов базилиан обоих щедро учрежденных ею святой памяти её милостью панной благодетельницей матерью и основательницей, святым отцом Симеоном Хурцевичем...».

В конце XVII века Лысков принадлежал Быховцам[27], происходившим из смоленских бояр. В 1690 г. Самуил Доброгост Быховец[28] «с имения своего Лысково с жидами и корчмой, и мельницей платил налог за 33 дыма[29] а с волости той же, то есть всего имущества лысковского, кроме заставных с корчм и мельниц, дополнительно за 60 мельниц» (Краковский. Повет волковыский в конце XVII века. Вильнюс 1939).

Разные то были Быховцы. Одни учреждали монастыри, другие участвовали в Январском восстании[30], а третьи тогдашним обычаем нападали на соседей. В 1704 г. епископ Бростовский[31] должен был наложить интердикт[32] на всю парафию[33] ружанскую, при нападении какого-то Быховца с компанией на плебана[34] лысковского. Адаму Быховцу[35] за участие в Январском восстании царь приказал принудительно распродать часть имущества (Йозефполь[36] и Зельзин[37]). Должны были быть они проданы к 10 декабря 1867 г., в противном случае подлежали конфискации. До начала второй мировой войны во владении Быховцов оставался Адамков[38]. В гродненском архиве сохранились богатые документы о Быховцах: их корреспонденция, инвентари имущества и монастыря миссионеров.

Первая церковь в Лыскове была основана в 1527 г. Мацеем Клочко. Приход был бедным и населен 13 «дымами». Епископ Николай Слупский[39] посетив в 1655 г. по-видимому то самое еще костёльное здание, характеризовал его следующим образом: — «Костел деревянный, удобный и в хорошем состоянии». («Литва и Русь».  Ежегодник 1. 1912 год). Братии  однако жилось не плохо. В 1690 г. ксёндз прихода Казимир Бакановский[40] платил налог с городской юрисдики[41], села, и 2-х мельниц, а также дополнительно с усадьбы Груск[42] налог за 43 дыма. В 1763-1785 годах миссионеры на месте старого костела возвели новый, великолепный, каменный, руины которого сохранились и сегодня. В 1818 г. перестроена башня, которую позднее, в 1880 г. повредила молния, что вынудило святыню капитально ремонтировать. Сооружение это выполнено в виде креста, с двумя ризницами, внутри зал без колонн, но внутренняя стена усилена пилястрами с богатыми постаментами. По кассации[43] собрания отцов-миссионеров костёл в 1841 г. стал парафиальным (приходским), но в 1866 г. забран под церковь. Католики вернули его в 1921 г. После II мировой войны, из-за недостаточного ухода, он превратился в руины. Окончательно костёл закрыли в 1960 г., разрешив забрать почти все костёльное оснащение (кроме лавок) и хранить его в костёле в Ружане.

Костел Св.Троицы, Лысков
Костел Св.Троицы

Воспользовавшись религиозной терпимостью после 1905 г. и принимая во внимание, что в Лыскове есть две церкви и нет костёла, Стефания[44] из Толлочков Дзеконьская из Могилевцев предприняла попытку построить в Лыскове новый костёл или каплицу[45]. Вначале выстроен был навес, где могли проводиться службы. Окончательно церковь была построена кирпичной, в неороманском стиле и в 1913 г. в ней отправлена первая служба. Первая мировая война оставила костёл в руине. Не отправлялись в нем службы уже давно, поскольку существовала опасность обрушения потолка. Костёл "Святейшего Сердца" разобрали окончательно, а из кирпича выстроили школу.

Первое упоминание о лысковской церкви, вероятно униатской, относится к 1624 году. Кристина Кунцевичева[46], за три года перед смертью, построила и передала церковь базилианам[47], в которую те вселились 2 июня 1682 г. Кунцевичева предоставила базилианам фольварк[48] Корнедж[49] с корчмой, деревню Кукличе[50] с 13 подданными а также фольварк Одинцовский[51] на сад и выгул скота, а в самом Лыскове мельницу с мельником. Кроме того записала им 150 злотых на монашеские одеяния, с тех денег, что получала с аренды лысковской. Плату ту увеличил сын Кунцевичевой, Доминик[52], отдав базилианам в управление усадьбу Шпаки[53] о которой позднее те вынуждены были вести долголетний процесс с Быховцами. (Ежегодники Историко-литературного Общества в Париже. Ежегодник 1866). Дело об усадьбе Шпаки закончилось полюбовным соглашением 15 июля 1753 г. Базилиане лысковские отказались добровольно от прав на эту усадьбу. Получили они от Быховца 10 тыс. польских зл. и право входа в леса. (Акты издаваемые..., т. XVI).

Церковь Рождества Пресв. Богородицы. Лысков.
Церковь Рождества
Пресв. Богородицы
Фото © К. Шестовский

Описание лысковского базилианского монастыря, незадолго до кассации унии костёльной (имевшей место в 1839 г.) сообщало: «Имели там монахи монастырь каменный с 20 жилыми кельями, при нем деревянную церковь, а на постройку новой материал уже лежал рядом готовый. Были там также два пруда, плодовый сад, пасека, хорошо устроенный фольварк, при нем так называемая "юрисдика", состоящая из 15 домов, а также село с 30 хатами. Жили патриархально и в согласии с миссионерами. Во время великих служб друг другу помогали. С 1838 г., по закрытию послушничества, число монахов уменьшилось. Настоятель[54] о. Августин Седлецкий в среднем возрасте, викарии отцы Самуил Чарнолуцкий, Боцевич, Ржецкий, и трое других из братии — вот и вся братия лысковская. Большинство из них уже старцы. Ежегодно, в великую субботу, настоятель с викарием[55] и отцом Ржецким обходили дома, святя пироги, при этом благородных монахов сопровождала еще вместительная бричка с монастырским поваром Яковом. Где видели, что пусто на столе, туда вносил Яков яства свяченные. Целый казан пива приготовлен был для бедных. Служба проходила при славных в околицах органах».

В 1835 г. монастырь у базилиан отобран и невзирая на сопротивление населения и самих монахов, передан православным. Пишет о том подробно отец Григорий Мицевич в своих дневниках.

В 1931-1933 годах построена православными новая деревянная Лысковская церковь в стиле бещадских[56] церквушек, в соответствии с проектом Станислава Пётровского[57] из Белостока за 40 тыс. злотых. Это одна из самых красивых деревянных церквей в воеводстве.

Значимую роль в жизни Лыскова и околицы сыграло общество отцов-миссионеров, которых направил в Лысков в 1751 г. Ян, каноник виленский. Наделены они были 2-мя фольварками (Статковщизна и Колыковщизна[58]) а также определенной суммой, основанной на имуществе околичной шляхты, с той суммы получали проценты. Отцы занимались пастырством, обслуживая собственную парафию и содержали приют для стариков, а также школу. Приют, называемый в те времена госпиталем, во время визита декана[59] в 1820 г. был «из дерева тесового, по углам гладкий, гонтами крытый, с дымарем на крыше установленным, длиной локтей[60] 21, шириной 11, содержал в себе 3 станции[61], 2 коморки[62] под склад и сено. Окон ординарных[63] во всем доме было 10. Дверей на петлях и одиночных крючьях 3 и на бегунах деревянных[64] столько же. Потолки балочные и пол из глины утрамбованный. В госпитале было 3 деда и 2 бабки» (История Благотворительности. Третий ежегодник, с. 521).

К 1797 г. миссионеры содержали в Лыскове приходскую школу, прибавить нужно, что она не соответствовала положениям Комиссии Народного Просвещения[78]. Радовала признанием, поскольку шляхта неохотно относилась к образовательной реформе. Ректор брестского отдела КНП писал, что много учеников его перевелись в школы миссионеров в Лыскове  «как только узнали что, что там учат по давней конструкции[66]». А учили там латыни из Алвара[67], риторике[68], порой написанию писем а также службам для мессы и ещё катехизису[69]. Миссионеры несколько прибавили в весе [значении], когда КНП приказала закрыть школы. Не пытались вначале приблизить свою программу к программе Комиссии. Еще в 1790 г. ученики были разделены на традиционные классы: инфима[70], грамматика, риторика. Миссионеры на нехватку учеников не сетовали и так в 1781/1782 учебном году училось здесь 86, в 1784 г. — 70, в 1786 г. — 76, а в 1790 г. — 70 учеников. Расцвет школ лысковских нужно видеть как в амбициях миссионеров, так и в значительных заботах об их уровне тогдашнего владельца Лыскова, Ивана Быховца. Даже отец Г. Пирамович[71], навещая академическую школу в Гродно, одной из причин слабого её уровня видел в «школе миссионеров в Лыскове, которая привлекала к себе детей  установив малый конвикт[72], притворяясь, что лучше учат, позволением выезда на праздники». Посетив школу лысковскую в 1782 г., отец Франциск Беньковский[73] о ее состоянии донес следующее: «Лысковская школа - это конвикт, поскольку из 86 учеников 50 столуются и проживают у отцов-миссионеров, имеющих здесь плебан[34]. Хозяином[74] является его милость[75] Ян Быховец, маршалек волковыский, который просил о содержании этой школы. Кроме префекта учителей здесь 4, пытающихся учить как можно лучше, но не то что элементарных, а даже каких-либо иных необходимых книг не имеют.

Кладбищенская часовня. Лысков.
Кладбищенская часовня
Фото © Ю.Залевич

Следовательно, по-иному учат. Профессорами риторики и двух классов грамматики являются семинаристы[76] миссионеры. Директор Инфимы[70] светский, немецкому семинарист учит сам, как и грамматике. Конвикт[72] - это прекрасный дом из дерева,  просторный, где под присмотром светского директора проживают студенты. В отношении стола, разделены на четыре класса в соответствии с оплатой. Самая высокая - 200 злотых, самая низкая - 50. Малая плата и другой способ обучения. Поэтому из разных поветов, даже с земли ломжинской, направляют сюда детей, выгода которых в учении достаточно велика. Zalecono i tablice z Ustaw wypisać. Приказали, чтобы каникулы были в соответствии с правилами». Миссионеры однако были упрямы, а помощь Быховца значительна и новая инспекция в 1790 г. зафиксировала: «Школа лысковская разделена на три класса. Первый класс, или по старому инфима, обучает светский директор, живущий в городе. В классе втором, то есть грамматика, обучает также директор, проживающий в конвикте. III класс, то есть риторику, учит миссионер, который одновременно является префектом школы. Учеников в этой школе имеется около 70. Тамошний настоятель[54], — отец Я. Дмоховский признался, что хотел бы, чтобы дальше таким способом не учили, но хозяин[74] местечка, Я. В. Быховец, маршалок повета волковыского, содержит эту школу и стараться должен, чтобы Пресвятая Комиссия Просвещения[78] эту школу академической признала». Пожеланиям миссионеров и Быховца случилось сбыться. В 1797 г. школа лысковская стала академической, точнее поветовой, то есть такой, по окончанию которой можно было учиться в высшем учебном заведении. Такой же оставалась до 1835 г., когда царское правительство школу закрыло. Пару лет спустя Лысков должны были также оставить миссионеры.

Об этой академической школе немало известий мы находим в политических Календарях Виленского Университета, которые издавались в то время ежегодно. Для примера я приведу данные из этого источника за 1809 г. Начальником школы лысковской был отец Ян Оссолиньский, учителем физики и математики — отец Томаш Кунцевич, литература, — отец Ян Оссолиньский, учителем второго класса — отец Викентий Силецкий, первого класса — отец Викентий Трубилович, рисования — отец Клемент Марковский, французского языка — Иван Ланге. К ученикам I и II классов, отличникам, принадлежали: Жозеф Малчевский, Франциск Лечиньский, Викентий Езерский, Михаил Зубилевич, Адам Быховец, Юлиан Малчевский, Николай Масловский, Антон Сероциньский, Игнат Нелубович, а по польской литературе и латыни: — Александр Быховец, Карл Лещиньский, Петр Аффанасович, Викентий Янковский, по математике и физике — Иван Фрейенд, Михаил Фрейенд, Казимир Высоцкий, Иван Немера и Станислав Лещиньский. Из последующих ежегодников этого календаря мы узнаем, что учили также: праву и истории, немецкому языку, ораторству, польскому языку, латыни, географии, науке нравственности, русскому языку. Число учеников в этой школе всегда почти превышало сотню, а в 1817 г. было их 155.

Гробница Франтишека Карпиньского. Лысков
Гробница
Франтишека Карпиньского

Как одно из немногочисленных воспоминаний прошлого сохранилась до сегодня при давней церкви миссионеров могила поэта, Франтишка Карпиньского. На исходе своей жизни проживал он в Хоровщизне[80], на расстоянии 5 км от Лыскова. Купил ее в 1818 г. у Викентия Оржешковского, о чем вспоминает в своем дневнике: «Напоследок захотел я приобрести какую-нибудь деревеньку в наследование. Так и купил деревеньку Хоровщизна в повете волковыском, у его светлости пана Оржешковкого, судьи пограничного повета, за которую с пошлинами в монаршую казну надлежащими, золотом 100 тысяч я заплатил. После смерти моей, внук мой, Франтишек Козеровский, к которому с детства привязался и во всем к себе послушание испытал, этой деревеньки наследником будет... Я переехал в это вновь купленное село года три назад и здесь спокойно проживаю, где со мной Козеровский с женой, детьми и всем хозяйством, живут. Постройки здесь в Хоровщизне у меня удобные, рядом с Лысково, куда раз только в течение года я выезжаю да и то что только на пасхальную исповедь, а по слабости здоровья никуда более»[80a]. В последние годы жизни поэта сердечную с ним дружбу завязал учитель школы лысковской, отец Антон Корнилович. Он в своей посвященной Карпиньскому книжице дает следующее описание похорон приятеля, которые были в 1825 г. «Похороны Франциска Карпиньского, — читаем мы — в Лыскове, наследном местечке Адама Быховца, хорунжего[81] повета волковыского, происходили так. 6 сентября 1825 г. вечером, в воскресенье останки светлой памяти Франтишека Карпиньского перевезены были из его имения Хоровщизна, в парафиальную церковь отцов-миссионеров. При выносе тела, кроме отцов-миссионеров, находились отцы-базилиане и братия обоих орденов, многочисленный собравшийся народ непрерывно сопровождал аж до того как гроб вынули из катафалка, с этой целью выставленного. Во время выноса тела речь произнес отец Жозеф Куликовский говоря — какой урон несет общество, когда теряет полезных членов. Назавтра, 7 сентября, в понедельник, по отпеванию на мессе жалобного богослужения отцами-базилианами, позднее местным духовенством, к 10 часам началась великая месса, которая отправлялась отцом настоятелем[54] Казимиром Мечковским.

Видел каждый, как старец, с лицом, слезами орошенным, рукоположил жертву по том, с кем его длительное время приязненная соединяла связь. По окончанию мессы, избранный переводчиком чужих и собственных ощущений, я имел честь произнести речь собравшейся публике. Когда же духовенство завершило отпевание, правнук светлой памяти Франтишека Карпиньского, Козеровский, возрастом 10 лет, у гроба деда своего став, во впечатляющей речи выразил печаль свою и одновременно всего семейства, которое в нем потеряло наивысшее украшение. После переноса тела на кладбище, когда нужно было уже в земле хоронить, отец Жозеф де Вельден[82], учитель школы лысковской, обратил внимание слушателей короткой речью. Обряд был дополнен отцом Куликовским, префектом церкви и стрелки[83] выстрелили из ружей (Карпиньский был их почетным капитаном), чтобы земля приняла его на вечный покой». Согласно пожеланию поэта похоронен он у тропинки, ведущей к церкви, установлено скромное надгробие, низкое, в форме двускатного навеса и начертана надпись — «Вот мой бедный дом». В начале XX в. помещица, Стефания из Толлочков Дзеконьска, из Могилевцев, не только предприняла попытку возвести новую церковь в Лыскове, но также взяла на себя заботы о могиле Карпиньского, и даже хотела ее перенести на место «подобающее». Начала поэтому поиски семьи Козеровских. Наследником Хоровщизны после Карпиньского был упомянутый выше Франтишек Козеровский, внук по сестре поэта, женатый на Анне из Толкавищов, вдове Здзитковецкой, у которого было двое сыновей: Франциск и Жозеф. Этот последний еще в 1890 г. был владельцем Хоровщизны. Хоровщизна наверно была позднее продана и парцеллирована[84], а Козеровские эмигрировали. Отыскала их Дзеконьска в Америке. Прислали ей некую сумму на возведение церкви и восстановление памятника. Могила Карпиньского осталась на старом месте. После второй мировой войны на месте уничтоженного памятника поставлен новый, такой же скромный, с надписью на польском языке «Франтишек Карпиньский», но и эта табличка в настоящее время погибла.

Во время восстания Костюшкового[85] восточную границу повета волковыского охранял 5 литовский полк под командой генерал-майора Павла Грабовского[86]. Отдельные роты базировалась в Деречине, Самойловичах, Волковыске, Изабелине, Лыскове и Ружанах. Рота в Лыскове насчитывала 80 человек.

Лысков лежал вблизи Ружанской Пущи, болот на реке Ясельде и далее на запад Беловежской и Свислочской Пущи, где в 1863 г. очень активно действовали повстанцы. Восстание коснулось и Лыскова. Известен факт, когда повстанцы на рынке местечка застрелили некоего Вышкольца, учителя «приходского училища», а сами потом сбежали в леса яновские[87]. Отца Мельхиора Монюшкова вызвали в полицию, чтобы объяснился по обвинению участия в принятии присяги у повстанцев. Отец Шарский, который тогда администрировал парафию лысковскую был наказан суммой 100 рублей за то, что без разрешения был в соседней парафии у отца Викентия Деречкевича, и кроме того застал там еще трех отцов.

Памятью о тех временах является шоссе, о котором учитель из околиц Лыскова во время между войнами пишет следующее: «За Лысковом, в сторону реки Ясельды, построено шоссе[88] протяженностью 10 км на гатях и мешках с песком, протянувшееся через болото. Построил его царь, чтобы подтянуть артиллерию и выбить скрывавшихся повстанцев. Строили год и повстанцы убежали. Я был там с Рыгоровичем. Рассказывал нам старикан из деревни Гута[89]. Шоссе не заброшено и в хорошем состоянии. Рядом топи». (письмо Г. Якимчика из собрания автора).

В период между войнами, местечко имело очень сложные коммуникации со своим поветом, что содействовало тому, чтобы завязалась между жителями семейная атмосфера. Сентиментально вспоминает об этом местечке бывший секретарь гмины[90] в Лыскове, Виктор Рыгорович. Вот фрагменты его писем сохраненных в моих собраниях: «В Лыскове я проживал в 1933-1936 годах. Местечко насчитывало тогда около 2000 жителей и представляло сельскую гмину. Была это наиболее удаленная от повета гмина. Здесь имелись почта, школа, управа[91], полицейский участок, монастырь, два костёла, церковь и синагога. Гостиницы в местечке не было, но ночевать можно было у Шломы Мизерицкого, который держал также ресторан. Жилищные условия были хорошими. Щуку весом 5 килограммов можно было купить за несколько грошей. Торговля в местечке на 90 % принадлежала евреям, которые привозили товары из далекого Волковыска. Курсировало на этой трассе несколько пар конных грузовых так называемых «балаганов», которые в упряжке пару раз в неделю выезжали за товарами. Солтысом[94] был еврей. Электрического света не было. Ярмарка бывала два раз в месяц. Школа содержалась в монастырском здании и руководил ею Ковальский. Будучи в Лыскове я работал также на общественных началах — был вице-председателем пожарной команды. В Женской Лиге[95] работала также жена. В общественной жизни верховодила госпожа Анна Быховец[96], муж которой Леон Быховец[97] был инженером, но  общественной работе не предавался, а только судился с крестьянами, но очень редко о меже, или ущербе, причиненном живым инвентарем, а чаще всего о самовольной вырубке деревьев в лесах. С удовольствием я вспоминаю семью Королевичов из Гаек[98], которые активно участвовали в общественной работе. Он был отставным учителем рисования. На одном из баллов готовил карикатуры на здешних деятелей, которые будучи оценены присутствовавшими на баллу, были немедленно проданы, что значительно пополнило фонды на общественные нужды. Кроме вышеупомянутых в общественной работе принимали участие: отец Франтишек Мательский, батюшка православный, — Канковский, Альбин Дзеньковский из Могилевцев — глава совета гмины, Станислав Вечфиньский, — войт[99], Базил Лука — давний заслуженный войт лысковский, Лось — врач, Кулеш — начальник почты, Эпштейн — аптекарь, Томаш Лабоча — лесничий, а также местные учителя». Мы находим в письмах Рыгоровича и два анекдота. Не имеют они весомого исторического источника, но иллюстрируют атмосферу тогдашнего кресового[100] местечка, и я привожу их полностью. «В какой-то год выборы войта в Лыскове были очень хлопотными. Евреи уговаривали членов совета гмины, чтобы голосовали за их кандидата и с этой целью угощали крестьян водкой, а те обещали что последуют увещеваниям. После голосования оказалось, что был отдан только 1 голос за еврейского кандидата. Я слышал как после выборов евреи говорили крестьянам, что слово те не сдержали, но каждый из них утверждал, что именно он этот положительный голос отдал.

Однажды сменили коменданта полиции. По поводу этого нового человека я разговаривал с неким евреем, спрашивая, что тот думает о новом коменданте. Нехороший он человек — отвечал тот, — Почему ? — Водки не пьет».

От брата Яна каноника виленского, жившего в XVIII в., идет линия Быховцов на Лыскове. Последний потомок  этой линии, Леон Быховец, владелец Адамкова, был в 1939 г. арестован советскими властями и всяческий след его затерялся. Жена его, Анна, во время немецкой оккупации, держала в России маленький магазинчик, представительство русской молочни, где продавала молочный обрат[101]. Предприятию должна была «доплачивать», но шла речь ведь о том, чтобы устроиться и выжить. После репатриации, поселилась во Вроцлаве, а поскольку имела законченное высшее русское образование, была очень замечательной учительницей русского языка.

 

Источники и монографии:

— Łzy synowskie... kazania ks. Ohurcewicza. Rękopis w PAN w Kórniku, sygn. 2596, s. 1-13.

— Воспоминания Виктора Рыгоровича. Рукопись в собрании автора.

— Ежегодники Историко-литературного Общества в Париже. Ежегодник 1866.

— Свод Памятников Белоруссии. Брестская область, Минск. 1990, с. 363.

— А. Корнилович, О жизни Франциска Карпиньского... Вильно 1827.

— Акты издаваемые Виленской Археологической..., Вильно, 1891, Тома XVI и XVIII

— Ян Курчевский, Состояние костелов парафиальных епархии виленской, по нашествию неприятельскому 1655-1661, «Литва и Русь», т.1, 1912.

— G. Micewiez, Z męczeńskich dziejów unii, Poznań, 1888.

— Raporty generalne wizytatorów Komisji Edukacji Narodowej w WLK. Ks. Litewskim 1782-1792, Wrocław 1974.

— F.Karpiński, Pamiętniki, Warszawa 1898.

 

 ВступлениеРужаны — Лысков — МогилевцыАдамков

 

Комментарии переводчика.

1. Франтишек Карпиньский (пол. Franciszek Karpiński) (1741-1825) — Польский поэт, драматург, представитель польского сентиментализма.

2. Мосевичи (пол. Mosiewicze) — Деревня в 2-х км северо-восточнее Лыскова....

3. Щиба (Муха, Мушка) (пол. Szczyba, Mucha, Mucha) — Небольшая речка, впадающая в Зельвянку. Протекает мимо Зельзина, Могилевцев и Лыскова.

4. Городище (пол. Horodyszcze) — Останки королевского замка. В 0,5 км от деревни, ур. Городище, около дороги на д. Мосевичи, на болотистом правом берегу небольшой речки Щибы (Мухи) находятся остатки замка 15 - 18 вв. По периметру квадратного в плане (68Х68) замчища - насыпные валы. Западный вал, сохранившийся сравнительно хорошо, возвышается над площадкой замка на 2,5 -3 м, около подножия имеет ширину 10 м на его вершине - площадка шириной около 2 м, посередине - въезд в замок. Приблизительно такие же параметры имеет южный вал. От восточного вала сохранились участки высотой до 2 м.

По углам замчища стояли круглые деревянные башни диаметром около 8 м (не сохранились).

Замок был окружен рвом, сохранившимся с западной и южной сторон( ширина 10 м, глубина 4,5 м ). За рвом находятся остатки другого вала высотой 1-1,5 м и шириной до 4 м(сохранился с западной и южной сторон).

Еще один дугообразный вал (высота до 5 м ,ширина у подножья до 11 м, в центре - следы въезда) и ров (глубина до 5 м, ширина 10-12 м ) находились на расстоянии около 90 м от замчища и окружали замок с севера, запада и юга. С востока дуга укрепления замыкалась болотистыми берегами реки.

Обследовали в 19 в. Ф.В. Покровский, в 1970 г. М. А. Ткачев.

Обнаружен культурный слой мощностью до 40 см. Найдены мелкие фрагменты глазурованного изразца, керамика 15-17 вв., куски бороздчатого кирпича с известью и глиняная обмазка. На предзамчище обнаружены следы селища. Материалы раскопок хранятся в ИИ АН Беларуси. Остатки замка - памятник оборонительного зодчества.

Охраняется государством, зарегистрирован в "Свод … 1990" за № 1598/1,4/ .

5. Михал Федеровский (пол. Michal Federowski) (1853-1923) — Этнограф, фольклорист-любитель, собиратель белорусской народной культуры. Автор 8-томника "Lud białoruski na Rusi Litewskiej. Materiały do etnografii słowiańskiej zgromadzone w latach 1877-1905".

6. ...на улице Ружанской и Немецкой... (пол. na ulicy Różańskiej i Niemieckiej) — ....

7. Казимир IV Ягелончик (пол. Kazimierz Jagiellończyk) (1427—1492) — Сын Ягайло (Владислава II) и Софии, великий князь литовский (Казимир I) с 29 июня 1440 года и король Польши с 25 июня 1447 года.

8. Александр Ягелончик (пол. Aleksandr Jagiellończyk) (1461-1506) — Четвёртый сын Казимира Ягеллончика и Елизаветы, дочери короля Германии Альбрехта II Габсбурга, великий князь литовский с 20 июля 1492 (провозглашение избрания 25 октября 1501), король польский с 12 декабря 1501.

9. Кадь (пол. kadz) — Окованная обручами бочка. Древнеславянская мера сыпучих тел. По-видимому около 4 пудов.

10. Безмен (пол. bezmien) — Древнеславянская мера веса, соответствовавшая около 2,5 фунта (около 1 кг).

11. Межиреч, Питухово (сейчас - Изабелин), Лапеница, Деревна, Дорохово, Москово, Потоньско (пол. Międzyrzecz, Pituchowo, Łopiennica, Derewna, Dorohowo, Moskowo, Potońsko) — Представленная в книге транскрипция названий деревень не всегда совпадает с другими источниками. К примеру в книге указано "Moskowo", а в других источниках - Марково. Так, в "Словаре географическом Королевства Польского...", в статье "Лысков" со ссылкой на метрики литовские записано буквально следующее: mczko Łyskowo i wsie: Międzyrzec, Piotuchowo, Łopienica, Derewna, Dorohowo, Markowo, Potońsko, które Matys Janowicz, ssta żmujdzki, umierając zapisał królowi Zygmuntowi Augustowi w wywdzięczeniu za otrzymane od niego dobrodziejstwa; Zygmunt zabezpieczył na tem sstwie 11000 kóp lit. gr. pozostałej żonie Janowicza, jako reformacyą jej posagu. F. S.

12. Копный суд (пол. o sąd kopny) — Деревенский суд, иногда суд городской общины на Беларуси. Возник в давние времена и очень долго в их деятельности сохранялись многие магические обряды. Собирался на определенном месте — ка́пище (или ко́пище), откуда и пошло его название. Действовал на основе права обычаев, объединял следственные и судебные функции. Рассматривал преимущественно дела простых людей, изредка феодалов (об убийствах, грабежах, кражах, подпалах, потравах, земельные споры и др). Все участники судопроизводства формально пользовались равными правами.

12a. «...ставил шапку на довод и выдал светков трех...» — Данный фрагмент взят непосредственно из «Актов...», а не из польского текста Капрызы. Вольный перевод таков: «...присягнул и представил трех свидетелей...». См. Акты, издаваемые Виленской археографической комиссией. Том 18. Акты о копных судах. 1891 г. Стр. 6, № 14, 16 июня 1560 г. Решение копы по делу о покраже.

13. Войцех Янович Клочко (пол. Wojciech Janowicz Kłoczko) (?-1514) — Маршалек господарский, несколько раз ездил в Москву по посольским делам, возможно он вел там переговоры о женитьбе дочери Ивана ІІІ княгини Елены с великим князем литовским Александром. Когда свадьба состоялась стал охмистром ее двора. Сам был женат трижды: на Софье Четвертинской, на Катерине Острожской и Марии Глебовичевной. От первого брака имел сына Мацея, будущего витебского воеводу и жмудского старосту. Был владельцем следующих местностей: Мижерич, Лысково, Подороска, Питухова (сегодня Изабелин), Дорохова, Потоньска, Лопеницы, Деревной и Маркова.

14. Охмистр (пол. ochmistrz) — Урядник, ведущий надзор над службой при королевском или магнатском дворе, заботящийся об этикете; маршалок двора.

15. Елена Иоанновна, великая княжна (пол. wielka księżna Helena) (1476-1513) — Дочь Иоанна III, царя московского. Одновременно с мирным договором между Москвой и Литвой в 1494 году происходит ее бракосочетание с Александром Ягелончиком. Брак должен был упрочить мир и стать завершением московско-литовской войны. С 1501 года - королева Польши. Подробнее о ней см. в Википедии.

16. Мацей Войцехович Клочко (Подарески) (пол. Maciej Wojciechowicz Kłoczko) (1469-?) — Его жена - Катерина, урожденная Глебович.

17. Подаревск (Подороск) (пол. Podarewsk, Podorosk) — Местечко на северо-запад от Лыскова, на дороге Ружаны-Волковыск, на берегу Зельвянки.

18. Екатерина Клочко, ур. Глебович (пол. Katarzyna z Hlebowiczów) (1471-?) — Жена Мацея Клочко. Ее отец - Станислав Глебович.

19. Сигизмунд II Август (польск. Zygmunt II August) (род. 1520 - ум. 1572) — великий князь литовский с 18 октября 1529 (провозглашение избрания 18 декабря 1529) (правил совместно с Сигизмундом I Старым), король польский с 20 февраля 1530 (правил совместно с Сигизмундом I Старым), глава федеративного государства Речь Посполитая (с 1569-1572).

20. Василий Тышкевич (польск. Wasyl Tyszkiewicz) (1569-1570) — воевода подляский и смоленский. Женат был дважды. 1-й - Александра, кн. Чарторыйская и 2-я - Настасия Сопочковна.

21. Александра Тышкевич (пол. Aleksandrza Tyszkiewicz) — Дочь Василия Тышкевича, воеводы подляского, жена Александра Ходкевича.

22. Александр Ходкевич (пол. Aleksandr Chodkiewicz) — Сын Григория Ходкевича, гетмана высшего великого княжества Литовского, супруг Александры Тышкевич, дочери Василия Тышкевича, отец Евстафия Ходкевича.....

23. Яков Кунцевич (пол. Jakub Kuncewicz) — ....

24. Фелиция Кристина Войнянка (пол. Felicja Krystyna Wojnianka) (?-1686) — ....

25. Хорунжанка (пол. chorążanka) — Жена хорунжего[81].

26. Ян Быховец (пол. Jan Bychowiec) — ....

27. Быховцы (пол. Bychowcy) — ....

28. Самуил Доброгост Быховец (пол. Samuel Dobrogost Bychowiec) — ....

29. Дым (пол. dym) — Древняя единица налогообложения, соответствует хозяйству, подворью.

30. Восстание 1863 года, январское восстание (пол. Powstaniu Styczniowym) — Национально-освободительное восстание на территории Царства Польского, современных Литвы, Белоруссии и Правобережной Украины, в котором участвовали также белорусы и литовцы. Началось 22 января 1863 года и продолжалось до поздней осени 1864 года.....

31. Бростовский (пол. bp. Brzostowski) — епископ.

32. Интердикт (пол. interdykt) — От лат. "interdictum" — запрет. В римско-католической церкви временный запрет всех церковных действий и треб (например, миропомазания, исповеди, бракосочетаний, евхаристии), налагаемое папой или епископом. Часто интердикт налагался на население целой страны или города, гораздо реже — на отдельных лиц. Интердикт в отношении определённого лица обычно называют отлучением от церкви (экскоммуникацией).....

33. Парафия (пол. parafia) — В польском, украинском и белорусском языках - самая малая церковно-административная единица в христианских церквах во главе с церковным советом, объединяющая верующих, которых обслуживают служители одного храма. Парафия составляет часть епархии. В православии соответствует приходу.

34. Плебан, пробст (пол. pleban, proboszcz) — Плебан, устаревшее понятие. Теперь это пробст (лат. Praepositus або propositus = начальник) — титул в христианских церквах, руководителя одной из главных церквей, монастыря. Структура, возглавляемая пробстом называется его пробством, но чаще употребляется название деканат.

35. Адам Быховец (пол. Adam Bychowiec) — ....

36. Йозефполь, фольварк (пол. Józefpol) — В 7-и км на север от Лыскова, перед Хвалово, впрочем, от Хвалово мало что осталось.

37. Зельзин, деревня (пол. Zelzin) — В 7-и км на северо-восток от Лыскова.

38. Адамков, деревня (пол. Adamków) — Имение Быховцев в 1,5 км на юго-восток от Лыскова. Вернее это было имение. Сейчас на этом месте какой-то животноводческий комплекс.

39. Николай Слупский (пол. Bp. Mikołaj Słupski) — Епископ....

40. Казимир Бакановский (пол. Kazimierz Bakanowski ) — ....

41. Юрисдика, юридика (пол. z juryzdyki miejskiej) — Нахождение под королевской юрисдикцией, т.е. автономия от местных властей. автономия подразумевалась также хозяйственная. Часто в юридиках действовали не только соответствующие духовные заведения, но и свои школы, размещались жилые дома для преподавателей и студентов, а также хозяйственные заведения (свечные, пекарни и т.д.( Юридики часто имели свой собственный суд. Пользовались этим и феодалы скупая земельные участки в городах и окрестностях. Собственность феодалов в городах выпадала из-под юридического контроля и действия правового статуса города, как и сам феодал. Она также получала название юридики. .

42. Груск, фольварк  (пол. Hrusk) — Теперь это деревня, в 1,5 км на северо-запад от Лыскова.

43. Кассация (пол. Po kasacie zgromadzenia księży misjonarzy) — ....

44. Стефания Дзеконьская из Толочков (пол. Stefania z Tołłoczków Dziekońska z Mogilowców) (?-?) — Урожденная Толочко, жена Альбина Дзеньковского.

45. Каплица (пол. kaplica) — Так называют на территории Речи Посполитой часовню. От лат. "cappa" уменьшительного от "capella".

46. Кристина Кунцевич (пол. Krystyna Kuncewiczowa) — ....

47. Базилиане (василиане) (пол. bazylianom) — Название нескольких католических монашеских орденов византийского обряда, следующих уставу, приписываемому св. Василию Великому. Первые монастыри появились в Южной Италии в VIII веке. Орден узаконен папой в 1561 г. В Польше действовал орден базилиан св. Иосафата, созданный в 1617 году на базе монастырей, принявших Брестскую унию 1596 года. Орден получил большое распространение в восточных областях Речи Посполитой, где большинство населения традиционно придерживалось византийского обряда. С 1720 года все грекокатолические монастыри в Речи Посполитой принадлежали базилианам. Большой упор в деятельности ордена был сделан на воспитание молодёжи, на этом поприще базилиане соревновались с иезуитами В Российской империи базилианские монастыри за пределами Царства Польского были закрыты в 1830-х годах, а в Царстве Польском тридцатью годами позже.  .....

48. Фольварк (польск. Folwark) с нем. Vorverk. — В наши дни назвали бы "фермерским хозяйством". В России подобные хозяйственные образования к хуторам. В статуте Вислицком (по месту созыва сейма) в 1347 г. уже упоминаются фольварки, которые создавали шляхтичи и духовенство в землях своих. Свитковский в восемнадцатом веке говорит: "Каждый фольварк в Польше, это либо подворье, в котором сам пан живет, либо же держит там какого-нибудь эконома. Первое кроме хозяйственных построек должно иметь помещение для пана, второе может обойтись без него. "

49. Корнедж, фольварк (пол. Kornedź) — Сейчас Корнадь, в 11 км на юго-запад от Лыскова.

50. Кукличе, деревня  (пол. Kuklicze) — В 6 км на юго-запад от Лыскова.

51. Одинцовский, фольварк (пол. Odyncowski) — На картах обнаружить не удалось....

52. Доминик Кунцевич (пол. Dominik Kuncewicz) — ....

53. Шпаки, усадьба (пол. Szpaki) — В 8-и км на северо-восток от Лыскова вниз, по течению реки Щибы, за Зельзином....

54. Настоятель (пол. Superior) — Перевел именно так не только потому, что в русском языке нет соответствующего слова (можно было бы перевести как супериор), но и потому, что в доступных мне источниках не нашел у базалиан такого звания-должности. Но по логике это именно настоятель монастыря.

55. Викарий (пол. wikary) — Помощник настоятеля монастыря или церкви.

56. ...стиль бещадских церквушек... (пол. w stylu cerkiewek bieszczadzkich) — Бещады - горы в пограничье Польши и Украины. В данном случае говорится о небольших деревянных церквах крытых деревянными тесаными плитками.

57. Станислав Пётровский (пол. Stanisław Piotrowski) — ....

58. Статковщизна и Колыковщизна, фольварки (пол. Statkowszczyzna i Kołykowszczyzna) — На польской карте изд. 1926 г. населенный пункт под названием Колы[с]ковщизна расположен в 4-х км от Лыскова по дороге на Порозов, за Груском и Верещаками. Но, похоже, на этом месте теперь распаханное поле.

Статковщизну на картах не обнаружил.

59. Декан (пол. dziekan) — Довольно распространенное звание, как духовное, так и административное. О чем конкретно идет речь, пока не понял.

60. Локоть (пол. łokieć) — Давняя мера длины, соответствующая примерно 0,457 м.

61. Станция (пол. stacja) — Не совсем понял о каких станциях идет речь. Если о почтовой (смена лошадей), то почему их в тексте три? Возможно на станции было три смены лошадей? Но это мои домыслы...

62. Коморки (пол. komórka) — Перевел как "коморка", имеется ввиду небольшое помещение.

63. Окно ординарное (пол. okno ordynacyjne) — ???....

64. Двери на деревянных бегунах (пол. Drzwi na biegunach drewnianych) — Деревянные дверные петли особой конструкции. См. статью в Википедии - Biegun (zawiasy).

66. ...учат по давней конструкции... (пол. że po dawnemu konstrukcji tam ucza) — Имеется ввиду обучение по старому стилю, то есть до реформы школы.

67. Алвар (пол. Alwar) — Так называли в Польше учебник латинской грамматики, написанный португальским ученным, лингвистом и иезуитом Эмануэлем Альваресом (1526-1585). Этот учебник был принят почти во всех иезуитских школах мира, в том числе в Польше.

68. Риторика (пол. retoryka) — Искусство общения, красноречия.

69. Катехизис (пол. katechizm из лат. catechēsis от др.-греч. κατηχισμός (поучение, наставление)) — Официальный вероисповедный документ, книга, содержащая основные положения христианского вероучения, часто в виде вопросов и ответов. Катехизис содержит ответы на наиболее типичные богословские вопросы и начальное богословское образование перед крещением.

70. Инфима (пол. infima) — Самый низший (начальный) класс в старых польских школах.

71. Г.Пирамович (пол. G. Piramowicz) — ....

72. Конви́кт (пол. konwikt) — Школа интернатного типа, в которой ученики не только обучались, но и проживали и питались.

73. Франтишек Беньковский (пол. Franciszek Bieńkowski) — ....

74. Хозяин (барин, пан, наследник) (пол. Dziedzic) — В данном случае - владелец имения, либо полученного в наследство, либо имеющего право его передать по наследству.

75. Его милость (пол. JP) — ....

76. Семинарист, клерик (пол. kleryk ) — Ученик духовной семинарии.

78. Пресвятая Комиссия Народного Просвещения, КНП (пол. Prześwietna Komisji Edukacji Narodowej, KEN) — Переходный период 1789 - 1800 гг. характеризуется постепенным ослаблением роли этой самой комиссии (оставшейся от Речи Посполитой и фактически прекратившей существование к 1794 году) и передачей функций определения приоритетов в образовании Комиссии народных училищ Российской Империи. По наказу от 5 августа 1786 г. разрабатывавшемуся Федором Ивановичем Янкович-де-Мириево (о нём есть много информации) и вошедшему в устав народных училищ, все частные пансионы и школы должны быть подчинены, наравне с народными училищами, ведению приказов Общественного Призрения.

80. Хоровщизна, деревня (пол. Chorowszczyzna, ) — В 3-х км на юго-восток от Лыскова.

80a. В "Записках Францишка Карпиньского" дословно говорится следующее:

«Напоследок захотелось мне приобрести какую-нибудь деревеньку в наследование, так и купил в повете волковском деревню Хоровщизну, у пана Винцента Ожешковского, судьи граничного этого повета, за которую с пошлинами в казну монаршую надлежащими сто тысяч злотых заплатил. По кончине моей внук мой Францишек Козеровский, к которому с детства привязался, и во всем для себя послушным, этой деревни наследником будет, uskuteczniając jednak zawsze wolą, и распоряжение мое в последнее завещание внесено. Переехал в эту вновь купленную деревню года три назад и тут в спокойствии проживаю, куда со мной Козеровский с женой, с детьми и со всем хозяйством приехал. Постройки здесь в Хоровщизне удобные, около городка Лысков, куда раз только в году выезжаю, и то на исповедь пасхальную, я по слабости здоровья никуда более, хоть и есть близких соседей много, которые меня любят.»

«Naostatek uskuteczniłem moję chęć kupienia jakiéj wioski dziedzictwem, jakoż i kupiłem wioskę w powiecie wołkowyskim wioskę Chorowszczyznę, od W. J. Pana Wincentego Orzechowskiego, sędz. granicz. tegoż powiatu, za którą z poślinami do skarbu monarszego należnemi sto tysięcy złotych zapłaciłem. Po smierci zaś mojej wnuk mój Franciszek Kozierowski, ktorego doświadczyłem od dzieciństwa przywiązania, i we wszystkiem dla siebie powolności, tejże wsi dziedzicem będzie, uskuteczniając jednak zawsze wolą, i rozporządzenie moje w ostatnim testamencie moim uczynioue. Sprowadziłem się do tej nowo kupionéj wioski od lat trzech i tu spokojnie miészkam, gdzie ze mną Kozierowski z żoną, z dziecmi i z całem gospodarstwem sprowadził się. Zabudowanie tu w Charowszczyźnie mam wygodne, blisko Łyskow miasteczko, gdzie raz tylko przez rok wyjeżdżam, i to na spowiedź wielKanocną, ja dla słabości zdrowia nigdzie Więcéj, choc mam bliskich sąsiadów wiele, którzy mię kochają.»

[Pamiętniki Franciszka Karpińskiego z rękopismu wydal J. Móraczewski. W Poznaniu. 1884.]

81. Хорунжий повета волковыского (пол. chorążego powiatu wołkowyskiego) — Знаменосец. От польск. "chorągiew" - хоругвь. Одновременно с чисто воинским званием это звание использовалось в названиях административных должностей (часто попросту почетных) - хорунжие земские при воеводствах и поветах несли знамена своих земель.

82. Жозеф де Вельден (пол. Józef de Welden) — ....

83. Стрелки (пол. fizylierzy) — Во все времена это были пехотинцы, но вооружение со временем менялось.

84. Парцелляция (пол. parcelacja) — Раздел крупного участка земли (поместья) на более мелкие участки.

85. Во время восстания Костюшкового... (пол. W czasie Powstania Kościuszkowego) — ....

86. 5 литовский полк под командой генерал-майора Павла Грабовского (пол. 5 litewski pod komendą generała-majora Pawła Grabowskiego) — ....

87. ...сбежали в леса яновские... (пол. do lasów janowskich) — Белгорайские (Яновские) леса – лесные массивы, охватывающие собой исключительно большую территорию (одни из самых больших в Европе). Расположены в 80 км южнее Люблина.

88. За Лысковом, в сторону реки Ясельды, построено шоссе[88] протяженностью 10 км на гатях и мешках с песком, протянувшееся через болото. (пол. Za Łyskowem, w stronę rzeki Jasiołdy, pobudowana jest szosa o długości 10 km na faszynie i workach z piaskiem, przerzucona przez bagna.) — Если я правильно понял, дорога начиналась в Лыскове, проходила через Вильянов, Куту, Залески Бор и доходила до Мельников (как раз за Ясельдой). Вероятно позднее ее продлили до Пружан.

89. Гу́та, деревня (пол. Huta) — В 8-и км на юг от Лысково. Почему-то на польской карте изд.1926 г. эта деревня обозначена как Кута. Впрочем на современных картах это именно Гута. Она лежит как раз рядом с упоминаемой здесь дорогой из Лыскова.

Гутами в польском, украинском и белорусском языках называли места, где производилось стекло и изделия из него. Для производства требовался поташ. Места отжига древесины для добычи поташа называли будами. Часто гуты и буды в интересах производства размещались рядом. Позднее на их месте возникали населенные пункты с названиями, производными от слов "гута" или "буда". На современной карте Беларуси можно найти массу подобных названий ....

90. Гми́на (пол. gmina) — Наименьшая административная единица в Польше. От нем. "gemeinde" – коммуна, община. В Российской империи соответствовало волости.

91. Управа (пол. Urząd) — Можно перевести по-разному, но означает нечто вроде администрации при властном органе. Примеры: urząd prezydenta, urząd wojewody, urząd burmistrza. В данном случае я перевел как "управа".

94. Со́лтыс (пол. Sołtys) — В Средние века глава (староста) села, деревни в Центральной и Восточной Европе. Задачами солтыса были управление своим селом и сбор налогов для короля. Должность солтыса может быть сравнена с должностью мэра города или председателя сельсовета.

95. Женская Польская Лига (пол. Liga Kobiet Polskich) — Крупная женская организация в Польше. Основана в 1913 году в Варшаве Изабеллой Мощенськой и затем под несколько видоизмененными названиями распространилась в других городах, в том числе Галиции и Западной Белоруссии.

96. Анна Быховец (пол. Anna Bychowiec) — ....

97. Леон Быховец (пол. Leon Bychowiec) — ....

98. Гайки, деревня (пол. z Hajek) — В 3-х км на юго-восток от Лыскова. Вероятно, до нашего времени не сохранились(?).

99. Во́йт (пол. wójt) — в городах Беларуси, Литвы, Польши и Украины, основанных на магдебургском праве, в XV-XVIII веках выбираемое (обычно из зажиточного населения) служебное лицо, которое возглавляло магистрат.

100. Восточные Кре́сы (пол. Kresy Wschodnie) — от польского слова «крес» — граница, конец, край. — польское название территорий нынешних западной Украины, Белоруссии и Литвы, некогда входивших в состав Польши; «восточная окраина». См. подробнее - Kresy Wschodnie (Wikipedia).

101. Обра́т (пол. chude mleko) — устаревшее название обезжиренного молока, которое возвращалось обычно (откуда название) животноводческим хозяйствам для выпойки молодняка с.-х. животных.

*  *  *

 ВступлениеРужаны — Лысков — МогилевцыАдамков

 

Яндекс.Метрика