На главную сайта   Все о Ружанах

РОЖАНА: МЕМОРИАЛЬНАЯ КНИГА ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЕ
(Ружаны, Беларусь) 52°52'/ 24°53'

Rozhinoy: sefer zikaron le-kehilat Rozhinoy ve-ha-seviva

Редактор: М. Соколовский, Тель-Авив 1957
Перевод: © А.В.Королёв, 2017

Назад Оглавление Далее

СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ

ГОДЫ ВОЛНЕНИЙ:

Год 1905 — политические партии

Год 1905 — борьба за 12-часовой рабочий день

Большая забастовка в 1910

ГОДЫ ВОЛНЕНИЙ

Яков Шимшони

Перевод Джерролда Ландау

{87}

Год 1905 — политические партии

 


Яков Шимшони

Дни волнений среди рабочих в начале двадцатых годов не только не обминули наш город, но и сильно его взбудоражили. Хотя Ружаны были небольшим городком, в нем все же было несколько фабрик, на которых работало несколько тысяч рабочих.

В то время мне было девять лет, и иногда я ходил на рабочие собрания (сходки). Встречи проходили на улицах Пружанской и Слонимской, особенно последней — не на самих улицах, а на каналах, по которым шла вода на поля. Собрания проходили там, между орешником и другими кустарниками. Из партийных центров в Белостоке и близлежащего города Слонима приезжали делегаты от разных партий: социалистов-революционеров, социал-демократов «Поалей-Сион» и анархистов, которые были особенно многочисленны. Все прибывали, чтобы побеседовать с рабочими Ружан, которые затем отправлялись к городским домовладельцам, чтобы просить денег для своей партии, временами даже с применением физической силы. Сторонники этих партий были бы признательны за средства от каждого человека и определяли сумму, которую каждый должен пожертвовать в казну своей партии, даже если он не был членом, и даже если бы он был против этого. Время от времени случались разбойные нападения, все на благо своей партии. Однажды они напали на почтовое отделение в деревне Залесяны [Так в английском переводе, скорее всего Зельзин, деревня между Могилевцами и Зеленевичами. На иврите — זלזין — Зальзин], но были разочарованы, когда нашли только тридцать семь рублей наличными. Почтальон, которого они атаковали, и водитель фургона [? может может повозки], привезший их на место нападения, признал людей, совершивших это. Поэтому им пришлось скрываться некоторое время, пока они не переехали в Америку.

Год 1905 — Борьба за 12-часовой рабочий день

Яков Шимшони

Моше (Мордехай) Пинес в Ружанах владел фабрикой по производству шерсти. Он подписал контракт и был обязан изготовить определенное количество одеял. Затем пришли рабочие и потребовали сократить количество рабочих часов в день до 12 или увеличить заработную плату. Моше отказался {88} согласиться с любым из вышеуказанных требований. Волнения среди рабочих росло. Моше закрыл фабрику, сказав, что он покидает город. С теми людьми, с которыми он долгое время работал, теперь не мог найти общего языка. Моше сел в фургон и уехал. Рабочие, возглавляемые сыновьями врача Лейба Эпштейна и сапожника Ицхака Яакова, установили охрану вдоль маршрутов и захватили его, когда тот направлялся в Березу. Они вернули его в Ружаны ночью.

В город, для охраны от мародеров [в тексте на иврите — повстанцев] была введена черкесская конница. Похитители Моше поехали мимо охранников и в страхе, что он закричит, поставили его на колени в фургоне, придавили и держали пистолет перед лицом, угрожая , что, если он произнесет слово, то будет убит. Моше молчал до тех пор, пока не привели его в подвал Хаима Лейба, пекаря (дочь пекаря была «бойцом», «Кемперке» [Kemperke] на жаргоне). Они держали его там до вечера.

Однако Моше продолжал упорствовать. Даже в неволе он отказался подписать изменения условий работы. Молодые люди не знали, что с ним делать. Они загрузили его в фургон и повезли в Пружаны. Проехав через лес и зашли в дом лесника. Было раннее утро и Моше собирался молиться. Молодежь обедала. Один парень играл с оружием. Произошел выстрел и пуля убила лесника. Молодые люди испугались. Они взяли с собой Моше и бежали. По пути Моше обманул их, посоветовав пойти окольным маршрутом, поскольку их, вероятно, уже преследуют. Испуганные юноши согласились, и окружной маршрут, который показал им Мотше, привел их в Ружаны.

Они добрались до какой-то деревни. Моше попросил пойти навстречу его телесным потребностям. Тем временем он вошел в дом нееврея, одного из тех, кто работал на его фабрике (евреи были ткачами, а все остальные были прядильщиками) и поднял крик. Неевреи и их соседи заволновались и последовали за ним. Юноши бежали. Затем Моше сообщил в Ружаны, откуда приехали люди, чтобы привезти его домой. Молодые люди прятались некоторое время, пока не уехали в Америку.

Большая забастовка в 1910 году

Условия труда наемных работников на ткацких фабриках в Ружанах были очень плохими. Профессиональной защиты не было, поскольку рабочие, которые на самом деле только начали организовываться, делали это неправильно. Владельцы фабрик пользовались этой ситуацией. Они не только не повышали заработную плату, но и хотели их снизить. Это желание вызвало большое недовольство среди ткачей, которые собрались в «Майер Бейс Мидраш» и решили объявить забастовку, требуя не только возврата к предыдущей зарплате, но и ее повышения. Моше Пинес решительно объявил, что собирается закрыть фабрику и перевести его в Белосток, после чего ткачи Ружан умрут от голода. Он передал ткачам ультиматум: если они не вернутся на работу в течение трех дней, он выполнит свое решение. Однако забастовщики не испугались и продолжили свое забастовку. Что сделал Моше? Вместо того, чтобы перевести фабрику, он привез штрейкбрекеров. В один ясный день в город прибыло несколько телег с посторонними людьми, и работа на фабрике возобновилась.

Затем произошло нечто невероятное. Горожане закрыли свой бизнес, ремесленники закрыли свои мастерские, а торговцы покинули свои лавки. Все они пошли на {89} ткацкую фабрику на Шлосс-Гасс. Это не было солидарностью с рабочими, а скорее забота торговцев и ремесленников о их собственных средствах к существованию, поскольку их средства к существованию зависели от рабочих. Только вмешательство пристава (главы полиции) со всеми полицейскими спасли фабрику от гнева толпы. Когда штрейхбрекеры услышали о том, что произошло в городе, они не решились выйти с фабрики и остались там на ночь. На следующий день они направили делегацию к забастовщикам и сообщили им, что были введены в заблуждение нанявшим их фабрикантом, сказавшим, что их пригласили из-за нехватки рабочих в Ружанах. Поэтому они отказываются от своего согласия работать тут и покидают фабрику. Когда владелец фабрики увидел, что его план не сработал, он был вынужден вступить в переговоры с забастовщиками. Ситуация закончилась полной победой рабочих.

Но и после этого случая заводчики не сдались. Скорее, они пошли по пути «позволь нам перехитрить их» [в тексте на иврите — «Будем мудры»] [1]. Они ввели контрактную систему труда. Это было их изобретение: они выбрали нескольких рабочих в качестве самозанятых работников («лейнкатеров»), как их называли, что привело к снижению заработной платы. «Лейнкатеры» нанимали детей в возрасте от десяти до двенадцати лет и тем самым это привело не только к отмене предыдущих достижений, но и к фактическому отсутствию работы среди рабочих-ветеранов. Безработные пытались объяснить «лейнкатерам», что они должны поднять свои цены, чтобы бывшие рабочие могли вернуться на работу вместо детей, но им это не удалось. Затем безработные начали совершать акты саботажа в отношении собственности «лейнкатеров», что вынудило фабрикантов вернутся к прежнему положению дел. Эти случаи саботажа стали поводом для фабрикантов клеветать на активистов среди рабочих. Полиция начала заключать в тюрьму рабочих, особенно активистов среди них. Многие из рабочих уехали из города и бежали в Соединенные Штаты.

Из письма Ицхака Шломо Миллера (Мрончик) из Соединенных Штатов

 

_______________________

Примечания переводчика

1. Исход 1:10

 

 

Назад Оглавление Далее

 

Яндекс.Метрика