На главную сайта   Все о Ружанах

РОЖАНА: МЕМОРИАЛЬНАЯ КНИГА ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЕ
(Ружаны, Беларусь) 52°52'/ 24°53'

Rozhinoy: sefer zikaron le-kehilat Rozhinoy ve-ha-seviva

Редактор: М. Соколовский, Тель-Авив 1957
Перевод: © А.В.Королёв, 2017

Назад Оглавление Далее

СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ:

В 19-м веке

В 20-м веке

БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ
И МИЛОСЕРДНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ

Перевод Джерролда Ландау

{145}

Благотворительные учреждения Ружан в XIX веке

 

Больница

Ружаны опередили все другие города региона в области общинной активности и благотворительных организаций. Больница существовала уже в 1875 году. Как описано в «Halevanon» 1875 (8), она была сожжена вместе с другими зданиями во время большого пожара того года. Здесь написано следующее:

«Все страждущие люди, больные или страдающие, находили приют в больнице. Там им давали бальзам, повязки и все что нужно, пока они не могли встать с постели. Поборниками этого учреждения являются два уважаемых мужа, которые так же уважаемы, как драгоценности короны - богатые, образованные братья, имена которых должны быть прославлены из поколения в поколение. Первым из них является Гаон Рабби Ехиль Михель, а второй - его младший брат, помогавший ему, Ерухам Фишель Пинес. Здание также разрушилось. Теперь, кто будет сострадать больным, принимать их и перевязывать их раны?»

Мы не знаем, когда была восстановлена больница в Ружанах. Однако забота о больных и страждущих не прекращалась в городе, и в 1833 году была создана организация «Линат Цедек» [Linat Tzedek], о чем описано в 20-том выпуске «Гамелиц» в том году:

Линат Цедек

«Из Ружан в Гродненской губернии г-н Е.Я. Валлах передает признательность людям своего города, основавшим Организацию «Линат Цедек», чтобы люди были в доме у каждого больного человека, защитит их Б-г, двумя сменами за ночь. Состоятельные жители города также были среди них, и все они одинаково помогали. Такая работа очень благородна, и такая структура существует в каждой праведной общине».

Больница восстановлена

В «Гамелице» 1893 (43) Ицхак Меир Гербер пишет о восстановлении больницы в Ружанах, а также о ее качестве:

«Больница в городе построена в прекрасном большом здании на окраине города. Ее двери, окна и даже полы покрыты лаком и воском, чтобы придать им великолепный, искрящийся вид. Два врача, один еврей и другой христианин, посещают этот госпиталь ежедневно, каждый из которых поочередно ведет прием. Один человек будет посещать больных и на их больничной койке. Он будет приносить лекарства из аптеки, кормить и поить их. А бедные люди города, которые не могут позволить себе привести врача в свои дома, придут туда, чтобы попросить совета у врачей, не заплатив за это деньги. Им также будет предоставлено достаточное количество медикаментов бесплатно. Во дворе этого здания был посажен сад, из которого приятный аромат проникал через окна, восстанавливая душу больных людей. Каждый день приходили туда, чтобы насладиться прозрачным воздухом между ветвями ... »

{146}

Примерно через восемь лет М. Шерешбаскер [M. Shereshbasker] пишет в «Hatzefira» 1901 (230) о ситуации в больнице:

«Больница входит в число наиболее эффективных благотворительных учреждений. Она был спроектирована разумно и учреждена для благополучия больных людей. Ее двенадцать палат были большими и просторными. Имелась специальная комната для хранения и приготовления всех видов лекарств. Большие деревья окружают здание снаружи. Постоянные, опытные врачи ежедневно посещают больных людей. Учреждение поддерживается пожертвованиями его постоянных членов, а также частными пожертвованиями. Мы надеемся, что филантропы нашего сообщества будут жертвовать свои деньги учреждению сверх установленного, поэтому у директоров будет достаточно средств, чтобы учреждение могло быть гордостью наше общины. »

Благотворительные учреждения Ружан в XX веке

Шмуэль Магли [Shmuel Magli] пишет следующее о ситуации с здравоохранением в городе в последующие годы.

«Я приехал в Ружаны в 1911 году. Единственная аптека в городе принадлежала христианину. Были два медицинских специалиста («фельдшеры» на местном языке): Либитшке [Libitshke] и Эйзик [Eizik]. Там было несколько аптечных лавок: Эйзика Каплински [Eizik Kaplinski], Нотке [Notke] и Мошке Шамит [Moshke Shamit]. Все жители города посещали фельдшеров, так как не было врача [1], и они покупали лекарства в аптечных лавках, так как аптека принадлежала христианину, который относился к ним враждебно.

В то время существовал комитет по посещению больных (Бикур Холим [Bikur Cholim]) в городе, который обеспечивал питание и лекарства для больных. В этом комитете участвовали Шимон резник, Шмуль Лейб, Билайс и Давид-Ной Пинес. Я позвал этот комитет на встречу в аптеку, которую я купил у христианина, и мы решили привезти в город врача. В Бытне [Byten] был хороший врач по имени доктор Розенблит [Dr. Rozenblit]. Я съездил туда и повлиял на него. Он согласился поселиться в нашем городе. Как прекрасен был его приезд, когда он проезжал по улицам города на экипаже, спеша посетить больных в своих домах или пойти в больницу, чтобы склониться к тем, кто там был. Он провел три года в городе, а затем уехал. После него последовали д-р Буршевичский и д-р Гуревич. Однако началась Первая мировая война, врачи были призваны, и мы остались без врачей. Но в то время в них не было нужды, потому что нам нечего было есть, и люди выздоравливали ... сами собой.» [Последней фразы совсем не понял...: and the people got better... in any case from their illnesses.].


Д-р Аарон Аран (Хвойник)
[Dr. Aharon Aran (Chwojnik)]

Медицинская деятельность после Первой мировой войны

В 1922 году, после Первой мировой войны, д-р Арие Аран Хвойник [Aryeh Aran (Chwojnik)], уроженец Ружан, приехал в город после окончания медицинского факультета в университете Женевы, Швейцария. Он оставался в Ружанах полгода, а затем исполнил алию. Однако в этот непродолжительный период он немало работал в городе. Какое-то время в городе не было другого врача, кроме Каминцкого, чья ценность как медика была невелика.

{147}

В то время оказание медицинское помощи местным больным бедным людям, выполнялось «Маген Давид Адом» [еврейская национальная медицинская служба, подобная христианскому Красному Кресту], который был создан вместо «Линас Хацедек» [еврейская благотворительная организация помощи больным, слабым и старикам]. Приехавший доктор Аран и основал «Таз» [Taz - "טאז"], который предоставил медицинские услуги тем, кто в них нуждался. Благодаря его усилиям в город был направлен врач по имени д-р Ятом. Больница была вновь открыта, и ее успешная деятельность была возобновлена.


День кино для Магена Дэвида Адома [Magen David Adom]
Первый ряд, стоят справа налево: Аарон Ланцбицкий, Лейбель Зискинд, Йосеф Абрамович, Гешель Гезбах, Соня Левиатан, Зейдель Рушкин, Йошка Шипицки, Хвойник, Мошка Гулдис.
Второй ряд: Агува Левиатан, Агува Хвойник, Зеев Зискинд, Симха Розенштейн, Шипицки, Дуба Хвойник-Зисканд

Летние лагеря для детей

Само ружанское местное население много делало для медицинских учреждений, но завершающими достижениями вышеупомянутых мероприятий были летние лагеря для детей, созданные в городе после Первой мировой войны для каждого ребенка, нуждавшегося в оздоровлении после болезни, из-за телесной слабости, из-за низкой веса тела и т.д. В лагере, который организовывался в арендованных домах, находившихся в лесах в нескольких километрах от Ружан, дети, нуждающиеся в оздоровлении, наслаждались свежим воздухом, обильным питанием и в свободное время приятно развлекались. Были организованы различные групповые игры, готовились пьесы и т. д. Разумеется, все время они находились под надзором специалистов.

Богатые родители предоставили необходимые для этого деньги, а организация «Таз» покрывала часть бюджета. Специальный ежегодный день кино также приносил пожертвования. Наконец, драматический кружок организовывал группы, доход которых направлялся на создание лагерей, чтобы все дети, не имеющие средств для оздоровления, могли посещать лагерь. Эти лагеря были открыты главным образом во время длительных ежегодных каникул вплоть до 1939 года, года начала Второй мировой войны. В последние довоенные годы специально для этих лагерей было построено особое здание вместо арендованных домов, использовавшихся раннее. Это новое здание соорудили в Близненском лесу [Bliznawi Forest]. Его оборудование было новым и самого высокого качества. Это здание служило примером для всех, и это была тема разговора во всех соседних городах.

{148}


Активисты больницы в Ружанах
Первый ряд, стоят справа налево: Яков Каплан, Тарн, -, Фейгел Шапира, Роза Пинес, жена Якова Ашера Эпштейна.
Второй ряд: Неха Шемшинович, жена Шмуэля Могилевского, - Аарон Гамерман, Лейбель Хвойник.
Третий ряд: Мордехай Карпелевич, Шимон шохет, д-р Ятом, д-р Арих Хвойник, Авигдор Мишель Голдберг, Шмуэль Лейб сапожник.
Лежат: Эпштейн, Симха Розенсхейн

Другие учреждения

В Ружанах были созданы и работали не только медицинские и социальные учреждения. Там было также много других благотворительных организаций и организаций по оказанию взаимной помощи. Был благотворительный фонд, комитет по хлебу для бедных, а также крупный народный банк, который заслужил почетное место в банковском центре в Варшаве, все это помогло горожанам сохранять свои позиции в годы экономической депрессии и правительственных атак на их коммерческий статус и т. д.

Те, кто честно занимался общинными делами

Нафтали Канторович говорит, что все вышеупомянутые учреждения управлялись людьми, которые добросовестно занимались общественными делами. «Многие из вышеупомянутых общинных активистов были из числа рабочих и торговцев. Во многих случаях преданность этих общинных активистов {149} превзошла все границы, и их дела запечатлены в памяти навсегда. Здесь уместно упомянуть не только Йона сапожника, о котором мы писали выше, но и о другом «Рабби Йоханане Сандларе» [2], которым был Яков Михель Лев, активный член руководства многих учреждений. Стоит рассказать здесь об одном из его дел, о котором часто рассказывали:

Это были дни больших каникул. Ребята оздоравливались в лагере в лесу. Яков Мишель Лев работал за новим сапожным столом. Через окно в своей комнате он увидел, что небо потемнело. Он оставил свои орудия труда, снял фартук, спокойно вышел из дома и отправился в лагерь. Мужчина прошел пять километров пешком, чтобы увериться, что дети зашли в дома.

Таковы были преданные активисты нашего города и такие люди стояли у руля общинных и культурных учреждений в нашем старом доме Ружаны [3]. Этих активистов более нет в живых. Холокост настиг их всех и убил. Однако их дух останется жить внутри нас навсегда. На нас, оставшихся в живых, лежит святая обязанность рассказать нашим маленьким детям об их важной работе, чтобы они получили знание о светлых их делах. Почтим их память.

Меир Соколовский

 

________________________

Примечания переводчика

1. Фельдшер не является лицензированным врачом, а скорее «старорежимный цирюльник» [old time barber-surgeon: Цирю́льник — исторически парикмахер и банщик, владеющий элементарными приёмами врачевания], согласно словарю Вейнрейха [Uriel Weinreich. Modern English-Yiddish / Yiddish-English Dictionary (English and Yiddish Edition)]. Вероятно, это «Шемот Рабба» [Shemot Rabba] — мидрашская экзегетическая работа над книгой Исхода.

2. Талмудический мудрец, чье имя означает «сапожник».

3. В тексте здесь есть примечание: «Эта искренняя общественная деятельность также повлияла на молодое поколение, и многие из девушек нашего города, включая мою жену, являющуюся уроженкой Ружан, будут ходить каждую пятницу от двери к двери для сбора халл [challa] для бедных жителей города. Конечно, администратором этой деятельности был Яков Мишель Лев сапожник.

 

 

Назад Оглавление Далее

 

Яндекс.Метрика