На главную сайта   Все о Ружанах

Немцевича Юлиана Урсына

ПУТЕШЕСТВИЯ ИСТОРИЧЕСКИЕ
по землям Польским
совершенные между 1811 и 1828 гг.

 

Париж
Петербург
1858

 

Перевод и вступление: © А.В.Королёв.
Исходный текст, на польском, представлен здесь
.

 

Фрагментом книги Немцевича Ю.У. мы продолжаем публикацию тех немногочисленных сведений и свидетельств, которые оставила нам История в отношении Ружан, окрестных сел и местечек. Тем более интересен представленный здесь взгляд выходца из Брестского воеводства.

 


Юлиан Урсын Немцевич

О Юлиане Немцевиче.

Классик польской литературы, поэт, писатель, драматург, публицист, общественный и политический деятель. Родился в 1757 г. неподалеку от Бреста в имении Скоки (теперь это ж.д.станция ветки Брест-Черемша). В 1777 г. закончил Кадетский Корпус в Варшаве. В 1794 г. был адъютантом Т. Костюшки, ранен во время битвы под Мациевичами (Maciejowicami) попал с ним в русский плен) и посажен в Петропавловскую Крепость в Петербурге. После освобождения в 1796 г. выехал с Костюшко в Америку, где поддерживал близкие контакты с первым президентом США Джорджем Вашингтоном. В страну вернулся в 1802 г. Унаследовав после смерти отца имение, поселился в родительских Скоках, где проживал постоянно до 1804 г., а позднее бывал здесь периодически. Путешествовал по стране как инспектор школ. На родине начал писательскую и научную деятельность, которой до конца отдался после переезда в свое имение Урсиново (Ursynowie) под Варшавой в 1822 году. В 1827 г. стал во главе Варшавского Общества Приятелей Науки. Противник конспирации и сторонник легализма. В 1830-31 гг. принял участие в октябрьском восстании, а по его окончании удалился в эмиграцию во Францию, где и умер в Париже в 1841 г. 

На этой странице сайта мы приводим только небольшой фрагмент из главы «путешествие в Литву», имеющий непосредственное отношение к Ружанам и частично Пружанам, поскольку нам интересен также путь, каким в те годы можно было добраться до Ружан. Выехал Немцевич вместе с братом 28 июня 1819 года из Скоков (Skoki). Дорога проходила по теперешней Брестской области через Выстичи (Wistycze) —  Турну (Turna) —  Чернавчицы (Czernawczyce) —  Кобрин —  Пружаны —  Михалин (Michalin) —  Ружаны, затем по современной Гродненской области — ПодороскИзабелинВолковыск... Проехав Гродно (1 августа), Ковно, Вильно, Троки, Слоним, Немцевич на обратной дороге вновь оказывается в Ружанах, через Михалин, Пески едет в Пинск, Холмск, Кобрин и завершает путешествие у брата в Адамково (теперь - микрорайон Бреста).

   В двух словах о транспортной системе того времени. До подчинения литовских земель Российской империи система передвижения была построена достаточно просто —  дороги большей частью формировались местными владельцами. Для удобства, а более —  для получения дохода в узловых местах, на переправах и развилках строились корчмы, которые как правило отдавались в аренду (часто евреям, успешным в коммерции). Такую корчму Немцевич упоминает в Михалине. Но российские власти подходили к вопросу транспорта более строго —  почти сразу начались работы по упорядочению существующих и строительству новых почтовых трактов. Дороги обмеривались, вдоль них устанавливались верстовые столбы, окапывались канавы и обсаживались деревья. Организовывалась система почт и почтовых станций. Появились почтовые смотрители, которым вменялось в обязанность проверять кто и куда следует, давать или не давать подмену лошадей и т.д. Вот фрагмент из «Станционного смотрителя» Александра Пушкина, описывающий как раз это время:

«Кто не проклинал станционных смотрителей, кто с ними не бранивался? Кто, в минуту гнева, не требовал от них роковой книги, дабы вписать в оную свою бесполезную жалобу на притеснение, грубость и неисправность? Кто не почитает их извергами человеческого рода, равными покойным подьячим или, по крайней мере, муромским разбойникам? Будем однако справедливы, постараемся войти в их положение и, может быть, станем судить о них гораздо снисходительнее. Что такое станционный смотритель? Сущий мученик четырнадцатого класса, огражденный своим чином токмо от побоев, и то не всегда.»

Александр Фридрих ВиртембергскийАнтонина Фредерика
Александр Фридрих Виртембергский
и его жена Антонина Фредерика.

По ходу путешествия Немцевич испытывал неудобства в связи с постоянными задержками на станциях. Еще в Кобрине по этой причине Немцевич столкнулся с приостановкой в работе почтовой станции (там, как пишет автор, ожидался приезд князя Александра). Немцевич пишет: «Какова была связь между тем, что должен был проехать через два дня князь и мной, проезжавшим в это же время, не пойму». В тексте упоминается «князь виртембергский, Александр». Наверняка это Александр Фридрих (17711833), проезжавший вместе с женой и детьми (на тот момент их у супругов было пятеро). Князь Александр был весомой фигурой в Российской империи. Брат императрицы Марии Федоровны (жены будущего императора — Павла I), генерал русской службы, участник Бородинского сражения. К тому же сестра русского императора Александра IЕкатерина Павловна была королевой Вюртемберской и именно ее кончина 9 января 1819 года могла быть причиной поездки Александра Фридриха в Вюртемберг и его возвращения, совпавшего по времени с путешествием Немцевича. Интересен еще тот факт, что впоследствии (в 1822 году) Александр Фридрих стал главноуправляющим ведомством путей сообщения!


Константин Павлович

Еще не раз Немцевич будет испытывать такого рода затруднения. Из Лиды он собирался, видимо, ехать прямо на Слоним, но не тут то было! По выезду из Слонима: «На первой же почте я не смог достать коней, все потому что под великого князя в Белицы высланы. Во всей деревне тревога и суматоха. Летали по всех дорогах высланные на разведку из Новогрудка и Слонима евреи». Вот откуда в публикуемом ниже отрывке появилась фраза: «не желая встречаться с большим двором в Михалине...». Великим князем в этом случае мог быть разве что Константин Павлович (1979-1831), в то время наместник Российского императора в Царстве Польском.

В качестве лирического отступления. Если сопоставить некоторые факты, то можно предположить даже причину поездки. Вероятно, Константин Павлович решал в Питере свои личные вопросы. Дело в том, что брак его не сложился и первая жена сбежала от него на родину где-то в 1801 г. без официального развода. В Варшаве он познакомился с Жаннетой Грудзинской. А тут еще у него родился внебрачный сын (правда от Клары-Анны де Лоран), которому дали имя Константин Константинович Константинов.  По-видимому именно в этот приезд в Петербург Константин тайно отказывается от престолонаследования в обмен на т.н. морганатический брак с панной Грудзинской. Источники сообщают, что будущий Николай I, третий  брат царствующего Александра I, именно в 1819 году от последнего узнает об этом решении Константина. А уже в начале 1820 года одно за другим последовали два события: 1 апреля Константин получает официальный развод, а 24 мая в Варшаве повторно женится. Не хотел бы я в этот момент оказаться на пути у великого князя:

«А как к городу приедут

Верещат пред всей громадой:

Вот великий князь, ребята!

Сразу, словно конец света

Уж сомлел исправник, городничий бледен

Ждет у стряпчего помощи и рады.

Как, когда у сосны рядом

Кто-то палкой тронет муравейник»...

[Ю.У.Немцевич]

В 1830-1831 годах в Варшаве происходит восстание (в котором, кстати, непрямое участие принимает и Немцевич). В 1831 году по пути в Петербург Константин Павлович заболевает холерой и умирает в Витебске.

Свирепое исчадье ада!

Восстал неукротимый змей.

Шипя, на воздух льет отраву;

Плечист, огромен и крылат,

Внезапно с берегов Евфрата

До Каспия проник и Волги;

Где он, там сокрушенье, страх;

Там бич несытыя холеры

И смертных тысячи валятся.

Друг другу прививая смерть.

[Д.И.Хвостов., Холера 1830 года.]

Кто знает, может быть подхватил болезнь он где-то между Брестом и Слонимом, а может и в Ружанах. Впрочем, это домыслы. Не совсем однозначная ситуация с его отречением после смерти Александра I в 1825 году и стала одной из причин восстания декабристов.  И именно по этой дороге бежит в Польшу один из них, друг Пушкина - Кюхельбекер или попросту "Кюхля". Так сплетаются судьбы, события, места.

Дороги, дороги...

Катит по-прежнему телега,

Под вечер мы привыкли к ней

И дремля едем до ночлега,

А время гонит лошадей.

[А.А.Пушкин]

Задержки в пути от Кобрина до Ружан и от Лиды до Слонима — приметная деталь, говорящая о том, что знаменитый «витовтов тракт» продолжал широко использоваться, только с веками слегка меняя конфигурацию. В описываемый период он проходил, вероятно, через Брест - Кобрин - Пружаны - Михалин - Ружаны - Слоним и далее в Минск, Москву или Петербург. Даже на карта Гродненской губернии из Атласа Российской Империи (1860) единственно этот путь дан двойной линией.  Сколькие же сильные мира сего побывали в Ружанах в прошлые века!

Отношение Немцевича к властям Российской Империи вполне понятно и предсказуемо, если вспомнить его биографию и дружбу с Т.Костюшко. Не могли не сказаться на это отношение и массовые конфискации имущества польских шляхтичей после ряда восстаний. Особенно ему ненавистна Екатерина II.

Достаточно много места в приводимом «ружанском» фрагменте уделено местному еврейству, поскольку население местечка, да и не одного его, в то время по большей части составляли именно евреи. Дабы не поднимались лишние страсти, польское слово «żyd» я перевожу как «еврей», хотя  здесь в то время слово это практически не использовалось.

Перевод сделан мной — перевел как смог, старался сохранить стиль написанного. Если по этому поводу возникнут претензии — сообщите. Номера страниц по изданию 1858 г. приведены в квадратных скобках. По тексту приведены также комментарии, которые я счел необходимым добавить для объяснения некоторых забытых уже моментов истории и имен. Как обычно, для удобства чтения годы, имена и места по тексту выделены.

А.В.Королев.

 

ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ.

[страницы V-VI.]

 


Александр Орловский.
Путешествие в кибитке.
1819. Русский музей,
Ст. Петербург, Россия.

[V] Просматривая первый раз эту книжку, написанную несколько десятков лет назад знаменитым мужем, какого позднейшее поколение уже не видело, но воспоминания которого еще и сегодня живы, приносим изданием нашим обществу прекрасный дар, а литературе нашей ценное приобретение. Издано в последнее время немало наших провинциальных описаний; но среди них нет книжки, охватывающей все земли польские и рассказывающей не только о прошлых их деяниях, но и состоянии их общества и нуждах. Под этим двойственным взглядом, книжка Немцевича, названная им путешествиями историческими и, якобы, прошлое края долженствующая отобразить, более может успокоить читателя, нежели многие из позднейших работ того же рода, где чаще можно обнаружить искания библиотечные, нежели пилигримки по краю.

[VI] Во вступлении к этим путешествиям, в году 1811, Немцевич говорит, что когда по жребию долго неудачному не мог раньше изучить досконально значительную часть собственной земли, хотя по морям дальним странствовал <…>, теперь на родину вернувшись, вскоре найдя в обязанностях общественных перерыв в несколько недель, выбрал для себя посещение Кракова и его околиц. В следующем году выехал [VI] в Пруссию королевскую, а по возвращению посетил и описал Варшаву. В году 1816 объехал Волынь и Берестье; в году 1817, двинулся до Гданьска и Крулевца; годом позже – на Подолье и Украину, добравшись аж до моря Черного; в году 1819 путешествовал по Литве; в году 1820 по Руси Червоной; следующим летом проехал Силезию и Великую Польшу, а последнее его путешествие, в году 1828, было экскурсией в Подлясье, в интересах, так сказать, семейных.

<...>

 

ПУТЕШЕСТВИЕ В ЛИТВУ
В ГОДУ 1819.

[страницы 336-415.]

 

<...>

Фрагмент карты Гродненской губернии (1860 г.)
Фрагмент карты Гродненской губернии (1860 г.)

[347] Пружаны, как и Кобрин, имущество королевское столовое1, Екатериной2 Румянцеву3 отданное, им же шляхте нашей стало распродаваться. Неисчислимые капиталы за покупки эти из брестского воеводства ушли, в то время как край этот в безденежье держат. Шляхта старалась как могла, брала займы, чтобы имущество это приобресть; отсюда – большие хлопоты, эксдивизии4 и упадок.

Щедрой была безмерно непорочная Екатерина в расточительстве, захватившая польских королей собственность. Все неисчислимое столовое имущество, которое в течение стольких веков содержали короли наши достойно и превосходно, раздала на любовников, или на мерзостных исполнителей своих приказов. Так, например, экономию шавельскую5, Юрбург6, и т. д., 14,000 мужских душ7 имеющие, отданы Платону Зубову8. Бог знает кто не брал. Рубанов, любимый цирюльник Безбородьки9, получил ключ станиславовский10, лежащий у ворот Гродна. Счастье что все это откупили или откупают еще поляки.

Кроме славной пущи Беловежской, где зубры начинают уже гибнуть11, уезд пружанский немного имеет лесов; перерезают его реки: Мухавец и Яселда. Уезд волковыский, более веселый вид имеет. Край больше приподнят на холмы, как на Подлясье; здесь и разбросанные повсюду рощицы, дома обывателей чистые и со вкусом выстроенные, оттененные прекрасными садами и лесками. Дороги прямые и сверх потребности широкие (1)11-1. Поскольку они часто чрезмерно стоят человеческого труда; дорогим быть должен пот человеческий, столько есть нужных работ, и понапрасну он течь не должен. Дороги эти по обеим сторонам в один, а порою и в два ряда деревьями засажены, а поскольку эти посадки делались чаще всего в неприемлемое время года, вместо зелени, видны как сухие вешки. Послушные ивы везде принялись, но другие деревья, имевшие больше духа независимости, смеют противиться указу. Несмотря на это, посадки распрямленных деревьев, ровными рядами стоящих, имеют пользу ту, что напоминают самую полезную вещь в мире, то есть, парад.

_____

(1) - Пришел указ, чтобы их не такими широкими делали [комментарий Немцевича].

 

Около Михалина12, попал я под самый большой в мире ливень; но [348] благодаря скорости почт здешних, оказался вскоре под крышей. Остановился, наконец, в Ружанне.

Ружанна, у реки Зельва13, жилище некогда состоятельного дома Сапегов14, сегодня более из-за запущенности нежели из-за местных бед, в упадке. Дворец, который лет сорок тому я видел пышным великолепными украшениями и убранством, сверкающим тысячными огнями, звучащим музыкой, наполненным толпой гостей, в котором, наконец, в г. 1642, Владислав IV с женой своей, Марией Гонзагой15, в течение десяти дней весело гостил, сегодня является частью складом хлеба, частью переоборудован в фабрику прядения шерсти. Эту фабрику держат евреи16, но не используют ни одной еврейской руки; охотно нанимают христиан, кормя их и давая каждой девушке по рублю в месяц. В одном из кабинетов находится библиотека, не слишком выделяющаяся ни выбором книг, ни также их числом. Более интересен кабинет рукописей17, который состоит из 232 больших томов; достигающих конца XV-го века, и заканчивающиеся концом XVIII-го. Много в них находится интересных материалов по истории; когда-то князь Когнатович18 обильно в них черпал к делу своему жизнь Сапегов. Письма к гетманам, министрам, епископам, друзьям дома, окаймлены годами. Плохо, что в конце нет алфавитного реестра с содержанием предметов. В хранилище есть славный кубок, называемый сапежинским19. Использовался он для монархов, когда те посещали Ружанне; выносили его под выстрелы пушек; говорят что он из одного цельного изумруда. Оставляю знатокам проверить это мнение.

Сопровождаемый вежливым паном Чудовским20, отвечающим за это имущество, имел время осмотреть все: потому что в девятом часу утра, в ожидании князя виртембергского21, почта была закрыта для подорожных и не открылась даже поздно вечером. Город, хоть и деревянный, хорошо застроен, заселен полностью почти евреями. Целый местный промысел обращен к производству одеял и тканей. Не благоденствует здесь крестьянин, как в других краях благоденствуют околицы городов ремесленных. Какое же потребление города заполненного таким сдержанным людом как евреи? Поселилось их 1,000 душ; каждая еврейская душа, кроме шабаша22, не нуждается более чем в двух головках чеснока и куске хлеба. Даже если бы чеснока в своих огородах не выращивали, даже если бы его покупали, расход на дневное прожитье такого еврейского семейства из пяти голов составить [349] не может больше как пол шелага23 на голову: дадим целый медный грош на семейство; двести семей потребляет чеснока ежедневно на 6 злотых24 20 грошей25, прибавим 3 гроша в целом на взрослых евреев и подростков на хлеб, получится 20 злотых. Таким образом, потребление ежедневное тысячи евреев, следовательно, составит 26 злотых 20 грошей, сумма, которая наверное не обогатит тысяч живущих в окрестностях крестьян. Что в местечках так скромно живут евреи, сомнений нет. Не бьют там скота раз в неделю, то есть в пятницу, а то евреи имели бы кусок мяса на шабаш; а потому христиане мяса в день тот [тоже] не едят, получается, что всю неделю поститься должны, i że cielne ofiary dla Hebrajczyków tylko padają [Здесь я перевести не смог, - Перев.]. Везде здесь видно отсутствие хозяина; нельзя сказать, что от хозяйского ока конь жиреет26.

Измотанному дорогой [мне] мил был отдых в гостеприимном доме маршалка губернского Казимира Грабовского27 в Подороске. Изабелин28, ближайшее местечко, построен было графом Флемингом, подскарбием великим литовским и именем дочери его, которая жива еще, княгини Чарторыйской, генеральшей подольских земель названо. Местечко то целиком построено из прусского камня. Сюда, во время сожжения в последней войне Волковыска, перенеслись уездные суды.

<...>

[392] В Луцке, Бресте-литовске и других, торчат только обгоревшие, или сгноенные святыни, пышные дворцы в Волчине, Ружане, Слониме, Вильне, Перкалове, немногочисленные в Варшаве и других местах, также разрушительной военщине стали добычей.

[393] Я не миновал Ружан не зайдя еще раз в дворцовую библиотеку и просмотрев находящиеся там манускрипты: содержание их оригинально и очень важно; я поблагодарил Господа, что ее от стольких разбоев и грабежей защитил. На почте опять неизмеримая тревога в связи с наступающим проездом; с трудом до первой почты получил коней. Хотя было воскресенье, принудительные работы у дорог; что удивительно, в июле сосны по обеим сторонам сажают. Не желая встречаться с большим двором29 в Михалине, одинокой корчме среди огромного леса, я нанял коней до Березы картузкой и до Песков, имения маршалка слонимского, Пусловского30.

<...>

Комментарии переводчика.

1. «имущество королевское столовое...» (столовое имение) — в Речи Посполитой, личная собственность монарха — государственное имение, обеспечивающие доходом королевский престол. Позднее были переименованы в «экономии» (возврат).

2. «Екатериной Румянцеву отданное...» — Имеется ввиду Екатерина II. (возврат).

3. Румянцев — генерал-фельдмаршал Петр Александрович Румянцев-Задунайский (умер в 1796 г.). Где-то в 1795 году императрица Екатерина II дарит Пружаны своему фавориту Румянцеву-Задунайскому, потомки которого вскоре распродают эти земли местным шляхтичам — Трембицкому, Булгарину, Влодкам и Швыковскому. Швыковскому достались непосредственно Пружаны. (возврат).

4. Эксдивизия — раздел имущества между кредиторами. (возврат).

5. Шавельская экономия — была одним из столовых имений. (возврат).

6. Юрбург (по-немецки - Georgenburg) — местечко Ковенской губернии, Россиенского уезда, при реке Неман, в 10 верстах от Прусской границы. Теперь – Юрбаркас (Литва). (возврат).

7. «мужские души...» — Мужские души еще назывались в России ревизскими душами. 17.000 таких душ как раз и получил генерал-фельдмаршал Румянцев-Задунайский (вокруг Гомеля и вокруг Пружан в Брестской области). (возврат).

8. Платон Зубов — Зубов Платон Александрович (1767-1822) — последний фаворит императрицы Екатерины II. В одних только бывших польских областях он получает до 13 тысяч душ (Немцевич указывает 14 тысяч душ), с ежегодным доходом в 100 тысяч рублей. (возврат).

9. Безбородко — Князь Александр Андреевич Безбородко (1746-1799). Под началом Румянцева-Задунайского воевал против турок, в 1775 году по прибытии в Москву с графом Румянцевым он поступил к Екатерине «для принятия прошений, поступающих на высочайшее имя» - должность весьма прибыльная во всех отношениях... (возврат).

10. «ключ станиславовский...» — Усадьба «Станиславово». Район на северо-восточной окраине Гродно. Древняя загородная резиденция короля Речи Посполитой Станислава Августа Понятовского.  (возврат).

11. «славной пущи Беловежской, где зубры начинают уже гибнуть...» — Екатерина II разрешила проводить в Беловежской пуще любые охоты, кроме отстрела зубров. Это привело к еще большему сокращению численности животных, а медведи и бобры были истреблены полностью. Но и в отношении зубров, будучи "покровительницей академических наук", Екатерина охотно давала разрешения на их отстрел для многочисленных музеев Европы. Справедливости ради стоит вспомнить, что с 1413 года, когда Беловежская пуща перешла во владение польских королей, она превратилась в место роскошных охот и придворных увеселений. При Сигизмунде Августе здесь было организовано производство поташа, железа, построены смолокурни. В конце XVI в. началась вырубка леса. В пуще исчез благородный олень, сократилась численность других видов животных. (возврат). 

11-1. «Дороги эти по обеим сторонам ... деревьями засажены...» — Дороги обмеривались, вдоль них устанавливались верстовые столбы, окапывались канавы и обсаживались деревья. Именно с тех времен дошло историческое выражение «Екатерининский тракт». (возврат).

12. Михалин — Небольшой поселок, находившийся почти на окраине Ружанской пущи по старой дороге между Сельцем и Ружанами. При нем находилась корчма, выполнявшая функции почтовой станции. Михалин уничтожен в период Великой Отечественной войны немцами, поскольку находился в районе действия партизан. (возврат).

13. «у реки Зельва...» — уже на первый раз отмечаю отсутствие упоминаний о реке «Ружанка».  (возврат).

14. «дом Сапегов...» — имеется ввиду ружанская ветвь рода Сапег. О них много сказано на данном сайте, повторятся не вижу смысла. (возврат).

15. «1642, Владислав IV, с женой своей, Марией Гонзагой...» — Владислав IV, Ваза (1595-1648), король польский и великий князь литовский (1632-1648). Вот с датой или с именем жены здесь что-то неладно: Владислав женился на француженке Людвике  Марии Гонзаге только в 1645 г. До этого его женой с 1637 г. была Сесилия Рената (из Габсбургов). Вскоре она умерла, но когда - точно не скажу... В книге М.Балинского и Т.Липинского «Starożytna Polska» говорится следующее: «Владислав, став королем, повторно был гостем в Ружанах в 1644 г.» и затем цитируется некий источник: «Из Жирович король с королевой (Цецилия Рената) и со всем двором, в Ружаны выступил, надворного (Казимира Льва) Сапеги приглашение приняв...». Подтверждает это и «Словарь географический Польского королевства», изданный в Варшаве в 1888 году. (возврат).

16. «эту фабрику держат евреи...» — Вначале арендаторами, а затем и владельцами зданий дворца на долгие годы стало еврейское семейство Пинес. (возврат).

17. «более интересен кабинет рукописей...» — часть т.н. сапежинского архива. (возврат).

18 «князь Когнатович...» — К сожалению, ничего не знаю ни о самом Когнатовиче, ни о его работах про Сапег... (возврат).

19. «славный кубок, называемый сапежинским» — Не тот ли это самый кубок, прозванный «Иваном»? Ходили упорные слухи, что кубок тот в наши дни изредка пользовал «царь Борис» (простите — Борис Николаевич Ельцин). Сам, правда, не видел, не допущен... (возврат).

20. «пан Чудовский» — И снова, каюсь, никаких данных о нем у меня нет... В книге написано «grzecznego IMP. Czudowskiego», где сокращение IMP., как мне кажется, означает «их милость, пан»... (возврат).

21. «в ожидании князя виртембергского...» — Имеется ввиду, видимо, Александр Фридрих (1771–1833), князь виртембергский, генерал русской службы, брат императрицы Марии Федоровны (жены Павла I), участник Бородинского сражения, проезжавший примерно в это время вместе с женой и детьми. Подробнее см. ранее. (возврат).

22. Шабаш (суббота) —  В польском языке, в котором szabas — «суббота» передает евр. schabbes — т.е. <др.-евр.> Šabbāth (шаббат). В XVIII веке из польского это слово вошло и в русский язык. При этом «великий, могучий...» как всегда наградил его многочисленными двусмысленностями типа: «шабаш ведьм», или «шабаш», в смысле - конец работе и т.д. (возврат).

23. Шелаг (пол.- szeląg) - давняя польская монета, равная одной трети гроша. (возврат).

24. Злотый (пол.- złoty сокр.- zł) – основная польская денежная единица в течении длительного периода истории Польши. (возврат).

25. Грош (пол.- grosz, лат.- grossus) - с XVI столетия до 1918 года грош польский = 1/30 злотого (zł). В пересчете на российские деньги = 1/2 копейки. (возврат).

26. «от хозяйского ока конь жиреет...» — Польская пословица. (возврат).

27. «маршалок губернский, Казимир Грабовский...» — Грабовские где-то с середины XVIII века владели Подороском и Изабелиным. (возврат).

28. «Изабелин, ближайшее местечко, построен было графом Флемингом, подскарбием великим литовским, и именем дочери его, которая жива еще, княгини Чарторыйской, генеральшей подольских земель, названо» — До второй половины XVIII века д. Изабелин называлась Петухово (Петуховичи), затем перешла в собственность Яна Ежи Флеминга (1799-?), саксонца, военного, который происходил из немецкой ветви известного фламандского рода Флеммингов. Он и переименовал д. Петухово в д. Изабелин в честь своей дочери Изабеллы Елизаветы Чарторыйской (1746-1835). Но к году посещения Изабелина Немцевичем деревней владели уже Грабовские... (возврат).

29. «не желая встречаться с большим двором в Михалине...» — Что за «большой двор» теперь имеется ввиду - неясно. Вероятно - очередная «делегация», проезжавшая по здешнему почтовому тракту. Ну не мог же не доехать еще эскорт князя виртембергского, ведь если учесть скорость передвижения Немцевича то повторно в Ружанах он никак не мог быть раннее конца августа, ведь 1 августа он прибыл только в Гродно!? В то же время само понятие «большой двор» определенно означает членов царствующего дома! Мое предположение дано во вступлении - см. ранее (возврат).

30. Пусловский — Войцех Пусловский(1762-1833), маршалок слонимский, женатый на княжне Юзефине Друцкой-Любецкой, владел старыми Песками. Именно его наследники в 1838 г. на окраине Коссова построили коссовский дворец-замок в неоготическом стиле. (возврат).

*  *  *

Яндекс.Метрика