На главную сайта   Все о Ружанах

 

 

Наталья ПРОКОПОВИЧ.

Мастера керамики.
Некоторые сведения
о гончарном деле
на Пружанщине

См. исходный текст на белорусском языке.

От автора сайта. Хоть данная статья только во второй своей половине посвящена гончарству на Ружанщине, но, я решил дать ее полностью, поскольку гончарное ремесло и в Ружанах, и в Пружанах, как мне кажется, неразрывно связано. А вот ружанские глиняные игрушки очень похожи на украинские. Может тайна их появления здесь кроется в двойной фамилии мастерицы - Ольга Давиденко-Хворостовская?

 


Пружанская керамика.

Ружанская керамика.

Ружанская глиняная игрушка.

Как минимум пять столетий насчитывает история гончарства на Пружанщине — об этом говорят нам письменные источники. Хотя, на самом деле, “горшочному” делу здесь значительно больше лет. Необходимо учитывать, что гончарство появилось у наших предков в древнейшие времена, скорее всего в конце каменного века — неолите, и произведения его были неотъемлемой частицей деревенского и городского быта в разные века прошлого.

В околицах Пружан еще далёкими предками были найдены неисчерпаемые запасы глины высокого качества. Наверное, поэтому тут и стало бурно развиваться гончарное дело, которым занимались едва ли не в каждом городском доме, чаще всего целыми семьями. Уже при королеве польской и великой княгине литовской Анне Ягелонце (1526 — 1596), которая владела Пружанами и окрестностями во второй половине XVI в., город стал своеобразным центром кафельного творчества и выпуска черной глиняной посуды.

О том, что это занятие было в нашей местности древние корни, свидетельствует также очень высокий уровень этого ремесла в XIX в. Следует обратиться только к розным географическим и статистическим справочникам XIX — первой половины XX вв., и мы увидим, что пружанские гончары упоминаются в них даже тогда, когда ничего не говорится о других крупных центрах керамического творчества Западной Беларуси — Городную, Кобрин, Порозово.

В соответствии с архивными источниками, на территории прежнего Пружанского повета в конце XIX в. было зарегистрировано более 700 различных ремесленников. Так, в средине XIX в. в самих Пружанах насчитывалось только “горшечников” 200 мастеров, в 1865 г. их было 106 из 542 мастеров других специальностей, а к началу XX в. их число выросло и составляло 250 человек из 748 ремесленников. В преимущественном большинстве здешние гончары проживали на старых улицах Горка и Хватка (часть современной ул. Ленина).

Как свидетельствуют документы, в 1939 г. в городе работало около 60 мастеров этой специальности. Известно также, что в 30-е годы XX в. агенты Варшавского Общества помощи народным промыслам постоянно закупали в Пружанах произведения местного выдающегося и в будущем всемирно известного народного мастера Антона Токаревского (1904 — 1984) для продажи в столице Польши. Но уже после Великой Отечественной войны гончаров в Пружанах было только 10, среди которых нужно обязательно упомянуть Михаила и Антона Токаревских, Николая Колбышевского, Иосифа и Михаила Веркевичей, Антона Боханкевича, Михаила Жуковского — это в основном потомственные городские мастера. К этим людям проводились экскурсии, приезжали ученики с разных уголков страны, часто наведывались исследователи народных промыслов, коллекционеры и журналисты, составлялись справочники, брались интервью, слава о них гремела далеко за пределами Пружанского района. Особенным уважением пользовался дасканалы потомственный гончар-мастер Антон Токаревский (его старый дом по сегодняшний день стоит в Пружанах), предки которого возглавляли объединения гончаров города еще в XIX в., а может и в более ранние времена.

К сожалению, современные Пружаны не могут похвастаться своими достижениями в этом деле — гончарство тут почти не развивается, а большинство умений и секретов ремесленничества утрачены навсегда.

Своеобразной “визитной карточкой” пружанских гончаров являлись так называемые черно-глянцевая  задымленная посуда. В нашей местности делали обычную традиционную посуду —  гляки и гарляки для молока, макитры для растирания мака и кринки, жбаны и дуршлаги, “банки” для круп и сметаны, “чашки” и “мялачки” для толчения картофеля, двойчатки и тройники, “бабошки” для выпекания бабки и др., которые определялись своими крупными формами с четким членением объемов, а также высокой прочностью и качеством. В их основе были простые геометрические фигуры — шар, цилиндр и конус. Формы посуды подчеркивались глянцевым декорам в виде вертикальных и косых полосок, параллельных прямых линий, ромбической сетки, спиралевидных завитков, “ёлочки”. Характер расположения декора подчинялся членению форм изделий: тела жбанов и гляков украшались ромбической сеткой, горловина — вертикальными полосками или сплошным глянцеванием. Края мисок расчерчивались как будто беспорядочными, хаотическими крупными спиралями, но это выглядело натурально и очень красиво.

Перед обжигом гончар камешком или костью аккуратно выводил на поверхности посуды узоры. Затем некоторое время такая посуда сушилась и только после этого клалась в слегка разогретую печь на 6 - 8 часов. Когда наступал определенный момент и глина приобретала коричнево-красный цвет, мастер бросал в топку зажженные смолистые сосновые или еловые ветки и закрывал все отверстия в печи. После такой обработки созданные гончаром “кружева” на глине становились блестящими, как будто металлические, и они эффектно выделялись на матово-черном фоне посуды.

Изготавливалась в Пружанах также глазированная посуда и кафель, но не в таких больших объемах, как задымленная керамика, которая принесла широкую известность местным ремесленникам. Глазурь для гончарных изделий, основным компонентом которой был свинец, использовалась местными ремесленниками обычно коричневого (когда добавляли железную окалину — “дзындру”), зелёного (добавляли окись меди — “зелёнку”) или синего цвета.

Нужно добавить, что пружанские керамические изделия XIX — XX вв. хранятся теперь в музеях различных городов — в Пружанах (более 30 единиц), Бресте, Минске, Москве, Берлине, Монреале. Один из экспонатов находится даже в парижском Лувре. Это в основном произведения упомянутого раннее Антона Григорьевича Токаревского. Можно встретить их в обычных домах жителей нашего района, ими пользуются по непосредственному назначению и сегодня, но не знают, что владеют уже настоящими раритетами.

В городском посёлке Ружаны также существовали древние гончарные традиции. Известно, что здесь в конце XIX в. проживало несколько десятков мастеров в преимущественном большинстве на улице, которая так и называлась — Гончарная. Правда, под 1925 г. в местечке упоминается только 3 гончара, а вот в 30-е годы — уже 35. Мастера-“горшочники” производили также, как и в Пружанах, в основном черно-глянцевую задымленную посуду. Но где-то в 30-е гг. XX в. тут особую популярность прибрели глазурование гончарных изделий.

После Второй мировой войны в местечке работали такие потомственные мастера керамического ремесла, как Николай, Александр и Василий Савутичи, Пётр, Константин и Дмитрий Хворостовские, Пётр, Иван и Георгий Гаевские, Сергей Богданович, Зигмунд Жилинский, Станислав Житницкий, Иван Буткевич, Антон Северин.

Особую и действительно интересную страницу ружанского гончарного творчества составляло кроме этого также искусство народной глиняной игрушки [цацки, бел., Ред.]. Исследователи отмечают особенность ружанских фигурок-игрушек в том, что они мастерами почти не разделялись и были поэтому как бы статичные, фронтальные и одновременно монументальные. Самым популярным среди изделий местных мастеров был “Конник” [лошадка, - Ред.]. В Ружанах делались и мелкие игрушки-свистульки в виде различных животных — лошадок, уток, собак, которые пользовались большой популярностью среди здешних поселковых и крестьянских детей. Некоторые изображения животных расписывались разноцветными яркими и звучными красками, но значительная часть произведений оставалась цвета глины — коричневыми, но от этого они не утрачивали своей привлекательности. Известность в этой области декоративно-прикладного искусства получили две ружанские мастерицы, работы которых отличались особым совершенством и вкусом, — это Екатерина Жилинская (1890 – 1962) и Ольга Давиденко-Хворостовская (1895 – 1978). Их произведения демонстрируются в различных белорусских музейных собраниях до наших дней.

Жаль, но древние традиции ружанских гончаров также почти полностью исчезли. Попытки возродить эти богатый традициями вид народного декоративно-прикладного искусства на Пружанщине пока что не дают серьезных результатов. Как тут не вспомнить в завершении подходящее к ситуации широко известное выражение: “Что имеем — не храним, а потерявши — плачем”.

 

Наталья ПРОКОПОВИЧ.

4,11 декабря 2008.

г. Пружаны.

Газета для вас № 49-50, 5-19 декабря 2008 года,

г. Ружаны.

 

Яндекс.Метрика