На главную сайта   Все о Ружанах

ВАНДА РЕВЕНЬСКА

Размещение городов и местечек в северо-восточной Польше

ВАРШАВА. ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ ТОМА XVIII ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ОБЗОРА 1939.
Перевод: © А.В.Королёв, 2016

См. оригинал на польском языке.

Назад Оглавление  
 

Несмотря на низкую плотность населения число городских поселений на северо-востоке Польши довольно значительно. Имеются ввиду, конечно, {123/23} не только города, образующие независимые городские гмины, но и все местечки, включенные в административном отношении в сельские гмины. В настоящее время на территории, в соответствии с официальными данными, мы насчитали более 200 городов и местечек, из которых на виленское воеводство падает 59,6%, в том числе 12,8% поселений при железных дорогах и 87,2% старых; в новогрудском воеводстве и северной части белостокского воеводства вместе взятых насчитывается для 40,4%, в том числе 4,7% поселений при железных дорогах, 95,3% старых и одно новое поселение, основанное вдали от железных дорог, на совершенно пустом пространстве (Заостровиче) (36). Кстати следует отметить, что на северо-востоке Польши, некоторые древние города были причислены после Второй мировой войны к категории сел. В районе Вильны, как видно из сравнения данных, полученных из "Географического словаря" Хлебовского, и из собранных нами архивных материалов, которые, по нашему мнению, все еще неполны, а также с Перечнем населенных пунктов Rz. P., том I, 24 населенных пункта потеряли свой статус местечек; один (Угор), несмотря на то, что даже в 1793 пользовался магдебургским правом, полностью исчез. Хедеман (23), проведя полевые исследования, лишь приблизительно смог указать место его прежнего местоположения. В воеводстве новогрудском и северной части белостокского, как это видно из сравнения указанных выше источников с Указателем населенных пунктов Rz. P., 10 населенных пунктов потеряли титул местечек. Как следует из приведенных выше соображений, количество городских образований или более плотных местечковых на рассматриваемой территории прежде было даже больше, чем сегодня.

 

Tab. III. Распределение по территории городских поселений
Repartition superficielle des habitats urbains.

 

Поветы -
Disłricts
M
км2
N
км2
O
км2
Поветы -
Districts
M
км2
N
км2
O
км2
 Молодечно      W 211 316 48  Несвиж         N 282 656 58
 Ошмяна            " 216 394 44  Новогрудок   " 293 419 51
 Дисна                " 305 661 40  Барановичи  " 275 550 49
 Вилейка            " 228 829 38  Щучин           " 227 568 47
 Вильно-Троки   " 213 855 36  Лида              " 266 608 43
 Браслав            " 263 1406 34  Столпце        " 296 338 42
 Свецяны           " 168 502 34  Воложин       " 254 700 41
 Поставы           " 381 1525 33  Слоним         " 439 1222 41
         Гродно          B 410 410 40

M — Территория, приходящаяся в отдельных поветах на одно городское поселение. — Superficie des districts par habitats urbaines.

N — Территория, приходящаяся в отдельных поветах на одно городское поселение, с более чем 1000 жителей. — Superficie des districts par habitats urbains au-dessus 1000 h.

O — Плотность населения. — Densité de la population.

W, N, B — воеводство — voievodies: Вильно, Новогрудок, Белосток.

{124/24}

Распределение городов в северо-восточной части Польши, представлено следующим образом. На всей территории одно городское поселение приходится на 253 км2. Результаты расчетов для более мелких территорий, поветов, представляет табл. III, стр. 123.

Как видно из таблицы выше, в виленском воеводстве наиболее разрослись города и местечки в самых густонаселенных районах, то есть в молодецком и ошмянском поветах, более разрежены они в районе наименее заселенном, т.е. в поставском повете. Это относится как к колонке М. так и к колонке N. В воеводстве новогрудском ситуация несколько иная. Вышеупомянутое соотношение в столбце М не встречается вовсе, а в колонке N выражено значительно слабее. В новогрудском воеводстве территории, имеющие самую высокую плотность населения, такие как несвижский повет, имеют почти наименее плотно расположенные городские поселения, и наоборот — в менее густонаселенных районах, таких как лидский повет, они расположены чаще. Низкую плотность населения и низкую плотность городов и местечек в новогрудском воеводстве показывает слонимский повет, в состав которого в процентном отношении входят крупнейшие лесные массивы (32%), а также большие болотистые площади, расположенные в бассейне среднего течения Щары и нижнего Мышанки, совершенно непригодные для заселения, Меньшее число городских поселений в густонаселенных поветах здесь и там компенсируется их большими размерами. Это относится и к новогрудскому повету, где число городских поселений, с более чем 1000 жителей, составляет 70% всех городов и местечек. Тем не менее, следует отметить, что в виленском воеводстве молодецкий и ошмянский поветы имеют одновременно наиболее плотное распределение и крупнейший во всем воеводстве процент городов и местечек, с более чем 1000 жителей: в повете молодецком до 66,2%, в повете ошмянском — 53,1%. Таким образом, мы имеем дело с особо привилегированной территорией городских поселений.

В целом, следует отметить, что на северо-востоке Польши города и местечки плотно расположены в менее населенном виленском воеводстве, где один поселок городского типа приходится на 227 км2 {125/25} территории, и менее плотно размещены в более населенном новогрудском воеводстве, где одно городское поселение приходится на 283 км2. У отмеченного выше явление, как мы полагаем, есть свои исторические причины. На северо-востоке Польши, так называемые местечки стали появляться где-то в пятнадцатом веке на исторической арене, как мелкие поселения рыночного характера. (В белорусского языке наименование "место" или на украинском "місто", пишет Чарузин (18), означало необоронительное поселение, в котором имелся рынок). В последующие века росли местечки, основанные в частных и королевских имениях на совершенно пустом пространстве, или в уже существующих поселениях с целью увеличения доходов, поступающих от поместий. Конечно, формирование этих местечек во многих случаях, не мотивировано никакими экономическими нуждами региона, но явилось следствием единственного волевого решения того или иного лица. Например, Дмитрий Сапега получает распоряжение Сигизмунда Августа основать в пущах Лысковской, Междуреченской и Слонимской, с которых, как указывает король, "до сего часу пожитку ниякого нам не было" (30) новые села и местечки. Путем предоставления некоторых свобод и привилегий в местечки пытались привлечь новых поселенцев ( «гости»), с которых собирали довольно высокую арендную плату за "место поселения". При основании местечек при уже существующих городских поселениях расчитывали, как нам кажется, на увеличение прибыли, вытекающей из увеличения продажи водки, меда и пива в дни ярмарок. Налог с корчем, как пишет Ловмяньский (31), был наряду с крепостным правом, главной статьей дохода двора.

В виленском воеводстве грунты, за исключением сравнительно небольшой площади подзолистых суглинков, распространившихся в дисненском, тощие и дают слабый выход. В новогрудском повете по-другому. Его юго-восточная часть из-за появления лесса очень плодородна: она называлась до первой мировой войны "Минская Украина" 6) (33). Пространство несвежского повета и частично новогрудского и барановичского повета принадлежало и принадлежит в зерновом производстве к экспортным областям. Таким образом, мы склонны полагать, что в виленском воеводстве, где сельское хозяйство давало скудный доход, чтобы увеличить "выгоды" в прошлом было заложено больше местечек, чем в воеводстве новогрудском, где с этих хозяйств и без местечек с самого сельского хозяйства можно было получить достаточно {126/26} существенную прибыль. Таким образом, старые методы эксплуатации поместий, возможно, здесь и везде, оказали свое влияние на распределение городских поселений, тем самым способствуя их большей или меньшей концентрации на соответствующей территории.

После общего рассмотрения размещения городов и местечек, позволим себе для цельности картины показать общее количество жителей, приходящихся на каждое из них в отдельных поветах.

 

Табл. IV. Количество жителей на одно городское поселение в отдельных поветах. — Population totale des districts par habitats urbains.

 

Поветы -
Districts
M N O Поветы -
Districts
M N O
Молодечно     W 10.2 15.2 48 Несвеж       N 16.4 38.2 58
Ошмяна           " 8.7 17.4 44 Новогрудок " 15.0 21.4 51
Дисна               " 13.3 26.6 40 Барановичи " 13.4 26.8 49
Вилейка           " 8.8 32.8 38 Щучин          " 10.7 26 8 47
Вильно-Троки " 4.8 30.6 36 Лида             " 11.5 25.2 43
Браслав          " 8.9 47.7 34 Столпце        " 12.4 14.2 42
Свецяны         " 5.7 17.1 34 Воложин       " 10.5 28.9 41
Поставы          " 12.5 50.0 33 Слоним         " 18.1 42 2 41
        Гродно          В 10.8 10.8 40

M — Общее число жителей на жилищно города.
Population totale des districts par habitats urbains.

N — Общее число жителей уезда, в поселке городского типа, с более чем 1000 жителей.
Population totale des districts par habitats urbains au-dessus de 1000 habitants.

O — Плотность населения на км2 — Densité de la population par km2

W, N, B — воеводства — voievodies: Wilno, Nowogródek, Białystok.

 

В следующей таблице показано количество населения в расчете на одно городское поселение (колонка M) которое по всей территории страны является более или менее постоянным. Отклонения здесь относительно незначительны. Только в Слонимском повете, где, как мы указывали выше, количество городов и местечек по отношению к занятому этим поветом пространству очень незначительно, на одно городское поселение приходится немного большее число жителей. Принимая во внимание только крупные населенные пункты, с более чем 1000 жителей и исключая незначительные (колонка N), мы получаем другую картину. Разброс числа жителей, {127/27} приходящихся на один город или местечко, здесь значителен и достигает десятков тысяч человек. Максимум в обоих воеводствах проявляется в малонаселенных и богатых лесами и пустошами поветах, таких как слонимский и поставской. Очень большое количество жителей, приходящихся на одно городское поселение (колонка N) в браславском повете объясняется политическими факторами: граница, отделяющая польские национальные территории Литвы и Латвии, отделяет три крупных городских поселения, а именно Динебург, Езеры и Краслав, связанных территориально с этим поветом, что в свою очередь означает, что число городов и местечек, имеющих более 1000 жителей, значительно здесь снижено. Минимум, который приходится на столпецкий повет и северную чать гродненщины, не имеет своего четкого обоснования.

В целом, следует отметить, что число жителей, приходящихся на северо-востоке Польши на одно городское поселение, принимая во внимание как города так и местечки, мало. Учитывая, что эти поселения на рассматриваемой территории, за исключением нескольких крупных городов, таких, как Вильно, Гродно, Лида и Слоним, где концентрируется промышленность, являются центрами ярмарок, удовлетворяя потребности окрестных деревень, то ясно, что с таким "небольшим числом жителей относящихся к отдельным населенным пунктам, они не могут развиваться из-за малой емкости своих рынков. Завоевание все более и более важного значения отдельными местечками происходит за счет привлечения сельского населения, территориально связанного с другими местечками, а также путем включения его в сферу своего влияния.

 

Выводы

 

Суммируя все приведенные выше соображения, позволим себе сделать в заключение несколько обобщенных выводов.

Распределение городских поселений на северо-востоке Польши имеет в основном характер цепочек. Города и местечки расположены либо вдоль водных путей, либо вдоль определенных орографических линий местности, в основном вдоль основных транспортных маршрутов. Этот момент подчеркивается прилагаемой картой (стр. 104). Четкие цепочки городских поселений простираются над Неманом и Дисной: Вилия, из-за своих болотистых берегов, в среднем течении менее привлекательна для заселения. Линии городов и местечек вдоль колесных дорог, расположены радиально: почти все они соединяются в Вильне. Заслуживают внимания здесь две линии к северу от Вильны, проходящие параллельно на небольшом расстоянии друг от друга. Одна из них связана с колесной дорогой, другая — с железнодорожными путями. {128/28}

Цепочечную система, вызванную орографическими факторами, в некоторой степени можно видеть на северном краю ошмянской гряды, где городские поселения разбросаны по границе указанной гряды и долины среднего течения Вилии. Следует отметить, однако, что вдоль границы, иногда проходя по краю гряды, иногда опускаясь до дна впадины, проходит большой гостинец, так называемый Черный тракт. Оба эти момента, как орографический, так и коммуникационный, связанные вместе и, скорее всего, действуя совместно, привели к появлению цепочки городских поселений. Аналогичное явление повторяется на западной окраине лидской возвышенности.

Кроме расположения по цепочке, то тут, то там на рассматриваемой территории можно наблюдать присутствие групп городов и местечек. Располагаясь на территории достаточно хаотично, вместе они образуют, как-бы одну семью. Появление групп можно наблюдать только в районах возвышенностей, давно обезлесенных и с большой плотностью населения. Чаще всего такие группы образуются в юго-западной части ошмянской гряды, что мы можем видеть в южной части лидской возвышенности, рассматриваемой иногда с точки зрения морфологии самостоятельной единицей и называемой щучинской плитой. Более мелкие группы встречаются в юго-восточной части новогрудской возвышенности и на браславском поозерье.

Целый ряд городских поселений расположился в непосредственной близости от Вильны, образуя вокруг столицы северо-восточной Польши характерный ореол. Это в основном скопления достаточно мелкие, стоящие как с функциональной точки зрения, так и в переносном смысле почти на уровне села. К категории крупных населенных пунктов относятся лишь Нововилейка и Ландварув, две железнодорожные развязки, старые исторические Троки, возродившиеся в последнее время под влиянием туризма и некоторые другие. Многочисленные подвиленские города поддаются тенденции к распаду и исчезают в результате проведенной комасации земель. Этот момент показывает небольшое влияние Вильны. Урбанизация окрестностей крупного городского центра в значительной степени зависит от его индустриализации и развития пригородного сообщения. Вильно по обоим из двух вышеупомянутых аспектов ослаблено, поэтому вокруг него не только не создаются новые городские поселения, но даже исчезают старые, иногда существовавшие в течение нескольких сотен лет.

 

Отдел географии U. S. B.

 

 

{129/29}

ЛИТЕРАТУРА

I. Первоисточники.

1. Semkowicz W.: Rzeczpospolita Polska w dobie królów obieralnych, mapa w skali 1: 3.000.000.

2. Zannoni R.: Carte de la Pologne, 1772 r.

3. Шуберт: Специальная карта западной части Российской империи, 1832 г. масштаб 1:420.000.

4. Дорожная карта Российской империи, 1769 г., recte: 1796 г.

5. Военно-дорожная карта части России, 1829 г.

6. Генеральная Почтовая Карта Европы, 1812 г.

7. Taryfa podymnego miast starościńskich, Wilno, A. A. D. 3365.

8. Lustracja dróg, grobel i mostów W. Ks. Litewskiego, Wilno, A. A. D. 3810.

9. Daniłowicz I.: Skarbiec dyplomatów.

10. Памятная книжка виленской губернии, Вильно, 1912 г.

11. Skorowidz Miejscowości Rz. P., Warszawa. 1923.

12. Skorowidz Gmin Rz. P., Warszawa, 1933.

13. Wykaz Miejscowości Rz. P., Warszawa, 1938, t. 1.

14. Statystyka Rolnicza, Wyd. G. U. S., 1930—31.

15. Mały Rocznik Statystyczny, 1938 r.

 

II. Научные работы.

16. Baliński M.: Starożytna Polska, t. IV.

17. Brunhes J.: Ilistoire de la nation française, t. II, Paris, 1926.

18. Charuzin A.: Słowiańsko je żiliszcze, Wilno, 1907.

19. Choinoky E.: Geographical position of Budapest, „Földrajzi Közleméćnyek", Budapest, 1923.

20. Garlikowska H.: Rozmieszczenie i statystyka jezior wileńskich, Bydgoszcz, 1925 r.

21. Hassert K.: Die Städte, Leipzig, 1907 r.

22. Halicki B.: Dolina Dżwiny, „Ziemia", 1931 r.

23. Hedemann O.: Historja powiatu brasławskiego, Wilno, 1930 r.

24. Hedemann O.: Dzisna i Druja, Wilno, 1934 r.

25. Horn W.: Die Bevölkerungsverteilung in Ostpreussen, Königsberg, 1931 r.

26. Kolankowski L.: Zygmunt August, Lwów, 1913 r.

27. Kondracki J.: Pojezierze brasławskie, Przeg. Geogr. t. XVII.

28. Lencewicz St.: Polska, Warszawa, 1938 r.

29. Limanowski M.: Najstarsze Wilno, „Wilno i Ziemia Wileńska", 1930 r.

30. Łowmiański H.: „Wchody" miast litewskich, Ateneum Wil., t. I.

31. Łowmiański H.: Rys historyczny woj. nowogródzkiego, Wilno, 1935 r.

32. Niemcewicz U.: Podróże historyczne, Paryż, 1858 r.

33. Odlanicki-Poczobutt St.: Województwo nowogródzkie, Wilno, 1936 r.

34. Ormicki W.: Miasta w woj. białostockim, Wiad. Geogr. 1938 r. Nr 2.

35. Rewieńska W.: Izocbrony Wilna, Prace Wil. Tow. Przyj. Nauk, 1929 r.

36. Rewieńska W.: Zaostrowiecze, nowe miasteczko w woj. nowogródzkim, Wiad. Geogr. 1938 r. Nr 1.

{130/30}

37. Rewieńska W.: Miasta i miasteczka magdeburskie w województwach wileńskim i nowogródzkim, „Ziemia Lidzka” 1938 r.

38. Rewieńska W.: Miasta i miasteczka w północno-wschodniej Polsce, Wilno, 1938 r.

39. Siemieńska H.: Itinerarium Jana Zamoyskiego, Zamość, 1920 r.

40. Śnieżko A.: Stolpce — ostatnie miasto na rubieży, „Ziemia Lidzka”, 1938 r. Nr 1.

 

 

RÉSUMÉ

Le présent article a pour objet la répartition des villes et des bourgs au N. E. de la Pologne en fonction du modelé du terrain, du réseau hydrographique, du tracé de grandes routes et des chemins de fer, ainsi que de la population du pays.

Le modelé du terrain au N. E. de la Pologne est assez varié. Nous voyons ici des plateaux diluviaux, interrompus par des larges dépressions. Les plateaux sont pour la plupart des terrains agricoles. Le développement de l’agriculture a été favorisé par la présence d’un sol plus fertile, formé sur un fond d’argiles morainiques. Les dépressions, couvertes de marais et de sable, sont peu propices à la culture: ce qui domine ici, ce sont les pâturages, et surtout les forêts qui occupent parfois des espaces considérables. Le caractère différent des plateaux et des dépressions qui résulte de la diversité des conditions naturelles a exercé son influence sur la dislocation d’habitat humain. L’habitat rural ainsi que l’habitat» urbain se concentrent surtout dans la région des plateaux. Dans les dépressions, les bourgs et les villes sont rares; parfois nous les rencontrons sur les bords des rivières navigables où ils ont caractère des ports fluviaux. La répartition des villes et des bourgs sur les plateaux se fait de deux manières: tantôt ils s’établissent dans leurs parties centrales, tantôt ils s’alignent en longues chaînes sur les rebords des plateaux, c. à d. sur les limites de deux unités morphologiques au caractère différent.

Le N. E. de la Pologne comprend plus de 200 villes et bourgs; de ce nombre 86% sont situés sur les bords des rivières et des lacs; les 14% qui restent sont éloignés des eaux ou bien ils sont placés au bord des marais, ou le long des vallées arrosées seulement à la période des inondations du printemps.

L’habitat urbain se rencontre également au bord des grandes et des petites rivières, comme le démontre la table de la page 107, du texte polonais. Nous obtenons un tableau tout différent en considérant la répartition des villes et des bourgs sur les bords des rivières et en tenant compte du nombre de leurs habitants. On rencontre les grandes villes {131/31} surtout au bord de grandes rivières (t. I p. 108), importantes comme artères de communication. La repartition des villes et des bourgs au bord des lacs est présentée sur les pages 107, et 109. L’absence du grand habitat urbain auprès des lacs et le résultat du rôle insignifiant de ces derniers dans la communication, à cause du manque de grands affluents. Ensuite l’auteur considère la repartition des villes et des bourgs le long des rivières dans leur cours supérieur, moyen et inférieur. Comme nous le demontre le tableau d’assemblage à la page 110, les villes et les bourgs du N. E. de la Pologne s’établissent le plus souvent au cours supérieur, dépourvu de valeurs navigables, ce qui indique que seules les routes continentales avaient de l’importance pour bien des villes et des bourgs sur les terrains mentionnés. Environ 40% des villes sont situées au confluent de deux artères d’eau: la rivière principale et son affluent. Cette situation est spécialement favorable, vu que l’embouchure de l’affluent joue souvent le rôle d’un port naturel pour la navigation sur la rivière principale et par conséquent elle devient un endroit favorable au commerce. Cette situation était choisie aussi à cause de ses valeurs défensives. Les passages naturels (gués) sont aussi très importants par rapport à la repartition des villes et des bourgs au bord des rivières. L’auteur envisage deux genres de passages: des rivières et ceux des marais. La traversée des grandes vallées marécageuses est pour la plupart plus difficile que la traversée des rivières.

La relation étroite entre l’habitat urbain et le réseau routier est généralement connue. Le long des lignes de communication, utilisées par le commerce, apparaissent partout des conditions spécialement favorables à la formation des villes et des bourgs.

Au N. E. de la Pologne nous rencontrons l’habitat urbain le long des routes principales, en moyenne tous les 20,7 km, et le long des routes secondaires — tous les 23,4 km. Les villes et les bourgs, selon l’opinion de l’auteur, sont séparés par une distance que les voyageurs traversaient jadis ordinairement en un jour. L’auteur documente son point de vue par les données historiques.

L’habitat urbain a surgi en grand nombre sur le terrain mentionné après la construction des chemins de fer. Les chemins de fer, construits par la Russie après les partages de la Pologne, laissaient pour la plupart de côté les anciens centres économiques du pays et s’éloignaient d’eux à plusieurs km. Il est évident que dans ces conditions le réseau ne contribuait pas au développement des villes et des bourgs déjà existants: au contraire, il les condamnait à périr en créant en même temps de nouveaux centres près du chemin de fer. {132/32}

Dans certaines régions au N. E. de la Pologne il y a une rélation entre la repartition d’habitat urbain et la densité de la population. Ce phénomène se fait remarquer dans la voïevodie de Wilno, comme nous le démontre le tableau III et IV. Il n’en est pas ainsi dans la voïevodie de Nowogródek. P. ex. dans le district de Nieśwież, qui possède le sol le plus fertile de toute la Pologne N. E. (loess) et la plus grande densité de la population, l’habitat urbain est le plus rare. L’auteur attribue ce phénomène à des facteurs historiques.

En général on peut dire que la repartition d’habitat urbain au N. E. de la Pologne a pour la plupart un caractère linéaire. Les villes et les bourgs sont situés le long des rivières, ou bien le long des accidents principaux du terrain (sur les limites des plateaux et des dépressions) et avant tout le long des lignes de communication terrestre.

 

 

 

ЗАМЕЧАНИЯ АВТОРА

1) В соответствии с расчетами Гарликовской (20), с учетом поправки Кондрацкого (27), в северо-восточной Польше имеется 71 озеро с площадью поверхности 1—10 км2 и 12 озер с площадью поверхности свыше 10 км2, одно из которых частично расположено на территории Латвии.

2) Лимановский (29) связывает историю происхождения Вильны с переправой через Вилию. По мнению этого автора, материалы, принесенные рекой Виленкой, устье которой находилось в прежние времена выше современного, вымывался Вилией и оседал в районе Зеленого моста, в форме достаточно постоянной отмели, которая облегчал пересечение реки. В настоящее время отмели не существует.

3) Эти поездки короля Сигизмунда Августа и Яна Замойского состоялись в летнее время; осенью, когда состояние дорог значительно ухудшается, вероятно, длились несколько дольше, зимой, на санях, вероятно чуть быстрее.

4) Об изменении главного транспортного пути с одного гостинца на другой говорит, например, документ Сигизмунта 1 от 1529 г., в котором король призывает жителей города Вильны и Новогрудка а также купцов, путешествовавших из Вильно в Новогрудок и обратно изменить старый гостинец через Гераноны (9). По-видимому торговый оборот в этот период времени начинает работать по другому транспортному пути, вероятно, немного восточнее от Геранон, через Девенишки и Суботники.

5) В подымном тарифе старостинских городов дается количество дымов. Для получения численности жителей согласно методу, используемому Ловмияньским (31), умножим количество дымов на 6.

6) Нынешние несвижский и новогрудский поветы до первой мировой войны входили в состав минской губернии.

 

 

 
Назад Оглавление  
 

Яндекс.Метрика