На главную сайта   Все о Ружанах

РОЖАНА: МЕМОРИАЛЬНАЯ КНИГА ЕВРЕЙСКОЙ ОБЩИНЕ
(Ружаны, Беларусь) 52°52'/ 24°53'

Rozhinoy: sefer zikaron le-kehilat Rozhinoy ve-ha-seviva

Редактор: М. Соколовский, Тель-Авив 1957
Перевод: © А.В.Королёв, 2017

Назад Оглавление Далее

СОДЕРЖАНИЕ ГЛАВЫ

ПОЖАРЫ:

Огненная чума

Лейб «Яхид»

Как была создана пожарная команда в Ружанах

Волонтерская пожарная команда в Ружанах

Тренировки пожарной команды

Страх перед погромами в городе в 1904 году

ПОЖАРЫ

Перевод Джерролда Ландау

{68}

Огненная чума

Большинство зданий на главных улицах города были каменными. Меньшая их часть были деревянными домами, их крыши были покрыты досками или черепицей. Город вообще выглядел новым, но было несколько старых, ветхих домов с соломенными крышами, как и во многих городах Полесья [Pulsia]. Три пожара способствовали обновлению застройки: первый в 1875 году, второй в 1895 году и третий в 1915 году. Город был вынужден восстанавливать себя после каждого пожара.

Пожар 1875 года

В «Галеваноне» [Halevanon], 12-й год, 1875(8), о пожаре 1875 года написано следующее:

«В воскресенье, 12 Элула 5635, огонь вырвался из дома пекаря и распространился как ангел разрушения. Он ширился непрерывно около пяти часов. Ружаны превратились в долину теней смерти. Несколько синагог и великолепно построенная Большая синагога, простоявшая во всем блеске в течение 300 лет, загорелись. Больница, Талмуд-Тора, бойня [видимо ритуальная бойня] и другие прекрасные здания были превращены в пепел. Судьба Ружан не была удачной даже до катастрофы. Его жители не наслаждались золотыми сокровищами, поскольку источник средств к существованию проистекал из корчм, мелкой торговли, работы в мастерских шерстяной одежды и ручного труда. Если бы не благотворительные общества, несколько облегчавшие труд бедняков, то до настоящего времени они сгинул бы от нищеты.

Около 200 детей нашли убежище в здании Талмуд-Торы, из которой под руководством Ребе Давида Великого, человека, преуспевшего в своих многочисленных делах, проистекала Тора и мудрость. Все пострадавшие, раненые люди находили убежище в больнице. Там бальзам и повязки давались любому больному человеку, и все больные были окружены заботой, пока они не вставали с постели. Кураторами этого учреждения были два замечательных человека, выделявшиеся как самоцветы, богатые, умные братья, пусть их имена будут храниться в величии из поколения в поколение, Рабби и Гаон [Gaon] Йехиль Михель и его младший брат, помогавший ему Рабби Ерухам Фихелем Пинесы. Это здание было также разрушено и уничтожено. Кто теперь пожалеет больных, осмотрит их и перевяжет их раны?

Дочь наша Ружана, как велика твоя рана! Твое положение очень серьезно. Здесь пробудилась беда, а там мы слышим голос, кричащий с горечью. Многие сотни людей бродят, как овцы, без ночлега; и для большинства, кто нашел место для отдыха, дом слишком мал, и они сидят в тесноте. Братья Пинес многое делают для того, чтобы помочь бремени страждущих, но тем не менее они не могут успокоить боль каждой измученной души, спящей под открытым небом.

Надеюсь, даже то малое, что я написал, достаточно, чтобы пробудить милость наших братьев к детям Израиля. Действуйте, не колеблясь, придите на помощь пострадавшим, собирайте пожертвования от всех и отправляйте их Рабби и Гаону Рабби Мордехаю Гимпелю Яффе [Gaon Rabbi Mordechai Gimpel Yaffa], главе местного раввинского суда».

Страдающий от мук своего народа: Д. Б. Старевольски

{69}

 

Мы читаем о еще одном пожаре, не столь большом, в «Гамелице» 1886 (27):

Из Ружан в районе Гродно г-н Йомтов Эпштейн сообщает нам, что в среду вечером, Тазрия [Torah portion of Tazria], в городе вспыхнул пожар и уничтожил около 20 домов. Все их жители чудом уцелели, но не спасли ничего из своих вещей.

Пожар 1895 года

Второй крупный пожар разразился в 1895 году. В городе были еще небольшие, деревянные дома, с соломенными крышами. Дома располагались близко друг от друга. Было сухое, жаркое лето. Внезапно на ткацкой фабрике «Канал Фабрик» [Kanal Fabrick] вспыхнуло пламя. Огонь быстро распространился на близлежащие дома. Через несколько минут весь город был в огне. Примерно через час почти все ружанцы остались без крыши над головой. Из огня не было спасено ничего. Люди потеряли все свое имущество и всю свою собственность. Они остались голыми, и без одежды. Они выжили, но без ничего.

Была и одна жертва этого огня — парализованная женщина сгорела заживо. Огонь охватил дом со всех сторон, и люди не смогли ее вынести.

Жители города обращаются за помощью в «Гамелиц» 1895 года (106):

«Ружаны, Гродненской губернии. Крик страждущих: мужчин, женщин и детей, звук плача и вой доходит до небес над страшной катастрофой, которая произошла в нашем городе. В пятницу 23 года Ияра в 9:00 утра огонь спустился сверху, и почти весь город был охвачен огнем. Пламя вышло из фабрики братьев Пинес [в тексте на иврите: фабрики зятя Пинеса] и оттуда распространилось на весь город. Все здания синагог, Бейс Мидраш, все дома благотворительных учреждений, которые всегда были гордостью евреев и в которых наша община превосходила другие меньшие или более крупные города, были уничтожены огнем. Даже одна женщина, милосердная мать, парализованная, не могла освободиться от гнева Г-да, была сожжена огнем как жертва и огненное подношение. Из более чем 300 домов в нашем городе, включая кожевенную фабрику Г. Вольпянски, алкогольную фабрику, все магазины и лавки, осталось всего около 60 целых домов. Остальное - кучи руин, напоминание о разрушении. Сотни людей скитаются на окраинах своего города без всякой помощи, без какого-либо убежища от дождя. Мы сожалеем об этом горе. Когда мы видим выдающихся людей, руководителей общины, благотворительных и доброжелательных людей, они протягивающих свои руки просящие пропитания, чтобы утолить свои души и души семей своих.

Следует упомянуть благословенно ближайшие города: Пружаны, Волковыск, Слоним, Бытень и Бярозу, Шерешево и особенно Коссава помогающих наших людям хлебом и едой. Спасибо, г-н Дзиконский, г-н Иванов, и особенно г-н Шиген за участие в нашей беде и за то, что помогли нам тем, чем могли. Однако горсть не насытит льва, и яму не заполнит. Поэтому наши братья из дома Израилева восхваляемые, «милосердными, дети милосердных», где бы вы ни жили, пожалуйста, помилуйте своих братьев, членов вашего народа, жителей нашего города, протягивающих вам руку издалека. Пусть каждый человек посылает пожертвования одеждой или деньгами на имя «благотворительного фонда для пострадавших от огня», поскольку каждая копейка увеличит общую сумму, и благословения спасенных и помогаемых вами придут к вам.»

Меир Иссер, сын Ю. Ш. Пинеса. Арие Лейб Пинес

{70}

«Вышеупомянутые слова верны, и я прошу, чтобы редакторы «Гамелица» дали им видное место в публикации, поскольку невозможно представить себе масштабы трудностей. И все, что написано вышеупомянутым мистером Пинесом, истина. Благотворительные дела должны быть в мире, и в этой заслуге, Г-д дает благословение, удовлетворение и спокойствие. В качестве свидетеля я прикрепляю свою подпись в понедельник, 26 Ияра 5655, здесь, в Ружанах.

Шабтай Валлах, живущий в этой общине "

Помощь задерживается в прибытии

Тем не менее, помощь задержалась с прибытием, и страждущие жители города пишут в «Гамелице» 1895 (122):

«Ружаны, 31 мая. (После пожара — великий голод!) Прошло три недели со дня, когда город Ружаны был приговорен к пожару и поднялся огонь до небес. Еды лишились тысяч мужчин, женщин и детей. Все эти люди бродят, блуждают по улицам города, и никто не спрашивает об их благополучии. Хотя, слава богу, близлежащие города первыми отправили хлеб и другие продукты, чтобы поддержать дух голодающих людей. Они также отправили немного одежды, рубашек, платков и платьев. Однако, какова была ценность всего этого? Число уставших, голодных людей более 3000 человек. Как могут им помочь такие близлежащие города, как Пружаны, Волковыск, Слоним, Косова и Малечь? Эти города не могут дать хлеба всем голодающим. Спасибо Г-д, до прошлой недели не было недостатка в хлебе и еде, но сегодня вся надежда закончилась, потому что горсть не насытит льва. Источники средств к существованию и сами средства сократились и иссякли. Все жаждут хлеба! Тысячи людей умирают и пухнут от голода. Если наши милосердные братья во всех своих колониях, даже отдаленных, не пощадят, кто знает, может это станет концом ружанских погорельцев. Дорогие братья, люди жаждут хлеба!

Пусть Вас не шокирует используемое мной слово «голод», потому что это слово просится на язык. Знайте, что все люди умирают от голода — все люди от прислуги до госпожи, богатые и бедные, дети и младенцы — все они просят возродить их дух и просят нечто простое - хлеб - и здесь его нет! Они просят плащ покрыть их наготу, они просят смысл жизни! Пожалуйста, о щедрые люди народа! Помилуйте город Ружаны, ибо его кризис велик, ужастен и очень суров. Он плачет и жалуется на разрушение своих Бейс Мидрашес [Beis Midrashes], Талмуд-Торы [Talmud Torah], благотворительных организаций и многих других учреждений. Он плачет, разводит руки и просит милосердно поддержать его дух пищей и пропитанием. Он стонет со сломленным сердцем и голодной душой, надеясь, что вы помилуете его, чтобы оживить ее, укрепить и исцелить ... »

Помощь начинает прибывать

Медленно, братья пробудились и начали присылать помощь, как это указано в «Гамелице» 1895 (199):

«Ружаны, 3 ава, 5655. Редактору «Гамелица». Я получил ваше драгоценное письмо с суммой в 236 серебряных рублей. Большое вам спасибо за это. Пусть Г-д дарует всем, кто пожертвовал эту чудесную доброту, обилие добрых и вечных успехов. Я хотел бы выразить благодарность от своего имени габаю Анахской синагоги [Ana'ch Synagogue] в Ростове за то, что он пожертвовал 100 серебряных рублей для жертв пожара. Я не могу описать вашей чести ужасную картину в городе, где видны только опустошение и великое разрушение. Давление и трудности влияют на всех, ситуация буквально между жизнью и смертью.

Шабтай Валлах, живущий в этой общине».

{71}

 

Жители города начали его восстанавливать. Это длилось месяцы и годы. Мы слышим о продолжении восстановления три года спустя в «Гамелице» [“Hamelitz”] с 1898 года (158):

«Община города Ружаны выражает свою благодарность и благословение великому, благородному филантропу Рабби Моше Арие Лейбу Фридланду [Rabbi Moshe Aryeh Leib Friedland], за его щедрый дух, поскольку он послал денежную сумму после пожара в пользу погорельцев. Теперь он отправил несколько сотен экземпляров своей книги «Даат Кедошим» [Daat Kedoshim] автора Рабби Исраэля Товии Эйзенстата, [Rabbi Yisrael Tovia Eisenstat] благословенной памяти, которую он опубликовал за свой счет. Доход от книги будет направлен на завершение строительства Бэйс Мидраш [Beis Midrash] покойного Рабби Гершона Закгейма, [Rabbi Gershon Zakheim] благословенной памяти. Этот Бейс Мидраш очень нужен жителям города, поскольку нам все еще не хватает пяти Бейс Мидраш, которые не были восстановлены после пожара. Жители вынуждены поклоняться в тесных и переполненных помещениях.

(Из разных источников)
Меир Соколовский

Лейб "Яхид"


Лейб "Яхид"

Ребе Лейб Яхид Пинес [Reb Leib Yachid Pines] много работал для развития нашего города. Его прозвище Яхид пришло к нему, потому что он был единственным сыном [1] его родителей, так как у него были только сестры. Он был бездетным. Лейб Яхид, племянник Лейба Ваша [Leib Wasz], уже много лет являлся главой общины Ружан. Он много работал для этого и сделал это делом своей жизни. После того как умерла его мать, он построил Талмуд-Тору в ее память, где маленькие дети Ружан начинали читать и изучать Тору.

Он особенно стал уважаемым после великого пожара 1895 года. Как известно, большинство членов еврейской общины остались без одежды, без средств и без крыши над головой. Только у немногих была страховка, Но у 80% жертв пожара не было ни копейки на их повседневные нужды, не говоря уже о деньгах, необходимых для восстановления их домов. Что сделал Лейб Яхид? Он начал помогать им. Он сам пожертвовал большие суммы, но поскольку горсть не насытит льва, Лейб Яхид направил письма всем своим знакомым и друзьям, дома́ получили страховые деньги и начали их ремонт. Однако что делать с остальными? Он обратился к известным бизнесменам и заводчикам в России за помощью жертвам пожара. Конечно, все люди, которые его знали, понимали необходимость и жертвовали в соответствии с их возможностями. Дома́ Ружан начали восстанавливаться один за другим. Десятки семей, со своими мужчинами, женщинами, имуществом и детьми, въехали в свои новые здания. Все благодаря этому дорогому человеку. Он также прилагал усилия на восстановление Бейс Мидраш. Он отремонтировал значительно разрушенную Большую синагогу.

{72}

Как была создана пожарная команда в Ружанах

Пожары в городе часто изрыгали свой гнев на деревянные дома с соломенными крышами, и никто не мог помочь. Эта ситуация не давала покоя и требовала решения.

Я помню, как в 1901 году, когда я вернувшись из армии, купался в реке, наслаждаясь водами моего города, произошло разорение. Огонь взметнулся, испуская тяжелые столбы дыма, поднявшиеся и закрывшие небо. Я быстро вышел из воды, спешно оделся и поспешил к месту пожара как можно скорее. Придя, я увидел огонь, распространяющийся от дома к дому, поедая солому, и никто не приходил на помощь. Я стоял, и ничего не делал, как и другие, потому что у нас не было средств для борьбы с огнем, и немного воды здесь было бесполезно. Вы можете представить себе наше настроение, когда мы стояли беспомощно перед этим разрушительным врагом, принявшим форму пылающего огня. Затем мы очнулись от нашей беспомощности. Огонь достиг сада с несколькими рядами деревьев. Если бы мы остановили его там, была бы надежда, что дома на другой стороне сада не загорятся и не сгорят. Я должен работать. Люди дали мне воду в какой-то посудине, которая у них имелась, и я бросил ее в угрожающий огонь. Страшные усилия продолжались несколько часов. В конце концов мы победили пламя, но у меня не осталось больше сил, и я упал в обморок. Люди привели меня в чувство и положили на одну из скамей. Они принесли мне что-то пить, чтобы восстановить мое дыхание. Дым медленно очистился из моих легких и носа. Я открыл глаза и пришел в сознание, затененное пламенем и вдыханием дыма.

На следующий день я получил приз в 25 рублей от городского совета. Я отказался принять его и заявил, что я жертвую эту сумму, на создание пожарной команды [или, возможно — бригады?] в городе. Это предложение понравилось всем городским чиновникам. Городской совет собрал своих почетных членов, фабрикантов, торговцев, богатых людей и т. д. Они основали добровольную пожарную команду в Ружанах. Каждый из них обещал дать три рубля. Всего было собрано 300 рублей. Вышеупомянутые 25 рублей были добавлены к этой сумме. Команда родилась и начала свои первые важные мероприятия, принесшие большие результаты в летописи города.

Затем меня назначили начальником команды. Я оставался верным на этом посту до того дня, когда покинул город, чтобы исполнить алию в Землю Обетованную [уехать в Израиль].

От А. Левиатана

Волонтерская пожарная команда в Ружанах

Сегодня, когда мы говорим о «пожарных», мы видим красные автомобили, спешащие с громкой сиреной, проезжая по улицам города, поскольку они едут быстро, чтобы оказать помощь и погасить пламя. Опытные пожарные, стоящие на грузовике, знают, как использовать противопожарное оборудование, чтобы остановить разрушительную угрозу.

Нет ничего общего между тем, что сегодня понимают под так называемой «Добровольной пожарной командой» и той, которая была в нашем городе. Тем не менее, у этой команды было много задач, не все из которых были известны горожанам. Теоретически команда должна была служить городу в случае пожара, но на практике это дало еврейской молодежи города возможность организоваться как единое целое, что защищало бы их независимую честь в любых обстоятельствах.

{73}

 


Волонтерская пожарная команда Ружаны с момента ее создания
Сидят в нижнем ряду справа налево:
Авраам Ицхак Хвойник, Каминский, Фишель Пинес, -, -, -, Мордехай Пинес.
Следующий ряд вверху: -, -, -, -, Мошка Каплинский, Шайка, Яков Шемшинович,
Абба Левиатан (начальник пожарной команды), Арие Лейб Пинес, Фишель Хвойник, Лейзер Хазацкий, -

 

Теоретически эта команда могла принимать всех, кто хотел стать членом, как евреев, так и христиан. Но на практике почти все участники были евреями. Конечно, организация была официально признана властями. Поэтому, когда приезжал районный министр [district minister], именно эта команда приветствовала его.

Команда не только способна была взять на себя ответственность за храбрость во время тушения пожаров; она также была способна исполнить много других актов помощи и самообороны — тушение пожаров другого рода. В трех случаях, когда в стране происходила смена власти, и город оставался аки овец без пастуха, члены этой команды защищали местных евреев и предотвращали беспорядки, мародерство и грабежи.

Всякий раз, когда молодые люди команды проходили мимо строем, надев свои блестящие медные каски и прекрасную форму, еврейские жители города распрямляли спины и, с обоснованной гордостью, чувствовали дополнительную степень безопасности, как писано в стихе «Смотри, Он кто не дремлет и не спит, есть стражем Израиля». [“Behold, He who does not slumber and does not sleep is the guardian of Israel.”] [2]

Тренировки пожарной команды

Когда мы слышали звук трубы, как знак вызова пожарных, а я был маленьким ребенком среди других детей, спешащим к штаб-квартире. Для меня было особой радостью видеть, как отряд формируется, и сопровождать его на маневрах, учениях и официальных маршах. Медные инструменты членов оркестра пожарного отряда сверкали в руках и блестели под солнечным светом.

{74}

 


Волонтерская пожарная команда Ружан после Первой мировой войны
Третий ряд снизу, стоят справа налево:
-, -, -, Цви Эпштейн, -, Хешель Гебза, Шклиравиц, -, -, -, -, Слутицкий.
Второй ряд снизу, сидят справа налево:
Альтер Эпштейн, -, -, Кацман, -, Абер Ливерант, Исраэль Нюмехес.

{75}

 

Шествующие исполняли славные маршевые песни.

Мы смотрели во все глаза, чтобы видеть марш нашей юности, и наши уши слышали веселые и жизнерадостные звуки трубы. Походные песни пожарного отряда во время парада наполняли сердце гордостью и силой. Во мне пробудились видения прошлого - с тех времен, когда мы жили на нашей собственной земле, и наши воины шли по улицам Сиона и Иерусалима во весь рост. Надежда бьется в сердце: мы все же возродим наши дни как прежде. Мы хотели, чтобы парад продолжался дольше, и было досадно, когда славные минуты, в течение которых мы проходили мимо наших домов, завершились.

Меир Соколовский

Страх перед погромами в городе в 1904 году

В России начали дуть новые ветры. Рабочие, чей труд до этого момента был изнурительным с ненормированным временем и скудной оплатой, начали организовываться. Начались забастовки. Выставлены требования. Русские были обеспокоены этим пробуждением и решили направить гнев страждущих масс против евреев. Это постоянное подстрекательство повлияло на нееврейских жителей городов. Они готовы были мародерствовать, грабить и убивать своих еврейских соседей. Запах мести евреям разнесся по воздуху, а также вошел в ноздри наших соседей, жителей соседних деревень, которые также готовились восстать против евреев города.


Абба Левиатан
[Abba Leviatan]

Я организовал еврейских членов пожарной команды (а их было большинство в ней) в самооборону. Однако оружия было мало: примерно 12 ружей по всему городу и еще три в пожарном депо, в общей сложности 15 ружей. Мы искали эффективные средства защиты. Если кто-то скажет, что он искал, и нашел, вам нужно ему поверить [If someone says he searched and he found, you should believe him]. [3]. Мы решили, что в случае беспорядков мы ответим огнем в одном из пшеничных амбаров одной из соседних деревень, известных своими необузданными людьми. Поскольку им пришлось бы броситься гасить огонь в своей деревне, они уйдут из города.

Мы потребовали, чтобы полиция защищала евреев города от бунтовщиков. Прибыл новый Пристав (начальник полиции) в сопровождении нескольких дерзких полицейских. Начальник полиции относился ко мне враждебно, потому что они сказали ему, что я не позволяю давать ему приличную взятку. Однажды меня вызвали к нему. Когда я приехал, он принял меня в своей комнате. Сидел и писал, не обращая на меня никакого внимания. Я стоял все время и ждал, потому что никто не сидит перед высоким офицером, прежде чем его не попросят сделать это. Он продолжил писать. Я наклонился к письменному столу. Он поднял голову и крикнул:

— «Это не то, что твой верстак!» (Я был плотником).

— «Мой верстак так же важен для меня, как и ваш письменный стол для вас», — ответил я.

Он поднял голову и посмотрел на меня, нахмурившись, сердито.

{76}

— «Кто ты?», Спросил он меня.

— «Житель города Ружан, начальник команды пожарных-добровольцев и попечитель Большой синагоги».

Он понизил голос и спросил:

— «Зачем ты пришел?»

— «Потому что вы вызвали меня».

Он позвонил своему секретарю и спросил:

— «Зачем ты вызвал его?»

— «Потому что вы хотели поговорить с ним, — ответил секретарь.

— «А, да, я хотел поговорить с тобой, а поскольку ты здесь, давай обсудим: почему вы устраиваете забастовки?»

— «На этот раз вы обратились не по адресу, — ответил я ему, — что я могу делать с организаторами забастовщиков?»

— «Ты знаешь, что эти забастовки вызывают беспорядки, а крестьяне становятся буйными» (Сам режим был среди подстрекателей).

— «Может быть, вы хотите, чтобы мы помогли вашим нескольким полицейским?»

— «Нам не нужна помощь. Мы сами можем поддерживать порядок, — ответил он. Наш разговор на этом закончился.

Мы были организованы и готовы. В один прекрасный день, когда мы увидели, что что-то не так и что крестьяне спланировали настоящую операцию против нас, мы отправили одного из молодых парней поджечь сарай в деревне Вилия [Vylia]. Когда огонь разгорелся и был хорошо виден в городе, фермеры побросали оружие из своих рук и побежали тушить огонь в своей деревне и в своих домах. Конечно, они разбежались во все стороны.

Наш план достиг цели. С тех пор наши нееврейские соседи в Ружанах перестали мечтать о погромах, потому что они знали, что еврейские юноши воздадут им меру за меру.

А. Левиатан

 

Примечания переводчика

1. Яхид [Yachid] на иврите означает «только». Бен Яхид [Ben Yachid] означает «только ребенок».

2. Псалом 121:4.

3. Талмудическая поговорка.

 

 

Назад Оглавление Далее

 

Яндекс.Метрика