На главную сайта   Все о Ружанах

Адам Станислав Нарушевич

ДНЕВНИК ПУТЕШЕСТВИЯ
ЕГО КОРОЛЕВСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА
НА ГРОДНЕНСКИЙ СЕЙМ

(с 26.08 до 27.09 1784 года)

(фрагмент)

 

BIBLIOTEKA PISARZY POLSKIEGO OŚWIECENIA. Tom 8
© M.Bober-Jankowska, 2008
© Copyright for this edition by FAH and IBL P\N. 2008
© Перевод на русский А.Королёв

См. этот текст на польском языке.

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

От переводчика

Введение к чтению

Нарушевич А.С. Дневник...

Дополнительные материалы

Ружана

Полный список дам, приветствующих короля в Ружа́не

Полный список мужчин, приветствующих короля в Ружа́не

Приветствие к приезду

Неавторские редакции фрагментов Дневника

Сообщение из газеты "Газета Варшавская" от 28.8.1784 года

Сообщение из газеты "Газета Варшавская" от 9.10.1784 года

Мои примечания

 

ОТ ПЕРЕВОДЧИКА

 

Кроме непосредственно перевода части фрагмента Дневника за 11-13 сентября 1784 года — т.е. период, непосредственно относящиеся к посещению Ружан — я посчитал полезным привести небольшую часть "Введения к чтению", написанного, как я понимаю, Магдаленой Бобер-Янковской, подготовившей к публикации издание. Здесь же фрагмент дневника неизвестного автора, в котором объясняется одна из версий причины выбора королем столь длительного пути из Варшавы в Гродно.

После фрагмента Дневника приведены также некоторые дополнительные документы: Списки присутствовавших при встрече короля, текст приветствия и другие документы, полезные для представления того, с каким размахом обставлялось это путешествие.

Для удобства чтения непосредственно в текст публикуемого фрагмента Дневника вставлены комментарии, в само́м издании расположенные в отдельной части. По тексту эти комментарии отмечены цифрами.

Мои комментарии отмечены звездочкой с цифрой и приведены в конце страниц сайта. В редких случаях отдельные мои комментарии, или же польские слова даны в квадратных скобках [].

Не будучи профессиональным переводчиком, я просто постарался максимально сохранить суть и смысл текста, не особо заботясь о правильности построения фраз с точки зрения русского языка. В большинстве случаев названия населенных пунктов и фамилии даны так, как они звучали в те годы.

Александр Королёв

 

ВВЕДЕНИЕ К ЧТЕНИЮ

 

Этот Дневник королевского путешествия написан для потомков, которые даже в мельчайших подробностях о знаменитых людях захотят узнать...

Адам Станислав Нарушевич
(фрагмент Редакции Чарторыйской, незавершенной)

 

Адам Станислав Нарушевич*1, один из самых выдающихся представителей польского просвещения, был поэтом, историком, переводчиком, государственным деятелем. Его творчество и политическая деятельность тесно связаны с личностью короля, Станислава Августа Понятовского, и его программой реформ. В 1764 году Адам Казимир Чарторыйский представил поэта Станиславу Августу, однако более близкое их сотрудничество началось только в 1771 г. С этого момента Нарушевич оставался активным популяризатором идей [исходивших из] королевского окружения*2, и личным другом правителя.

  pict
Адам Нарушевич на гравюре
Бациарелли.

 

В августе 1784 г. Станислав Август Понятовский выехал из Варшавы на Сейм в Гродно. Во время длившегося 33 дня путешествия король проехал со {6} своей свитой около 145 миль (т.е. около 1036 км), посетив свыше 50 дворянских усадеб. Таким образом, это не было обычным путешествием из Варшавы в Гродно. Дорога не проходила, как обычно, через Белосток. Король на этот раз посетил Вегрув, Соколув Подляшский и Браньск, после чего доехал до Беловежи. Остановился там на три дня, во время которых охотился на зубров и проводил время с ближайшим окружением. Затем далее свита двинулась в направлении Пинска. Останавливались по пути в т.ч. в Шерешеве — Сапег, Корсунях — Бенедикта Ожешки и Дубое — Жозефа Курзенецкого. В Пинске Станислав Август пробыл два дня, празднуя годовщину своего избрания. Посетил затем Крыстынув — имение Матвея Бутрымовича. Неизвестный автор дневника пребывания короля в Крыстынуве (см. „Дополнение” II 34, с. 297-320) [на сайте публикуется только приведенный ниже фрагмент] утверждает, что причиной выбора такого маршрута в Гродно было именно желание посетить Бутрымовича, которого король одаривал особенной симпатией. Процитируем фрагмент этого дневника:

Бутрымович имел возможность часто видеть это копание [т.е. Мухавецкого Канала — М.Б.], хоть находил некоторые в нем ошибки, тем не менее осознавал полезность этого дела и потому узнав однажды, что канал был уже из конца в конец, хоть при небольшой ширине, открыт, весной в 1784 году, приказал снарядить 10 больших челнов, обияниками*3 обычно здесь называемых, а к ним, придав по трое флисов*4, настоящих Пиньчуков*5 и одетых так, как ходили Пиньчуки столетия назад, прибавив потом шкипера с именем Стефан Стаховский, Пиньчука с околицы Стахова, велел эти челны оснастить товарами настоящими пиньскими, как то: медом пресным, воском, жиром, грибами, рыбой вяленой, сушеными вьюнами, пшенными крупами, и другими продуктами из здешнего края.

Желая, чтобы эта посылка была надежной и отвечала правилам торговли, велел заактировать реестр товаров в актах пинского магистрата и от того же магистрата взяв паспорт для своих челнов, отослал их в Варшаву, рекомендовав шкиперу своему, чтобы проходя реку Пину, Канал Мухавецкий, Мухавец, Буг, Нарву, записывал полностью дневник путешествия своего, а придя в Вислу, чтобы плыл вверх в Варшаву и при приближении к этому городу, чтобы держались правого берега как будто в Прагу*6, для того, чтобы на этот флот из окон города Варшавы и замковых легче обратить внимание можно было, [на то,] что эти челны имели свои мачты и вымпелы. Приказано ему также было, чтобы челны шли в порядке на определенном один от другого расстоянии, что шкипер верно исполнил, завернул под Варшаву и стал под замком.

Сбежалась тогда на берег большая часть Варшавы, разного достатка люди, с интересом рассматривая этот новый флот и Индейцев*7 Пиньчуков, первый раз по воде в столицу прибывших. Король Его Величество проживая в то время в Лазенках, приезжал тогда по несколько раз видя этот флот, а шкиперу сказав быть в Лазенках, расспрашивал об обстоятельствах этого путешествия. Подарил шкиперу часы, а дневник, паспорт от магистрата и реестр ввезенных {7} товаров велел взять в архив свой как доказательство подтверждения этой первой коммуникации. После чего шкипер, продав товары, вернулся со своим флотом обратно.

Это и было причиной и главным сигналом тому, что король, собираясь в этом году ехать в Гродно на сейм, принял решение отклониться к Пинску и побывать в Крыстынове.

pict
Станислав Август Понятовский

Из Пиньска король отправился в Погост — владение Друцких-Любецких. В дальнейшем посетил имения Людвика Тышкевича в Телеханах, а оттуда направился в Ружа́ны, где свое родовое гнездо имел род Сапег. Останавливался также в Слониме и Снови. 16 сентября доехал до Несвежа — добр Карла Радзивилла „Panie Kochanku”*8. Там пробыл три дня. Из Несвежа двинулся в Гродно, по пути посетив Щорсе, одно из самых прекрасных магнатских добр Великого Княжества Литовского, владельцем которых был Иоахим Литавор Хребтович. Очередным местом стоянки был Новогродек, потом была переправа через Неман. Здесь уже только пару коротких местечек отделяло короля от цели поездки. Прибыл, следовательно, Станислав Август в Гродно 27 сентября на рассвете, около девяти.

Гродненский Сейм проходил с 4.X до 13.XI в 1784 г. Результаты заседаний не привели к серьезным решениям. Как писал Владислав Арцимович, „рассматривались текущие дела, спорили о княжеском титуле Гедройцов*9, дискутировали о дальнейшем увеличении армии”1. Но, все же, тот сейм стал одним из наиболее популярных событий восемнадцатого столетия, и все из-за дела с аферой Догрумовой*10 — его начало совпало именно со временем заседаний. Хотя это и был скорее общественный скандал и как таковой не должен был отразиться на работе сейма, имел [он] широкий резонанс во всех почти сферах общественной жизни государственных служащих, широких кругах шляхты, а также дворянства.

________________________________

1 W.Arcimowicz, Wielkie Księstwo Litewskie za czasów Stanisława Augusta. Korona i Litwa. Granice i podział. Sejmy, Wilno 1938, s. 33.

 

В путешествии короля принимал участие епископ Адам Нарушевич, постоянно ведя Дневник путешествия Его Королевского Величества на сейм гродненский. Сохранилось 5 списков Дневника:

1) черновик дневника Адама Нарушевича;

2) Дневник путешествия Его Королевского Величества на сейм гродненский (с дня 26 августа до 27 сентября 1784) — из сборов Ягеллонской Библиотеки;

{8}

3) Дневник путешествия Светлейшего Станислава Августа, короля польского, на сейм гродненский, начиная ото дня выезда из Варшавы, то есть 26 дня месяца августа 1784 года, вплоть до прибытия в Гродно — Изданный печатью в Варшаве в 1784 г.;

4) Дневник путешествия Станислава Августа, короля польского, на сейм в Гродно шестинедельный через Пинск, Несвиж, Новогродек в 1784 году осуществленный — находящийся в Библиотеке Корницкой;

5) редакция черновика Нарушевича — собственность Библиотеки Чарторыйских в Кракове.

Существенным вопросом, который возник в процессе сравнительных работ над этими переводами, стала мысль, в отношении писательских признаков правил жанра. Имеется несколько редакций Дневника путешествия, все авторства Адама Нарушевича, все взаимоувязываемые, а их источником является общая основа, или черновик (1) автора. Но вместе с тем, в каждом дневнике признаки жанра исполнены по-разному.

Элементарное правило для каждого дневника — ежедневная запись. Такая структура присуща и дневникам Нарушевича: повествование разделено на дни. Описанию каждого из них предшествует информация в виде заглавия, показывающая дату, а также день недели. В свою очередь рассказ о каждом дне имеет внутреннее деление, позволяющее сохранить хронологию событий, напр.: „на рассвете”, „после обеда”, „после ужина”; часто автор приводит даже точное время. Нарушевич реализовал эту схему необычайно добросовестно. И так в каждой версии Дневника путешествия: конкретная дата, а также деление на пору дня или на время.

Так же старательно интерпретируется очередность представления событий. Независимо от того, насколько версии различаются между собой, порядок указания этапов путешествия остается всегда одинаковым. Если в ягеллонской редакции присутствует информация о том, что после обеда король пил кофе, то ее же, несмотря на то, что по природе своей кажется она не достаточно существенной, мы отыщем напечатанной в редакции курнецкой или Чарторыйской. Сверка версий показала, что описания разных событий автор часто укорачивал или модифицировал, однако порядок их следования в конкретных дневниковых версиях всегда оставалось прежним.

...

 

 

Адам Станислав Нарушевич

ДНЕВНИК ПУТЕШЕСТВИЯ
ЕГО КОРОЛЕВСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА
НА ГРОДНЕНСКИЙ СЕЙМ
(с 26.08 до 27.09 1784 года)

   pict   

{55}

[Дня 11.] Сентября, [в субботу, 1784]

...

[17.3] После завтрака направился Светлейший Пан [о принятых в переводе правилах титулования знати смотри прим. *11] в Ивацевичи, поселок и усадьбу Его Светлости Пана Глуховского, шамбелана [о званиях и должностях того времени см. прим.*13], в трех милях по хорошей и непесчанной дороге, которая вела от Погоста до Телехан. Дом хозяина, стройный, искусно меблированный, аккуратный поселок, добротные хозяйственные постройки, славный сад, дорогие деревья посажены, все это указывало на хорошее управление и вкус Его Светлости Пана Глуховского. Вошел в усадьбу Его Светлость Пан, где был встречен прекрасными похвалами от хозяина, а после него произнес речь молодой господин Браньский, сын земского судьи с двумя другими сознательными*14 слонимскими обывателями в Ивацевичах.

[17.4] Отдыхал там едва четверть часа Милостивый Пан, потому что должен был еще ехать три мили в Косово, а уже было пополудни. Промелькнула для нас эта дорога весело: мы читали Пану разные стихи, развлекали разными веселыми беседами по прочтению вначале варшавской корреспонденции, как тут мы увидели на дороге под хоругвями жителей города Косова, далее еврейский кагал, наконец несколько десятков учеников с директором школы и девушек с их гувернантками; все встречали короткими речами. Выехала затем на дорогу к королю сама хозяйка, Её Светлость Панна Быстрина, брестская каштелянша, с Его Светлостью Паном шефом Грабовским и поприветствовав, поехала впереди. {56}

[17.5] Мы подъехали к усадьбе под выстрелы из пушек и громкую музыку у ворот на крыльце специально для этого построенном. Застал Светлейший Пан в усадьбе ожидающую хозяйку с семейством своим, а отдохнув немного, пообедал уже около четырех часов. Хозяйка была весьма приветлива, угощая нас наилучшими винами по реестру Королю Его Величеству для выбора поданному. Сердце ее доброе было для нас наибольшим удовлетворением. Остаток дня был потрачен в беседах тем более милых пану, что без беспокойства и толп людей. Ночлег был хорошим и длительным, поскольку завтрашнее путешествие в Ружа́ну было не более трех миль дороги.

 

[Дня] 12. Сентября, в воскресенье, [1784]

[18.1] Поднялись около семи. Светлейший Пан слушал мессу святую в домовой каплице, потом в здравии и веселии выехал около восьми в Ружа́ну по дороге очень хорошей, ровной и по краю дивно красивому. Провожала Светлейшего Пана аж до границы Её Светлость Пани Быстрина с зятем своим, Его Светлостью Паном Непокойчицким. Проехали аж до Ружа́ны за три часа цугом*17 Её Светлости Пани каштеляновой. Резерв, а также другие кареты и возы, с хорошими*18 нанятыми конями, всегда были за нами. В полчетверти мили*19 от Ружа́ны, под фигурой*20, подъехал к Светлейшему Пану Князь Его Высочество канцлер2 в сопровождении Его Светлости Пана минского воеводы Хмары а также князя генерала литовской артиллерии3 и Грабовского, шефа Конной Гвардии Литовской, приглашая к дворцу. Это приглашение упредили обычные приветствия с речами от мещан и евреев ружа́ньских.

 

Примечание к 18.1:

2 Князь Его Величество канцлер — Александр Михал Сапега.

3 князя генерала артиллерии литовской — Казимир Нестор Сапега.

pict
Леон Казимир Сапега

[18.2] Выезжали под выстрелы из пушек ко двору величественному и достойному, искуссно отстроенному*24 князем канцлером, воистину честного в такой высокой мере, что его в давние времена, в 1644 году, король Владислав IV с Цецилией Ренатой, женой — Льва Казимира Сапеги, подканцлера, а сегодня Станислав Август — Александра, канцлера, посетить изволили, о чем свидетельствует черного мрамора плита, установленная над дверьми зала с надписью золотыми буквами:

Vladislaus rex et Cecilia regina, quattuor dierum gratiosissimi hospites Rosani[a]e, [prae]sentia et humanitate regna has aedes illustrarunt. MDCXLIV Januar[ii] X4.

 

 

Примечание к 18.2:

4 „Король Владислав и королева Цецилия, в течение четырех дней в Ружа́не самые дорогие гости, присутствием и любезностью королевской эту усадьбу удостоили. 1644, 10 января”

[18.3] Встретил Светлейшего Пана внизу, при въезде, князь хозяин с собравшимися гостями, среди которых были Их Светлости Паны: {57} воевода минский5; Слизень, инстигатор придворный, — из которых первый сообщил Светлейшему Пану, что поскольку минское воеводство не имеет счастья видеть у себя господина своего, он как воевода свидетельствует монарху своему от имени воеводчан честь, покорность*22, почет и послушание*23 подданных; генерал Грабовский6; староста Дебский, посол волковыский; Суходольский, скарбный Великого Литовского Княжества; генерал шеф Грабовский7; Пузыны8; староста вистынецкий9 и второй зять князя канцлера10, также все служащие волковыского повета; староста Грабовский11; маршалок Быховец; подкоморий Булгарин; судья Гржимала с многими другими — заявляя, что прибыли сюда для того, чтобы поцеловать Пану руку, поскольку в своем повете всего за милю12 от повета волковыского Пана приветствовать не могли.

 

Примечание к 18.3:

5 воевода минский — Адам Хмара.

6 генерал Грабовский — Ян Ержи Грабовский.

7 генерал шеф Грабовский — Михал Гржегож Грабовский.

8 Пузыны — Игнатий и Катаржина Марианна (из Сапег) Пузыны.

9 Староста вистынецкий — не удалось установить имя.

10 второй зять князя канцлера — или Александра Михала Сапеги. У князя Сапеги было четыре дочери: Амелия Эмилия, жена Франциска Ельского; Анна Теофила, которая вначале была женой князя Иеронима Яна Сангушко, а впоследствии Северина Потоцкого; Каролина, вначале жена Станислава Солтика, позднее Теодора Потоцкого; Марианна Катаржина, жена Яна Соллогуба, а затем Игнатия Пузыны. В 1784 г. все зятья были живы, посему трудно утверждать, конкретно кого из них имел ввиду Нарушевич.

11 староста Грабовский — Павел Грабовский.

12 за милю (o milę) — т.е. ок. 7 км.

pict
Александр Михал Сапега

[18.4] Проведенный наверх в свои апартаменты Светлейший Пан нашел множество нарядных дам, съехавшихся с окрестностей. Были это Их Светлости Пани: Пузына, дочь князя; Слизнёва, инстигаторша Литовского; Полубинская, жена судьи слонимского; Ельцова, жена волковыского городского судьи; Оберова; Непокойчицка; Косцина; Грабовские, дочери генералов13; Волкова и Быховцова, жена маршалка, и множество других. Развлекался Светлейший Пан длинной очень беседой перед обедом, а поскольку еще обед не был готов, играл в карты аж до двух [часов]: в калабрак*21 с Её Светлостью Пани Слизнёвой, женой инстигатора. Затем, встав, еще дожидался до половины третьего, пока стол накрывали.

 

13 Грабовские, дочери генералов — были это вероятно дочери Яна Ержи Грабоского: Констанция и Изабела и дочь Михала Грегожа Грабовского, Изабела.

[18.5] Стол был на несколько десятков лиц в большом зале, а в других, меньших, для размещения гостей. Князь хозяин14 велел из сокровищницы вынести два сосуда, из которых один был кубок гарнцовый15, прозванный Иван, вторая чаша с именем Иваниха, — оба данные в подарок Владиславом IV. Из этих сосудов мы пили королевское здравие под выстрелы пушек. После обеда Король Его Величество посетил библиотеку и архив рукописей для осмотра онных. Много в нем находится интересных писем, до ста томов, из которых князь, некоторые передал Королю Его Величеству, другие со временем16 передать для их переписывания пообещал.

 

Примечание к 18.5:

14 Князь хозяин — Александр Михал Сапега.

15 один был кубок гарнцовый, прозванный Иван — см. Немцевич, Исторические путешествия, стр. 348:

В хранилище есть славный кубок, называемый сапежинским. Использовался он для монархов, когда те посещали Ружа́нне; выносили его под выстрелы пушек; говорят что он из одного цельного изумруда.

16 со временем [w czasie] — смысл: через некоторое время, постепенно.

[18.6] Состоялся концерт, на котором играли и пели виртуозы обоих полов в зале, украшенном разными картинами, копиями оригиналов придворного художника. Выехал затем около шести Светлейший Пан в зверинец, за город, для осмотра княжеской конюшни. Потом была оперетка "L'Arbre enchanté"17 и балет "La Clemence de Titus"18 исполненные певцами и танцорами utriusque sexus19. Пречиньский, балетмейстер князя, подарил Светлейшему Пану печатную партитуру20 этой оперы {58} с посвящением. Был приготовлен большой ужин, Светлейший Пан, попрощавшись с обществом, удалился в свои апартаменты на отдых.

 

Примечание к 18.6:

17 "L'Arbre enchanté" — (франц.) Зачарованное древо, французская опера, либретто к которой написал Пьер-Луи Молин, по сюжету Жана-Жозефа Ваде, а музыку написал Кристоф Виллибальд Глюк. Польская премьера оперы прошла в 1766 г. в варшавском общественном театре, в то время как французская прапремьера состоялась в 1759 году (ср. Журавска-Витковска, Музыка, с. 210).

18 "La Clemence de Titus" — (франц.) Милосердие Тита, опера в двух актах (либретто Пьетро Метастазио), написана в 1734 г., рассказывает историю римского цезаря, Тита. Героиня оперы, Вителлия, одаривает любовью цезаря, пытаясь завязать с ним близкие отношения. Когда цезарь Тит отвергает ее ухаживания, женщина, решая отомстить, уговаривает приятеля цезаря, Секста, убить правителя. Секст руководимый страстной любовью к Вителлии решается на этот шаг. Попытка убийства короля не удается, а Секст обвиняется в предательстве и покушении. Тит подписывает смертный приговор, но затем прощает Секста. К либретто Метастазио музыку писали между прочим Антонио Кальдара, Иоганн Адольф Хассе, Кристоф Виллибальд Глюк, Бальдассаре Галуппи, Паскуале Анфосси, Никколо Йоммелли и многие другие. Неизвестно с чьей музыкой состоялась опера в Ружа́не.

19 "utriusque sexus" (лат.) — обоих полов.

20 печатная партитура (synopsę drukowaną, пол.) — не удалось выяснить, утрачена партитура, или сохранилась.

[18.7] В тот день ксёндз Варзиньский, провинциал базилиан, представил стихотворение от имени своей провинции на разных языках.

 

[День] 13. [сентябрь], в понедельник, [1784]

[19.1] С утра, по обыкновению в восемь, когда уже все было готово к выезду, Светлейший Пан, попрощавшись с князем21 и всем обществом, а также одарив Её Светлость Пани Пузыну бриллиантовыми заушницами*26, выехал из Ружа́ны в Слоним. День был дождливым, холодным и ветреным, но здоровье и настроение [у короля] хорошее милостью Божьей. Дорожные неудобства [fatyga]*27 запомнились чтением в карете газет и корреспонденции из Варшавы присланных. За две с половиной мили22 от Ружа́ны — смена коней и завтрак были приготовлены в аустерии державцы Его Светлости Пана Доминика Нарбутта, лидского войского, называемой Мижевиче. Входящего в нее Светлейшего Пана встречал хозяин, знакомый издавна Светлейшему Пану как заслуженный и приятный [miły], ныне и за то оцененный, что державу [в смысле арендованное имущество] свою выгодной и достойной аустерией для общего удобства обустроил.

 

Примечание к 19.1:

21 князем — Александр Михал Сапега.

22 две с половиной мили (pół trzeci mili, пол.) — (дословно - пол трети мили), т.е. ок. 18 км.

 

 

Назад Оглавление Далее
 

Яндекс.Метрика