На главную сайта   Все о Ружанах

Ф. В. Покровский

 

АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КАРТА
Гродненской губернии
 
 

Печатается на основании постановления
Императорского Московского
Археологического Общества.

Председатель Графиня Уварова
 

ВИЛЬНА
Типография А.Г. Сыркина
1895

 

Назад Оглавление Далее

Бассейн р. Зап. Буга

85) с. ПРИБОРОВО, 41°18' — 51°38'; Приборовской вол., Брестского у.

В полуверсте от причтовых, села Приборова, построек находится группа курганов, из которых были выкапываемы человеческие кости, части не окрашенных гробов, кожаные пояса и ленты и стеклянные бусы (пациорки). Некоторые из откапываемых вещей одинаковы с употребляющимися до сих пор. (С.).

 

86) с. РАДЕЖ, 41°30' — 51°43', Олтушской вол., Брестского уезда.

В 1½—4 верстах (по разным сведениям) от с. Радежа, в уроч. „Збыща“, находится среди болота остров и на нем пять заросших сосновым лесом курганов. Лет сорок тому назад, во время рубки здесь леса, под корой одного дерева найдена была железная стрелка. В нескольких шагах к С. от Збыща — другое урочище „Крев“ (кровь), к котором находятся три едва заметных круглых кургана, имеющих каждый в диаметре 14 аршин и в окружности 45 шагов. По народной легенде, в урочище Збыща происходила битва (отсюда и название урочища) шведов с Ордой, а в ур. Крев были погребены убитые. В связь с этими двумя урочищами народная легенда ставит еще третье — „Гребенева града“, где будто бы происходила рада — совещание воюющих сторон о мире. — В 1882 году один из упомянутых курганов был раскапываем из любопытства отставным капитаном М. Луковцем, причем, на глубине 1 ½ аршин, обнаружен был помост из березовых кругляков, от которых уцелела впрочем одна кора, но и та рассыпалась при первом к ней прикосновении. На этом, по свидетельству местного священника. раскопка была прекращена, хотя и ниже помоста продолжалась еще насыпная земля. По другим сведениям, в кургане, кроме березового дерева, найдено было несколько ножей и некоторое подобие штыка.

В 1881 году при закладке фундамента для Радежской колокольни выкопан был человеческий череп и несколько костей замечательно больших по своим размерам; тут же найдены были часть сапога (голенище) и суконного пояса красного цвета. Все предметы снова закопаны были на том же месте.

В шести верстах от села Радежа к В., в ур. „Чемерине“, стоит ребром небольшая каменная плита в 20х12х5 куб. вершков, на одной стороне (южной) которой высечен восьмиконечный крест. Высота креста 5½ вершков, длина верхней перекладины — 1½ вершка, — средней 3⅛ в. и нижней — 2 вершка; концы креста — в виде шапок, а основание — в форме широкой подставки. Выше креста — три небольших знака в виде X, с левой стороны едва заметно что-то в роде буквы W На другой (северной) стороне плиты, в средине, опять два крестика (XX); вверху их — LII, а слева — фигура, напоминающая букву U. — По рассказам стариков, в этом месте погребено целое семейство, скрывавшееся здесь от холеры, свирепствовавшей лет 200—300 тому назад в соседнем селе Олтуше. — В 10 верстах от с. Радежа, при проселочной дороге из дер. Богуславки в поселок Отятые, лежит громадный камень, от которого и вся, прилегающая к нему, местность получила название „Камень“, Камень этот имеет в длину 4 арш., в ширину 3¼ арш. и в вышину. (считая и подземную его часть), по словам крестьян,. более двух саженей; кругом окопан.

В Радежской церкви есть несколько икон итальянского стиля, с славянскими надписями, художественной работы, обнаруживающей, при общем копировании, значительную дозу самостоятельного творчества; особенно заслуживают внимания иконы: Воскрешение Лазаря, Благовещение и Страждущий Спаситель. — В церковной библиотеке хранится евангелие, по-видимому, львовской печати; в приписке есть дата . В церкви села Орехова есть также евангелие львовской печати, без заглавного листа и с датой в приписке ; в архиве хранится королевский лист 1679 года. В церкви села Олтуша находится древний образ Христа Спасителя и крест ; в архиве есть королевский лист 1685 г..

В пяти верстах на С. от села Радежа, в урочище „Бабин мост“, заметны среди болота следы деревянного моста. По преданию, мост этот построен был каким-то войском, чтобы выбраться из болота, в которое его завела баба, указывавшая войску дорогу. (3С.У.).

 

87) с. ЧЕРСК, 41°23' — 51 °44', Домачевской вол., Брестского у.

В шести верстах от церкви к З. есть песчаный холм. Ветер, разнося отсюда песок, обнаруживает массу человеческих костей. По словам народа, здесь было когда-то прежде кладбище. — Старое также кладбище находится около дер. Леплевки.

В 1867 г. крестьянкой дер. Подлужа Ир. Мелянсковой найден был клад, состоящий из серебряных монет, в числе которых были: 1) Польские монеты: a) Сигизмунда III: шестигрошовики 1626 года; b) Иоанна Казимира: 30 — грошовики (Gulden), 18 — грошовики (Orthe), 6 — грошовики, медные солиды; c) Августа II: 6 — грошовик 1702 года. 2) Прусские монеты: a) Фридриха Вильгельма: орты и 6 — грошовики; b) Короля Фридриха II — шестигрошовик 1757 г.; 3) Вест-Фризский талер 1708 года; 4) Брабантский — талер Альберта и Елизаветы, без года. Клад этот местной деревенской администрацией был доставлен в Императорскую Археологическую Комиссию 177).

В Черской церкви есть рукописное славянское евангелие и апостол; обе книги — без заглавных листов. На некоторых листах находятся славянские и польские надписи XVI в. — В Домачевской церкви хранится циркулярная грамота Яворского и книга визитов. (С.).

 

88) с. СТРАДЕЧ, 41°21' — 51°56', близ р. Буга, Меднянской вол., Брестского у.

В ур. Великая Сеча р. Буг, размывая берег, постоянно обнаруживает человеческие кости; здесь же лежит камень с изображением креста и стершеюся уже, впрочем, надписью. Все это говорит о существовании в урочище старинного кладбища 178).

В том же урочище — Великая Сеча нередко были находимы разные военные принадлежности; так, раз найден был серебряный герб с такой же короной, который попал в руки евреев, в другой раз — сабля с золоченной рукояткой, которая отослана в Варшавский археологический музей. — Народ считает Великую Сечу местом битвы русских со шведами.

В церкви села Збунина есть два униатских антиминса года и служебник львовской печати 1691 года; на последнем — славянская надпись жертвователя, киноварью. Находившиеся в церковном архиве документы напечатаны в актах Виленской археологической комиссии. — В церкви с. Гвозницы хранится печать с польской надписью и изображением трех стоящих лиц, из которых среднее возлагает руки на помещающихся по его обеим сторонам, — Заслуживают также некоторого внимания старинные крест и кадило. (3С.).

 

89) с. ДОБУЧИН, 42°10' — 52°37', Добучинской вол., Пружанского у.

В 100 саженях от с. Добучина, на земле крестьянина Игн. Станкевича, находится земляная насыпь четырехугольной формы, величиной около 60 кв. сажен. Ни рвов, ни валов, ни преданий о времени сооружения насыпи не существует. (П.).

 

90) с. ЗОСИМОВИЧИ, 42°3' — 52°34', Михайловской вол., Пружанского уезда.

В двух верстах от церкви есть часовня, построенная, по народному верованию, на месте явления Богоматери; в часовне находится громадный камень, на котором три оттиска человеческой стопы, считаемые народом за оттиски стопы Богоматери, явившейся на этом именно будто бы камне. Богомольцы, посещая часовню, обыкновенно наполняют оттиски водой из соседнего колодца и, разнося воду по домам, употребляют ее в качестве лекарства против головной и глазной болезни. (С.).

 

91) г. ПРУЖАНЫ 179), 42°8' — 52°33', при слиянии рек Мухи и Веца.

Около Пружан, в старом, теперь уже высохшем, русле реки Мухавца найден поврежденный кремневый нож серповидной формы, прекрасной работы. По словам г. Глогера 180), в коллекцию которого входит теперь этот предмет, пружанский нож напоминает однородные с ним предметы, попадающиеся в Волыни и на Скандинавском полуострове, и находка его около Пружан свидетельствует о существовании здесь стародавнего поселения.

Здесь же следует упомянуть о находке в Пружанском уезде кремневого топора, без сверлины, шлифованного только у острия 181).

 

92) с. ТЕВЛИ, 41°55' — 52°20', Муравьевской вол., Пружанского уезда.

В полуверсте от д. Можеек есть насыпная четырехугольная возвышенность, со следами древнего замка; на ее отчасти холмистой, отчасти ровной поверхности видны следы прудов и остатки садовой растительности; с С., В. и Ю. сохранились рвы и валы; вход с В. Возвышенность эта называется местными крестьянами „Коренево“, по имени последних будто бы владельцев бывшего на горе замка. — Земляная насыпь, высотой около 3 сажен, есть также при дер. Глубокой; называется „Лысука“.

В одной четверти версты от дер. Маце находится земляная насыпь — курган, высотой около одного аршина. — Небольшой также курган, в форме полушария, находится в 1½ верстах от д. Залесья. На нем лежит камень, напоминающий своею формой сосуд для молока — „дойницу“, отчего и самый курган называется „Дойницей“. Прежде здесь находили много костей, что дает повод предполагать здесь старое кладбище, или место побоища.

В расстоянии 150 саженей от дер. Чаплей и в 30, приблизительно, саженях от брестско-пружанского тракта находится четырехугольная возвышенность, известная у местных жителей под именем „могильника“. Окружность ее около 40 саж., вышина — около двух аршин. На верхней площади этой возвышенности до сих пор сохраняется камень с явными следами его искусственной обделки: он имеет вид человеческого корпуса, в вертикальном положении 182). С.П.).

 

93) с. ХАБОВИЧИ, 42°10' — 52°4', Блотской вол., Кобринского уезда.

В 5 верстах на СЗ. от села есть небольшой холм, называемый в народе „Княжна гора“. Называется так потому, что здесь будто бы во время какого-то сражения убита какая-то княжна. (С.).

 

94) с. БУХОВИЧИ, 42°7' — 52°5', Подолеской волости, Кобринского уезда.

Близ дер. Зосимов, в лесу имения Молодче, на правом берегу речки Мухавлока, находится 15 курганов — высотой от 2 до 2½ аршин; тринадцать из них расположены по одной прямой линии, а два — в стороне от нее. Сооружение курганов народ относит ко времени шведской войны.

По рассказам стариков, и судя по многочисленным находкам человеческих костей, в Подолеской волости в прежнее время было много старых кладбищ, но теперь они обращены под пашню, и об них напоминает только один каменный памятник, находящийся на пашне деревни Остромичей.

На поле помещицы Волковой, возле самого имения, у речки Лишни, крестьянами д. Буховичей найдены были 10 серебряных иностранных монет, величиной в русский полтинник, чекана 1698 года. — На сенокосе деревни Борков найден был клад, лишь часть которого, отобранная у нашедшего, составляла 547 рублей серебряной монетой.

В Буховичском церковном архиве хранится план принадлежавшей Горбанинской церкви земли, 1599 года. (С. У. П.).

 

95) с. ЗАЛЕСЬЕ, 42°8' — 52°12', Залесской вол., Кобринского уезда.

В уроч. „Краснолески“, в лесу помещицы Цитович, есть кольцеобразный, как будто насыпной, вал, длиной около двух верст и вышиной около двух сажен. В одном месте его есть перерыв, представляющий как бы въезд на окружаемую валом площадь. Как вал, так и внутренняя его площадь находятся теперь под лесом. — Есть предание, что здесь была крепость во время шведской войны.

В 2½ верст. от с. Залесья находится холм, занимающий площадь в 500х100 кв. саженей и поднимающийся над уровнем соседнего болота сажени на две. С южной стороны около него тянется как бы каменная стена, шириной около 2 аршин и вершиной своею не достигающая 2½ аршин до поверхности холма.

Курганы в районе Залесской волости находятся в следующих местах: 1) В им. Прилуки, на берегу Мухавца, есть один курган, величиной около двух сажен; на нем стоит крест и лежит камень; около кургана находимы были человеческие кости и замки. 2) При дер. Колубели, на левом берегу Мухавца, есть два кургана, которые местными крестьянами называются старыми кладбищами. 3) В ур. „Осово“ — три кургана, вышиной около одной сажени, и в ур. „Сацково“ — один, вышиной до полутора сажен. Эти четыре кургана расположены на левом берегу Мухавца, и около них крестьяне находили человеческие кости, пули и серебряные и золотые кольца. 4) В ур. „Гнилица“, в одной версте от д. Сельца, — один курган, вышиной около 3 сажен; на кургане лежит камень, а на камне выбит крест. 5) Наконец, в ур. „Мох“, тоже в одной версте от д. Сельца, есть также один курган, вышиной около двух сажен.

В ур. „Ямские“, в трех верстах от села Залесья, часто находят человеческие кости.

В 1892 году одним крестьянином дер. Быстрицы, при распашке своего огорода, найден глиняный горшок с 3 ф. 89 зол. серебряных, крайне низкопробных, прусских шестигрошовиков и шведских солидов. Среди монет оказался и один медный пятак прошлого столетия 183). В 1885 году на огороде крестьянина дер. Девяток, В. Пастюка, найдено было его дочерью пять штук серебряных монет, которые в том же году и были представлены в Императорскую Археологическую Комиссию и, по проверке здесь, оказались — четыре из них польскими полтораками, 1623 г., и одна — прусским, 1625 года 184).

Около им. Павлова есть камень с старинной, славянской, по-видимому, надписью; в этой надписи теперь можно разобрать только что-то в роде слова — Ничипор. — Камень с надписью был также в уроч. „Малышин“, в двух верстах от села Залесья, но лет пять тому назад он снят был крестьянами. (У. П.).

 

96) г. КОБРИН, 42°2' — 52°12', на р. Мухавце.

Кобрин — одно из старых славянских поселений с замком, сооруженным, по всей вероятности, кем-нибудь из князей волынской ветви. — По данным, заключающимся в инвентаре 1597 г., в Кобрине различаются два замка — верхний (горний) и нижний (дольний); каждый из них окружен был валами и башнями, в которые вели ворота с подъемными мостами 185). — С 1768 года кобринский замок начинает постепенно упадать 186), и в настоящее время от него остается, под еврейскими лавками, только один фундамент.

Остатки, по-видимому, также замка наблюдаются на ЮВ. от дер. Залесья, потому что здесь в 1886 году обнаружена была канава, в ширину и глубину около аршина, наполненная камнями, которые производят впечатление фундамента.

Близ им. Гончаревщины, по дороге из Кобрина в Пинск, лежит камень с какой-то надписью, которая вследствие поврежденности не поддается чтению; камень — едва ли не надмогильный.

В старой Кобринской церкви есть старинная икона Богоматери. — На колокольнях кобринских церквей находятся колокола XVII ст., с славянскими надписями. (С.).

 

97) с. АНДРОНОВО, 41°59' — 52°15', Стриговской вол., Кобринского у.

В расстоянии двух верст к С. от с. Андронова есть небольшой курган квадратной формы, с плоским возвышением на средине его. Народ предполагает существование здесь в старину кладбища.

К Ю. от дер. Босяч, в трех верстах от Мухавца, есть два небольших кургана, на столько распаханных, что они теперь едва заметны; расстояние между ними около версты, и один из них называется шведской могилой, а другой казацкой.

На церковной колокольне села Березы есть два колокола с славянской надписью, — один 1774 года, другой 1794. (2С).

 

98) с. ЧЕРЕВАЧИЦЫ, 41°54' — 52°12', на р. Мухавце, Пруссковской волости, Кобринского уезда.

Вблизи д. Огородников, недалеко от р. Мухавца, находится среди поля курган, в котором, по народной молве, погребены воины, павшие во время какой-то войны. — В Черевачицко-Крушничской казенной даче находятся два кургана, называемых саксонскими, потому что, по народной молве, здесь погребены саксонские воины 187).

В 1868 году в Императорскую Археологическую Комиссию был доставлен клад, состоявший из 1128 монет, найденных крестьянином дер. Литвинок, Ильею Купришем. В кладе этом были полтораки Христины, серебряные рижские солиды Густава Адольфа, Христины, Карла Густава, медные литовские, польские., прусские, данцигские солиды и другие подобного рода монеты 188). (С.).

 

99) с. ОРЕПИЧИ, 41°40' — 52°18', Житинской вол., Брестского у.

На границе Пружанского и Брестского уездов, между деревнями — Верхи, Кривляне и Налезники, находятся насыпные валы, достигающие в некоторых местах высоты двух сажен. Валы эти, общее протяжение которых равняется полутора приблизительно верстам, вместе со рвами, окружают квадратную площадь, известную у народа под именем „крепости кн. Чарторыжского“. На этой площади часто попадаются остатки кирпичей, и заметны следы прудов и остатки садовой растительности. Народная молва утверждает, что в насыпях скрыты богатства бывшего литовского магната.

На крестьянской земле дер. Индычей, при дороге из дер. Стрели в м. Каменец-Литовск, находятся два кургана, из которых больший имеет в вышину 2 арш. и в диаметре 11 арш.; на нем растут можжевеловые кусты. — Около этих курганов попадаются предметы холодного исключительно оружия, и не раз находимы были здесь во время полевых работ какие-то предметы, в роде медальонов 189). (У.).

 

100) с. СЕХНОВИЧИ, 41°41' — 52°15', Сехновичской вол., Кобринского у.

На земле крестьян с. Степанок, в ур. „Четырнадцатки“ находятся три, теперь распахиваемых, кургана, которые слывут в народе под именем татарских кладбищ. Лет девять тому назад курганы были раскапываемы неизвестным приезжим, но в них, кроме человеческих костей, ничего не было найдено 190). Едва ли не то же место имеет в виду священник села Сехновичей, говоря о существовании вблизи села старого кладбища, называемого то чумным, то татарским. По предположению священника, последнее определение более вероятно, потому что при случайных раскопках здесь были обнаруживаемы погребенные в сидячем положении, среди вертикально поставленных досок и с остатками савана. При костяках находимы были также палки, трубки и разные предметы домашнего обихода.

При дер. Конотопах, в ур. „Осово“, выпахиваемы были человеческие кости, но без всяких при них вещей. (С. У.).

 

101) с. ОЗЯТЫ, 41°50' — 52°6', Озятской вол., Кобринского уезда.

На В. от села, в ур. Загрудьи, видны следы насыпных валов, которые, по словам стариков, лет 100 тому назад были насыпаны будто бы для предохранения от налетевшей тогда саранчи, а в уроч. Чурках, среди холмов, есть долина, в 15 кв. саж., с ясными следами искусственного ее происхождения.

В одной версте на С. от села Озят, в ур. Лядке, находится окоп, занимающий площадь в 10 кв. саж., а на окружающей его бесплодной вообще площади есть несколько пунктов, отмеченных густой травяной растительностью. По преданию, в конце прошлого столетия здесь был лагерь саксонцев: окоп — место сторожевого поста, а где густая трава, там, по словам народа, стояли солдатские палатки.

При дер. Старое село находятся, неподалеку одна от другой, две довольно больших насыпи, в роде курганов, которые народная молва считает постаментами орудий, построенными во время какой-то стародавней войны. В старосельском также лесу, в ур. Рославка, находится целый ряд подобных же больших и малых курганов, расположенных по одной прямой линии с З. на В., а невдалеке отсюда, в ур. Частом, курганы, в беспорядке, занимают значительную площадь. Последние курганы имеют форму полушарий со впадинами на верху и с основанием в 7 кв. аршин; слывут в народе под именем „Могилища“. Невдалеке от Могилища находится, так называемое, „Кровяное“ болото, в котором, по сказанию старосельцев, вода весной бывает отменно красного цвета. Происхождение курганов в урочищах Рославке и Частом народная легенда относит к одному времени и с ними соединяет также недалеко находящееся отсюда ур. „Переспу“. По легенде, в ур. Рославке, во время какой-то стародавней, может быть, шведской войны находился лагерь одной из воюющих сторон. Чтобы наверняка поразить противника, расположенное в Рославке войско зашло ему, через ур. Переспу (знач. — переспешить т. е. неприятеля), в тыл, и в ур. Частом произошла кровопролитная битва, о чем свидетельствует громадное количество находящихся здесь могил.

На горе „Орнучьи“, близ с. Озят, крестьяне нередко находят разные предметы, каковы: железные клинки ножей, жуковины (перстни), гвозди, — медные с ушками старинные пуговицы, также медные и золотые монеты. Некоторые из монет восьмиугольной формы и без всяких надписей и изображений. Находятся здесь, по словам крестьян, также и „ходячие“ деньги, являвшиеся счастливцам в виде серебристых баранов, лошадей и т. п., обыкновенно рассыпающихся моментально при осенении их крестом. Находимые на горе Орнучьи предметы — остатки, как уверены местные жители, старого м. Озят, находившегося будто бы на этой горе.

На церковном кладбище села Озят, при отсутствии камней вообще в окрестностях верст на 10—30, находится несколько больших камней с загадочными рисунками; на одном, например, камне высечены молоток и щипцы, на двух камнях — ножницы и т. п. Признаки ли это языческих времен кладбища, или простые эмблемы деятельности позднейших погребенных здесь умерших — утверждать ни того ни другого нельзя.

В местной церкви есть очень ветхая икона Николая Чудотворца, с вырезанной на ней ризой. В нижних углах помещаются изображения мужчины, в казацком костюме, и женщины: это вероятно строители храма, по фамилии, Гайка. Постройка церкви в с. Озятах относится к XV или XVI вв.; к тому же времени относится, вероятно, и происхождение иконы. (С.).

 

102) с. РОГО3НА, 41°47' — 52°10', Рогознянской волости, Кобринского уезда.

В селе Булькове есть обнесенные рвом валы, которые будто бы насыпаны русским генералом Дикером в царствование Екатерины II.

В окрестностях села Булькова есть насыпи, или могильные курганы, в которых, по словам стариков, погребены русские солдаты — суворовцы. На соседнюю мызу указывают, как на место лазарета из времен образования этих курганов.

В деревне Волковичах найдены раз старинные серебряные монеты, из которых несколько монет имеется у владельца им. Вульки г. Шутковского.

В церкви села Рогозны есть пять (одна Спасителя и четыре — Божией Матери) очень старых икон. В ризнице хранятся две старые, чеканенные на меди, иконы, — Ап. Петра и влкм. Варвары. — В Здитовском церковном архиве сохраняется копия акта передачи церкви священнику Косовицкому, после бегства бывшего священника от преследования униатов в 1596 г. (3С. У.).

 

103) с. МАЛОРЫТА, 41°47' — 51047', Малорытской вол.. Брестского у.

Около с. Збуража находится старинное кладбище.

В Малорытской православной церкви есть три старинных иконы: Покров Пресвятыя Богородицы, 1658 г., Преображение — 1649 г. и Николай Чудотворец. (2С.).

 

104) м. КАМЕНИЦА-ЖИРОВИЦКАЯ, 41°30' — 52°4', Каменец Жировицкой волости, Брестского у.

При деревнях Закие и Приболотье находится по старинному кладбищу, с камнями без всяких надписей.

В 1889 году, в дер. Пугачеве найден был крестьянином Ящиком на дворе, в яме, глиняный горшок с 220 серебряными полтораками Сигизмунда III; пятьдесят экземпляров этих монет находятся теперь в Гродненском Статистическом Комитете 191). (С.).

 

105) с. ЗБИРОГИ, 41°34' — 52°10', Збироговской вол., Кобринского у.

В районе Збироговской волости насчитывается четыре группы курганов, именно: 1) В 30 саженях от Московско-Брестской железной дороги, против им. Смолина, находится двадцать курганов, занимающих площадь около ½ десятины. 2) Вторая группа, по словам стариков, насыпанная одновременно с первыми курганами расположена среди поля, между дер. Гутовичами и имением Поплавами. 3) Третья группа, и по количеству курганов и по занимаемой ими площади одинаковая с первой, находится при дер. Велюне. 4) Четвертая группа, занимающая площадь около ¼ десят., находится с северной стороны им. Буяков. — Некоторые курганы первой и третьей группы были раскапываемы, причем в курганах первой группы попадались человеческие и лошадиные кости, а также стремена, подковы, медные пуговицы, шпоры, шашки и другие предметы, а в курганах третьей группы были находимы только одни человеческие кости. По словам стариков, все курганы остались от времен отечественной войны.

В полуверсте от дер. Косичей, на земле пом. Боржима, есть кладбище, существующее, по словам стариков, с незапамятных времен; занимает оно площадь около десятины и со всех сторон обнесено рвом, глубиной в 1½ арш. Бывшие здесь камни увезены, при постройке Моск.-Брестской железной дороги. (У.).

 

106) с. КОСИЧИ, 41°30' — 52°5', Косичской вол., Брестского уезда.

В расстоянии 200 шагов на Ю. от дер. Скорбичей, на левом берегу реки Лесны, поднимается небольшая песчаная возвышенность. В прежнее время возвышенность эта, по словам местных жителей, была под лугом, впоследствии же здесь произведена была распашка поля, но при этом обнаружена была такая масса человеческих костей, что распашка должна была быть оставлена, отчасти, впрочем, и потому, что растревоженный сохой песок с большим трудом поддавался обработке. — При исследовании этого места в начале 80-х годов К. Ягмином на поверхности горы найдено было много разных предметов из кремня, бронзы и стекла, а также черепки глиняной посуды. Целых сосудов и нетронутых могил не обнаружено, вследствие, предполагаемого исследователем, уничтожения могил — песчаных курганов от действия ветра. — Среди многочисленных предметов из кремня отличаются по своей оригинальности и обработке следующие находки: два наконечника стрел из серого и темного кремня, замечательные по своей правильности и законченности формы; две сердцевидных кремневых стрелки обыкновенной формы, но весьма красивой отделки; кремневая игла, в 4 сантиметра длиной, старательно обделанная и приспособленная (плоская) на одном конце для удобнейшего держания ее в руке; часть долотечка, с закругленным намеренно концом, и вследствие употребления гладко отшлифованного; наконец, несколько кремневых ножиков, среди которых немало таких, которые заканчиваются закругленным острием и т. о. напоминают употребляемые теперь огородниками ножи. — Из бронзовых предметов лишь незначительная часть (преимущественно фибулы) сохранилась в целости, большинство же представляет обломки. Из них заслуживают внимания следующие предметы: две, так называемые, римские фибулы, из которых одна орнаментирована надетыми на ее стержень серебряными колечками; перстень, верхушка которого орнаментирована спиральными рельефными нарезами; свитая из двух проволок булавка, у которой вместо головки загнут в форме крючка один конец; несколько орнаментных спиралей и, наконец, несколько весьма оригинальных бронзовых шариков, величиной в большую горошину; шарики эти сплетены из тонкой бронзовой проволоки и представляют искусную имитацию ажурной работы. Стеклянные предметы ограничиваются исключительно бусами. Бусы здешние кроме стекла состоят также из стекловидной массы (стекливо), янтаря и других веществ. Г. Ягмином здесь найдено было, не считая множества обломков, несколько десятков целых бус, из которых следует отметить следующие: граненая, продолговатая буса из стеклива пепельного цвета; такой же формы буса из трехцветной (розовой, белой, серой) мозаично-перемешанной массы, и несколько таких же бус серого, желтого, темного, рубинового и белого цвета, половина последней была облеплена стеклом зеленого цвета, что произошло, вероятно, во время трупосожигания; круглая, несколько сплюснутая, буса из черной массы, величиной в лесной орех, украшенная прожилками, в форме пальмового листа; обломок такой же бусы с прожилками разных цветов; полурасплавленная буса из массы небесного цвета, с двумя белыми прожилками и с частью бронзовой проволоки, на которую она была надета; черная желобчатая буса; целая буса и половина из такой же массы темно-красного цвета; продолговатая темно-сапфировая буса; такая же буса, отчасти прозрачная, что позволяет видеть внутри ее желтую металлическую бляшку; и, наконец, здесь же следует упомянуть черный шлифованный шарик, который мог быть в металлической оправе и служить верхушкой перстня или кольца. В заключение перечня находок, нужно упомянуть о двух обломках костяного гребня, орнаментированных нарезными колечками 192).

Исследовавший описываемую гору, К. Ягмин считает ее, не смотря на отсутствие могил, по его, уже упомянутому, предположению, уничтоженных временем, местом доисторического кладбища и вместе, на основании значительного количества находок кремневого оружия, местом первобытной стоянки. С. Глогер, осматривавший это место в 1882 году, определяет его только как первобытную (кремневую) стоянку 193), замечательную, впрочем, среди других однородных с нею тем, что здесь в большом количестве попадаются украшения и предметы из бронзы. Подобно К. Ягмину и С. Глогер, кроме многочисленных осколков кремня, ножиков, черепков, жженых человеческих костей и обломков шлифованного кремневого оружия, нашел здесь несколько мелких обломков бронзовых украшений и в числе их — две фибулы и надетую на проволоку бусу изящной работы, приготовленную из тонкой бронзовой проволоки 194).

В расстоянии версты от с. Шебрина, на берегу Мухавца, есть возвышенная, по предположению некоторых — насыпная, площадь, величиной около одной десятины и вышиной в 2 арш.; называется Адамуха, потому что прежде, по соединенной с этим местом легенде, здесь стоял замок некоего богача Адама. Не имея наследников, повествует легенда, Адам закопал свои деньги на дне Мухавца, отведя предварительно воду посредством канала в сторону. Деньги эти, по народному поверью, и теперь нередко всплывают в сундуке на поверхность воды для просушки.

В 12-м квартале шебринской лесной дачи (по-видимому, близ Адамухи) насчитывается десять насыпей. Одна из них, которая больше других, — круглой формы и имеет в окружности до 6 саженей, а другие — в виде обыкновенных могил. Народ считает насыпи могилами из времен шведско-польских войн. Три кургана находятся также в расстоянии одной версты на Ю. от с. Косичей; высота — 2 арш., окружность (не поперечник-ли?) 2½ — 3½ саж. Найденная среди этих курганов бомба, величиной в средний кочан капусты, хранится у крестьянина Троф. Шевчука. У народа и эти курганы считаются шведскими могилами.

Рядом с описанной выше горой, при дер. Скорбичах, находится, с восточной стороны, такая же другая возвышенность, где также попадаются в изобилии человеческие кости, медные и перержавевшие — железные предметы и монеты. Исследовавший это место, одновременно с первобытной стоянкой, К. Ягмин нашел здесь, между прочим, пару бронзовых застежек от книг и несколько монет, среди которых были динарии Александра Ягеллончика и Сигизмунда I, солиды литовские Иоанна Казимира, называемые Боратынками, и солиды Ельбинга и Риги, времен Сигизмунда III. Находки подобного рода свидетельствуют о существовании здесь старинного кладбища, на котором, впрочем, продолжали погребать умерших даже в XVII ст. 195). Едва ли не древнее, другое старое кладбище, которое находится при дер. Пискурах. Оно известно в народе под названием шведского, — каковой эпитет, для местного края, представляет обычную принадлежность археологических памятников.

На упомянутой выше Адамухе крестьянами села Шебрина были находимы в небольшом количестве громовые стрелки.

В 1867 году крестьянином дер. Шебрина, Сем. Носиковым, найден клад, в котором заключались: I) Польские монеты: а) Иоанна Казимира: гульдены — 1663, 1665 и 1666 гг., орты — 1658, 1663, 1666 и 1668 гг., шестаки — 1660, 1662, 1663, 1664, 1665 и 1667 годов; б) Иоанна III: орты — 1684 г., и шестаки — 1680, 1681, 1682, 1683 и 1685 годов; в) Августа III: орты — 1753, 1754, 1755 и 1756 гг.; II) Прусские монеты

а) Фридриха Вильгельма: орты — 1685 г., шестаки — 1674, 1681, 1684 и 1686 гг.; б) Фридриха III: орты — 1699 г.; в) Фридриха I, короля прусского: шестаки — 1704 и 1706 гг.;

III) Испанские монеты Филиппа IV: ½ — талер 1653 года и ¼ — талер 1653 года. Клад этот доставлен был в Императорскую Археологическую Комиссию 196).

В Косичской церкви есть писанное на пергамене славянское евангелие. В начале его польская надпись; в конце евангелия от Луки — выцветшая полуславянская полурусская надпись: ... Можно упомянуть также о священнической ризе, застегивающейся на пуговицы спереди и украшенной орлами; также — о двух колоколах .(С.У.).

 

107) г. БРЕСТ-ЛИТОВСК, 41°20' — 52°5', при впадении р. Мухавца в Западный Буг.

Название Бреста, по народной легенде, произошло от того, что в бывших здесь в старину болотах чуть было не погиб один именитый купец, который, чтобы выбраться из болот, должен был из березового хворосту выложить мост. В благодарность за свое спасение купец выстроил на берегу болота церковку и, таким образом, положил начало поселению, получившему название от имени деревьев, послуживших к спасению строителя церкви. — Легенда, говоря о происхождении Бреста, не дает впрочем никакого намека на время его основания, и вообще точный год основания неизвестен 197), хотя, бесспорно, он не позднее X века. В русских летописях в первый раз Брест упоминается под 1044 годом, когда завладел им Ярослав Мудрый — Киевский. Уже и в это время в нем, как и в каждом старинном городе, существовал вероятно замок, который впоследствии был разрушен монголами и вновь возобновлен волынским князем Владимиром Философом. Около 1275 года Владимир построил в Бресте такую же башню, остатки какой до сих пор можно наблюдать около Каменец-Литовска 198). В виду исключительного, очевидно, положения Бреста в настоящее время, следов старинного замка, как это наблюдается по отношению почти ко всем старым городам, здесь до настоящего времени не уцелело 199).

По сведениям последнего времени, около Бреста не наблюдается также и курганов, — этих почти постоянных спутников старинных поселений, хотя существование их в первой половине текущего столетия подтверждается свидетельством Балинского 200), который со слов очевидца передает, что „сейчас же за городом (Брестом), на правом берегу Мухавца, на равнине расположены курганы, или насыпные копцы, из которых один особенно возвышается над другими. „Сдается“, добавляет Балинский, „что это стародавние славянские могилы“. Курганы эти уничтожены (неокончательно, впрочем) уже в позднейшее время, вследствие устройства в Бресте крепости и происшедшего отсюда некоторого перемещения городских построек: на месте курганов теперь разбит городской сад, причем наибольшему кургану придан вид улитки (ślimaka) 201).

Около г. Бреста, между Варшавско-Тереспольской железной дорогой и Муховецкой ветвью Московско-Брестской, найдены были 153 монеты, доставленные потом в 1884 году в Императорскую Археологическую Комиссию. За исключением одной — брабантского полуталера, все остальные монеты оказались литовскими, польскими и прусскими 6-грошовиками XVII ст. 202). — В окрестностях Бреста попадаются также нередко римские, византийские и татарские монеты 203).

Из церковных достопримечательностей Бреста — достойны внимания мощи и икона св. Афанасия Брестского, находящиеся в Брестском православном соборе 204).

 

108) м. ВЕРХОВИЧИ, 41°10' — 52°28', Верховичской вол., Брестского у.

В расстоянии 2—8 верст к СЗ. от деревни Свинева есть продолговатая возвышенность, называемая „Карловой горой“; верстах в двух к С. от нее находятся три насыпи, из которых одна выдается среди других своими большими размерами. Все насыпи теперь распахиваются, причем при распашке были находимы куски сабель и копий, но где теперь они находятся неизвестно.

В расстоянии одной версты от м. Верховичей, на земле им. Копылов, находится курган, вышиной, приблизительно, в 4 аршина. Носятся слухи о находке одним крестьянином, при распашке поля около кургана, обломка железного меча. Другой курган находится на поле дер. Подбурья; высота его 5 арш., длина — 9 саж. и ширина — 7 саж. По два конусообразных кургана есть также при хуторе Гультаи, в трех верстах от Верховичей, и при дер. Подбурье 205), в пяти верстах. Происхождение всех курганов народ относит ко времени шведских войн.

По дороге из Верховичей в Высоколитовск, близ имения Ольтаи, есть древнее кладбище с памятниками, в виде простых камней без всяких знаков и надписей.

В самом центре местечка Верховичей при возведении разных построек находят человеческие кости.

В каждой из двух православных верховичских церквей находится по чудотворной иконе: в одной древле-православная, очень древняя икона Николая Чудотворца, а в другой — икона Богоматери, не ранее униатских времен.

В церкви села Омеленец есть иллюстрированное евангелие почаевской печати, 1780 г., и плита с мощами, 1713 г., с латинской надписью. (2С. 2У.).

 

109) с. ДМИТРОВИЧИ, 41°27' — 52°29', Дмитровичской вол., Брестского у.

В расстоянии одной версты от им. Хомонтины и двух верст от р. Лесны, на помещичьей земле, тянется по направлению ломаной линии, с СЗ. на ЮВ., вал, длиной около 400 саж. Происхождение вала народ относит ко времени войны русских со шведами.

При дер. Московице находится старое кладбище, могилы на котором обложены вокруг камнями.

Крестьянкой дер. Пашуков Федос. Шкурдай, при обработке своего огорода, найден был клад, состоявший из литовских, рижских, ливонских и прусских солидов, а также из польских, познанских и шотландских полтораков; всего 304 экземпляра монет, среди которых было много поддельных. Клад этот был передан в 1884 году в Императорскую Археологическую Комиссию 206) (У.).

 

110) м. ШЕРЕШЕВО, 41°52' — 52°33', на р. Подлесне, Шерешевской вол., Пружанского у.

В Шерешевской церкви есть чудотворная икона Божией Матери, с которой соединяется следующее предание. Какой-то червонорусский боярин вез эту икону из Греции в свое имение. Когда боярин проезжал мимо Шерешевской церкви, икона остановилась и не хотела дальше продолжать пути: факт этот заставил оставить икону в Шерешевской церкви. Прежде существовала рукописная книга чудес Богоматери, но потом она сгорела. — В числе церковных книг есть евангелие московской печати, г.; переплет — того же времени. (С.).

 

111) с. ВЕЛИКИЙ ЛЕС, 41°40' — 52°29', Дворцовской волости, Брестского у.

На протяжении нескольких миль, начиная от Старого Беловежа, сожженного шведами, чрез Беловежскую пущу и далее чрез уроч. Рогатку, Красную горку, Влыверхи, Липки, им. Домброво, великолесский выгон и сенокос, вплоть до урочища Лавы тянется ряд земляных насыпей — „скопцов“, оставшихся, по народному предположению, от шведских войн. Раз, один крестьянин срубил на скопце сосну и стал строить на нем мельницу, но, не окончив постройки, умер. Другой раз, крестьянин деревни Шишовой, распахивая поле, запахал часть соседнего скопца: в тот же день один из пахавших волов пропал. — Эти два случая поддерживают в народе суеверный страх по отношению к скопцам, и потому последние пользуются неприкосновенностью. (С.).

 

112) с. РЕЧИЦА, 41°39' — 52°33', на р. Подлесне, Старуновской вол., Пружанского уезда.

Село Речица было когда-то цветущим именьем кн. Чарторыжских, но в 1812 году существовавший в нем замок, по рассказам стариков, был разрушен, и теперь о существовании его напоминают только рвы и кое-где уцелевшие части фундаментов. Одна из замковых построек, лучшее других сохранившаяся, приспособлена впоследствии для помещения народной школы. При нивелировке земли около школы в 1890 году найдено было чугунное ядро, весом в полпуда.

При дер. Антонах находится небольшой, поросший можжевельником холмик. — По рассказам стариков, здесь когда-то хоронили покойников, хотя признаков кладбища никаких нет, — Следует также упомянут о небольшом холмике, близ с. Речицы, в котором, по словам народа, похоронены будто бы польские повстанцы.

В пределах Старуновской волости хотя и нечасто, но все таки бывали случаи находок громовых стрелок. Владельцы их, вообще, воздерживаются объявлять о своих находках, так как они дорожат этими стрелками, как лекарством, употребляемым, в форме порошка, при порезах; часть одной впрочем из таких стрелок речицкому учителю удалось наблюдать в руках одной старухи, которая, по ее словам, нашла стрелку в купленной для покраски дома белой глине. По словам народа, громовые стрелки падают обыкновенно из туч во время грома, причем они тотчас скрываются в земле и только по истечении нескольких лет снова появляются на ее поверхности.

В 1888 году при постройке дома в саду Речицкого священника находимы были человеческие черепа, а крестьянин дер. Норовщины, копая на поле яму для картофеля, наткнулся на целый человеческий костяк. (У.).

 

113) м. КАМЕНЕЦ-ЛИТОВСК, 41°29' — 52°24', на р. Лесне, Каменец-Литовской вол., Брестского уезда.

По свидетельству летописца волынского, основание Каменца принадлежит волынскому князю Владимиру Васильковичу (1272—1289) и должно быть отнесено ко времени 1276—1288 гг. Тогда же в Каменце Владимир „създа столп камен высотой 17 саженей, подобен удивлению всем зрящим нань“. Подобный же столб и тем же Владимиром построен был в Бресте и однородный, очевидно, столб существовал в Гродне 207). но из них до настоящего времени сохранился один каменецкий. Приводим описание этого во многих отношениях любопытного памятника со слов очевидца, наблюдавшего его в 1879 году. „Каменецкий столб, (значение которого в смысле военного укрепленого не подлежит сомнению), занимает место, господствующее над окрестностью, так что виднеется на расстоянии нескольких верст, особенно с северо-восточной стороны (на 15 верст). Стоит он на небольшом холмике обрывистого берега Лесны. Самый холмик, вероятно, насыпной, судя по довольно правильному круглому виду его и крутому подъему на высоту около 2 саженей. Поверхность его вообще очень неровная, представляет покатости и к самому памятнику, так что он стоит в небольшой котловине, куда стекается часть воды, в случае дождя или таяния снега. Самый столб представляет круглую башню из трехцветного и чрезвычайно отвердевшего от времени кирпича: темно-желтого, темно-красного и темно-бурого (железняка), так что в общем внешние стены — буро-красного цвета. В низшем своем основании, около хода во второй этаж, они выкрошились, особенно в самой нижней части. Эти выемки (среднею величиной в два с половиной кирпича), вероятно, произошли от действия стекающейся туда воды и человеческих рук. Кладка кирпичей, скрепленных твердой, как и они сами, глиняной смазкой, обыкновенная, такая же, как и теперь практикуется. Стены оканчиваются тупыми зубцами, поросшими зельем. Некоторые части оконечностей стен отвалились. Верхнего свода уже не существует. Он рушился, по словам местных жителей, несколько лет тому назад. Кажется, в 1863—65 гг. он еще существовал и был покрыт в то время пластом песку с растущими на нем травой и деревцами. Высота самой башни достигает 16, а диаметр — слишком 6 саженей. Внутри уже не осталось почти никаких следов от этажей. О них напоминают теперь только выемки в стенах, где были балки (перегнившие остатки их существовали еще в 1864 году) и груды разбитых кирпичей, в беспорядке сваленных на самом нижнем своде. Сколько было в башне этажей, — теперь трудно определить. По словам А. С. Будиловича, их было четыре, считая в том числе и подвальный погреб под уцелевшим сферическим сводом, с пазухами и кольцеобразным отверстием по средине. Ход в подвал теперь ничем не закрыт. В следующий второй этаж ведет ход, который в настоящее время закрыт наглухо заколоченными дверями, вделанными в косяки. Над верхним косяком находится полукруглое отверстие. В 1846 году сохранялись еще остатки дубовой лестницы „Бог знает, как давней“; от половины башни шли каменные ступени; своды, хотя были продырявлены как сеть, однако еще сохранялись. Бобровский утверждает, что каменные ступени, вместе с дубовыми балками, были еще в 1863 году. Внутри самого верхнего этажа — следы штукатурки. Окна расположены в четыре ряда и притом так, что окна первого ряда приходятся на одной вертикальной линии с окнами третьего ряда, и окна второго — с окнами четвертого. Таким образом, каждое окно низшего ряда попадает по средине между двумя окнами высшего ряда. В первом нижнем и следующем втором рядах находится по три узких (в четыре вершка), с внешней стороны несколько расширяющихся, длинных (в рост человека) окон, и по одному широкому; в третьем — два узких и одно широкое; в четвертом — два узких и кроме того четыре фальшивых. Некоторые из окон имеют неправильную форму и скорее походят на простые, сделанные в стенах, отверстия. Трудно сказать, все ли эти окна явились одновременно с постройкой самой башни, или же некоторые из них позднейшего происхождения. По материалам для географии и статистики Гродненской губ. Бобровского и географическо-статистическому словарю Семенова, башня — с тремя окнами, в виде или на подобие амбразур; между тем по сведениям о неизвестных и малоизвестных памятниках Срезневского, в одном только четвертом этаже — четыре больших окна, в четыре стороны света, и пятое — узкое; в других же этажах — окна узкие и длинные (не указано сколько). Толщина стен при основании достигает двух слишком аршин... Среди окрестных жителей не сохранилось почти никаких, сколько-нибудь определенных преданий о происхождении и назначении столба. Они только знают, что при дедах и прадедах он тут стоял точно так же, как и теперь стоит 208).

В расстоянии двух верст к С. от дер. Баранок, на левом берегу р. Лесны, есть урочище Скундрый-Груд, которое представляет, по-видимому, остаток городища. Разрушаемая постоянно водой площадь городища теперь имеет не более 1000 кв. саж. и с северной стороны окружена дугообразным валом. Народ рассказывает, что здесь когда-то в отдаленные времена был притон разбойников.

Курганы в районе Каменец-Литовской волости находятся в следующих местах. а) В расстоянии 1½ верст. на ЮВ. от д. Баранок находится один полуразрушенный и обложенный снизу крупными камнями курган, вышиной в 1¼ арш. б) В расстоянии одной версты на С. от той же деревни — два, отстоящие один от другого на 30—35 саж., кургана, вышиной в 2 и 1½ арш. в) В расстоянии ⅓ версты на С. от с. Радости — три кургана: один овальный и два круглых; последние обложены внизу камнями. Первый курган имеет в высоту 1½ арш., второй, — полуразрушенный, — поднимается теперь едва до 1½ арш., а третий почти сравнялся с землею. Крестьянин (теперь умерший) выкопал в одном из этих курганов человеческие кости и ружейный ствол. г) К З. от последних курганов, на расстоянии ¼ версты и на таком же от р. Лесны, находится 11 курганов, сгруппированных в двух местах, отстоящих одно от другого на 50 шагов. Средняя окружность этих курганов равняется 56 арш., а высота — 1½ арш. д) Кроме того, здесь же еще есть шесть небольших возвышений, — тоже, по всей вероятности, курганов, но разрушенных временем и пасущимся в этих местах скотом. — Происхождение курганов народ относит ко времени стародавних польско-шведских войн. Обращает на себя внимание по своим подробностям легенда о курганах, которая передается в с. Радости. Более 700 лет тому назад, говорит легенда, около Радости происходила война поляков со шведами, и польский король окончательно поразил шведов. В благодарность за победу король воздвиг церковь в честь св. Николая Чудотворца и назвал ее Радостской в воспоминание радости, доставленной королю победой. В легенде этот польский король называется Василием. — Отдельно от перечисленных курганов в народном представлении стоит почти разнесенный ветром курган, находящийся на В. от села Чернян: по словам народа, это военная могила 12-го года.

В расстоянии ¼ верст. на ЮВ. от д. Баранок находится стародавнее кладбище, где на могильных, очевидно, камнях заметны высеченные кресты и какие то в роде букв знаки.

На всем пространстве Каменец-Литовской волости попадаются кремневые стрелки, но особенно часто они находимы были около южной и западной сторон с. Радости.

Жители западной окраины села Радости при копании ям на своих дворах часто находят кости.

Крестьянин дер. Баранок Андрей Велевец лет десять тому назад нашел на своем огороде обложенный кирпичами белый горшок с кожаными деньгами. Величина кожаных монет, по его словам, примерно, такая же, — как серебряного рубля. С одной стороны монет, была какая-то надпись и двуглавый орел, а с другой — всадник с саблею в приподнятой руке. Всех монет было около гарнца, но, за исключением трех, которые впоследствии Велевец продал одному из служащих в им. Баранках, он их, вследствие насмешек соседей над его находкой, выбросил. — Одиночные находки золотых монет были в упомянутом выше урочище Скундрый Груд. В том же урочище находимы были черепки глиняной посуды, вилки (?), ножи (?) и т. п.

Церковный отдел. В Каменец-Литовской церкви сохраняются две прекрасной работы иконы из древнего иконостаса Воскресенской церкви. — В церкви с. Радости икона Николая Чудотворца древнее, очевидно, 1547 года, так как она упоминается в фундушевой записи этого года. — Была и в селе Чемерах чудотворная икона Спасителя, рукописное описание которой и ее чудес, 1778 г., хранится в церкви, но она была отнята католиками. — В церкви с. Радости было старинное евангелие, но оно увезено инспектором народных школ Янучковым, для передачи в С.-Петербургскую, или в Виленскую публичную библиотеку. (3С. У.).

 

114) с. ВОЙСКА, 41°19' — 52°24', Войсковской волости, Брестского уезда.

Между селом Войска и деревнями Лисовчицы и Проходы, на земле помещицы Гутовской находится курган(? — могильник), занимающий пространство около десятины: слывет в народе под именем шведского могильника. Раскопок никто здесь не производил, но, по слухам, во время распашки находящихся около кургана полей находимы были человеческие кости и обломки штыков. — Курганы в пределах Войсковской волости находятся также при следующих деревнях: при Мончаках — 1 курган, Кащениках — два, Перковичах — один, Русилах — два, и Лускалах, Ганцевичах и Любашках — по одному. Близ последних двух курганов по временам были находимы обломки мечей, копий и другие металлические вещи.

Во многих местах Огородникского прихода народ подозревает существование могил из времен шведских войн, потому что в этих местах часто попадаются металлические пуговицы и разные обломки железного оружия.

В Малоельненской православной церкви есть две древних иконы, — Архангела Михаила и св. Александра Невского. Третья старинная икона Богоматери, существующая, по свидетельству книги визитов, с незапамятных времен, находится в приписной церкви.

В Войсковском церковном архиве хранится фундушевая запись Вишневецкого на землю, 1590 года. (2С. У. П.)

 

115) с. РАТАЙЧИЦЫ, 41°19' — 52°20', Ратайчицкой вол., Брестского у.

Курганы в пределах Ратайчицкой волости находятся в следующих местах. а) В расстоянии ¼ версты на В. от дер. Шостакова — 21 курган, вышиной в 1—2 арш; все обложены камнями. б) В расстоянии ½ версты от той же деревни и в том же направлении — еще 21 таких же курганов. в) В расстоянии 20 саж. к С. от последней группы — 2 кургана, вышиной в 1½ арш., и оба обложены камнями. г) В полуверсте от им. Миньковичей к ЮЗ., на возвышенном месте, — 30 курганов, занимающих площадь в 500 кв. саж.; большинство из них обложено камнями и имеет в вышину 1 арш. д) В расстоянии ¼ в. от того же имения к Ю., также на несколько возвышенном месте, — 10 курганов в 1½ арш. вышины и ниже; все обложены камнями. е) В 40 саженях от последней группы, на пространстве 400 кв. саженей, — 25 курганов; большинство распахано; уцелевшие обложены камнями. ж) В полуверсте от дер. Хошинова, на возвышенной площади в 800 кв. саж., — 64 кургана; некоторые вышиной до 2 арш., но большинство почти сравнялось с землею; уцелевшие обложены камнями. з) В 40 саженях от им. Горок, в дубовых и кустарниковых порослях, — 11 обложенных камнями курганов; большинство вышиной в 1 арш. и) В 30 саженях к В. от последней группы, на пространстве 2000 кв. саженей, среди березовых и кустарниковых порослей, — 230 курганов, из которых многие достигают 1½ аршин вышины; все обложены камнями. и) В полуверсте от им. Горок, на возвышенном месте. в сосновом лесу, — 7 обложенных камнями курганов. к) Близ Тростяницкого приходского кладбища, среди полей, на пространстве 400 кв. саженей, — 75 курганов, вышиной в 1½ арш. л) В 100 саженях к С. от фол. Розалино — 1 курган, вышиной до 3 арш. м) При дер. Броневичах, в ¼ версты от р. Лесны, на возвышенном месте, — 1 курган, вышиной до 3 аршин. н) В 100 саженях к С. от д. Ратайчиц, на пространстве 1200 кв. саж., — 55 курганов; некоторые достигают в высоту аршина, но большинство распахано; курганы были обложены камнями, которые теперь, впрочем, растасканы крестьянами для своих надобностей. — Все перечисленные курганы слывут в народе под именем шведских могил 209). Приведенный ряд курганов, по-видимому, пополняется сообщениями местного духовенства, где указываются: а) две группы курганов (по 20 в каждой), в расстоянии ¼ версты на СЗ. от села Церковников, б) один четырехугольный, в 10 кв. саженей, курган, находящийся в 200 саженях от им. Кругеля и в) два (вместо одного) кургана в таком же расстоянии от им. Розалино. При случайной раскопке кругельского кургана найдены были человеческие черепа и кости; при раскопке церковниковских курганов, кроме костей, попадаются обломки оружия и медные вещи. Розалинские курганы, по сообщению местного священника, народ считает памятниками 12-го года, остальные — шведскими могилами.

Около им. Горок, кроме названных курганов, насчитывается до 150 могил, обозначенных камнями.

Близ деревни Ратайчиц были находимы кремневые стрелки.

В недавнее время один из крестьян упомянутой сейчас дер. Ратайчиц нашел, при обработке своего огорода, на глубине ¾ арш., глиняный горшок с монетами разной величины и формы; монеты были серебряные, медные и из низкопробного серебра (золотых нет), и на них заметны были какие-то изображения. В настоящее время монеты сохраняются у разных лиц названной деревни. В 1889 году также горшок с серебряными деньгами найден был крестьянином дер. Шостакова, Левчуком; всех монет — сорок, из них несколько испанских 1622—82 годов, несколько австрийских — Альберта и Елизаветы, и некоторые бельгийские 1600—23 гг. 210).

В Тростяницкой церкви хранится фундушевая запись Александры Ходкевич, 1541 г. — В Кругельской церкви есть евангелие в ½ листа львовской печати, 1670 г. (3С. 2У. П.).

 

116) с. ЛЫЩИЦЫ, 41°13' — 52°16', Лыщицкой вол., Брестского у.

Курганы в пределах Лыщицкой вол. находятся близ деревень Яцковичей и Полубятников и недалеко от села Щитников. Яцковичские курганы обложены камнями, а курганы — близ Щитников в прежнее время представляли почти сплошную мостовую, но камни отсюда увезены были для крепостных построек в Брест. Происхождение яцковичских и полубятичских курганов народ относит ко времени польско-шведских войн. — Несколько курганных групп насчитывается также в приходском районе села Остромечева; в здешних курганах попадаются человеческие кости и куски железа. Жители Остромечева называют курганы шведскими могилами и рассказывают о происходивших в окрестностях села жестоких войнах, от которых будто бы получило свое название и самое село.

В церкви села Сычей есть крест из черного дерева, обложенный серебряными пластинками, 1674 года, и икона Богоматери, писанная на пергамене, не позднее 1698 г. Здесь же сохраняется серебряная чаша 1698 года, и есть колокол XVIII ст. (4С.).

 

117) м. ЧЕРНАВЧИЦЫ, 41°26' — 52°13'. Турнянской вол. Брестского у.

В полуверсте от дер. Коростичей, на левом берегу реки Лесны, на пространстве 50х150 квадр. саженей расположено несколько то параллельных, то пересекающихся под углами различной величины валов, с рвами в промежутках между ними; высота валов над уровнем реки около 10 саж. 211). То же, очевидно, место указывается и в сообщении волостного писаря, но здесь оно называется полукруглой земляной насыпью, длиной в 215 саж. и высотой, со стороны реки, в 18 саж.

В трех верстах от м. Чернавчиц, по дороге в д. Турну, находятся, не в далеком расстоянии один от другого, два, теперь распахиваемых, кургана, высотой около одного аршина. По словам стариков, в курганах погребены воины из времен шведской войны. Рассказывают также, что во время запашек здесь находили заржавевшие части оружия, а один крестьянин нашел даже штык и саблю, но, после полученного им во сне приказания, должен был зарыть их обратно.

Близ д. Лашевичей есть старое кладбище. На нем лежит много больших и средней величины камней, с высеченными на них грубой работы четырехконечными крестами; на одном, между прочим, камне по правую сторону креста заметен знак в роде буквы П, по левую — латинские буквы L и S, а внизу — два косых креста в роде знака умножения. Народ считает это место общим для православных и католиков кладбищем из времен унии. — Другое старое кладбище находится близ усадьбы чернавчицкого священника; памятников никаких нет, но в средине его находится ревностно охраняемое прихожанами (обсадили вербой) углубление, где, по народному поверью, провалилась в землю стоявшая здесь некогда церковь.

На колокольне села Покр есть два колокола 1664, и 1696 г.

В конце села Чернавчиц стоит кирпичный, с чугунным крестом на верху, столб, современный, по преданию, основанию чернавчицкой церкви, в 1600 г. (С. 2У. П).

 

118) с. МОТЫКАЛЫ, 41°15' — 52°11', Мотыкальской вол., Брестского уезда.

При селе Шумаках, на левом берегу р. Лесны, в одной версте от р. Зап. Буга, есть земляная насыпь, окруженная с северной, западной и южной сторон рвом и валом. Форма насыпи четырехугольная. Ров и вал длиной около ½ версты; ширина рва около двух сажен, вала — около трех, высота вала не более одной сажени. На открытой, восточной стороне укрепления находится каменный фундамент, и видна часть подвального помещения; фундамент длиной боле 20, а шириной около 10 саж. — Предание гласит, что здесь был в начале XVII ст. замок, в котором жил Иоанн Шуйский, подкоморий брестский.

В им. Вистицах, осенью 1880 года, при рытье рва для фундамента сечкарни, рабочие, на глубине не более фута, наткнулись на три глиняных урны, наполненных пережженным прахом. Урны приготовлены были из темно-серой глины и имели форму употребляющихся до сих пор горшков. Около урн никаких предметов, ни, вообще, чего бы то ни было, напоминающего могилу, найдено не было: урны просто вкопаны были в землю. Равным образом, и, после исследования соседнего пространства, никаких признаков кладбища не обнаружено 212). Следы же старого кладбища, по сообщению местного священника, находятся в расстоянии одной версты от с. Вистиц, за дер. Скорбичами. По вырубке росшего прежде на кладбище леса, ветер, разнося песчаные холмики, обнаружил здесь человеческие кости, вместе с некоторыми вещами, каковы — крестики серьги, и проч. 213).

Крестьянами дер. Нехолстов не раз были находимы клады, состоявшие преимущественно из монет Казимира; попадались иногда в числе монет и треугольные. В частности, как несомненно достоверный факт следует отметить находку крестьянином д. Нехолстов В. Самолюком 459 монет. В 1885 году монеты эти были доставлены в Императорскую Археологическую Комиссию, по проверке которой, среди них оказались одна копейка Иоанна Грозного и один данцигский 18-грошовик Иоанна Казимира; большинство же монет составляли польские и рижские полтораки и ливонские и прусские серебряные и медные солиды 214).

В алтаре Вистицкой церкви находится икона Богоматери, которая пользуется почитанием и за пределами прихода. — Из других церковных вещей обращают на себя внимание: старинное напрестольное евангелие, древняя плащаница, разнообразные рисунки на которой вышиты серебряными пластинками, и колокол 1692 года. (С. П.).

 

119) с. ПОЛОВЦЫ, 41°2' — 52°28', Половецкой вол., Бресткого у.

В расстоянии одной версты на СЗ. от села Зубачей тянется по направлению ломаной линии, с Ю. на С., насыпной вал, длиной около 30 саж. — Такой же приблизительно длины и, по всем признакам, искусственного происхождения вал находится в некотором расстоянии на ЮВ. от с. Песчатки.

В одной версте от им. Клюковичей, недалеко от речки Пульвы, находится земляная насыпь, называемая городищем. Насыпь четырехугольной формы, величиной в 50х40 кв. саж. 215), и окружена со всех сторон рвом, шириной около 1½ саж., и валом, высотой не более 1½ аршина. Въезды — с С. и Ю. 216). Площадь городища — ровная, местами — поросшая кустарником. По народной молве, сооружение городища относится ко времени шведской войны. — Другой окоп находится в уроч. „Замчиско“, в 8 саженях от речки Пульвы, на земле им. Янцевичей; он имеет круглую форму и обнесем валом, шириной около 4 саж. и вышиной в 2 сажени; окружность 79 саж. 217); вход со стороны реки Пульвы. Происхождение и этого городища народная молва относит ко времени шведской войны, хотя уже в 1694 году, в хранящихся в церкви села Зубачей документах, городище называется старым замчиском. — Следует также отметить, так называемую, гору „Битву“, находящуюся в некотором расстоянии на СВ от села Зубачей и, по своему положению — среди болотистого луга, дающую основание думать об ее искусственном происхождении. Окружающий „Битву“ болотистый луг носит характерное, с археологической точки зрения, название — „кровавый луг“ 218),

В 250 саженях от дер. Лумны есть 6 курганов, вышиной в одну сажень каждый; и два кургана, вышиной около 2 аршин, находятся в лесу, возле дер. Клюковичей. И те и другие курганы расположены на помещичьих землях; называются у народа копцами, и происхождение их относится ко времени шведской войны. — Около восьми курганов насчитывается также близ упомянутого выше вала при с. Песчатке.

Вблизи села Песчатки и дер. Суходола, на крестьянских полях, встречаются большие стоячие камни, называемые местными крестьянами „татарскими могилками“, а вблизи дер. Ставищ находятся небольшие земляные (могильные) насыпи с лежачими на них камнями; эти последние называются у крестьян „шведскими могилами“.

На месте причтовой усадьбы села Половцев при копании земли вырывают, обыкновенно, человеческие кости. (2У, П.).

 

120) м. ВЫСОКО-ЛИТОВСК. 41°4' — 52°22', Высоко-Литовской вол., Брестского у.

В имении гр. Потоцкой уцелела часть фронтовой стены бывшего двухэтажного древнего каменного дворца кн. Павла Сапеги. Дворец этот был обнесен насыпанным земляным валом, в виде четырехугольника, достигающим в некоторых местах четырехсаженной высоты, и обведен рвом с водой. Большая часть вала, покрытого густой растительностью, и до сих пор весьма хорошо сохранилась. Также хорошо сохранились на северной стороне и каменные ворота. Здесь находятся обширные амбары, комнаты для гарнизона, две башни с бойницами и блок для поднятия моста. Под самым дворцом, как и до сих пор можно наблюдать, находились подвалы, откуда начинались сводчатые подземные ходы, шедшие под валами и далеко выходившие по направлению на ЮЗ., — к зданию монастыря, находившегося в расстоянии одной версты от укрепления, и к небольшому леску, росшему в полутораверстном расстоянии от укрепления. Сильно поврежденный в XVIII столетии, замок был возобновлен Михаилом Сапегой, но в 1812 году он подвергся вторичному разрушению.

В полуверсте от дер. Ковалан находится вал, называемый батарея, и в расстоянии одной версты отсюда — другой такой же вал, известный под тем же названием. Первый распахан, а второй покрыт большим количеством камней.

В промежутке между валами протекает ручей, в котором находят ядра и осколки гранат. — Народная молва приписывает происхождение валов шведам.

При деревне Свитычах, на земле, принадлежащей помещику А. Вислоцкому, есть, примерно, до 25 курганов, из которых многие уже срыты, или распаханы, а некоторые уцелели до настоящего времени и имеют более двух саженей (?) высоты. На одном из них есть, между прочим, два камня, — один с крестом, а другой с славянской (неразборчивой) надписью. Лет 35 тому назад некоторые из этих курганов были раскапываемы помещиком Н. Вислоцким, причем, по рассказам крестьян, в них найдены человеческие кости, зола, крестики, железные кольца и т. п. — Несколько курганов находится также в самом местечке Рясне. И те и другие курганы народ считает шведскими могилами.

В приходском районе с. Токарей есть два старых, заросших лесом, кладбища; на находящихся здесь камнях заметны кресты.

В пределах Высоко-Литовской волости не раз были находимы громовые стрелки, хотя точное обозначение места имеется только по отношению к одному случаю находки; место это, — так называемые, „осины“, близ села Токарей.

На поле упомянутой выше дер. Свитычей, года три тому назад, найден был крестьянином О. Кулешею клад, состоявший более чем из 200 медных монет разной величины, времен Императрицы Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны; некоторые из монет с одной стороны были — накладного серебра. Пятнадцать монет этого клада теперь находятся у учителя Кринецкого народного училища, О. Нестерука, — В 1887 году в Импер. Археол. Комиссию был доставлен брабантский талер 1623 года, найденный крестьянином дер. Хусичей Кондратюком в имении гр. Потоцкой, Александрии 219). (3С. 3У. П.)

 

121) м. ВОЛЧИН. 41°1' — 52°18', на р. Пульве, Волчинской вол., Брестского у.

В одной из корреспонденций в редакцию Библиотеки Варшавской 220) г. Глогер упоминает о находке небольшого количества (горсть) кремневых осколков и более или менее поврежденных предметов оружия из кремня на песчаной равнине, расположенной невдалеке от дер. Гремячей, близ реки Пульвы. Факт этот, по его словам, свидетельствует о существовании здесь первобытного поселения. — Подобные же следы первобытных поселений указываются еще в других трех местах Волчинской вол., именно: а) около устья р. Пульвы, б) около поселения, называемого Бандугой, и в) при дороге из Немирова в Кринки 221).

В дер. Гремячах находится сплошная четырехугольная земляная насыпь, длиной в 26 саж., шириной в 11 саж. и вышиной до 4 аршин. По средине насыпи много необделанных камней, причем на двух из них высечены маленькие кресты. — Местные крестьяне называют эту насыпь „могилками“.

В одной версте от села Ставы, налево от дороги, ведущей в им. Яцковичи, на возвышенном месте, есть около 10 небольших, кругловатых, земляных насыпей, называемых народом „курганами“. Насыпи эти обложены камнями, и все место заросло мхом и терном.

На полях села Кринок и окрестных деревень, преимущественно — в глинистой почве, попадаются кремневые стрелки, которые у народа и считаются причиной пожаров и других несчастных случаев, происходящих от молнии.

Одним из крестьян села Кринок найден на собственной земле медный образок, величиной в кв. вершок, с изображением святого, поражающего диавола, всевидящего ока и, на верхней приставке, нерукотворенного образа; около всевидящего ока — неразборчивая надпись. Образок теперь хранится у местного учителя народной школы. (3У. П.).

 

122) з. г. МЕЛЬНИК. 40°45' — 52°20', на р. З. Буге, Александровской волости, Бельского уезда.

З. г. Мельник — один из древнейших городов в Подлесье. Основанный русскими князьями, он уже в XII ст. имел укрепленный замок с башнями, воздвигнутый на высоком холме 222), который, очевидно, и есть до сих пор сохраняющаяся на берегу Буга, так называемая, „замковая гора“. Вышина этой горы, со стороны города, — 16 саж., со стороны реки — 37; окружность в основании 125 саж., на верху — 34. Со стороны города часть горы обведена рвом и валом. На горе и теперь заметны остатки каменных стен. — С замковой горой, которая, кстати заметить, называется также иногда и Вознесенской, соединяется, по некоторым известиям 223), следующая легенда. На горе, по словам легенды, стояла некогда русская церковь, во имя Вознесения, которая „запалась“, т. е. провалилась и, пройдя сквозь землю, вышла где-то в окрестностях Киева, на берегу Днепра; пред концом света она опять возвратится на прежнее место. Провалилась, добавляет легенда, церковь под землю вместе с священником и народом.

С юго-западной стороны м. Немирова, в расстоянии полуверсты от р. Буга, на болотистом, поросшем с З. и В. ольховым кустарником, месте поднимается саженей на шесть другой круглый, насыпной холм, также называемый „замковой горой“ и имеющий в поперечнике верхней площади 12 саж. С восточной, западной и южной сторон гора эта окружена рвами и двумя параллельными насыпными валами. Длина каждого вала около 30 саж., а ширина — 2 саж.; расстояние от одного вала до другого равняется десяти, приблизительно, саженям. Вход на гору — с северной стороны. На этой горе было найдено одним мальчиком золотое кольцо с драгоценным камнем, и теперь там часто находят прусские и польские старинные монеты и куски заржавевшего железа. Лет 30 тому назад местным ксендзом были начаты раскопки горы с восточной стороны, причем открыты были каменные своды, после пролома которых распространился такой удушливый воздух, что раскопка горы должна была прекратиться; тем не менее, по рассказам крестьян, ксендзом найдено было много разных металлических вещей. Теперь гору раскапывают крестьяне, добывая из нее кирпич. По существующему в народе рассказу, на горе был прежде замок некоего Немиры, отчего и самое местечко получило название Немирова. Замок окончательно разрушен был французами в 12-м году. — К разряду этого же рода памятников должны быть отнесены и две возвышенности (по терминологии учителя народной школы — курганы), находящиеся в казенном лесу, с правой стороны дороги, ведущей из Немирова в д. Мутну. Высота каждой из них около 10 саж. Называются они „Шведовки“, потому-то, по словам народа, на них происходила битва русских со шведами. — Наконец, четвертое из разряда городищ место в районе Александровской волости находится в лесу, по дороге из Мельника в Жерчицы. Занимает оно площадь около квадратной версты, со всеми признаками укрепленного стана. Народ называет это место „шведскими окопами“. Происхождение его можно отнести 224) ко временам до Карла Густава (1655—1660).

В пяти местах Александровской волости, именно, — при самом городе Мельнике и при деревнях: Александровка, Мацковичи, Баратынец Русский и Баратынец Ляцкий находятся так называемая „каменные могилы“ 225). Некоторые из этих могил были отчасти исследованы г. Авенариусом 226) и, еще ранее, акцизным чиновником Сонгиным 227) и фабрикантом Шнейдером. Из хранящейся в Виленском музее Шнейдеровской коллекции, к описываемому району принадлежат железный ножик, бронзовая серьга и четыре голубых бусы, которые все найдены в могилах около Баратынца Лядкого 228).

При закрытом костеле в м. Немирове находится древнее кладбище. На растасканных теперь плитах, по словам народа, были выбиты рисунки разных предметов, каковы: топор, пила. сапог, ножницы и т. д. — Однородное также, по-видимому, кладбище находится и при дер. Александровке, потому-то и на одном из здешних камней г. Авенариус 229) имел случай наблюдать, по обеим сторонам высеченного на камне восьмиконечного креста, рисунки двух топоров, сходных с находимыми в каменных могилах. Последний факт, очевидно, свидетельствует о почтенной старине кладбищ, сближая их с, так называемыми, каменными могилами, которые, по наблюдениям того же г. Авенариуса, обнаруживают сходство с, характеризующимися упомянутыми выше надгробиями, могилами также и со стороны самого устройства могил.

Из отдельных находок в районе Александровской волости известны следующие.

В окрестностях гор. Мельника попадается много кремневых стрелок.

В м. Немирове и дер. Гомотах очень часто выкапывают человеческие кости, а в урочище „Каплиско“, представляющем собой довольно большую возвышенность, которая покрыта сыпучим песком, при сильном ветре, вместе с человеческими костями, часто обнаруживаются старинные медные и железные вещи, как то: кольца, монеты, крестики и т. п. 230).

В 1884 г. в Имп. Арх. Комиссию было доставлено 80 штук монет, найденных при обработке поля близ дер. Мощоны Сычи; монеты оказались польскими и пражскими 30 и 6—грошовиками XVII ст. 231). — Около того же времени обыватель гор. Мельника Ванькович выпахал у себя на огороде кувшинчик с серебряными деньгами кор. Сигизмунда, величиной в копейку; деньги проданы в Варшаве.

В алтаре Мельникской церкви есть явленная чудотворная икона Богоматери, которая, но преданию, явилась, плывя в лодке по реке 232). Может быть, по предположению священника, это та икона, пред которой в 1260 г. (Ипатьевская летопись) молился Даниил Галицкий. — Из церковной утвари заслуживают внимания: серебряный, вызолоченный потир 1669 г. и к нему такая же лжица, и медные позолоченные — дискос, звездица и два блюдца. (С. 2У. П.).

 

123) м. СЕМЯТИЧИ, 40°32' — 52°26', Семятичской вол., Бельского у.

Курганы, по показанию местных интеллигентов, в районе Семятичской волости находятся в следующих местах. В 1½ верстах от Семятич в лесу „Добытки“ 233), на пространстве трех верст, рассеяно по одиночке множество курганов, представляющих собой небольшие, заросшие лесом холмики. — В расстоянии ¾ верст. на С. от дер. Клюкова — семь курганов, высотой около трех аршин; из них три в казенном лесу и четыре — на крестьянской земле. В расстоянии ¾ версты от с. Детковичей на ЮЗ. — два небольших кургана, круглой формы, и такой же курган находится в расстоянии 1½ верст от Детковичей, в им. Ушинской. На В. от Детковичей, между дд. Малевичи и Горново, — шесть курганов, с плоскими вершинами. Один курган, высотой в два аршина, из которого, между прочим, по народному поверью, был слышен в прежнее время, в день Пасхи, звон, находится на земле крестьянина дер. Журобиц, Андрея Кухаревича, и один, называемый шведской могилой, — на пастбище д. Валков. Один также курган находится на земле им. Детковичей. — На полях им. Крупицы — двадцать курганов, и пять таких же курганов — на полях дер. Крупицы, — Пять курганов на полях им. Бацики Дальние и столько же при одноименной с ним деревне. — С этим, кажется, не вполне точным. а может быть, и представляющим некоторые повторения, перечнем курганов должно быть сопоставлено показание г. Авенариуса 234), который насчитывает в пределах Семятичской волости две группы курганов 235), именно: при деревнях Вулька и Цецели, и девять групп, так называемых, каменных могил 236), находящихся при деревнях: Бацики Ближние, — Дальние и — Средние, Цецели, Сытки, Клюкова, Крупица, Слохи и Чартаево. Каменные могилы были исследованы отчасти г. Авенариусом 237), а в более обширных размерах, в 60-х годах, местным акцизным надзирателем Сонгиным. Добытые при последней раскопке вещи входят в состав находящейся в Виленском музее, так называемой, коллекции Шнейдера (сотрудник Сонгина). Представляем перечень добытых Сонгиным вещей, группируя их по кладбищам.

А) Предметы из кладбища, около деревни Крупицы 238).

№ 468) Детский череп. 433—552) Восемнадцать железных гвоздей. 597—621) Двадцать пять стеклянных бус 623) Железная шпора. 641) Обломок железного ножа. 650) Кусок расшитого ремня. 652—654) Три медных бусы. 655—667) Тринадцать стеклянных бус. 686—692) Семь бус из неопределенной массы, с белыми узорами. 702) Точильный брусок. 717—720) Четыре медные серьги, обложенные серебром, с кусочком кожи. 722) Украшение из шести связанных кожею бронзовых колец. 728—733) Шесть бронзовых серег. 757) Бронзовое украшение с тремя металлическими бубенчиками. 758) Серебряный шарик, в виде бубенчика или бусы. 759—761) Три резных бубенчика от какого то украшения. 788) Бронзовое кольцо. 849—857) Пять бус зелено-голубого цвета. 856) Бронзовая серьга. 858) Кусок бронзовой серьги. 859) Серебряная серьга.

Б) Предметы Бациновских кладбищ.

№ 484) Кусочки костей и дерева. 485—496) Двенадцать обломков железных гвоздей. 625—626) Два железных гвоздя. 633—635) Три железных топора, 649) Обломок железного ножа. 651) Обломки медного плетеного обруча, составлявшего женский головной убор. 669) Головной женский убор в виде бронзовой палочки с загнутыми концами. 672) Бронзовый браслет. 676) Серебряная серьга. 677) Стальное кресало. 693—694) Два оселка. 701) Кусок железа в виде ланцета. 704—712) Десять серебряных колец. 726—727) Два бронзовых кольца. 734—739) Шесть бронзовых серег. 740—741) Два бронзовых кольца. 746.) Кольцо из серого твердого металла. 750) Бронзовое кольцо. 766) Большая каменная буса. 768—773) Шесть бус из неопределенной массы. 781) Большая каменная буса. 782) Каменная буса. 784) Железный крючок, служивший для связи ручки с корзинкой. 843—784) Шесть бус голубого стекла. 870) Бронзовое, обложенное серебром, кольцо. 873) Железное кольцо в ½ вершка в диаметре. 874) Бронзовое кольцо, обложенное серебром.

В) Предметы Чартоевского кладбища.

№ 643) Большой железный нож. 668) Перстень из желтой меди с неизвестными знаками (из кургана около дер. Чартаева). 748) Серебряное кольцо с бубенчиком. 752) Железный нож.

Г) Предметы из пепелища, около дер. Слохи Огородники.

№ 470) Обломки глиняных горшков. 567—583) Семнадцать кусков железа. 696—700) Пят обломков железных ножиков. 753) Стеклянная буса голубого цвета. 754) Железный наконечник стрелы. 755) Железный крючок. 756) Железная трубочка. 878) Обломок каменного топора.

Приведенный выше ряд обследованных кладбищ должен быть пополнен указанием на считаемое у крестьян неприкосновенным место, на ЮВ. от дер. Журобиц, где, по народному поверью, ушла в землю церковь, и где до сих пор попадаются человеческие кости. — Археологическое также, по-видимому, кладбище находится по соседству и отчасти на самом месте теперешнего кладбища, при дер. Рогавке. потому-то при копании могил здесь очень часто находят куски железа, кольца, наконечники стрел и т. п.

Из случайных находок, в пределах Семятичской волости нужно указать громовую стрелку, найденную лет 10 тому назад возле д. Крупицы. Народ приписывает стрелкам чудодейственную силу и употребляет их, в виде порошка, как лекарство против некоторых болезней.

Церковные принадлежности. — В Семятичской церкви есть два старинных образа: 1) Петра и Павла, и 2) Параскевы; выписаны из Киева при основании церкви, в 1430 году. — В церковном архиве хранятся фундушевые записи, из которых древнейшая относится к 1431 году и принадлежит Алексею Судоментовичу из Хожова. — В Журобицкой, приписной к Детковичской, церкви есть Руденская икона Богоматери (на полотне), почитаемая чудотворной; праздник 12 октября. На колокольне Детковичской церкви — два колокола, с латинскими надписями, 1669 и 1687 гг. (2С. 2У. П.).

 

124) з. г. ДРОГИЧИН, 40°19' — 52°24', на р. Зап. Буге, Наройской волости, Бельского уезда.

В первый раз Дрогичин упоминается в летописи под 1142 г., но основание его, без сомнения, принадлежит более раннему времени. Есть даже попытка 239) относить возникновение его к первым векам христианских времен 240). Во всяком случае, по большому количеству находок древних предметов, Дрогичин занимает бесспорно первое место в пределах Гродненской губернии.

На юго-западной стороне города, отделяясь от него рвом, превратившимся теперь в овраг, поднимается конусообразная возвышенность, известная под именем Замковой горы. Гора имеет в окружности до 250 саж. и поднимается над уровнем реки саженей на 20; величина верхней площади — 42х20 кв. саж. Со стороны реки гора подмыта водой, так что эта сторона ее представляет почти вертикальный обрыв. Здесь, на высоте 10 сажен, виднеется двойное отверстие, указывающее на подземный ход, через который, между прочим, в 1383 г. спасся русский гарнизон замка. В этом же обрыве резко обозначаются три почвенных пласта: верхний — наносный, новый; нижний — серая материковая глина, и средний, толщиной в 2—3 арш. — прожженная светло-серая земля, или, точнее, выгоревший мусор, из которого торчат гнезда древесного угля, почернелые от огня камни, выжженные до красна глыбы глины, кости, бесчисленные черепки и т. п. Этот мусорный пласт, как обнаружили исследования г. Авенариуса 241), занимает также всю площадь нынешнего города и простирается даже за пределы его, — вверх по реке и отчасти по бельскому тракту. Кроме того, есть ясные указания, что не малая часть древнего Дрогичина лежит в нынешнем русле Буга, — Весенняя вода, размывая этот мусорный пласт, обнаруживает массу различных предметов, которые отлагаются на соседнем берегу Буга и на дне самой реки. Предметы эти, по наблюдению г. Авенариуса, принадлежат к различным эпохам, и позднейшие из них, во всяком случае, не моложе XIV в. Большинство из этих предметов, конечно, бесследно исчезло, но не мало их и сохраняется в казенных и частных коллекциях 242). Большая часть обследованных предметов принадлежит Императорской Археологической Комиссии, куда они переданы исследовавшим по ее поручению дрогичинское городище г. Авенариусом. Г. Авенариус, не считая возможным описать все предметы дрогичинского городища, ограничивается следующим перечнем их по разрядам.

1) Каменные изделия: топоры; точильные бруски; пряслицы; бусы; крестики; граненые цветные камешки без оправы; полукруглый шиферный миниатюрный ларчик с остатками красной краски в выдолбленной средине и т. п.

2) Стекляные: слезница; обломки колец, перстней и браслетов; бусы.

3) Глиняные: бесчисленное количество черепков всякого рода неполиванной посуды, начиная от грубейшей ручной работы, до затейливой по формам и узорам. Тут встречаются большие и малые горшки, блюда и блюдца, кувшины с рыльцами, ушками и узкими горлышками.

4) Костяные: шпильки; иглы; обломки гребней; разного рода мелкие украшения.

5) Свинцовые: оттиски с буквами и злаками; крестики; привески к серьгам; плоские круги, набалдашники; грузила; множество сплавленных кусков.

6) Бронзовые и медные: крестики: кольца спаянные и не спаянные; перстни; большие головные булавки с украшениями; множество разных пряжек и фибул: запонки; скобки; крючок с резьбой: ручка от неизвестного предмета; разные привески и украшения с резьбой: сапожная подкова и т. п.

7) Железные: топоры; наконечники копий, стрел; сулицы; обломки мечей; большой нож; малые ножи; шпоры; конские приборы; огромный серп; мотыга; большие и малые ключи; кресала: рыболовный крюк: кольца; цепочки; пряжки; орудие неизвестного назначения и проч.

В количественном отношении, первое место принадлежит свинцовым оттискам и стеклянным и каменным (пряслищам) бусам; особенный же, не разгаданный до сих пор, интерес представляют свинцовые оттиски, находимые пока исключительно в одном Дрогичине и считающиеся теперь тысячами. По поводу их сложилась довольно объемистая литература 243), тем не менее, вопрос о назначении оттисков остается не вполне решенным.

Предполагая ниже указать точно обозначенные предметы находок в дрогичинском районе, здесь следует упомянуть о группах курганов, которые могут быть причислены к дрогичинскому району 244). Таких групп собственно две: в дер. Заешники, в двух верстах от Дрогичина, и в уроч. Волянская Березина, — в четырех верстах 245). Обе эти группы в числе других многочисленных курганов были исследованы г. Авенариусом, который характеризует вообще местные курганы такими чертами 246). Курганные группы обыкновенно расположены на берегу речек и источников, или неподалеку от них. Форма курганов всегда одна и та же — куполообразная. Вышина от 1 до 4 арш., окружность в 20—50 шагов. Средняя вышина — два аршина, средняя окружность 30 шагов.

Общие признаки исследованных курганов следующие: на глубине ½—1 арш. от вершины показываются черепки одного или двух неполиванных горшков; черепки эти очень редко лежат вместе, одной кучей но по большей части разбросаны на довольно большом расстоянии; также рассеяны находившиеся в них сожженные кости и угодья. Отсюда, по заключению г. Авенариуса, следует, что горшок не был раздавлен тяжестью земли, а разбит, или разметан другими силами, — временем, или ветром, а, может быть, и человеческой рукой еще в то время, когда он стоял на вершине кургана, после чего он, в течении веков, покрылся нетолстым слоем земли.

Из сравнения черепков видно, что одни из горшков были с очень толстыми стенками, плохо обожженные, по-видимому, — ручной работы и без всяких украшений. Другие, напротив, лучше выжжены, с тонкими стенками и украшениями в виде параллельных линий, или городков. Там, где встречаются черепки двух горшков, кроме человеческих костей попадаются и кости мелких животных, например, берцовые птичьи кости, вероятно, — остатки тризны. Все кости разбиты и совершенно выжжены. Уголь встречается в небольшом количестве, откуда можно предполагать, что сожжение труппа происходило где-нибудь на стороне. Только в одном кургане г. Авенариус нашел на самом уровне земли очень большую кучу угля, перемешанную с землею, между тем как и здесь горшок с костями лежал только на ½ аршина от вершины кургана, который нужно, таким образом полагать, был насыпан на самом месте кострища, после предварительного извлечения из него остатков трупа.

Во всех этих курганах, за исключением одного, — в ур. Волянская Березина, кроме разбитых горшков не найдено никаких изделий. Таким образом, все отдельные находки в дрогичинском районе концентрируются около дрогичинского городища. — В виду отсутствия в печати подробного списка этих находок, считается уместным помещаемый ниже, на сколько возможно, полный перечень предметов, найденных в разные времена на дрогичинском городище и составляющих теперь достояние общественных и частных коллекций. На первом месте здесь должен быть поставлен список предметов, переданных г. Авенариусом в Императорскую Археологическую Комиссию в 1887 и в 1888 годах.

Предметы, доставленные г. Авенариусом в Императорскую Археологическую Комиссию в 1887 году.

Тридцать четыре свинцовых оттиска. Обломки стеклянных браслет. Медная фибула. Медное посеребренное украшение. Перстень из какого-то серого металла. Плетеная медная серьга. Медная серьга с тупым концом, из толстой проволоки. Пятнадцать каменных мозаичных бус. Три стеклянные бусы. Двадцать одна каменная буса. Двадцать семь стеклянных бус. Шестьдесят пять мелких бус и бисеринок. Железный ножик. Железный наконечник сулицы. Три наконечника стрел. Пряслица. Железный ключ. Стеклянная слезница, найденная при костяке в глиняном горшке. Серебряный куфический диргем Халифа Мервана II, 746 г. нашей эры. Маленькие привески в виде гирьки. Медное кольцо. Железная цепочка. Десять пряслиц. Восемь пряслиц. Костяная ручка для иглы. Большой рыболовный крючок. Железное кольцо. Железный ключ. Железное кресало. Часть железного серпа. Большой железный нож. Пять железных ножей малых.

Большой боевой топор, вытащенный сетями и употреблявшийся для рубки дров нашедшим его мужиком.

Перечень предметов, доставленных г. Авенариусом в Археологическую Комиссию в 1888 году.

Тридцать четыре свинцовых оттиска, с буквами и изображениями. Два свинцовых оттиска, худо сохранившихся.

Железные вещи. — Стальная сабля (вероятно, — шведская 17 ст.). Топор средней величины, одного типа с найденными в каменных могилах. Топор, сильно заржавевший. Большой широкий плоский наконечник копья. То же, — узкий. Четыре сулицы, очень древние. Две сулицы другого типа. Девять наконечников стрел разных типов. Большой нож, (по-видимому, не очень древний). Три средней величины ножа. Шестьдесят один малый нож. Три шпоры. Большая старинная коса. Мотыга. Четыре кресала. Два больших дверных ключа. Малый ключ. Семь пряжек. Пять сапожных подков. Три больших кольца. Одиннадцать малых колец. Малая цепочка, Рыболовный крюк. Орудие, похожее на багор. Неизвестное орудие с загнутыми на крест остриями. Миниатюрная лопатка. Неизвестное орудие, оканчивающееся крюком. Орудие в виде малой вилки (острога?). Неспаянное кольцо с припаянной частью. Конские приборы.

Серебряные, бронзовые и свинцовые вещи. — Кусок серебра, скованный из монет. Серебряная, позолоченная запонка, из двух звеньев. Серебряный крючок для привески сабли, оканчивающийся змеиными головками. Подобный же медный крючок. Бронзовое спиральное кольцо. Бронзовое витое кольцо. Две бронзовых серьги с витым узором. Бронзовое круглое неспаянное кольцо. Одиннадцать бронзовых круглых спаянных колец. Четыре бронзовых плоских кольца. Бронзовое плоское кольцо с узором, сломанное. Большой бронзовый перстень с гербом — „топор“ (найден в огороде дер. Лисово). Свинцовое кольцо. Массивная бронзовая пряжка. Десять бронзовых пряжек. Бронзовое большое украшение с вырезанным узором. Большая бронзовая головная булавка с узором. То же, сломанная. Бронзовое украшение с резьбой. Бронзовый крючок с резьбой. Часть бронзовой рукоятки. Бронзовая ручка от неизвестного предмета. Бронзовая запонка. Так называемый данцигский жбан, (вероятно, не старее 17 стол., найден дрогичинскими крестьянами при постройке дома). Бронзовый замок. Такой же наконечник. Такое же украшение от ремня. Бронзовая привеска. Две свинцовые привески. Бронзовая скобка. Бронзовая сапожная подкова. Три свинцовых привески, в роде гирек. Свинцовый набалдашник. Шесть свинцовых рыболовных грузил. Два свинцовых плоских кружка.

Стеклянные, каменные и костяные вещи. — Нитка бус в 68 зерен. Тоже, в 76 зерен. Тоже, в 62 зерна. Тоже, в 6 зерен (найдены в могиле Белостокского уезда с монетой 17 века). Стеклянный браслет, склеенный. Стеклянный перстень, сломанный. Каменный резной миниатюрный ларчик, с остатками красной краски. Донышко миниатюрного горшка. Связка в 17 пряслиц. Тоже, в 20 пряслиц.

То же, в 14 пряслиц. Костяное плоское украшение с двумя отверстиями. Костяной гребешок, сломанный. Костяное украшение из двух вращающихся на шарнире частей. То же, сломанное. Костяная игла. Сломанное костяное украшение. Три цветных граненых камешка без оправы. Коробка с обломками стеклянных и бронзовых вещиц.

Образцы монет, находимых в Дрогичине. — Две медных монеты Владислава Ягеллы, неизвестного года. Шесть серебряных монет первых ягеллонов, без обозначения имени и года. Серебряный ягеллонский солид, неизвестного года. Литовский серебряный солид, 1510 г. Тоже, 1569 г. То же, 1570 г. Серебряная монета (3 гроша) Стефана Батория, 1583 г. То же, — Сигизмунда III, 1588 г. Серебряный грош Сигизмунда III, 1604 г. Литовский серебряный грош Сигизмунда III, 1626 г. Серебряная монета (3 гроша) Сигизмунда III, неизвестного года. Два серебряных гроша Сигизмунда III, неизвестного года. Серебряная монета (6 грошей) Яна Казимира, 1661 г. Серебряный злотый (30 грошей) Яна Казимира, 1664 г. Три медных шеляга Яна Казимира. Медная данцигская монета XV в. Бранденбургская серебряная монета, 1541 г. То же, 1548 г. То же медная, 1626 г. То же, серебряная, 1686 г. То же, неизвестного года. Мюнстерская серебряная монета, 1614 года. Две серебряные шведские монеты Густава Адольфа, 1623 и неизвестного года, Медный неизвестный жетон. Медный жетон в два злотых им. Грудек (Городок), Белкаского уезда, для расплаты с рабочими 247).

Некоторые из перечисленных предметов представлены в снимках, помещающихся в сочинении г. Авенариуса. — „Дрогичин Надбужский“, другие же упоминаются (в незначительном, впрочем, количестве) лишь в тексте указанного сейчас сочинения. В последнем, т. е. в тексте, упоминается и несколько других предметов, не вошедших в состав дрогичинской коллекции Археологической Комиссии и, таким образом, представляющих дополнение к списку находок на дрогичинском городище. Сюда относятся: большой каменный топор, весом в пять фунтов, найденный на новообразовавшейся мели против Дрогичина; кременной, хорошо отшлифованный топор, поднятый на берегу между Русским Дрогичином и дер. Бужиско; куфический диргем 746—747 гг. нашей эры, случайно найденный при рытье ямы в центре города; 900 экземпляров свинцовых пломб, собранных в 1887—8 гг.. и несколько сот предметов, собранных на берегу Буга крестьянином Антоном Барщевским и мещанином Феликсом Коханским, как-то: бронзовый и каменный крестики; две свинцовых привески с изображениями и надписями; несколько бронзовых привесок; медный наконечник какого-то неизвестного предмета; обломки большого костяного гребня с украшениями; бронзовый замок; худо сохранившийся денар Антонина Пия; около 160 каменных и стеклянных бус; более 400 свинцовых оттисков, с изображениями и буквами; двадцать пять пряслиц; двенадцать малых железных ножей; сулица и железный наконечник стрелы; две очень широких и плоских железных подковы; обломок железного серпа; обломки фитильного ружья, и т. п. 248).

Дальнейший список точно обозначенных предметов дрогичинских находок составляет бывшая на выставке IX Археологического съезда коллекция г. Авенариуса, в состав которой входили следующие предметы.

1—2) Два медных крестика. 3) Свинцовая (очевидно, упомянутая выше) печать с изображением св. Мефодия и надписью. 4) Девятьсот пломб с ц.-славянскими буквами и разными изображениями. 5) Бронзовый перстень с зеленым камнем. 6) Бронзовый перстень с красным камнем. 7—23) Семнадцать медных и бронзовых колец. 24—26) Серебряное витое кольцо и два серебряных височных кольца (из каменной могилы близ Дрогичина). 27—43) Семнадцать мелких бронзовых украшений и привесок. 44) Часть серебряного филигранного украшения. 45) Медная швейная игла. 46) Бронзовая фибула. 47) Большая медная пряжка. 48) Железная пряжка. 49-62) Тринадцать железных ножей и огниво. 63) Каменная головка со втулкой. 64) Склеенный из обломков стеклянный браслет и обломки таких же браслет. 65—67) Три нитки (около 500 штук) каменных и стеклянных бус. 68—69) Два малых точильных бруска. 70) Тридцать семь каменных и одна костяная пряслица. 71—72) Два малых глиняных горшка. 73) Костяная ручка ножа 249).

Несколько предметов из Дрогичина было также на выставке в коллекции гр. Флёри, и предметы же из Дрогичина составляют значительную часть в коллекции г. Болсуновского. Здесь находятся:

Таблица I.—2) Лицевая сторона медного энколпиона, с изображением распятия на 8-конечном кресте; по бокам Божия Матерь и св. Иоанн; в углах изображения неизвестных святых. 3) Шестиконечный бронзовый крест, орнаментированный, со следами позолоты; надписи: аѵ. — I. H. S., на второй перекладине: S. IOA... NES., на нижней: ORA.... PRO.... ME. rv. — вверху монограмма из букв M и A, на перекладине: SIN.... Pecado; внизу: ORIGINAL. Ушко — в верху и дырочка в низу позволяют предполагать, что этот крест прикреплялся снаружи, может быть, к какой либо части вооружения. 4) Часть бронзового энколпиона, с изображением Богоматери по средине и с буквами Б, О, О, У и Х на концах и внизу. 5) Оборотная сторона маленького энколпиона, с изображением Богоматери. 6) Маленький складень со следами финифти: на лев. ст. Богоматерь с Младенцем, на правой — св. Николай, по бокам — изображения двух святых.

Таблица II.—1) Крест из темно-коричневого шифера. 2) Крест из черного камня. 3) Свинцовый равноконечный крест, неправильной формы. 4) Крестик из зеленовато-палевого стекла. 5) Часть медного крестика, орнаментированного шариками; (по три — на концах и 5 в средине). 6) Медный крестик с квадратными пластинками на концах, орнаментированными кантиками и пятью точками на каждой.

7) Часть бронзового крестика с латинскими буквами. 8) Бронзовый крестовидный орнамент, на нем рисунок 8-лепесткового цветка. 9) Медный патриарший крест. 10) Медный односторонний медальон с изображением св. Георгия, влево; на обороте следы надписи. 11) Бронзовый орнамент в виде дракона, вправо. 12) Бронзовый орнамент в виде кружка, украшенного точками. 13) Маленький, пестрого мрамора, крестик. 14) Бронзовая привеска в виде полумесяца, с ушком, орнаментирована бусами. 15) Часть серебряной серьги. 16) Спиральное кольцо из проволоки, с ушками по концам. 17) Медное кольцо с гнездом для камня. 18) Бронзовая пряжка. 19) Бронзовый орнамент в виде двух геральдических лилий. 20) Поясная бронзовая пряжка. 21) Такая же, в виде креста. 22) Часть бронзовой привески с цепочкой. 23) Кольцо с бронзовыми цепочками и привесками в виде пластинок, орнаментированных точками и насечками. 24) Свинцовая печать: на лиц. ст. — геральдическая лилия; обр. сторона — гладкая, — на ней следы ткани, к которой могла быть прикреплена печать. 25) Бронзовая привеска в виде стрелы: на ней следы букв Я. Е (аѵ.) и Б (гѵ.) 27) Бронзовый равноконечный крест: аѵ. — рисунок креста, усеянный латинскими буквами; гѵ. — святой, в кружке, по сторонам — латинские буквы. 28) Круглый бронзовый орнамент. 29) Такой же орнамент с изображением часов. 30) Свинцовый орнамент с крестом в круге. 31) Свинцовая крышечка с изображением крылатого льва (герб Венеции) и круговой надписью: Ех officina Santo Marco. 32) Стеклянный дельфин с перышками, окрашенными в синий цвет, и с красной спиральной жилкой в середине: вероятно, ушко от сосуда, или браслет. 33) Железный наконечник копья. 35) Черная игральная косточка (кубик) с точками от 1 до 6.

Таблица IV.—16) Пять полугрошей королей Альберта (1492—1498) и Александра (1498—1501). 17) Денарии: данцигский 1555, эльбингский, литовские 1569 и 1570 и литовский полугрош 1511.

Щит № 4.—e) Каменный крест серого цвета. c) Три разных бусы. и—и) Десять бус.

Щит № 5.—a—a) 50 бус из стекла, сердолика и камня. b) Свинцовый крестик с квадратом по средине, без нижней части. c) Половина бронзового 4-конечного крестика, со следами финифти. d) Бронзовое кольцо. p) Часть свинцовой привесной печати. e) Шесть бронзовых пуговок, из которых одна со следами бирюзы и одна орнаментированная 250).

В заключение списка находок на дрогичинском городище следует упомянуть о свинцовых оттисках, прежде других найденных на дрогичинском городище и хранящихся теперь в Виленском музее. 251)

Близ Русского Дрогичина, на земле пом. Островской, по свидетельству местного священника, в недавнее время находилось несколько камней с крестами, и славянскими надписями, но в средине 80-х годов они употреблены были их владелицею в качестве строительного материала

Замечательный по своей глубокой старине и точности даты времени камень найден был, — если только допустить достоверность сведений, — при копании могилы в Дрогичине в 1783 году. Камень этот обыкновенная надгробная мраморная плита, на которой был герб Добрынских рыцарей и следующая надпись:

Hic. sub. umbra. querci.

Quiescunt. ossa. Henrici.

De Zygocżyn. nomen. illi.

Nescivit. sibi. simili.

Magister. xpi. milicie.

Sit. heres. eterne. letitie.

Obt. Ao. Dn. M.CC.XXXXVIII 252).

Церковный отдел дрогичинской старины, подобно общеархеологическому, отличается также значительным богатством. Не говоря о тех предметах, которые живут лишь в, несомненно, впрочем, достоверных, воспоминаниях, ограничимся указанием налично существующих фактов.

Между Замковой горой и православной церковью, на огороде николаевского солдата Даниила Евтуха до сих пор наблюдаются остатки фундамента построенной Даниилом Романовичем Пречистенской церкви, где, между прочим, найдены были две железные вещи, служившие, вероятно, церковным запором. Следы православных церквей сохранились также в ур. Рай и близ деревень — Щеглятин, Ласковицы и Дражаево; во всех этих местах есть урочища, называемые церквисками.

В местной православной церкви находится несколько старинных икон, именно: Икона сошествия Св. Духа на апостолов, . — Икона Божией Матери, византийского письма, в очень старой серебряной ризе; на оборотной стороне надпись — Revocatio anno 1581; взята из францисканского монастыря. — Икона Божией Матери ; в холщевой, расписанной серебром и сусальным золотом, ризе. — Образ Николая Чудотворца, прекрасной живописи. — Обе последние иконы взяты из Троицкого монастыря и помещаются теперь в приписной Варваринской церкви. В этой же церкви находится хотя и не столь художественная, но несомненно древняя икона Великомученицы Варвары, и частица Животворящего Креста Господня, — в ковчежце, чрез который проходит шнурок, припечатанный печатью с гербом и епископскими регалиями, неизвестно, впрочем, чьими.

Ряд церковных икон должен быть пополнен иконами и образками, случайно приобретенными в Дрогичине, или найденными на дрогичинском городище и входящими теперь в состав археологических коллекций. Из предметов этого рода значительнее других приобретения г. Авенариуса, отосланные им в 1887 и 1888 годах в Императорскую Археологическую Комиссию. Вот перечень этих предметов: Икона Успения Богоматери: Авфоний изображен в костюме иезуита. — Медный образок св. Николая, с мечем в правой руке и церковью в левой. — Часть двустворцевь, с финифтью на поле. — Пять медных тельных крестиков. — Большой наперсный крест с изображением Богородицы с Младенцем Иисусом, — Медный складень с изображением в средней части Богородицы со скипетром — Медные складни (2) с изображением в средине Николая Чудотворца. — Двухсторонний складень малый. — Средняя часть складня с изображением Страстной Богоматери. — Тельный образ св. Николая. — То же, Богородицы с И. Христом. — Большой медный наперсный образ Богородицы скорбящих радости. — Малый образ Богородицы с I. Хр. — Медный складень: Николай Чудотворец и 12 святых. — Тоже, без одной створки, — Малый медный двустворчатый складень. — Малый медный образ св. Антипы. — То же, Иоанна Предтечи. — Медный образ с Распятием на аѵ. и Троицей на rv. (оч. древний). — Круглый медный образок: Распятие с предстоящими (оч. древний). — То же, на rv. — ветхозаветная Троица. — Большой наперсный крест с Распятием, — Средней величины медный крест с Распятием. — Медный овальный медальон с худо сохранившимся изображением. — Старинный серебряный крестик. — Медный крестик очень заржавленный, древнего византийского типа (изломанный), вероятно, с крышки евангелия. — Два сломанных медных крестика, — Два свинцовых крестика. — Два каменных крестика разной формы 253).

К разряду этого же рода памятников должны быть отнесены некоторые из перечисленных выше предметов коллекции Болсуновского, и здесь же следует упомянуть о восемнадцати орнаментарных и христианских каменных и металлических крестиках, рисунки которых помещены в издании г. Леопардова 254).

Церковная библиотека дрогичинская богата рукописными и старопечатными книгами. — В приходской Никольской церкви заслуживают внимания следующие книги. Рукописное евангелие, без указания времени и переписчика; пергаменные листы — вперемежку с бумажными; письмо древнее — с юсами и тщательное, как печать. Апостол львовской печати, . Богослужебник львовской печати, . Цветная триодь: .

Достопримечательные книги приписной Варваринской церкви. Два рукописных евангелия, писанных уставом, по-видимому, XVI ст.; на одном из евангелий четыре акварели с золотом, изображающие евангелистов. Рукописный апостол. Месячная минея (Август), в ¼ листа, писана уставом. Рукописный нотный ирмологион. Типикон, в лист, писанный уставом, по-видимому, XVI ст. Маргарит св. Иоанна Златоустого, острожской печати, 1595 г., в ¼ листа. Книга поучений огласительных и тайнодейственных св. Дорофея, киевской печати, 1627 г., в ¼ листа. История Иоанна Дамаскина о жизни Варлаама и Иоасафа, кутейской печати, 1633 года, в ¼ чиста. Субботник (оставшийся от троицкого монастыря) с автобиографиею и сказанием о троицкой церкви обновителя последней, в конце XVI стол., игумена Варлаама Левика; далее — чин, како творити поминовение: письмо — устав. Четвертый лист разрисован пером: вверху — изображение Троицы, прославляющей Божию Матерь, внизу — Василий Великий, Григорий Богослов и Иоанн Златоуст и четыре евангелиста, по сторонам — апостолы Петр и Павел; в средине — заглавие, киноварью, и „“ — На оборотной стороне — изображение св. Иоанна Дамаскина: сидит перед книгой (Всемирную славу) и чинит перо. — В субботнике после поминовения митрополитов и епископов упоминаются роды, теперь католические.

В архиве дрогичинских церквей находится много различных рукописных документов XV, XVI и следующих столетий. (С.).

 

125) с. НАРОЙКИ, 40°23' — 52°29', Наройской волости. Бельского уезда.

В пределах Наройской волости г. Глогер указывает две доисторических (кремневых) стоянки; одна из них находится около дер. Верхуцы Надбужской 255) а другая в полумиле от Дрогичина, близ дер. Клызовки, на песчаном берегу безымянной речки, в ¼ мили от впадения ее в З. Буг 256). Обе эти стоянки отличаются, впрочем, бедностью, и только на последней из них г. Глогеру удалось найти, кроме обычных для таких мест осколков кремня, несколько обломков кремневых ножиков и короткий — широкий скребок.

Близ дер. Бужиска есть озеро, на противоположном берегу которого, в расстоянии саженей ста от деревни, находится невысокий холм, имеющий в окружности около 60 саженей и известный в народе под именем „Седлиска“. На этом холме в прежнее время находили обломки глиняной посуды и части разных железных вещей 257).

В трех верстах от Нароек, в лесу находится насыпь, покрытая большими булыжными камнями: называется „Сватовския могилки“. По народной легенде, здесь прежде рос густой сосновый лес, чрез который пролегала узкая дорожка; на этой дорожке раз встретились два свадебных поезда, и когда ни тот ни другой не хотели уступить дороги, между поезжанами завязалась драка, в которой все они поголовно легли на месте и здесь похоронены. Сватовския могилки, очевидно, один из, так называемых, каменных могильников, которыми богата юго-западная часть Бельского уезда, и которых только в одной Наройской волости насчитывается более десятка. Здесь, кроме прилегающих непосредственно к Дрогичину, г. Авенариус 258) указывает девять могильников, расположенных при следующих деревнях: Скивы, Наройки, Путковица, Мельковица, Кореневка, Сады, Минчево, Клызовка и Вулька 259). Некоторые из этих могильников были исследованы г. Авенариусом и упомянутым выше Сонгиным. При общем характере перечисленных каменных могил с другими им подобными 260), кореневские могилы представляют ту особенность, что здесь найдены были три вида бус 261), которых не встречается в других могилах, именно: а) большие серебряные бусы, внутри пустые, довольно искусной филигранной работы, б) такие же, несколько меньшие, нанизанные на проволоку, и в) большие продолговатые каменные бусы с рельефным рисунком. Общий характер предметов, встречающихся в каменных могилах, довольно наглядно определяется Шнейдеровской коллекциею Виленского музея 262), в которой есть, между прочим, несколько предметов из „кладбища“ — около д. Скив, именно: стальное кресало, оселок, два железных гвоздя и два куска перегорелой кости, — В коллекции, собранной г. Авенариусом, каменные могилы наройского района представлены следующими предметами: три серебряных, с медной дужкой, полукольца; изломанная тонкая серьга; серебряная серьга с медной дужкой: буса из того же металла: большая каменная буса; три стеклянных бусы; пряслица: круглое кольцо с загнутым назад концом, из накладного серебра; сломанный железный ножик 263): кольцо с загнутым назад концом, из накладного серебра; железный ножик; горшок.

К категории очевидно каменных могильников должно быть отнесено и кладбище при деревне Острожанах, которое в 1857 году было исследовано А. Будзинским 264) и, по его словам, составляло прямоугольник в 120х80 кв. локтей, обведенный некогда глубоким рвом, а затем валом, выложенным из полевых камней. „Можно предполагать, говорит А. Будзинский, что ров был значительной глубины, так как во время раскопки гробниц глубина его еще равнялась одному локтю, — такой же величины был и вал. Кладбище находилось в то время под лесом, в уединенной местности, вблизи довольно возвышенной, покрытой лесом горы. На вершине горы, очевидно, человеческой рукой были уложены большие камни в виде круга. Быть может, это было место, на котором приносились жертвы богам.

Целое кладбище и гробницы, заросшие толстым орешником и терновником, оставались нетронутыми с незапамятных времен, и только в конце 1857 года, когда из дер. Острожан перенесены были на это место усадьбы крестьян и устроена деревня вблизи кладбища, крестьяне начали разрушать каменную ограду, употребляя материал на фундаменты домов, и даже вынимать большие камни из самых могил.

На этом кладбище находилось около тридцати гробниц разного размера, длиной от трех до шести локтей. Некоторые гробницы были на всем протяжении одинаковой ширины, около двух локтей. Расположены они были правильными рядами; одни отделялись друг от друга известным пространством земли, другие же только каменной стеной, так плотно сложенной, что из одной могилы в другую ничего не могло проникнуть. Все эти могилы были покрыты большими, или же незначительных размеров кусками серого гранита, которые, как оказалось при разборке их, расположены были тщательно в известном порядке. Всякая могила так была устроена, что все четыре ее стены были выложены камнем, причем камни своею плоской стороной всегда обращены внутрь могилы. В тех случаях, когда высота камней более глубины могилы, камни сами собой поднимаются незначительной своею частью над поверхностью земли, образуя таким образом невысокую ограду, когда же высота камней оказывалась меньше глубины могилы, нижние части могильных стен устраивались из мелких камней, верхние же слои из больших, чрезвычайно плотно соединенных и всегда выдающихся наружу, плит.

Осмотрев кладбище, говорит г. Будзинский, мы выбрали могилы, которые нам казались нетронутыми, и принялись раскапывать две из них, в которых, впрочем, не нашли ничего, принадлежащего отдаленной древности.“

Кроме каменных могильников, в пределах Наройской волости немало обыкновенных курганных групп. По указанию г. Авенариуса 265), они — при следующих деревнях: Верхуца Надбужная, Вулька, Клызовка, Минчево, Острожаны, Путковицы, Руница и Сады. Наблюдаемый во всех курганах этого рода обряд погребения — трупосожжение 266).

Из отдельных находок, к району Наройской волости может быть причислен кремневый топорик, найденный в р. Зап. Буге, против Гродка, Седлецкой губернии. Топорик этот еще не отшлифован и, по-видимому, не был в употреблении. Приготовлен он из волынского кремня, что дает повод предполагать, что в доисторическую эпоху не вполне обработанные на Волыни топоры из кремня препровождались по Бугу в Подлесье, а может быть, и далее. 267).

Из других находок, в пределах Наройской волости, известны: железный топор, из размытой могилы в Верхуце Надбужской, и глиняный кружок из кургана, в урочище Волынская Березина 268). Но особенного внимания заслуживает клад, найденный в упомянутой выше дер. Бужиске, в 20 саж. от дома крестьянина Столярчука. Клад обнаружен был свиньей, которая вырыла из земли серебряный обруч, подобранный потом восьмилетним мальчиком Францем Лукасюком. При раскопке места находки обруча найдено было еще восемь таких же обручей и глиняный сосуд с пятью серебряными слитками, из которых один, между прочим, напоминает, так называемые, литовские рубли 269). Клад этот препровожден был в Императорскую Археологическую Комиссию 270).

В Наройской православной церкви есть явленная икона Богоматери: явилась, по преданию, на груше, куда ходили за нею с крестным ходом. — Среди церковных книг, древнее других — евхологион львовской печати, 1645 г.

К разряду церковных достопримечательностей должны быть отнесены и следующие три образка, случайно найденные в пределах Наройской волости, именно: медный образок с изображением вознесения пророка Илии, найденный в деревне Минчево; позолоченный медный складень с изображением в средине св. Николая (Можайского), найденный в урочище „Горы“, и правая створка к одному из дрогичинских складней, найденная в дер. Бужиске 271). (С.).

 

126) г. КЛЕЩЕЛИ, 41° — 52°35', на р. Нурце, Дубяжинской вол., Бельского у.

Несколько выше г. Клещелей, над рекой Нурцем, находится довольно обширный, поросший по местам ольхой, луг, называемый „Озничиска“, каковое название указывает будто бы на существование здесь в языческие времена места религиозного культа 272).

На Ю. от дер. Круглого наблюдаются довольно явственные следы доисторической стоянки. При посещении этого места в 1882 году г. Глогером, здесь найдено было незначительное количество кремневых осколков, а также половина серпентинового топорика со сверлиной, кремневый шлифованный топорик, сильно поврежденный, большой и замечательно красивый кремневый наконечник дротика, два наконечника стрел, несколько ножиков, нуклеусов и черепки сосудов, которые были приготовлены из глины, с примесью толченого гранита, и орнаментированы 273).

В одиннадцати верстах от Бельска, по дороге в Клещели, в лесу им. Малинников находится круглая, в 400 кв. саженей, площадь, обнесенная двумя концентрическими валами и рвами. Длина внутреннего вала 69, а наружного 125 саженей; ширина каждого из валов — 2 саж., а ширина рвов — 5 арш. Въезд — с восточной стороны 274). По преданию 275), насыпь сооружена во время польско-шведских войн. По свидетельству Ярошевича 276), городище при им. Малинниках, несомненно, археологического характера и представляет наиболее оригинальный из памятников этого рода. Состоит оно, по словам Ярошевича, из двух кольцеобразных рвов и валов. Диаметр внутренней его площади 50 шагов; высота валов со рвами 24 шага, ширина рвов 5—6 шагов, а высота валов от основания 6 локтей. Въездов в городище, судя по перерывам рвов и валов, было два, — с северной и южной сторон 277). — Другое, обнесенное также валом и рвом, обширное городище находится между деревнями: Чехи, Шешилы и Красное Село; расположено оно среди неприступных болот, рядом с урочищем „Кобыльи головы“, на берегу реки Нурчика 278). К разряду городищ также должна быть отнесена и, находящаяся в 300 саж. от им. Вольки, круглая насыпь, с поперечником в 8 саж. Во время запашек расположенного на насыпи поля постоянно попадаются человеческие кости. Сооружение этой насыпи народ относит ко времени шведско-польских войн.

На упраздненном кладбище м. Боцек много находят серебряных польских и прусских монет не древнее, впрочем, XVII ст.

В Боцьковском костеле находится часть тернового венца Спасителя, похищенная в XVI столетии в Риме одним из Сапегов, бывшим там польским послом 279).

В Клещельской православной церкви есть евангелие львовской печати, 1629 г. (3С. У. П.).

 

127) с. РОГАЧИ, 40°52' — 52°30', на р. Нурчике, Рогачской вол., Брестского у.

Среди самого села Рогачей есть насыпь, которая, по преданию, осталась от времен шведских войн. — В четырех верстах к В. от Телятичской церкви находится небольшой холм, поросший лесом и покрытый каменным щебнем и мусором; холм и вся прилегающая к нему лесная площадь называется или замчиском, или замчисками, потому-то, по преданию, в старину здесь находился замок. С западной стороны площадь холма понижается, обнаруживая, таким образом, следы бывшего здесь въезда; а с восточной стороны холм огибается рвом. Раз сделана была на холме попытка раскопки, причем найдены были черепки глиняной посуды. У народа замчиско пользуется репутациею заколдованного места. — В полуверсте от дер. Семихочей есть конусообразная насыпь, называемая то шведской горой, то шведским курганом. Высота ее простирается до 2½ саж., периметр основания — 60 саженей. Насыпь считается общею могилой из времен шведской войны, однородной с теми, около десятка которых находится на правом берегу речки Пульвы, близ д. Лумны, Половецкой волости. При начатой — было здесь раз раскопке найдены были человеческие кости.

Между деревнею Верполем и соседним с ней лесом расположено несколько параллельных, идущих с В. на З., рядов отдельных насыпей. Местность эта называется то „могилками“, то „грабаркой“, и считается кладбищем, оставшимся от какой-то стародавней войны, бывшей ранее шведской.

Около лесного урочища Занищево есть песчаная площадь, величиной около квадратной версты. Ветер, разнося песок, обнаруживает здесь иногда кусочки янтаря, обрывки бронзовых и медных цепочек и мелкие угли. В 1886 г., под влиянием также ветра, обнаружены были два, обращенных головами на З., костяка, на черепах которых находилось что-то в роде киверов. Костяки зарыты на том же месте.

Один крестьянин села Рогачей несколько лет тому назад нашел на поле серебряную монету — ¾ талера герцогства Мекленбург-Шверинского, 1808 г. (2С. У.).

 

128) с. МАЛЕШИ, 40°39' — 52°48', Малешевской вол., Бельского у.

В расстоянии полуверсты на Ю. от дер. Лизы находится холмик в 2500 кв. саженей, называемый могилками, потому-то, по преданию, здесь еще в языческие времена хоронили покойников. В позднейшее время, по словам народа, здесь был иезуитский костел, от которого, вероятно, и остались наблюдаемые и теперь в некоторых местах холмика части булыжного фундамента. На холме видна большая булыжная плита, которая по словам стариков, закрывает отверстие, ведущее в находящееся здесь подземелье. В подземелье, по народной молве, есть клад, который теперешние владельцы холма пробовали — было достать, но безуспешно.

На полях дер. Сколимова находится большой курган, в котором, по преданию, похоронен со всем богатством последний вождь ятвягов, павший в битве с поляками 280).

В уроч. Шарковом, принадлежащем прихожанам малешевской церкви, в лесу — есть камень, называемый „Божья стопка“. На нем наблюдаются следующие оттиски: след левой человеческой стопы, углубление, образовавшееся как бы от прикосновения концом палки, и изображение луны в виде серпика. Народ считает эти знаки следами Богородицы, которая проходила здесь, опираясь на посох. (С. У.).

 

129) г. БРЯНСК, 42°30' — 52°45', на реке Нурце, Алексинской волости, Бельского у.

Уже пред нашествием татар в Брянске был построенный на земляной насыпи русский княжеский замок 281), остатки которого, вероятно, и сохраняются теперь в форме конусообразной насыпной горы, расположенной при впадении р. Бронки в Нурец и известной под именем Замчиско. На верху, в средине горы, есть углубление в 20х10 кв. саж., так что вершина горы представляет обнесенную валом площадь, длина которого 67 саж., а вышина около трех. Базис горы около 84 саж. в окружности.

Другое, более старое, городище находится в расстоянии около версты от первого; расположено оно на краю болота и называется „Камёнка“. От него теперь остались только большие камни и лишь следы вала. Местные жители рассказывают разные чудеса о показывающихся здесь кладах и о являющихся в ночное время ведьмах и всадниках. Так описывается это городище у Ярошевича 282). В настоящее время 283) оно представляет до восьми копнообразных возвышений, состоящих из камня, перемешанного с землею. И теперь это место народ называет также „Камёнок“, но вместо рассказов о явлении здесь разных страхов говорит о существовании здесь в старину церкви.

К разряду этого же рода памятников должна быть отнесена третья возвышенность, находящаяся на поле помещика, в расстоянии 50 саж. от церкви села Андрианок. Курган этот (так называется возвышенность в сообщении священника) имеет форму круглой копны; ширина его у основания 20 саж., вышина — 2 саж.; на вершине — квадратное углубление в 1½ аршина. — По народной молве, здесь была некогда церковь, впоследствии провалившаяся под землю. В Пасху до сих пор, по верованию народа, лежа на этом кургане, можно слышать раздающийся под землею колокольный звон.

В расстоянии верст около трех от Брянска, на земле фол. Керенёвки, близ бывшего, так называемого, Великого военного тракта из Польши в Россию, по берегам речки Бронки, находится состоящее почти сплошь из болот и трясин урочище, называемое „Кумат“. Недалеко от перекинутого здесь через р. Бронку моста поднимается небольшой холм, на вершине которого еще в 1848 году можно было наблюдать следы кургана, постепенно уничтожавшегося от производившихся на горе запашек. Весь холм переполнен был погребальными урнами, о чем между прочим свидетельствует следующий факт. Когда, в 1829 году расквартированный в окрестностях Брянска, батальон пионеров корпуса литовско-русских войск должен был для военных надобностей, раскопать часть холма, то он сейчас же наткнулся на остатки могил и должен был, по распоряжению своего начальства, прекратить раскопки, исправив предварительно и произведенную им порчу холма. Холм этот местные жители называют (по крайней мере, называли прежде) горой Кумата, равно как и находящийся на вершине горы курган — могилой Кумата. С урочищем Кумата соединялась в прежнее время следующая легенда. При последнем вожде ятвягов Кумате между поляками и ятвягами произошло столкновение. Разбитые не раз поляками и потерявшие несколько своих городов, в том числе и столицу — Дрогичин, — все способные носить оружие ятвяги сосредоточились для последней защиты по берегам р. Бронки, в урочище, называемом теперь „Куман“, старики же и женщины с детьми скрылись в болотистых лесах, где также они зарыли в землю унесенное с собой из городов имущество, в том числе и разные предметы религиозного культа. В последней битве на р. Бронке все ятвяги, во главе с Куматом, были перебиты, и сожженные, по языческому обычаю, трупы их были погребены в горе (теперь) Кумата, сам же предводитель их был погребен на вершине горы. Не участвовавшая в битве часть ятвягов, перейдя Нарев, расселилась между ним и Неманом и, оставаясь, недолго, впрочем, после этого, в язычестве, сохранила память о Кумате причислением его к своим богам 284).

Близ д. Замянова находится один из многочисленных в пределах Бельского уезда, так называемых, каменных могильников 285). Характеристику их см. с. Чижи, Бельского уезда.

В 60 саж. от д. Голионки лежит конусообразный, без всякой отделки, камень, с изображением верхней части креста (с двумя перекрестиями); нижняя часть креста вместе с камнем, очевидно, осела в землю. По верованию народа, камень лежит на могиле великана, хотя никакого могильного холма здесь незаметно.

Церковный архив села Андрианок отличается сравнительным богатством разных не особенно, впрочем, древних документов (С. П.).

 

130) м. ЦЕХАНОВЕЦ, 40°10' — 52°42', на р. Нурце, Шкурецкой волости, Бельского уезда.

В самом местечке Цехановце, на берегу Нурца находятся развалины замка гр. Оссолинского. Замок был окружен каналами и валом; по углам находились башни для пушек, остатки которых (башен) и по настоящее время существуют в развалинах. При очистке каналов в 1886 найдено было много ядер старой конструкции.

По дороге из м. Цехановца в м. Семятичи, в полуверсте от дер. Мальца, стоит „курган“, имеющий в окружности 10 саженей, а в высоту — около 1½ сажени. В основании кургана замечаются камни. В народе есть молва, что в этом месте была когда-то православная церковь. — К СВ. от дер. Побикров насчитывается 12 курганов. Пять из них, расположенные на небольшом возвышении по неправильной линии, находятся на крестьянской земле. Первый из курганов имеет в окружности около 6 саж. и в высоту до двух аршин. Второй, продолговатой формы, имеет в окружности 10 саж., а в вышину около одной саж. Часть этого кургана, с восточной стороны, была раскопана крестьянами, причем обнаружены были человеческие кости, и найдено было заржавевшее ружье (?) и прекрасно сохранившийся карманный стальной нож. Третий и четвертый курган расположены рядом и едва ли не составляли первоначально один курган, перекопанный впоследствии продольной траншеею; длина каждого из них 10 саженей, общая ширина 4 саж. и вышина — 1 сажень. Пятый, самый большой, курган имеет в окружности около 40 саж. и в высоту 2 саж. Кругом его растет пять дубов, две дикие яблони и три груши, — Следующие пять курганов рассматриваемой группы находятся на полях им. Побикров, в 100 саженях к Ю. от первых, и расположены по одной параллельной с ними линии. Величину этих курганов нельзя определить, так как владелец им. Побикров ссыпает на них камни, собираемые с поля, и курганы эти представляются издали большими кучами камней. — Остальные два кургана той же группы расположены недалеко к З. от первых, на поле ксендза. Каждый из них имеет в окружности около 10 саженей и в высоту 1 сажень. Один из этих курганов побикровским ксендзом был раскопан до глубины двух аршин, но в нем ничего, кроме камней и угля, не было найдено. — Все эти курганы имеют одно общее название — „Шведы“, потому-то, по словам народа, здесь погребены шведские солдаты, убитые во время войны шведов с поляками. Поляки, передает соединенная с этими курганами легенда, дали обет до śwętej Kalwarii. В чем состоял этот обет — легенда умалчивает, тем не менее продолжает она, Бог хранил поляков в этом сражении, и потери их были незначительны, между тем как шведов „мело как метлой“. Для того, чтобы похоронить всех убитых в этом сражении шведов, потребовалось 12 больших могил, которые и называются до сих пор „Шведами“.

К З. от д. Побикров есть еще один курган, вышиной до 2 арш., называемый у народа „Французы“. Если верить словам 98-летняго старика Челомея, который будто бы сам принимал участие в погребении здесь умерших от изнурения французов, курган этот, действительно, должен быть признан общею французской могилой 12-го года.

Несколько лет тому назад, один из крестьян д. Побикров выпахал на поле, близ упомянутых „Шведов“, золотую монету, которая была у него приобретена владельцем имения Побикров за 15 рублей; какая это была монета — неизвестно. — В 1886 году в Императорскую Археологическую Комиссию доставлено было четырнадцать монет (испанский талер, 1628 г., и польские 6 и 3—грошовики и полторак), найденный двумя крестьянскими девочками дер. Гранно на берегу р. Буга, где, по свидетельству местных жителей, вообще монеты попадаются нередко 286).

В Цехановецкой православной церкви есть потир . (С. У. П.).

 

131) с. ГРОДИСК, 40°24' — 52°37', Гродисской вол., Бельского уезда.

В самом Гродиске до сих пор сохраняются остатки древнего земляного укрепления (городка), имевшего, по-видимому, в окружности около 160 саженей. Часть ровной его площади в настоящее время застроена фольварком им. Гродиск. Окружавшие городок валы уцелели только на западной стороне.

В расстоянии одной версты на СВ. от села Чарны-Церковной есть четырехугольная возвышенность, имеющая в длину, с В. на З., семь саж., в ширину 4 саж. и в вышину аршина полтора. Шагах в 5—6 от нее на З. поднимается небольшой холмик. Место это называется „церквиско“, потому-то, по словам народа, в прежнее время на четырехугольной возвышенности стояла церковь, а на холмике — колокольня, которые ушли впоследствии под землю. В народе ходит целая легенда по поводу исчезновения церкви, именно: Раз в Светлый праздник одна баба, — злая колдунья, пошла в полночь в эту церковь к заутрени и дорогой упала в грязь. Отряхая грязь, колдунья со злостью закляла церковь: „бо дай она се запала, як я се поваляла“ (выпачкалась). По слову колдуньи, церковь провалилась под землю. До сих пор, добавляет легенда, если на церквиске в Святую ночь, пред Светлым праздником, приложить ухо к земле, слышно бывает под землею и пение и звон колоколов. — Народ указывает лице (конечно, давно умершее), которое будто бы выпахало возле церквиска металлический крест, какие обыкновенно ставятся на церквах. — В Ноябре 1886 года в юго-западном углу церквиска случайно были обнаружены следы, по-видимому, фундамента. — Следы фундамента обнаружены также на другом холме, находящемся в расстоянии 200 шагов от церкви с. Чарны Церковной.

Курганы в пределах Гродисской волости, по сообщению г. Авенариуса 287), находятся в трех местах: по одной группе близ с. Гродиска и д. Макарков и две группы близ дер. Чарны 288). — Г. Шритер 289) указывает пять курганов (один большой и четыре малых) при дер. Чарне Великой, один — в полуверсте от дер. Чарны Церковной и пять, вышиной в 1—2 арш. каждый, при имении Смолюги. — Местный, гродисский священник говорит о существовании одного большого кургана, с площадкой наверху в 200 саж., к В. от дер. Чарны Великой, и целой группы мелких курганов — между деревнями Чарной и Макарками. Наконец, учитель чарнянского училища указывает пять курганов на земле крестьян деревни Чарны-Церковной: четыре круглых, высотой до 1½ саж. каждый, и один, называемый в народе „церквиско“, четырехугольный (см. выше).

В сообщении священника, учителя и волостного писаря, очевидно, курганы не различаются от, так называемых, каменных, по терминологии г. Авенариуса, могильников, типичным представителем которых является могильник, близ деревни Чарны Великой.

В расстоянии полуверсты на В. от д. Чарны Великой, среди пахотного поля, возвышается небольшой холм, занимающий площадь в десятину и представляющийся издали громадной кучей дикого камня. Это и есть один из нередких в Надбужье каменных могильников. Отдельные могилы таких могильников в общем более или менее одинаковы: они имеют по большей части форму прямоугольника, длиной в 3—4 арш. и шириной в 1½—3 арш.; иногда встречаются и овальные могилы тех же размеров. Все они совершенно плоские и если выступают над уровнем материка, то не более как на ½ аршина.

Устройство могил и обряд погребения г. Авенариус 290) описывает следующим образом. „Место, выбранное для могилы, обкладывалось большими валунами стоймя, иногда в виде плотной циклопической стенки (как напр. в Грабняке и Чарне), или просто в виде венца (напр. в Мельковице), причем в головах и ногах покойника ставился самой большой камень, плоской стороной внутрь. Таким образом, получалось нечто в роде плоского четырехугольного или овального плоского ящика, глубиной в 1—1½ арш. В большей части случаев этот ящик углублялся на ½ или 1 арш. (в Чарне — на 2) вырытием могильной ямы, но иногда яма вовсе не делалась. Дно могилы или просто утрамбовывалось, или вымазывалось глиной, или, наконец, выкладывалось мелким булыжником. На это дно клали покойника с его приданым, оружием, украшениями и т. п. Засыпав покойника небольшим слоем земли, ставили ему в ногах (а иногда, кажется, и в изголовье) глиняный горшок с остатками тризны, затем забрасывали весь ящик обыкновенным булыжником, почти до краев каменной стены. Очень часто могилы (именно прямоугольные) устраивались вплотную, одна возле другой. В таком случае продольные стены делаются общими для двух могил. Вследствие описанного устройства могил, атмосферные влияния, в большей части случаев, или совершенно уничтожили костяк и металлические предметы, или оставили от них только немногие следы. — В могилах подобного рода все-таки встречаются железные ножи, топоры, кресала, пряслицы, стеклянные бусы, неспаянные бронзовые кольца, точильные бруски и т. п. предметы, вообще, однородные с попадающимися на дрогичинском городище 291). Кроме того, особенность каменных могил составляют, во первых, оригинальные по своей форме довольно большие и толстые, не вполне замкнутые, кольца, сделанные частью из чистого, частью из накладного на меди серебра; один конец кольца обыкновенно заканчивается завитком, сквозь который продевался шнурок. По предположению г. Авенариуса, кольца эти употреблялись в качестве головного украшения 292). Другую типическую особенность каменных могил составляют массивные, неспаянные и заостренные на концах кольца, скованные из двух толстых серебряных проволок и формой напоминающие серебряные запястья, находимые в других местах России, как, например, браслет, найденный в Луцке и принадлежащий г-же Уструговой. В частности, особенность могильника в Чарне Великой составляют находки бронзовых плоских браслетов, с загнутыми в виде завитушек концами и с узором в виде простых городков (найдено всего два экземпляра)“.

Исследование описанного могильника было произведено в 1887 году г. Авенариусом, и о результатах исследования сообщено было в Имп. Археол. Комиссию, куда вместе с тем пересланы были и следующие, добытые в могильнике при Чарне Великой, вещи: серебряные полукольца (девять) с медной дужкой; витая серьга из того же металла; перстень; плоское кольцо; изломанный железный ножик; пряслица; половина железного кольца; железный топор; два железных небольших ножика; железное кресало; два необыкновенно больших железных гвоздя; большое железное сломанное кольцо; два плоских бронзовых браслета, из которых один с узором; массивная бронзовая пряжка с отчетливым узором; бронзовое плоское кольцо; два больших круглых, неспаянных, посеребренных кольца: медный посеребренный круглый перстень с витым узором: круглые (3), неспаянные, с завороченным назад одним концом, кольца из накладного на меди серебра; средней величины буса из синего стекла; малый, сломанный оселок со сверлиной; пряслица 293).

Еще ранее раскопку чарнянских могил производил акцизный чиновник Сонгин, и часть найденных им предметов передана в краковский, а другая в виленский музей. В последнем предметы эти составляют отдельную „коллекцию, пожертвованную Шнейдером“ 294). В этой коллекции числятся, между прочим, следующие, найденные на кладбище в Чарне Великой, предметы. Череп взрослого мужчины. Череп ребенка и часть скелета. Двадцать пять больших железных гвоздей. Девять бронзовых колец, нанизанных на коже. Изломанная бронзовая серьга, резной работы. Три стеклянные бусы. Кусочки кожи, ниток и плетенки. Бронзовая пряжка со шпеньком. Четыре железных топора. Разломанное железное кольцо в 3½ вершка в диаметре. Обломок железного ножа. Железная ручка (дужка) от корзинки или ведра. Железная ручка от корзинки. Медная пряжка. Железное кольцо в 1½ вершка в диаметре. Медное кольцо, обложенное серебром. Два стальных кресала. Две серебряные серьги. Два изломанных бронзовых кольца. Оселок: Четыре серебряные серьги. Серьга из серого твердого металла. Три медных серьги, обложенные серебром. Железный ножик. Бронзовое кольцо. Медная серьга. Серебряное кольцо. Каменная буса искусной отделки. Серебряный бубенчик искусной резной работы. Серебряное кольцо с тремя бубенчиками. Две серебряные бусы, покрытые искусной резьбой. Большая граненая буса из стекла темно-фиолетового цвета. Металлическое плетеное кольцо. Разломанное бронзовое кольцо с тремя бубенчиками. Медная серьга, обложенная серебром. Четыре голубые бусы. Двадцать три бусы фиолетового цвета. Буса из неизвестного состава белого цвета. Двадцать шесть стеклянных бус, фиолетового и голубого цвета. Две бронзовых пряжки. Серебряное кольцо. Бронзовый медальон. Бронзовая серьга. Медное украшение с рисунками. Кусочек согнутого железа. Небольшой камень с отверстием (грузило). Два бронзовых кольца. Железное кольцо, разломанное 295).

Однородные с описанным сейчас могильники находятся также при деревнях: Чарна Средняя, Чарна Церковная и Смолюги. При дер. Чарне Церковной есть, кроме того, древнее христианское кладбище.

При дер. Семены, около общественного хлебного магазина, дождевая вода, размывая рыхлую почву, нередко обнаруживает человеческие кости. Народ думает, что здесь было когда-то кладбище.

В церкви села Чарны Церковной есть две иконы, — святой Анны и Богоматери, — старого греческого письма; к сожалению, при обновлении их в 1875 году, они были живописцем испорчены. — Особенным вниманием у прихожан пользуются находящийся в притворе крест с резным изображением Спасителя (ноги пригвождены двумя гвоздями) и ногорняя икона Покрова Пресвятой Богородицы. Заслуживает также некоторого внимания большое количество хранящихся в кладовой икон из старого иконостаса и старинная униатская церковная утварь (2С. У. П.).

 

_______________________

177 - Известия Императорского Археологического общества, 1872 г. Том VII. В. I, стр. 5 — 6. То же см. Архив Имп. Арх. Комиссии, 1867 г. № 41.

178 - Старинных, несомненно, археологических кладбищ, а также и следов первобытных поселений особенно много наблюдается по левому берегу р. Зап. Буга, на всем пространстве его течения по границе Меднянской и Каменец Жировицкой волостей. Так как это место лежит вне описываемого нами района, — в Седлецкой губернии, то мы можем позволить себе лишь упомянуть только те места, которые непосредственно прилегают к Бугу, именно: а) языческое кладбище около дер. Блоткова, б) побережье Буга, густо усеянное черепками урн разнообразного вида, близ дер. Сухры, и в) обширное языческое кладбище при дер. Костомлотах. Подробности см. J. Boski — Brzegi Buga, — Wiadomości Archeologiczne, Tom III, str. 63 — 78.

179 - Первоначальное название поселения на месте Пружан — Добучин, т. е., по Крашевскому, дубовая роща. Пружаною=Пожарлою город стал называться, по преданию, после того, как река Муха пожрала ребенка, оброненного неосторожной нянькой с моста. Есть также попытка (Литовские епархиальные ведомости, 1885 г. №№ 4 и 5) объяснить название города в зависимости от имени племени, обитавшего в окрестностях Пружан. — Некоторые сведения о Пружанах см. напр. у г. Бобровского: Гродненская губерния, Ч. II, стр. 936 и след.

180 - Biblioteka Warszawska, 1880 r. Tom I, str. 151.

181 - Гр. Уваров. — Археология России. Том II, стр. 64.

182 - Труды предварит. комитета IX Археологич. съезда. Отд. II, стр. 183.

183 - Архив И. А. Комиссии, 1892 г., № 75.

184 - Ibidem, 1885 года, № 17.

185 - В приведенном инвентаре в числе орудийных снарядов упоминаются три копы каменных ядер, — факт несомненно подтверждающий употребление каменных шаров в качестве орудийных сна¬рядов, что для некоторых археологов служит предметом сомнения и заставляет их для не малочи¬сленных, до сих пор сохраняющихся, предметов этого рода отыскивать другое назначение.

186 - Balinsky. — Starożytna Polska, 1846. Tom III, str. 764 и след. То же см. П. Бобровский. Гроднен¬ская губ. Ч. II, стр. 921 и след.

187 - Сообщение местного лесничего.

188 - Архив Имп. Арх. Комиссии, 1868 г., №. 16.

189 - На одном из медальонов, переданном покойному A. П. Тыртову, были изображены, по сло¬вам учителя, два воина в вооружении.

190 - Сообщение учителя.

191 - Архив Имп. Арх. Комиссия, 1889 г., № 92.

192 - Подробности, а также рисунки некоторых предметов см. Wiadomości archeologiczne. Warszawa 1882 r. Tom IV, str. 98 и след.

193 - Г. Глогер указывает в районе Косичской волости и другую, хотя и не такую богатую, доисторическую стоянку, именно — на берегу Буга, в окрестностях дер. Речицы, — на месте, называемом (от обилия здесь песков) белой горой. — Biblioteka Warszawska, 1876 r. Tom I, str. 131.

194 - Biblioteka Warszawska, 1883 r. Tom I, str. 142.

195 - Wiadomości Archeologiczne 1882 r. Tom IV, str. 105.

196 - Известия Императорского Археологического Общества, 1872 г. Том VII. Выпуск 1, стр. 6. — То же — Архив Импер. Арх. Комиссии, 1867 г. № 41.

197 - У Ярошевича основание Бреста приурочивается к 1018 году: Obraz Litwy I, § 20.

198 - Baliński. — Starożytna Polska, 1846 r. Tom. III, str. 723 и след. Те же сведения повторяет и Н. Бобровский. — Гродненская губерния. Часть II, стр. 807 и след.

199 - Старый замок стоял на поднимающейся над городом возвышенности, при слиянии Буга с Мухавцем: Бобровский, Гродненская губерния, II, 808.

200 - Starożytna Polska, Т. III, в. 736

201 - Wiadomości Archeologiczne, Т. III, 1876 r. str. 77.

202 - Архив Имп. Арх. Комиссии, 1884 г. № 35

203 - Wiadomości Archeologiczne, Tom. III, з. 77.

204 - Рисунки раки и иконы, а также и некоторые сведения о св. Афанасии есть в изданиях Батюшкова, — Холмская Русь и Белоруссия и Литва

205 - Сообщ. священника: ср. выше — сообщение учителя.

206 - Архив Комиссии, 1884 г. № 35.

207 - См. Ипатьевскую летопись под 1277 годом.

208 - В. Балабушевич. Каменецкий столб. — Литовския епархиальные ведомости, 1881 г. №№ 24 и 25. Ср. также Balińsky, — Starożytna Polska, 1846 r. Tom III, str. 763. П. Бобровский. Гродненская губерния. Часть II, стр. 1047. Памятная книжка Гродненской губернии за 1866 год. Вестник Западной России, 1870 г. Том II, стр. 322 и др. Рисунки Каменецкой башни, весьма, впрочем, неудовлетворительные и дающие только лишь общее о ней понятие, есть в Записках Императорской Академии Наук, 1865 г., кн. VI, I, в альбоме — Albóm widoków gub. (Grodzieńskiej zrysowane z natury przez Napoleona Ordę, Warszawa, 1878 r. Seria IV, и в Живописной России изд. Больфа, С.-Пб. 1882 года. Том III, стр. 188. В сведениях о малоизвестных и неизвестных памятниках, стр. 101, приводится, не имеющее, впрочем, особого значения, соединенное с башнею предание, именно: „каменецкую башню строили великаны („верблюды“), стоя на коленах, во удивление грядущему поколению: не было топора, и ступил верблюд одним шагом за две версты и прозвалась оттого деревня Ступичевом“. По рассказу же одного крестьянина, столб — даже надгробный памятник вождю верблюдов. — В Пружанском уезде и даже у соседних поляков столб вошел в пословицу: о человеке, некстати долго и неподвижно стоящем, говорят, — „Каменецкий столп“, или, что одно и то же, „Stoi jak kamieniecki Słup“.

209 - А. Шритер. — Топографические сведения огородищах и курганах Гродненской губ., стр. 19 — 21.

210 - Архив Имп. Арх. Комиссии, 1889 г. 92.

211 - Сообщение учителя с. Чернавчиц и священника с. Покр.

212 - Wiadomości Archeologiczne, 1882 r. Tom IV, str. 105.

213 - Подробности о скорбичских кладбищах см. в описании волостного района, к которому принадлежит дер. Скорбичи, — с. Косичи.

214 - Архив Комиссии, 1885 г., № 17.

215 - Сообщение волостного писаря; по сообщению учителя — 1 десятина и 1200 кв. саж.

216 - В сообщении учителя с З. и В.

217 - По сообщению учителя — около 35 саж.

218 - По характерности наименования обращают на себя внимание также и помещенное в заглавии село Половцы и луг — „Боняк“, расположенный недалеко на ЮВ. от с. Песчатки.

219 - Архив Комиссии, 1887 г., № 35.

220 - Biblioteki Warszawska, 1877 r. Tom I, str. 146.

221 - Idem, 1876 r. Tom I, str. 131.

222 - П. Бобровский. Гродненская губерния. Часть II, стр. 978.

223 - Русский. Достопримечательные места в Бельском уезде, — Гродненские губ. вед., 1868 г., № 13.

224 - См. Ibidem

225 - Характеристику их см. в тексте — Гродиск, Бельского уезда.

226 - Материалы по археологии России, № 4, — Дрогичин Надбужский, стр. 21, прим.

227 - См. в тексте Семятичи.

228 - Каталог Виленского музея, 1885 г. Отд. З, №№ 646, 751 и 860—3.

229 - Материалы по археологии России, № 4. — Дрогичин, Надбужский, стр. 36.

230 - Законоучитель Мельникского училища нашел на берегу реки Буга, и теперь у него находящуюся в саду, мамонтову кость.

231 - Архив Имп. Арх. Комиссии, 1884 г. № 36.

232 - Ср. Гродненские губ. ведомости, 1868 г. № 13. Сказание о явлении иконы дополняется здесь упоминанием о находке при ней палитры, кисти и красок двенадцати цветов.

233 - Ор. Biblioteka Warszawska, 1853 r. Z. CLII, str. 195.

234 - Материалы по археологии России, № 4. — Дрогичин Надбужский. стр. 18 и 21.

235 - Характеристику их см. Дрогичин Надбужский.

236 - Характеристику их см. Гродиск.

237 - В коллекции, доставленной г. Авенариусом в 1887—8 годах в Имп. Арх. Комиссию, результаты исследования каменных могил семятичского района представлены тремя предметами из Крупицкого могильника и восеныо — из Клюковского. Предметы из Крупицкого могильника: железный ножик, малая витая серьга и железное кольцо; предметы Клюковского могильника: круглое кольцо с изогнутым назад концом, из накладного серебра, два бронзовых, спиральных кольца, сломанная железная вещица, три железных гвоздя и большая пряслица. — Архив Императорской Археологической Комиссии, 1886 г. № 55.

238 - Каталог Виленского музея, 1885 г. Отд. З, №№ в перечне означены по каталогу музея.

239 - Леопардов. — Сборник снимков с предметов древности, находящихся в частных руках в Киеве. В. I, стр. 10; В. III—IV, стр. 29—31.

240 - Исторические сведения о Дрогичине см. напр. Материалы по археологии России, №4. — Дрогичин Надбужский. Baliński. — Starożytna Polska. Ц. Бобровский. — Гродненская губерния, и др.

241 - Материалы по археологии России, № 4. — Дрогичин Надбужский.

242 - См. ниже.

243 - Указание ее см. (Ө. Покровский. — Виленский музей древностей, Табл. XIX

244 - Курганы в других местах Наройской вол. см. с. Наройки

245 - Ярошевич указывает еще могилы при дер. Грунице, недалеко от Дрогичина, вверх по течению р. Буга. Это, очевидно, так называемые каменные могилы, характеристику которых см. в тексте с. Чижи (по Ярошевичу) и с. Гродиск (по Авенариусу).

246 - Дрогичин Надбужский, стр. 19.

247 - Архив Императорской Археологической Комиссии, 1886 г. дело № 55.

248 - Из, этих предметов более других заслуживают внимания: а) две свинцовых пластинки с изображением на одной из них — св. Мефодия (аѵ.) и креста с надписью — IC XC и двумя аканфами — по обе стороны его нижней части (rv), и на другой — неизвестного святого, на обеих сторонах; б) бронзовая изящная привеска, в виде трилистника с изображениями человеческих лиц в кружках из точек: в) бронзовый замок, с украшениями, сходными с находящимися на костяных гребнях, и г) бронзовое украшение от ремня.

249 - Каталог предметов, доставленных на выставку при IX Археологическом съезде. Вильна, 1893 г. стр. 69.

250 - Прибавление к каталогу выставки при IX Археологическом съезде, стр. 19 и след.

251 - Ф. Покровский. — Виленский музей древностей, табл. XIX.

252 - Narbutt. — Dzieje staroż. narodu litewskiego, Wilno 1838. T. III. str. 412.

253 - Архив Имп. Арх. Комиссии, 1886 г., 55: Образа и кресты, найденные в г. Дрогичине и посаде Русский Дрогичин, в оврагах, после размытия р. Буга, при копании картофельных ям и обработке огородов.

254 - Сборник снимков с предметов древности, находящихся в частных руках, в Киеве. В. I. Табл. I и В. III—IV, Табл. V.

255 - Biblioteka Warszawska, 1876 r. Tom I, str. 131.

256 - Idem, 1879 r. Tom I, srt. 143—5.

257 - Архив Императорской Археологической Комиссии, 1885 г., дело № 17.

258 - Материалы по археологии России. — Археологическая карта.

259 - Каменные могилы в пределах Наройской волости, — в двух, впрочем, только местах, — именно — при Наройках и при Красевице, указывает также и Ярошевич: Biblioteka Warszawska, 1853 r. Z. CLII, str. 194.

260 - Характеристику их см. Гродиск.

261 - Авенариус. — Дрогичин Надбужский, стр. 22.

262 - Каталог Виленского музея, 1885 г. стр.75 и след. См. также в тексте Гродиск, Семятичи и др. м.

263 - Перечисленные предметы найдены в кореневском могильнике, дальнейшие — из мельковицкого могильника. — Архив Имп. Арх. Комиссии, 1886 г. № 55.

264 - А. Будзинский. Археологические разыскания в Гродненской, бывшей Августовской, ныне Сувалкской и Ломжинской губерниях, в период времени от 1837 до 1869 года произведенный А. Будзинским. — Памятная книжка Сувалк. губернии, на 1875 г. Отд. III, стр. 81 — 95; с двумя таблицами рисунков. Перепечатка из Bibl. Warsz. 1871 г. Февраль.

265 - Дрогичин Надбужский, стр. 18.

266 - Общую характеристику этих курганов см. в тексте Дрогичин, Бельского у.

267 - Biblioteka Warszawska, 1882 r. Tom I, str. 148.

268 - Архив Импер. Арх. Комиссии, 1886 г., № 55.

269 - Ср. Ф. Покровский, — Виленский музей древностей, 1892 г. Табл. XIX, 4—9.

270 - Архив Комиссии, 1835 г. Дело № 17.

271 - Архив Импер. Арх. Комиссии, 1886 г., № 55.

272 - Miasto Kleszczele na Podlasiu. — Biblioteka Warszawska, 1845. Tom III, стр. 173.

273 - Biblioteka Warszawska. 1883 r. Tom I, str. 142.

274 - Сообщение волостного писаря: по сведениям учителя — с северной и южной.

275 - По сообщению учителя, преданий — нет.

276 - Biblioteka Warszawska, 1858 r. Z. CLII. str. 196.

277 - O существовании окопов (называемых шведскими), при дер. Малинниках упоминается также в описании м. Клещелей, пом. в Biblioteka Warszawska, 1845 r. Tom III, str. 173.

278 - Biblioteka Warszawska, 1853 r. Z. CLII, str. 146.

279 - Отсюда будто бы, между прочим, и название местечка — Боцьки.

280 - Виленский Вестник, 1872 г., № 5.

281 - Бобровский. — Гродненская губ., II, 987. Ср. Baliński. — Starożytna Polska. Т. II. str. 1813.

282 - Biblioteka Warszawska, 1853. CLII, str. 196.

283 - Сообщение священника села Андрианок.

284 - O uroczysku historyczném, zwaném Kumat, przez W. Ossolińskiego. — Biblioteka Warszawska, 1848 r. Z. XCVI, str. 465. — Ярошевич (Biblioteka Warszawska, 1853 r. Z. CLII str. 197—8) указывает, вместе с Куматом, и другое урочище „Цвинтель“. Расположено оно около дер. Олексина, на левом берегу Нурца, и, по местной легенде, также получило название от имени одного из ятвяжских предводителей.

285 - Biblioteka Warszawska, 1853 r. Z. CLII, str. 194.

286 - Архив Комиссии, 1886 года, № 36.

287 - Материалы по археологии России, № 4, стр. 18.

288 - Характеристику курганов см. Дрогичин, Бельского уезда.

289 - Топографические сведения о городищах и курганах в Гродненской губернии, стр. 13.

290 - Материалы по археологии России, № 4, 1890 г., стр. 21.

291 - См. Дрогичин, Бельского уезда.

292 - Ср. довольно распространенные и близкие по форме к описываемым, так называемые, височные кольца.

293 - Архив Имп. Арх. Комиссии, 1886 г., № 55.

294 - Каталог предметов Виленского музея древностей, 1885 г., стр. 75. — Коллекция, пожертвованная г. Шнейдером.

295 - Ibid. стр. 75 — 84.

 

Назад Оглавление Далее
 

Яндекс.Метрика