На главную сайта   Все о Ружанах

 

ВОЙНА
1812 ГОДА

См. исходный текст на белорусском языке.

Поражение в восстании не сломало истинных патриотов своей страны. Все время они только ждали момента, чтобы вновь выйти на первый план в борьбе за независимость. И, как не странно, на протяжении полстолетия выпало белорусам, литовцам и полякам несколько шансов, чтобы осуществить свои заветные мечты. Но это с одной стороны, с другой все эти попытки получить независимость вновь несли разруху и уничтожение населения нашей страны.

12 июня армия императора Наполеона хлынула в Россию. На протяжении недели в пределы Российской империи вступило 448 тыс. человек (из 647 тыс.) при 1372 орудиях. Последние войска вступили на территорию Беларуси летом и осенью 1812 г. в качестве подкрепления.

В это время в пределах Литвы, Беларуси и северной Украины были сконцентрированы три русские армии: 1-я Западная генерала М.Б. Барклая де Толи (около 120 тыс. человек, 580 орудий, штаб в Вильно); 2-я Западная генерала П.И. Багратиона (около 49,5 тыс. человек, 180 орудий, штаб в Волковыске, главная квартира в городе Пружаны); 3-я Западная генерала А.П. Тормасова (около 44 тыс. человек, 168 орудий, штаб в Луцке); и резервный корпус генерала Ф.Ф. Эртеля (37,5 тыс. человек) около Мозыря. Всего Россия в начале войны смогла противопоставить войску Наполеона только 317 тыс. человек.

1-я и 2-я Западные русские армии начали отход с целью соединения, вплотную за ними двигались наполеоновские войска. Беларусь стала ареной жестоких военных действий. До начала августа большая часть Беларуси была занята французскими войсками, кроме юга (Минская губерния), севера (Витебская губерния) и Бобруйской цитадели, оборонцы которой выдержали все наступления противника.

Третья русская армия генерала Тормасова, оказавшись в глубоком тылу на Волыни, прикрывают юго-западные области и Киев от правого крыла Наполеоновской армии, в составе которой находились австрийские и саксонские корпуса генералов Шварценберга и Ранье.

Французский корпус Шварценберга предназначался для обороны Варшавского герцогства. 22 июня он занял Брест и получил от Наполеона новую задачу – продвигаться через Слоним и Несвиж для соединения с основными силами. В качестве заслона против Тормасова стал корпус Ж.Л.Э. Ренье.

 
Генерал Багратион
 
Генерал Тормасов

Армия Тормасова начала боевые действия только 3 июля партизанским набегом на приграничные города герцогства. В своем предписании от 6 июня 1812 года военный министр Барклай де Толи шлет генералу Тормасову следующее распоряжение:

"Собрав вверенную Вам Армию, сделайте движение вперед и решительно действуйте во фланг и тыл неприятельских сил, устремленных против князя Багратиона, который взял направление на Слуцк к Бобруйску, неприятель же, переправясь у Зевота, следует к Пинску. Его Величество, уверенный в Вашей опытности и мужестве вверенной Вам Армии, совершенно надеется, что Ваше высокопревосходительство произведет наступательные действия, Вам предначертанные с той решительностью, которая свойственна храброй Российской Армии".

6 июля Тормасов начал движение из Луцка на Кобрин.

Зная, что армия генерала Тормасова может доставить массу неприятностей в тылу врага, Наполеон приказал саксонскому генералу Ранье переправиться в Волынскую губернию, сделав в конце распоряжения следующее заключение:

"Тормасов ничтожен перед Вами, у него остатки трех батальонов, плохие рекруты, негодные в дело. Русские рассказывают, что к нему идут полки из Крыма и Дуная, все это вздор: султан не утвердил мира и русские теперь посылают новые войска в Молдавию. Обстоятельства дел таковы, что мы угрожаем Москве и Петербургу, и когда же тут думать Тормасову о наступательных действиях с его жалкими войсками.".

Получив приказ от Александра Первого, генерал Тормасов повернул свои боевые действия на территорию Брестчины, которая входила в состав Гродненской губернии. По его плану две дивизии должны подойти к Брест-Литовску и 13 июля овладеть городом, повернуть на Кобрин, куда должны были подойти основные силы 3-й русской армии.

Дивизия Щербатова блестяще выполнила приказ и к указанному сроку заняла Брест. 15 июля 1812 года состоялся бой у Кобрина. Заняв Брестскую и Пружанскую дороги войска генерала Ламберта атаковали Кобринский гарнизон французов с севера и запада. Основные силы 3-й армии наступали с юга и востока, перерезав врагу путь.

Окруженные со всех сторон саксонцы отступили к центру Кобрина и решили обороняться на развалинах форта, построенного во времена Северной войны с Карлом XII. После жесткого боя саксонский отряд капитулировал. Победителям достались 4 знамени, 8 орудий, в плен сдались два генерала, 76 офицеров, более 2 тыс. солдат. Согласно рапорту потери русских были 77 убитых, 172 раненных, враг потерял более за 2 тыс. человек.

"Император Александр был очень доволен Кобринской победою. Генералу Тормасову была пожалована звезда ордена св.Георгия 2й степени и 50000 рублей, а его ближайшему помощнику графу Ламберту - украшенная алмазами сабля "За храбрость"; князю Мадатову - алмазные знаки ордена св.Анны 2й ст."

Генерал Ренье, находясь около Пинска узнает о поражении французского отряда в Кобрине и отступает к Слониму, где просит помощи у Наполеона.

15 июля 1812 года около с. Криница, Сухополь и Ровбицк произошел бой Тормасова м наполеоновскими войсками. 19 июля 3-я армия направляется от Кобрина на Городец, кроме этого были высланы авангардные отряды на Малеч и в сторону Хомска.

Наполеон приказывает австрийскому корпусу генерала Шварценберга повернуть на Слоним и там объединиться с Ренье. Таким образом создавалось войско в 40 тыс. человек. Корпус Шварценберга вернулся 22 июля к Слониму и двинулся на Косово, чтобы угрозой Тормасову обеспечить отход корпуса Ренье.

Узнав об этом Тормасов приказал генералу Ламберу перейти в Пружаны, а генералу Чаплицу в Ровятич, перекрыть по возможности путь наступления противника. В это время Шварценберг получает приказ от Наполеона возглавить все войска, которые действовали против армии Тормасова и отбросить ее на Волынь.


Генерал Ламберт

Генерал Шварценберг

Генерал Ренье.

Австрийцы форсировали заболоченную пойму р. Ясельда. 27 июля в бою под д. Сигневичи разбили русский отряд и двинулись через Малеч на Пружаны. Туда направлялся и 7-мой корпус Ренье.

Поняв опасность для авангарда Ламберта, Тормасов выступил ему на помощь, но не успел.

Утром 29 июля авангард саксонцев атаковал Ламберта в Пружанах, который отступил по дороге Пружаны - Клетное - Козий Брод до Городечно. Дивизия Ламберта выполнила приказ генерала Тормасова – на несколько дней задержала австрийско-саксонские войска, дала возможность русским первыми выйти к Городечно, где Тормасов выбрал место для будущего боя.

Вся дорога Пружаны - Городечно была ареной столкновений русских войск с наступающим врагом, особенно в д.Клетное.

В это время в Городечно уже находились основные силы русской армии. Генерал Тормасов, видя тяжесть ситуации под Городечно, смог поставить свои войска на выгодных позициях: батальоны, полки стояли на возвышениях, перед которым протекал болотистый ручей Городечнянка, приток Муховца. Через него можно было переправляться только по двум гатям в Городечно и Поддубно. Истоки ручья находились далеко в лесу, который Тормасов считал непроходимым для конницы, пехоты и орудий врага. Саксонский же патруль по прибытии нашел в этом лесу старую и залитую водой дорогу, которая проходила вблизи в направлении на Шерешево – Кобрин. Эта дорога имела весьма важное стратегическое значение.

30 июля к русским позициям подошли австрийцы и саксонцы. Первые стали в деревнях Городечно и Хорьки, вторые – в деревнях Поддубно и Кобин.

Сразу с марша наполеоновские генералы начали атаку на русские войска. Во второй половине дня Ренье направил батальоны в лес для исправления найденной дороги, по которой он хотел с утра обойти и ударыть во фланг левого крыла русской армии. В это время саксонские войска вели прикрывающие атаки на плотины. Тормасов отгадал задумку Ренье и Шварценберга, прынял оборонительные меры, перебросил с правого на левый фланг основные силы. Фронт боевых действий занимал 10 километров в глубину и ширину между Городечно, Завжеве, Тевли и Щарчеве.

Утро 31 июля было ясным, солнечным. С обоих сторон уже стояли войска готовые к бою. Части саксонской 21-й пехотной дивизии под прикрытием демонстративно наступали. Фронтальная атака была отбита, но за левым флангом русских позиций скрытно собрался весь 7-мой корпус с 2-мя австрийскими бригадами. Около 10 часов Ренье вышел из леса на возвышенность вдоль тракта, пытаясь отрезать русским армиям пути отступления на Кобрин. Тормасов повернул всю армию фронтом на Запад, оставив против Городечно только два полка с артиллерией. Саксонские и австрийские драгуны попробовали обойти левый фланг новой русской позиции но были рассеяны кавалерией Ламберта между селами Завжево и Тевли.

Самый тяжелый бой происходил на возвышенностях правого берега к югу от Поддубно. Русские безуспешно пытались отбросить противника назад в лес. Во второй половине дня инициатива тут перешла к саксонцам. Их атаки хоть и были поддержаны австрийской пехотой с левого берега, но также безуспешны.

Саксонскому корпусу Ренье не удалась попытка обойти с правого края войска Тормасова. Направленные ими отряды были полностью разбиты генералом Ламбертом между деревнями Завжево и Тевли.

Тогда австрийские войска Шварценберга пошли в лобовую атаку через болота в деревне Поддубно. Когда до русских позиций осталось 200 шагов, русские пошли в атаку, опрокинули неприятеля и потопили его в болоте.

Вот рапорт Тормасова императору о событиях этого дня.

"Рапорт Государю Императору. Секретно.

…Неприятель, будучи числом больше, нежели вдвое меня сильнее, атаковал меня 31-го числа июля, при селении Городечне. Но храбростию войск Вашего Императорского Величества, неприятель был на всех пунктах отражен. Дело началось в 9 часов утри, продолжалось с чрезвычайным упорством чрез целый день и окончилось ночью. Неприятель по объявлению пленных, потерях более 5 тысяч убитыми и ранеными. С нашей стороны урон простираться может до тысяче пятисот человек.. Войска неприятельские предводительствуемы были: Австрийские - генералом князем Шварценбергом, саксонские - французским генералом графом Ренье. Австрийские , по показанию пленных офицеров, находилось 25 тыс., саксонских - 15 тысяч. Все усилия неприятеля оказались тщетными. Воины Вашего Императорского Величества не уступили ему ни одного шагу, не дали ему ничем воспользоваться. ...О сем щастливом происшествии поспешаю всеподданнейше донести, поставляя себе священным долгом свидетельствовать перед Вашим Императорским Величеством, что все генералы, штаб, обер- офицеры и низшие чины в сем упорном деле соревновались между собой в мужестве и неустрашимости. И неприятель, истоща все усилия принужден был оставить место сражения, где Армия Вашего Императорского Величества расположилась на биваках. А на завтра, в самый полдень, и в виду неприятеля, предприняла март свой к Кобрину, для закрытия линии своего сообщения..."

Более 100 воинов были представлены к наградам.

Из рапорта А.П. Тормасова императору Александру:

"По долгу чести и справедливости повторюсь еще раз перед лицом Вашего Императорского Величества о мужестве всех генералов обер и штаб офицеров и нижних чинов в сем упорном сражении...

Генерал-майор князь Щербатов составлял с вверенной ему дивизией правый фланг в продолжении 14 часов беспрерывного пушечного и ружейного огня отличил себя особым присутствием духа и твердости.

Генерал-майор Бернадос, Корнилов и Башилов сражались с отличным мужеством, разделяя повсюду опасность со своими подчиненными.

Генерал-адъютант. граф Ламберт и генерал-майор Чаплиц командуя передовыми отрядами каждый раз по известной их предприимчивости показывали значительное искусство опытных генералов. .. Особенно похвалить. должен действия артиллерии нашей, кою распоряжался генерал-майор Сиверс.

Искусной стрельбе ее отдает справедливость и сам неприятель, признавая, что урон от огня артиллерии нашей был чрезмерен в сражении сем.”

А вот как описывает в нагродном списке генерал-майор Пор Бернадос героические действия своих воинов, прапорщика Алексея Антоненкова, мушкетеров Степана Быкова, Николая Кайсарова и грузинских князей Аксана Амереджибова:

"Во время действий с неприятелем происходившего сего года в 31 день июля, при селении Поддубье, при высылке в стрелки, они первые бросились в охотники,, ободряли прочих, и при том с мужеством и неустрашимостью поражали неприятеля. и бросались, при всяком случае, в штыки, до тех пор, покуда Антоненкова ранили в левую ногу..., Быкова - контузило ядром, в правую ногу, Койсарова – в левую ногу пулей навылет; а последний Амереджибов, приведя к полку двух пленных неприятелей, обратясь в свое место, не оставлял с рвением исполнять своего дела до окончания действия". "...Я должен отдать справедливость всем вообще, господам штаб и обер офицерам и нижним чинам полков Владимирского пехотного и 28-го егерского..., у всех на лице начертано было желание жить или со славою умереть за Отечество и .все исполняли долг службы и предопределения своего. Каковым единственно одним рвением, мужеством, храбростию, непоколебимостию и искусством каждого по своей части, не дано было их на минуту поверхности над собою превосходным силам неприятеля.

Генерал-майор Бернадос".

Конец дня, утомленность войск безуспешность атак вынудила Шварценберга и Ренье прекратить бой. Шварценберг, убедившись в неизбежности отступления русских, перебросил на крайний правый фланг, в сторону д. Тевли, свежую кавалерийскую бригаду генерала Фрелиха, которая должна была стать авангардам преследования русских.

Генерал Тормасов решил отвести свое малое войско от Городечно. Утром, похоронив убитых в двух братских могилах на песчаных возвышениях у деревень Поддубно и Хорки, русская армия, не спешиваясь, на виду у неприятеля, оставила прежние позиции и направляясь через Кобрин и Дзвин, вернулась на Волынь.

Саксонские войска делали попытки нападения на отступающую армию Тормасова, но значительного успеха не имели.

"Наконец решился неприятель на пространней равнине при селении Стригово ударить всей своей кавалерией на виду, но в сие время генерал-майор Удом со вверенным ему 38-м полком был выстроен в линию, встретил нападающих сильным ружейным огнем, так, что неприятель в большом замешательстве обратило назад, а кавалерия наша ударя на него нанесла ему большое поражение. После сего неприятель не смел более нападать стремительно, ибо находил во всех пунктах сильный для себя отпор".

Отход своей 3-й армии Тормасов военному министру объяснял еще и тем, что:

"...край сей проходом австрийских и саксонских войск совершенно разграблен, все пусто. Жители, возмущенные Варшавской конфедерацией, скрылись в леса и болота, где находясь, преграждают сообщению войск, нападая на транспорты и партии, схвачивают курьеров, а на полях хлеб остается несжатым.

Транспортировка запасов по причинам чрезвычайно трудной дорога через болота Припятские, особливо при … дождливой погоде, не только, затруднительна и медленна, но почти невозможна.»

Все сии соображения и оказавшийся после многих сражений недостаток в военном снаряжения, понудили меня вступить в пределы Волынской губернии и ожидать присоединения войск Дунайской Армии"

Наполеон был не доволен боем, большими потерями своей армии. Вначале он хотел отставить Шварценберга от командования австрийским корпусом. Но под влиянием преувеличенных донесений в местной печати от событиях под Городечно в пользу наполеоновских войск, он изменил свое решение. Вскоре Шварценберг стал фельдмаршалом. Вот как описывали события французские газеты:

“В начале этого месяца генерал Тормасов, собрав все наличный силы, двинулся на Гродно и остановился на разделении дорог, идущих на Гродно и Слоним, намереваясь с боем переправиться через Ясельду. Вспомогательный австрийский корпус князя Шварценберга и 7-й саксонский генерала Ренье двинулись против неприятеля. Сначала разбили его под Пружанами, а затем в оврагах под Клетно, после чего догнали на отличной позиции на Городечно и Поддубно и принудили к новому бою. Быстрым натиском выбили они врага из всех позиций, лишь ночь спасла его от полного разгрома. Это сражение произошло 12~го числа. На. другой день союзная войска еще продолжали преследовать бегунок врагов и разгоняли вощу, где бы они ни останавливался. Вскоре затем неприятель оставил наш город и отступил на Дивин. Эти стычки обошлись русским в 3.000 убитых и раненых, 500 взятых в плен. После сражения 12-го числа било привезено более 300 повозок раненых и больных, в числе которых был генерал Парников. На месте боя осталось гораздо большее количество раненых. Все враля приносят юс на наши перевязочные пункты. Победители не перестают гнать русских. Следует ожидать, что скоро Волынь станет театром новых военных действий".

Войска Тормасова притянули на себя большие силы французов, чем воспрепятствовали французам проведению некоторых наступательных операций.

После Кобринской и Городечанской битв на территории Брестчины происходило множество столкновений с французской армией под руководством нового командующего Чичагова. Города Брест, Кобрин, Пружаны и другие переходили по 4-5 раз из рук в руки.

7 сентября Шварценберг пераправился через Западный Буг и отошел к Бресту. Из Петербурга русской армии поступает приказ идти на Минск, но Чичагов заняв Брест тут партизанил. Только 18 октября армия Чичагова направилась через Пружаны на Слоним оставив в Бресте войсковую группу Остен-Сакена. Шварценберг также движется на Слоним. Но активность действий Остен-Сакена вынудила его возвратится. Во время изгнания французов с территории Брестчины самые крупные сражения происходили возле городка Шерешева Пружанского и городка Клейники Брестского уездов. После поражения Наполеона, его главных сил, Шварценберг отступил от Слонима на Белосток и Варшаву.

15 октября Чичагов поделил свою армию на две части, начал движение из Бреста через Пружаны – Слоним – Минск на Березину. Когда Шварценбергу стало известно о выступлении Чичагова из Бреста, он переправился через Буг и быстрым маршем пошел к Волковыску.

В свою очередь, генерал Сакен, узнав о выступлении австрийцев, срочно начал движение на Высоколитовска, с целью «атаковать, где можно неприятельский арьергард и поодиночке корпусы, если к тому представится случай, но отступать от превосходных сил»

Между тем австрийский корпус Шварценберга подходил к Волковыску, а саксонцы, прикрывая его на марше приближались к Свислочи и Порозову.

К этому времени генерал Сакен, разобравшись в обстановке, быстро начал передвигать свои войска вслед за саксонским корпусом генерала Ренье. Маршем русские войска прошли Беловежскую пущу , деревню Рудня и 31 октября догнали врага около городка Порозово и передовые отряды вступили в бой с противником у деревни Горностаевичи, но саксонцы, уклоняясь от большого сражения, быстро отошли к Волковыску. Сакен решил атаковать саксонцев.

Но на помощь Ренье подошел корпус Шварценберга и русский генерал Сакен вынужден был отступить к Бресту. Переправившись через Муховец он отвлек внимание своих преследователей от Дунайской армии Чичагова. Ренье следовал за Сакеном на Любань, а Шварценберг подошел до Кобрина, где получил приказ Наполеона идти на Минск.

Вследствие напряженных боёв вражеские войско Наполеона были изгнаны с территории и Брестчины и Беларуси.

Нашествие французов принесло большие разрушения на территорию Пружанского повета.

Особенно пострадали Брест, Кобрин. Во время боя под Городечно были разрушены деревни Поддубно, Хорки и сам Городечно.

Не избежали этой судьбы и Пружаны. В конце 1813 года гродненский губернатор дает распоряжение казённой палате выехать и разобраться в положении на территории Пружанского повета. 14 декабря 1813 года прибывшими в уезд советниками палаты Максимовичем и Абнинским был написан рапорт:

«Часть пружанских обывателей с голоду и несостоятельности разошлась по другим местам, а между оставшемся развилась какая-то заразительная болезнь со смертельным исходом.

В результате из числившихся в Пружанах по ревизия 1811 года 536 мужских душ осталось на лицо 202, трагическое положение которых усугубляется исполнением земских повинностей, уплатой податей к недоимок прежних лет за полное до последней ревизии число душ.

Причины бедствия:

I) по случаю бивших военных действий в прошлом 1812 году почти половина урожайного хлеба пропала ко поле, а собранный вместе с запасом прежних лет неприятелем забран;

2) на сей год не имели возможности засеять всей земли, и осталось пустопорожнего более половины;

3) нынешнего урожая с проходом войск не имели жители времени собрать, и по мокрому лету сенокосы затоплены и сгнили;

4) весь рогатый скот, в малой части оставшийся от неприятельских заборов, как рабочий, так и для пищи бывший, от падежа выпал так, что на весь город не более имеется как 30 штук, и лошадей токе число;

5) имущество жителей неприятелем потреблено и много жилых домов сожжено, словом, остались они без всякого состояния и промысла в самобеднейшем положении.

Сие несчастное состояние жителей христиан и разорение его неприятелем через пятивременное его посещение города заставляет нас просить остановить снятие недоимки, накопившейся о прежних лет провианта и фуража. С убывших более 300 душ просил подати не брать, а исполнять повинности о оставшихся 302 душ и оказать разоренному городу и уезду защиту и покровительство".

Французские войска не только разрушали, но и проводили мобилизацию лиц мужского пола. В Пружанском повете было из местных жителей мобилизованы в рекруты 214 человек, 83 направлено в кавалерию, 197 – в жандармы, 60 – в гвардию. На их содержание было изъято у населения 754 единицы амуниции, 36 тулупов.

общие потери уезда от войны составили 700 тысяч рублей.

Только к 1818 году были восстановлены деревни Поддубно, Жабин, Хорки.

На встречах и в переписке с гродненским губернатором генерал Тормасов неоднократно высказывал мысли об увековечении Кобринской и Городечанской битв.

В этот период постоянная палата гродненского генерал-губернатора внесла предложение построить храм в Городечно в память о событиях войны 1812 года. Организация работ по его строительству была поручена городечанскому помещику Шемету.

В 1825 году на престольный праздник Покрова состоялось открытие церкви. Это было большое монументальное сооружение величие которому придавали 12 колон, символизировавших 1812 год.

 

 

Яндекс.Метрика