pict На главную сайта   Все о Ружанах pict
pict

А. Королёв

Поездка в прошлое...



© А. Королёв 2006-2016

Копирование исключительно с разрешения автора.

 

Назад Оглавление Далее

7.Невольная жертва

К концу июня 1915 года «обстановка на дорогах», как написали бы сейчас, была сложной — большие группы беженцев целыми уездами стали двигаться с запада в Гродненском направлении и далее на восток. Уезжали в основном православные. Католики и еврейское население часто оставалось. Еврейское население, впрочем, заподозренное в повальном шпионаже, часто вывозилось насильно (в Германии в отличие от России евреи были полноправными гражданами). В частности, к августу из Гродно было выселено большинство населения еврейского происхождения. Это вообще особая тема и здесь мы ее опустим...


1915 год... Беженцы...

«... беженство.

Слово это выбрано неудачно, но приобрело право гражданства. Бежали только достаточные классы, а масса гналась насильственно со своих земель и пепелищ, лишенная всего. «Беженцы» принесли в восточную часть России капиталы, на которые и жили на новом месте, «выгонцы» же доплетались иногда с половиной семьи, похоронив другую по дороге, с пустыми руками, голодные, больные, всем чужие. В этом ужасном явлении, которое наблюдала вся Россия до Уральского хребта, как нельзя полнее сказалась вся неспособность военной и гражданской власти и всего правительства предугадать последствия распоряжений, отдаваемых без сколько-нибудь вдумчивого к ним отношения.»…

<...>

«20 июня 1915 г. вел. кн. Николай Николаевич телеграфировал главнокомандующему Северо-Западному фронтом Алексееву:

Прибывшие только что гофмейстер Нейдгард и граф (Владислав) Велепольский доложили об уничтожении целых селений на некоторых корпусных участках, о бессистемности эвакуационных распоряжений, о неправильно создавшемся, видимо, у населения и войск понятии, что это меры репрессии. Уничтожение частного имущества без оценки и без права сохранения его владельцами порождают уныние, озлобление, смуту.

Прикажите все это немедленно устранить. »…

[ М.К. Лемке, «250 дней в царской ставке»., запись под 30.11.1915 г.]

Из западной Беларуси выехало тогда 1400 тысяч человек. Опустела прежде всего Гродненская губерния, в особенности Белостоцкий, Бельский, Гродненский, Волковысский, Сокольский, Пружанский, Кобринский, Ошмянский, Слонимский, Лидский и Новогрудский поветы. Большинство беженцев попало в Тамбовскую, Самарскую, Рязанскую, Харьковскую, Екатеринославскую, Оренбургскую, Курскую, Казанскую, Калужскую губернии. Более 130 тысяч белорусов поселились в Москве, 100 тысяч — в Петрограде [O. Łatyszonek].


Беженцы из Польши

«Когда перебрались через Беловежскую пущу и под Пружанами доехали к шоссе, которое идет из Высокалитовска, то там вновь увидали бесконечный обоз беженцев. Воз за возом. Ждали аж до ночи, чтоб как—то втиснуться в этот обоз. Потом направились на Слоним. Днем ехали, а на ночь останавливались в лесу. Разжигали костры, варили еду, отдыхали — люди и кони. У шоссе все чаще попадались свежие могилки детей, а подчас и большие могилы взрослых. Кто-то постоянно плакал, кричал, стонал... Откуда-то появилась зараза. Все хотели, как можно скорей, вырваться из этого ада. Говорили, что в Слониме погрузят нас в вагоны. С надеждой доплелись мы до Слонима, а там... беженцы уже по две недели сидят на станции и ждут транспорт. Родители обождали немного, посмотрели и решили отправляться дальше коньми на Барановичи. Лошади однако уже устали. Ни хватало для них корма. Просили, покупали и так брали. Тысячи тысяч беженцев, что саранча, очистили все, что было у дороги.»

[Из воспоминаний Яна Зинюка,
„Нива” №№ 43-44 от 22.10.67 и 29.10.67 г.]

Вот о чем телеграфировал гродненский губернатор В.Н. Шебеко от 15 июня 1915 года из Слонима главноуполномоченному по устройству беженцев Северо-Западного фронта С.И. Зубчанинову:


Дети-беженцы в очереди за хлебом и сахаром
у врачебно-питательного пункта, организованного
отрядом РОКК, созданным на средства
В. М. Пуришкевича. Бобруйск. Сентябрь 1915

«Беженцы прибывают в Гродненскую губернию, главным образом, через Влодаву. На 25 июня включительно через Кобрин прошло свыше ста тысяч беженцев. Из Кобрина часть их направлена на Пинск, а часть на Барановичи; определенное количество беженцев расселено в Кобринском, Пружанском и Слонимском уездах. По направлению Друскеники-Волковыск-Барановичи и Белосток-Барановичи беженцы следуют незначительным числом. На пути следования беженцев и в местах их расселения устроены пункты, на которых Татьянинским комитетом, Союзом земств и городов вместе с военными властями беженцам оказывается врачебная и питательная помощь, а на некоторых из них у беженцев за деньги изымаются скот, повозки и лошади. Такие пункты устроены: в Гродненском уезде — в Друскениках, Озерах, Скиделе, Кринках и Тетеревке; в Сокольском уезде — в Новом Дворе, Соколке; в Белостокском уезде — в Белостоке, Заблудове, Городке и Белосукне; в Бельском уезде — в Цехановце, Брянске, Бельске; в Брестском уезде — в Олтуше, Залишанах и Чернянах; в Кобринском уезде — в Кобрине, Антоколе, Дрогичине, Иванове и Запрудах; в Пружанском уезде — в Пружанах, Сельце, Малече, Картуз-Березе; в Волковыском уезде — в Росси, Волковыске, Любищах и Миловидах. 30-31 июля предполагаю быть лично в Кобрине для ускорения дальнейшей отправки беженцев. Из Кобрина намерен попасть в Слоним».

Мало кто из беженцев могли похвастать вот такими документами:

 «Министерство Императорского Двора и Уделов
Управляющий Беловежскою Удельною Пущею
6-го Августа 1915 года
н-р 4104 почт. адрес и для телеграмм:
ст. Беловеж Гродненской губ.

УДОСТОВЕРЕНИЕ

Дано сие от Управления Беловежской Удельной Пущи лесному сторожу 4-го имения Беловежской Пущи Федору Степановичу Круку в том, что он с семейством в числе (:6:) человек по военным обстоятельствам отправляется внутрь Российской Империи, согласно высочайше утвержденному в 20-й день Августа 1914 года Временному Положению о вывозе на счет казны по военным обстоятельствам государственного имущества, правительственных учреждений, служащих и их семейств.

Настоящее удостоверение выдано г. Круку для беспрепятственного проезда в вагонах III класса от станции посадки Беловеж железных дорог до ст. Москва и провоза з собой, согласно упомянутому выше Положению, груза багажом до четырех пудов, что надлежащими подписями с приложением печати свидетельствуется.

Подленные подписали: управляющий Беловежскою Удельною Пущею Юрий Львов, делопроизводитель Терликовский».

[Из заметки Петра Бойко „Отозвался Ян Крук”,
„Нива” № 17 ад 25.04.93 г.]

Один из инспекторов, посетивший 16 июля питательный пункт беженцев на территории Брестского уезда Гродненской губернии, так писал В.Н. Шебеко о своем впечатлении от увиденного:

 «По всему пути моего следования от местечка Малорыто до г. Кобрина видел массы беженцев, которые двигаются в закрытых сверху полотном фурах, груженных тем, что можно было взять. С этими же фурами идет рогатый скот (иногда по 2-3 штуки), который ведут на поводу подростки. Скот этот иногда по дороге бросают, так как он обесценивается или не может далее следовать, но в большинстве случаев он движется с беженцами. Устраиваются беженцы таборами, выпуская выпряженных лошадей и скот на пастбища по обеим сторонам дороги, а сами располагаются на своих возах в тени ближайших казенных лесов. Против потрав почти никто не возражает. Настроение беженцев вполне мирное, но слегка угнетенное. За исключением единичных случаев движение беженцев идет безо всяких инцидентов, в известной стройности и порядке».


Беженцы под Ригой, 1917 г.

Несколько  позднее (от 9 августа 1915 г.) появляется приказ генерала Леонида Вильгельмовича Леша по III армии (Северо-Западный фронт), котором он официально объявляет 5 направлений для следования беженцев, среди которых нас интересуют два: одно проходит как раз навстречу движению Николая II, а второе проходит через Пружаны :

1) Клешели, Каменики, Беловеж, Пружаны, Рожаны, Слоним, Полонна, Барановичи;

2) Высоколитовск, Каменец-Литовск, Шерешев, Пружаны, Ворожбиты, Картузская Береза, Яглевичи, Чемалы, Маловиды, станция Русиновичи.

Впрочем, приказ этот написанный вдогонку событиям, попросту придал законную форму стихийному передвижению беженцев.

Добавим к этому подвижки войск, а также гражданского населения, мобилизованного на различного рода работы. В объявлении князя Туманова от 13 июля 1915 года, говорится следующее:

 

 « ... все мужское население Двинского военного округа1 в возрасте от 18 до 50 лет обязано по требованию административных властей выполнять инженерную работу, вызываемую обстоятельствами военного времени в пунктах, указываемых военной властью, причем каждый привлекаемый к работе будет получать за свой труд в сутки, кроме казенного продовольствия, вознаграждение в следующем размере: простой рабочий — 1 руб. 50 коп., землекоп — 2 руб., кузнец — 2 руб. 50 коп., плотник — 3 руб. 75 коп. и за пароконную подводу с рабочими 5 руб. 50 коп. (довольствие лошадей, фуража производится попечением подводовладельца)».


Артиллеристы под Гродно. прибл.1915 год

 

Представьте себе, в военное время работы за деньги! Но это так, к слову...

Таким образом, мо можем представить себе обстановку на тогдашней шоссе Беловеж-Пружаны-Ружаны — оно было попросту переполнено как беженцами, так и крестьянами, направлявшимися на работы в Гродно. Работы по строительству полевых укреплений (на подступах к фортам): опорных пунктов, земляных валов, проходов, установлению проволочных заграждений — продолжались до начало боёв по защите Гродно в августе 1915 г. А теперь перейдем к изложению одного из первых автомобильных происшествий того времени...

Назад Оглавление Далее

Яндекс.Метрика