pict На главную сайта   Все о Ружанах pict
pict

Прокопович Н. С.

pict

“БЕЛОРУССКИЙ ВЕРСАЛЬ”

Из книги "Свидетели глубокой старины"

См. исходный текст на белорусском языке.

Наиболее значительным и известным памятником архитектуры не только на Пружанщине, но и в Беларуси является Ружанский дворцово-парковый комплекс.

pict
Герб рода Сапег

Род Сапег занимал особое место в истории Беларуси. Их деятельность была очень плодотворной в области политики, дипломатии, культуры, науки. По своему происхождению они имели связи с великокняжеской династией Гедыминовичей.

Лев Сапега (1557 – 1633) был наиболее яркой фигурой этого рода. Свою политическую карьеру он начал в 1581 г. с должности писаря. Затем он занимал государственные должности подканцлера литовского, канцлера ВКЛ, воеводы виленского, гетмана, старосты слонимского, берестейского [ брестского, - переводчик ] и могилёвского, маршалка ВКЛ. Он был одним из составителей текста Главного Литовского Трибунала (1581) – главной судебной инстанции ВКЛ и ІІІ Статута ВКЛ (1588). Всю жизнь Лев Сапега был горячим патриотом своей державы и боролся за обретение ею независимости. Называл себя “литвином”.

pict
Л.И.Сапега. Портрет 17 в.

Л. Сапега был женат дважды. Первый раз на Дороте, которая умерла в 1 5 91 г., оставив 2-годовалого сына Яна. В 1599 г. канцлер вступил в брак второй раз с 16-летней Гальшкой (Лизаветой) Радзивил. Она стала матерью Ганны (1603 – 1627), Крыштофа Миколая (1607 – 1631) Казимира Леона (1609 – 1656) и Миколая, умершего маленьким.

О времени строительства дворца при Льве Сапеге свидетельствуют только косвенные данные, имя архитектора неизвестно. Скорее всего дворец строили не месте старого замка Тышкевичей, который был тут прежде. Самые первые из ружанских записей относят к 1602 г. В них говорилось о строительных работах без указания конкретного места. Возможно, в то время велись земляные работы по созданию искусственного озера, каналов, сада и парка. Из записей 1605 г. приблизительно можно представить структуру имения Сапег. На дворе владельцев где-то в это время возвели три дома – дома Большой, Средний и Малый, дом Гостинный, кухню и ряд хозяйственных строений. Очевидно, дома строились из кирпича, так как есть сведения о ремонте двух кирпичных заводиков. В расходных книгах 1611 г. упоминаются также “каналы в саду”.

pict
Центральный корпус дворца

Ружаны при Л. Сапеге стали своеобразным центром политической жизни ВКЛ. Вероятно здесь решались многие государственные дела, которые имели отношение не только к ВКЛ, но и к другим странам. В замке готовился польско-литвинский поход на Москву в 1603 – 1604 г. и будущий российский самозванец Лжедмитрий І (беглый монах Григорий Отрепьев).

Факт существования дворца в это время подтверждается пребыванием в Ружанах короля Сигизмунда ІІІ Вазы (1587 – 1632) в 1609 г., который вместе с Сапегой и другими магнатами направлялся в Москву для захвата трона. Сам Лев Сапега во время похода возглавил полк, который выставил за свой счет. Эти же данные также подтверждает 2-дневное пребывание в гостях и пышный приём королевича Владислава в Ружанах в 1617 г., который шел на Москву. Л. Сапега вновь присоединился со своим войском к королевскому, но, на этот раз завоевать русский трон они не смогли.

Запись по Ружанской экономии за 1611 г. косвенно свидетельствует о завершении работ по строительству дворца.

pict
Казимир Леон Сапега.
Гравюра П. Ландры.
1663.

План дворца в Ружанах подобен плану дворца в Ксёндже Вельким (Польша). Палац у Ксёндже был возведен в 1585 – 1595 г.г. мастером из Флоренции Санти Гуччи (1538 – 1600 г.) Вероятно, автором первого ружанского дворца был либо сам Гуччи, либо его ученик. Палац был построен в стиле итальянского барокко. О влиянии вероятно этого стиля свидетельствует роспись "граффити", который сохранился на сценах (эту технику разработали флорентийские мастера). Ружанский замок располагался на насыпном возвышении и был окружен валом. Замок был двухэтажный с 3 каменными башнями, в плане выглядел крестообразно. В центральной части замка находились зал и вестибюль с двухсторонней лестницей, в боковых частях – жилые покои, кабинеты, библиотека. Все покои были украшены лепниной, драгоценными картинами и скульптурой. Под домом в огромных склепах хранился боевой арсенал, провиант, архів с государственными документами, государственная сокровищница ВКЛ. При замке имелись линейные посадки деревьев.

pict
Павел Ян Сапега.
Гравюра П. Ландры.
1663.

После смерти Л. Сапеги в 1633 г. (похоронен в фамильном склепе в Вильно) дворец перешел его старшему сыну Яну Станиславу (1589 – 1635), который занимал должности старосты слонимского, маршалка дворного и маршалка великого. Но через два года он умер.

Следующим владельцем стал Казимир Леон (1609 – 1656) – третий сын Л. Сапеги. Он получил отличное европейское образование, учился в Вильно, а затем в Ингальштадтском, Нидерландском, Балонском и Падуанском университетах, владел 8 языками. Казимир Леон Сапега прославился как военачальник во время казацко-крестьянской войны 1648 – 1651 г.г. и русско-польской войны 1654 – 1667 г.г. В разные времена он занимал должности маршалка и подканцлера литовского, был секретарем и великим писарем ВКЛ, администратором Брестской экономии, старостой рогачовским. Он известен как основатель монастыря картезианцев в Березе и кафедры права в Виленском университете, на содержание профессоров которой выделил 37 тыс. золотых. Не забывал Казимир Леон и о своих ружанских владениях. С 10 по 19 января 1644 г. по приглашению магната во дворце гостил король Речи Посполитой и великий князь литовский Владислав IV (1632 – 1648) с женой Цецилией-Ренатой Австрийской. Современник тех событий Альбрехт Станислав Радзивил писал: ”…Король с королевою и двором … из Жировиц прибыли в Рожану, где в продолжении 9 дней … были угощаемы”. Легенда гласит, что королевской особе был поднесен чудесный хрустальный кубок “Иван” (объем 3,280 л), который являлся одним из наиболее драгоценных предметов во дворце. После того, как Владислав IV отведал из кубка, он пожелал, чтобы с этого момента спрятали кубок в специальном шкафу и выносили только в сопровождении придворных в парадном облачении под звуки музыки и 100 пушечных выстрелов. Судьба этого творения неизвестна. Современников очень поразило пребывание в Ружанах. Владелец дворца не только продемонстрировал свое богатство, он сделал всем гостям очень ценные подарки: королю – золотое блюдо (стоимостью 2 тыс. золотых) и дорогие голандские обои, королеве – перстень (стоимостью 16 тыс. золотых дукатов) и соболиные меха из Московии, канцлеру – серебряный кубок, каменецкому епископу – “два сорока соболей”, всем фрейлинам – перстни с рубинами, подкормию – саблю с золотой оправой, ксендзам – по 100 венгерских золотых. Драгоценные презент получил папский посланник, иезуитский визитер из Рима Фабриций Рамфус, который также находился в это время в Ружанах. В честь пребывания короля в центральном зале дворца была установлена черная мраморная плита с надписью об этом событии.

pict
Аркада дворца

В то время дворец уже отличался от прежнего. Перестройка была проведена итальянцем Джованни Батистом Джисленни (1600 – 1672). Дворец стал представлять собой довольно репрезентабельный дом с чертами стиля барокко. Он имел два этажа и был крестообразным в плане. Дворец украшали 3 башни. Две из них были квадратными в плане: при входе со стороны южного главного фасада и на торце западного крыла. На юго-восточном углу дома размещалась пятигранная башня. В центральной части дворца, которая выступала на удлиненных фасадах глубокими ризалитами, находились парадные залы и вестибюль с лестницей. В боковой части размещались жилые покои, кабинеты, архив и библиотека. Внутренняя планировка была анфиладной. Дворцовые покои были украшены Мрамором, штучной лепниной (штучный мрамор с гипсовой и мраморной крошкой, смешанные с клеем) и росписью. Покои на первом этаже имели арочные, а на втором – балочные перекрытия. Под домом находились двухэтажные арочные подвалы. В них размещался арсенал, архив, склад провианта.

pict
План Ружан.
1. Дворец
2. Петропавловская церковь
3. Троицкий костел

Дворец сослужил добрую службу в средине XVII в. Во время русско-польской войны в 1655 г., когда войска российского царя Алексея Михайловича приблизились к Вильно, в Ружаны были перевезены на хранение мощи Святого Казимира и находились там до конца войны. В честь этого выдающегося события во дворце установили мраморную плиту с надписью на латыни: ”Divo Casimiro sacrum ”.

Во время войны в 1656 г. Казимир Леон умер. Он был похоронен в стене кляштора картезианского в Березе (родовой склеп чарейско-ружанской линии Сапег). Сыновей К. Л. Сапега и его жена Теодора Тарновская (1625 – 1652) не имели. По их желанию Ружанский дворец переходил далекому родственнику и крестнику Павлу Яну Сапеге (1610 – 1665) – воеводе витебскому и гетману литовскому, а часть библиотеки передавалась Виленскому университету. Павел Ян отличился во многих войнах и конфликтах с королём. Личными врагами он считал Радзивилов и делал всё, чтобы избавиться от их влияния в ВКЛ. Во время войны с Москвой (1654 – 1667) и Швецией (1656 – 1658), он собрал на Ружанщине большие силы, нанял на собственные средства солдат, и начал грабить радзивиловские владения. На призывы же короля Яна Казимира отвечал молчанием и не подчинялся его приказам. Имения Сапеги оказались занятыми русскими в 1655 г. Чтобы отвоевать их назад и восстановить самостоятельность ВКЛ, Павел Ян обратился к шведскому королю Карлу Х Густаву и перешел на его сторону. Ян ІІ Казимир решил уладить магната-своевольника и вернуть его поддержку. В 1656 г. он дал Сапеге должность великого гетмана и воеводы виленского. Но этот шаг короля не остановил феодальных войн и не содействовал победе в войне с Московским государством. Только когда стало бесперспективно поддерживать шведов, Павел Ян вернулся к королю Речи Посполитой. Его мечта на занятие престола ВКЛ не осуществилась. В конце жизни Сапега отошел от политики и большую часть времени проводил в Ружанах, где и умер. По его распоряжению после смерти были отданы в переплавку бронзовые пушки из ружанского замка для колоколов костёла Святого Казимира в Вильно.

pict
Руины дворца

Следующим наследным владельцем был младший сын Павла Яна Леон Базиль (1660 – 1686). Так как в 1665 г. Леону Базилю было всего пять лет, то опекуном всего имущества стала его мать, а затем старший брат Казимир Павел Ян (1637 – 1720), которому и перешли Ружаны в 1686 г. К.П. Сапега был одним из самых богатых магнатов ВКЛ. Этому способствовали также его выгодные браки с Кристиной Барбарой Глебович, а затем Терезой Гасевской и Антониной Гельгид. Казимир Павел Ян в 80-я г.г. XVII в. занимал должности виленского воеводы и высших гетмана литовского (до этого был чашником ВКЛ, подстолием, подскарбием дворовым, воеводой полоцким, гетманом польным). Этот человек прославился в войнах с турками. На его собственном содержании находилось 30-тысячное войско литовское. Поддерживал короля Михала Вишневецкого (1669 – 1673), был лидером оппозиции в отношении всемогущих в 1670-е годы Пацов. Фактически при нем была установлена власть клана Сапег в княжестве. В 80-е годы XVII в. почти все высшие государственные посты в ВКЛ занимали представители рода Сапег. В последнем десятилетии XVII в. (после смерти короля Яна ІІІ Собеского) Казимир Павел Ян находился в оппозиции государственной власти и возглавлял шляхетское движение за восстановление самостоятельности ВКЛ. На престоле Сапега желал видеть своего ставленника французского принца Л. Канци. Но затем Казимир Павел Ян сам решил занять великокняжеский трон. Сапегам противостояла группировка Радзивилов, Огинских и Вишневецких, которые также претендовали на власть и поддерживали саксонского курфюрста Августа Сильного. Антисапежинская конфедерация объявила войну оппозиции и г8рабила его владения на протяжении 1696 – 1699 г.г. Ружанский дворец был опустошен. В 1700 г. войска Сапег были окончательно разбиты в битве под Алькениками. В этой битве погиб сын владельца Ружан Михал. Конфедераты лишили Сапег всех государственных постов. Тогда Казимир Павел Ян со своим войском подался в союзники к шведам, рассчитывая, таким образом, найти поддержку в деле по восстановлению ВКЛ (во главе с родом Сапег). Король Швеции Карл ХІІ воспользовался помощью Сапег во время Северной войны (1700 – 1721), но на самом деле не собирался восстанавливать белорусско-литовское государство. Есть сведения, что Карл ХІІ останавливался в Ружанах во время похода на Волынь. Во время восстановления на престоле Речи Посполитой Августа ІІ Сильного Саксонского (1697 – 1733) и поражения Карла ХІІ в 1709 г. Сапеги перешли на сторону своих современников, но утратили свое могущество и влияние.

pict
Боковая въездная брама

После опустошения конфедератами, русскими и шведскими войсками Ружаны пришли в упадок. Сапеги мало уделяли внимания своим ружанским владениям. В 1700 г. они были заложены и перешли к Самуэлю Горбачевскому. Только в 1714 г. их смог выкупить Ежи Станислав Сапега (1667 – 1732), сын Казимира Павла Яна. При нем владения Сапег расширились. Вступив в брак с Изабеллой Геленой Полубинской, он получил Деречин и Зельву. Вместе с отцом он воевал против турок, в Северной войне (1700 – 1721) выступал на стороне шведов и короля Станислава Лещинского, от которого получил должность воеводы трокского. Затем перешел на сторону Августа ІІ Сильного. При Ежи Станиславе была составлена опись дворца и городка в 1728 г. Дворец находился в запустении, но не был разрушен. В 1728 г. эти владения вновь были заложены. Вследствие браков своих детей Сапега был породнен с выдающимися семьями Речи Посполитой. Дочь Тереза Кристина была замужем за Криштофом Пацем, Бенедикта – Ежи Тышкевичем, Саломея Ганна – Антонием Щукой, Леоном Новосельским, Ежи Радзивилом. После смерти Ежи Станислава распоряжаться его наследством стала другая жена Теодора Пересвет-Солтан (? – 1774). В 1746 г. она выдала замуж свою единственную дочь Кристину Розу (? – 1772) за князя Казимира Масальского (? – 1777), старосту волковыского. В приданное Кристине были отданы Ружаны. Молодые взялись за восстановление дворца, которое было завершено в 50-е годы XVIII в., хотя больше времени жили в Ляховичах. Строительство велось по проекту королевского архитектора Яна Жигимонта Дэйбля. При Масальских Ружаны стали одним из центров музыкального искусства в Беларуси. Вместе с Казимиром Масальским в Ружанах оказался и его брат Игнатий, который получил здесь приход в 1754 г. Игнатий был одним из наиболее образованных людей своего времени – имел звание доктора философии и теологии. Судьба была неблагоприятна для новых ружанских владельцев. В 1756 г. с К. Масальским случилось несчастье – он сошел с ума. Его жена завершила жизнь в Виленском кляшторе кларисак. Кристина и Казимир не имели детей. Мать Кристины Теодора, которая пережила дочь на 2 года, отписала Ружаны своему родственнику Станиславу Солтану. Но уже в 1774 г. Сапеги вернули себе Ружаны. А наследство вступил племянник Кристины Розы – гетман польны Александр Михал Сапега (сын генерала литовской артиллерии Казимира Кароля Леона Сапеги и Каролины Радзивил).

pict
Александр Михал Сапега.
Портрет второй половины XVIII

Резиденцией Александра Михала Сапега (1730 – 1793) в детские и юношеские годы было Высокое. Так как родители его умерли рано, его воспитал дядя Юзеф Сапега – виленский бискуп. Вероятно  он привил Александру любовь к книге, искусству, музыке. Личность Александра Сапеги оценивается неоднозначно. Одни исследователи утверждают, что А. Сапега не отличался высокой моралью, совращал молодых девушек и имел внебрачных детей, очень жестоко относился к своим крестьянам и подавлял их бунты. Существует легенда о его незаконнорожденном крестьянском сыне Ниле, который поднял крестьян на борьбу за лучшую жизнь и был за это вместе со своими сторонниками казнен. Остальная часть крестьян-бунтовщиков была выселена в особое поселение, которое стали называть Ворониловичи – место, где живут “воры-ниловцы” (крестьяне, поддержавшие бунтовщика-“вора” Нила). Другие утверждают, что Александр был личностью неординарной, образованной и высокоморальной. В доказательство этого приводят факты из его интересной биографии. Сапега увлекался прикладными науками, особенно химией. Он даже спускался в ртутные шахты Словении и брал с риском для жизни пробы ртути для проведения химических опытов. Он готовил к изданию учебники по химии и минералогии. Богатый магнат занимался альпинизмам, подымался на вершины Альп. Вместе с Антонием Тизенгаузом, инициатором ряда экономических реформ Речи Посполитой, которые должны были содействовать ее возрождению, разработал стандарты мер и весов. Александр Сапега являлся членом Варшавского общества товарищей наук, оказывал ему весомую материальную помощь, был талантливым литератором. Впечатления о своих путешествиях по Греции, Австрии и Турции издал отдельной книгой на французском языке.

Александр и его жена Магдалена Агнешка-Любомирская (1739 – 1780) были почитателями искусства и отличался своими меценатскими делами. Говорили, что Магдалена была фавориткой короля Станислава Августа Понятовского (1764 – 1795). Она участвовала в придворных спектаклях под именем Магдалена Сапежина. Ружанские владельцы имели 5 детей: дочерей – Ганну Теафилию (была замужем за Г. Сангушком и С. Потоцким), Каролину (имела браки с Т. Потоцким и С. Солтыком), Марию Катажину (за Я. Сологубом, И. Пузином), Эмилию (за Ф. Ельским), и сына Франтишка.

pict
Проект театра. Вид на сцену.
Архитектор Я.С. Бекер. Около 1788 г.

Одна из наиболее характерных примет эпохи XVIII в. – массовое возникновение частных оркестров и капелл, оторые чаще всего были связаны с дворцовыми крепостными театрами. Музыкальный театр ВКЛ стал активным проводником идей Просвещения. Во второй половине XVIII ст. он стал доминирующим среди всех видов искусства. Репертуар был полилингвистичным . Произведения исполнялись на польском, итальянском, французском, немецком и русском языках. Придворный театр формировался из нескольких труп – оперной, балетной, драматической и капеллы, куда приглашали известных музыкантов из Италии, Франции, Чехии, Австрии и Германии, но постепенно их заменяли местные талантливые крестьяне, которые учились в местных частных театральных школах.

О пышности театра в Ружанах свидетельствуют даже руины, которые сохранились до наших дней. В архитектуре ружанского театра переплелись черты итальянской традиции и новые веяния французской архитектуры XVIII ст. А.Н. Кулагин считает, что театр в Ружанах начал строится в 1784 г. и был закончен в 1788 г. Но есть свидетельства, что строительство было завершено раньше (дата неизвестна). Проект театра составил Я.С. Бекер . Строение делилось на две самостоятельные части, которые объединялись парадной лестницей. Из проектов и чертежей можно заключить, что ружанский театр был довольно вместителен. Сцена была приспособлена для больших балетных показов и оперных спектаклей. Театр имел глубокую сцену, где было семь планов кулис, что давало возможность трижды менять оформление во время спектакля. С двух его сторон размещались гардеробные. Зал ружанского театра, который по форме напоминал подкову, с двумя ярусами уютных лож повторял конфигурацию известного зала театра Фарнезе в Парме (Италия), построенного архитектором Дж.Б. Алеотти в 1606 г. Но в решении лож (14 на первом ярусе и 15 на втором с царской ложей в центре) чувствуется влияние французской школы XVIII ст.: ложи выступали вперед и слегка нависали над залом. Ложи были просторные, имели ажурные балюстрады и разделялись коринфскими колонами. Одну треть просторного партера занимала лестница и место для оркестра, которое было ограничено барьерами, выходившими в зал двумя полукругами. Сцены украшали резьба и живопись.

pict
Ружаны.
Проект парка Сапег.
Архитектор Я.С.Бекер.
Около 1788 г.

Увлечение музыкой в Ружанах имело давние традиции. Казимир Леон Сапега (1609 – 1656) считается родоначальником ружанской капеллы. Известно, что в середине XVI ст. в ружанский театр приглашали цыган-цимбалистов. В 1752 г. в замке в “концертном зале” (“музыкальный зал”, “ опергауз ”) выступала капелла и оркестр, которые принадлежали К. Масальскому. До 1763 г. относятся известия о капелле и первых спектаклях в Ружанах. В 1763 г. капелла выступала на именинах своего владельца. У 1765 г. капелла А. Сапеги насчитывала 40 музыкантов “при бубнах и трубах”. В ружанской капелле работали музыканты из Италии и Польши, а также местные крепостные крестьяне. Талантливых крепостных крестьян А. Сапега отправлял учится в Италию. После смерти А. Сапеги по его завещанию все крепостные артисты ружанского театра, балета, оркестра получили свободу. Длительное время в Ружанах работал итальянский композитор и выдающийся виолончелист Камье ( Кромер ) Чиприяни ( Киприяни ). Он не только был капельмейстером и придворным композитором, но и обучал игре на виолончели крестьянских музыкантов и самого хозяина дворца. Понятно, что такие услуги весьма хорошо оплачивались. После Ружан композитора пригласили к Огинским в Слоним.

Известно, что в Ружанах существовала музыкально-оперная школа и театр, который насчитывал 60 артистов и танцоров. В 1780 – 1785 г.г. танцором и балетмейстером был Матвей Пранчинский .

12 августа 1784 г. в ружанском театре состоялась премьера балета "Милосердие Тита” (балетмейстер М. Пранчинский ) по случаю посещения дворца королем Речи Посполитой Станиславом Августом Понятовским . В этот же день была представлена комедия Молине “Волшебное дерево”. В репертуаре театра были также одноактная опера Жан Жака Русо “Деревенский чародей ”, балет “ Арианка ”. Возможно, в ружанском театре ставились произведения и других авторов, которые известны по каталогу библиотеки Сапег . В библиотеке были произведения Ф. Богомольца и Ф.У. Радзивил . В местном театре работал художник-декоратор К. Отосельский .

pict
Брама дворца

В конце XVIII ст. театральная жизнь в Ружанах угасла. З 1786 г. по 1791 г. постановки ружанской трупы осуществлялись в Деречине. Капелла существовала до 1820 г. Многие ружанские артисты потом оказались в театрах Петербурга и Варшавы.

Александр и Магдалена Сапеги имели огромные прибыли с имения, которое получили от бездетных родственников. Очевидно при их хозяйствовании (с 1773 г.) начинается возрождение ружанского дворца и Ружан, которые перестраиваются. Чертежи перестройки (1788 г.) и сами работы выполнялись под руководством придворного архитектора Сапег саксонца Яна Самуэля Бекера , который за свой труд получил пожизненное содержание в размере 2160 злотых (потом 2520). Эти чертежи стали известны ученным в начале ХХ ст. Их нашли в кабинете гравюр университетской библиотеки в Варшаве.

Был выполнен огромный объем работ, которые по масштабам превосходили все предыдущие по перестройке городка и дворца. В соответствии с “Книгой прихода и расхода имения Ружаны” ремонт и переоборудование ансамбля велись в 17751777 г.г. С левой стороны от дворца был построен театрально-манежный корпус. Левую часть корпуса занял манежный зал с галереей для зрителей. Правую часть этого необычного здания занял театр. Был заложен фундамент картинной галереи. Все строения решались в стиле раннего классицизма.

pict
Франтишек Сапега.
Портрет XIX в.

Дворец стал выглядеть по-другому. Башни на главном фасаде и угловые были разобраны, а торцовая замурована. В результате дворец стал симметричным в плане. К главному фасаду был пристроен накладной портик с двойными колоннами и пилястрами, завершающийся треугольным фронтоном со скульптурой. На парковом фасаде появились новые детали: монограмма владельца с буквами “А S ”, лепное украшение в виде выгнутого картуша с букетом цветов и лепестками – типичный пасторальный мотив в стиле рококо (характерный для первой половины XVIII ст.). Этот фасад был украшен террасой. Наверное отсюда открывался вид на величественный парк, который особенно эффектно воспринимался с высоты. Есть мнение, что автором оформления фасадов был королевский архитектор Я.Ж. Дейбель , который в 1733 г. возводил дворец Сапег в Варшаве. Построенные симметрично центральному корпусу западный и восточный корпусы были соединены с центральным полукруглыми в плане аркадами. В замкнутом пространстве двора площадью 1,5 га центральное место занимал главный корпус. Он представлял собой объединение двух объемов разной величины, в большем из которых находились бальный зал, вестибюль и парадная двухсторонняя лестница, которая освещалась двумя ярусами окон, археологический кабинет-музей и огромная библиотека с экслибрисом художника Францишка Больцевича . Во дворце имелись богато украшенные драгоценными тканями и позолотой помещения: большой зал, “зеленый” зал, библиотека, сокровищница за железными дверьми, арсенал с зарешеченными окнами, часовня с алтарем, многочисленные гардеробные и помещения для лакеев и др. В покоях имелись скульптуры, картины, камины, белые печи, украшенные лепниной. Лепнина также украшала двери. На двери одной из дворцовых ниш была надпись золотыми буквами “Иван Иванов”. Полы были паркетными. Внутреннее убранство покоев отличалось своей роскошью. Тут была разнообразная мебель, фигурные подсвечники (жирандоли), зеркала разной величины, бронзовые подсвечники, часы (с фигурами львов, орлов, на китайских лакированных столиках, большие настенные скульптуры из мрамора, гипса, кости, камня, алебастра, фарфора, бронзы.

pict
Пелагея Сапега.
Портрет XIX в.

Параллельно дворцу по оси симметрично была размещена въездные ворота, которые соединяли два двухэтажные жилые флигели для кордегардии (охрана) и канцелярии. Ворота имели вид триумфальной арки, в которой был центральный проезд и два боковые. Нижняя их часть была рустована, а верхняя украшена картушами и гирляндами, вырезанными из мореного дуба. Перед воротами на постаменте стояла скульптура женщины, рука которой показывала в сторону Березы Картузской , где были похоронены Сапеги .

На территории замкового ансамбля “стоял дом фабрики суконной”, работала полотняная фабрика, которая выпускала салфетки, скатерти, полотно.

Славился дворец в Ружанах своим парком, который находился на север от дворца. Пространственная композиция парка была основана на типовой планировке при магнатских резиденциях Речи Посполитой XVIII ст. (во французской манере под “дикую” природу). Парк имел радиально-кольцевую планировку алей, которые брали начало около дворца. Каждая из алей (“ дзікіх праменад ”), которая начиналась от круглого газона, завершалась павильоном квадратной, круглой или многогранной формы, вероятно, “китайского” или “турецкого” типа. В парке были купальня, грот, дом садовника, “двор Венеры”, летний театр. Важным элементом парка были водоёмы (искусственно был выполнен рукав р. Зельвянка ). На береге канала стоял дом Я.С. Бекера . На древних земляных валах были возведены каскадные лестничные склоны. В пейзажную зону входил зверинец в виде пробитого просеками лесного массива. Для живности предназначались специальные помещения – птичник, хлев для овечек и коз, ферма.

Ружанский дворец называют “белорусским Версалем”. Дело в том, что планировка Ружанского дворцово-паркового комплекса действительно напоминает французский Версаль – символ могущества и абсолютной власти короля Людовика XIV . Есть мнение, что Я.С. Бекер , который планировал ружанский комплекс, этим сходством хотел показать величие рода Сапег .

pict
Евстафий Сапега.
Портрет XIX в.

Временем последнего расцвета дворца был 1784 г., когда тут гостил король Речи Посполитой Станислав Август Понятовский , который направлялся на сейм в Гродно. Где-то в 80-е г.г. XVIII ст. дворец посетил писатель и драматург, личный друг и адъютант Т. Костюшки Юльян Урсин Немцевич , который оставил после себя уникальные воспоминания.

Постепенно Ружаны потеряли статус главной резиденции Сапег . На перестройки были потрачены очень большие средства. Имение приближалось к разорению. Даже прибыли от местных мануфактур не могли возместить затраченных средств. С 1793 г. сапежинская резиденция переместилась во дворец в Деречине, где с семьей жил сын Александра Франтишек (1772 – 1829). Франтишек был женат на Пелагее Потоцкой , чрезвычайно красивой, скромной и милосердной женщине. Ф. Сапега уже в 21 год стал генералом артиллерии и получил орден Св. Станислава. Он принимал участие (не очень успешно) в восстании Т. Костюшки 1794 г. и возглавлял 4-тысячный корпус инсургентов. После поражения восстания подал покаянное письмо российской императрице Екатерине ІІ и этим спас себя и свое владение. Франтишек много сделал для освобождения своего друга Т. Костюшки из Петропавловской крепости, тем более, что он имел влияние на российскую политику. В 1796 г. Ф. Сапега получил титул тайного советника и стал маршалком Минской губернии. Он участвовал в коронации российского императора Павла І и по дороге из Москвы в Петербург принимал его в Деречинском дворце. Князь Сапега любил острые ощущения – часто путешествовал по Европе, заводил любовные интриги, играл в карты и много проигрывал, встречался с разными авантюристами и участвовал в их не совсем законных делах, занимался альпинизмом (опускался в кратер вулкана Везувий, штурмовал Пиренеи, где чуть не погиб). Пелагея, оскорбленная таким обращением мужа, развелась с ним и вышла за Павла Сапегу . Франтишек Сапега имел большие способности, но длительного образования так и не получил. Он стал прототипом князя Рудольфа де Геральштайна в романе Э. Сю “Тайны Парижа”. Сапега был типичным представителем аристократии, которая пренебрежительно относилась к крестьянам. Он часто говорил: “Хочешь иметь деньги в кармане, обдирай немилосердно мужика!” или “Хочешь иметь порядок в доме, заправляй кием”. Но, в то же время заботился о быте этого же мужика и не позволял обижать его, много занимался благотворительностью.

pict
Книги из библиотеки Сапег,
пожертвованные Виленской
иезуитской академии
в середине XVII в.

Работы по перестройке дворца в Ружанах так и не были завершены. Уже с 1780 г. деньги почти не выделялись. После смерти Магдалены (1780 г.) Александр все время жил в Варшаве, только изредка наведываясь в Ружаны. В Ружанах А. Сапега был в 1812 г. Дело в том, что Александр хорошо знал императора французов Наполеона І. Вероятно с его помощью многие магнаты, в том числе и Сапега , рассчитывали получить былую независимость Речи Посполитой и поэтому воевали на его стороне. Не последнюю роль в надеждах шляхты играла созданная Наполеоном Комиссия Временного правительства Литвы и Белоруссии из 7 лиц. В Комиссию был приглашен и А. Сапега . Но как только стала понятна политика Наполеона – ему была нужна поддержка и союзники для ведения войны с Россией, а восстановление ВКЛ его мало интересовало. Поняв это, А. Сапега вышел из состава Комиссии и решил вернуться в Деречинский дворец. По дороге к дому он таинственно погиб.

При Франтишке Сапеге работы велись плохо. В 1794 г. их возглавил придворный сапежинский архитектор Михаил Кадо (1765 – 1824). Но в 1796 г. архитектор покинул дворец, с ним съехало 32 человек.

На рубеже XVIII – XIX ст.ст. еврейскому предпринимателю Лейбе Пинесу были проданы за 1 тыс. рублей ружанская мануфактура, дворец Сапегі сохранили. С 1829 г. единственный сын Франтишка Евстафий Каятан (1797 – 1860) стал его владельцем. В молодости он служил в российской кавалерии, много путешествовал по Европе, длительное время жил в Англии (имел имение в графстве Ланкашир). Евстафий принял активное участие в национально-освободительном восстании 1830 – 1831 г.г., находился при штабе главнокомандующего повстанческими войсками генерала Я. Скшинецкого , был отмечен золотым крестом “ Віртуці Мілітары ”. Есть мнение, что Я.К. Сапега продал дворец в Ружанах, чтобы получить деньги для восстания. После поражения восстания Евстафий Сапега эмигрировал во Францию. Он отказался от предложения Николая І принять назад конфискованные имения взамен на присягу российскому царю. Во Франции Евстафий Сапега занимался финансово-экономической деятельностью и до конца жизни много средств тратил на поддержку повстанцев в эмиграции.

pict
Ружанские дворцовый комплекс.
Рисунок Н.Орды. 1831.

Все владения Сапег были отобраны в российскую казну, в том числе и Ружаны и богатства дворца – так называемое “Сапежинское собрание” – произведения европейского искусства, редкостное оружие, трофеи прошедших войн, золотая и серебряная посуда, родовые реликвии, подарки, награды монархов, драгоценные книги.

Начало “Сапежинского собрания” положила библиотека канцлера ВКЛ Льва Сапеги. Среди произведений преобладали труды великих мыслителей – Аристотеля, Вергилия, Ливия, Ведеция , Овидия, Эразма Ротердамского и др. Наиболее полно в библиотеке была представлена литература по юриспруденции, истории, поэзии, языкознанию, географии, теологии, коллекция гравюр. Сапеги собирали как местные книги, так и зарубежные. К наиболее драгоценным старопечатным изданиям, которые находились в библиотеке, можно отнести “Хронику Скандерберга”, изданную в Брестской типографии Николая Радзивила Чорного в 1567 г. в переводе выдающихся мыслителей XVI ст. Андрея Волана и Киприана Базилика. По выражению М. Скобли Лев Сапега всю жизнь не мог избавиться “милого плена книг”. Его считают “первым ясновельможным библиофилом”. Судьба библиотеки драматична. Во время войны 1654 – 1667 г.г. библиотека была эвакуирована в Крулевец (Кенигсберг). Только позднее, по настойчивому требованию сына Л. Сапеги – Казимира Леона, библиотека была возвращена, обновлена и пополнена. В начале XVIII ст. она насчитывала 3000 томов. Известно, что книгами этой библиотеки пользовался король Владислав IV . Казимир Леон Сапега в 1655 г. передал часть библиотеки Виленской иезуитской академии.

Стараниями Сапег в Ружанах была также организована галерея. Это было данью моде той эпохи. Каждый белорусский магнат пытался создать в своем дворце галерею, портреты в которой составляли бы полное генеалогическое древо рода. В ружанской галерее, которая упоминается уже под 1648 – 1649 г.г., находились работы местных и других художников, на полотнах которых были изображены образы нескольких поколений Сапег . Тут же были произведения декоративно-прикладного искусства, гравюры, живописные полотна, а также скульптура, мозаика, ружанские обои, ковры, пояса, золотое литье, фамильные гербы, образы, коллекция печатей, семейные реликвии, образцы минералов, нумизмантическая коллекция. Среди наиболее драгоценных экспонатов были – золотой кубок XVI в. с гербом князей Шуйских, два кубка из горного хрусталя (“Иван” и “Иваниха”), сделанные в 1519 г. в память об Иване Сапеге (витебском воеводе), серия французских гобеленов, посвященных Александру Македонскому, вытканных по картонах Лебруна, более 20 гобеленов других мастеров, а также 48 редких мозаичных картин, множество мраморных и бронзовых скульптур, 5 этрусских ваз, живописные произведения Соломона и Якоба Рейсдалей, Веронезе, Ван Остаде и других.

В Ружанском дворце в 1793 г. в двух покоях находилась коллекция оружия из разных стран мира. Тут имелись пистолеты, карабины, мушкеты, штуцеры, хоругви, щиты, военные доспехи средневековых рыцарей. Булавы, палицы, маршальские жезлы, полученные за заслуги, стяги и бунчуки, добытые в боях с татарами, турками, шведами. Арсенал включал более 234 единиц оружия.

В сокровищнице хранились драгоценные предметы различного назначения: диваны (в том числе персидские), меха, шкуры животных, покрывала из атласа, расшитые золотом, гардины, рундучки, иконы, кубки, вазы, большой портрет Льва Сапеги в белой раме и многое другое.

Драгоценным сокровищем был архив, в котором все документы были систематизированы в 232 тома и пронумерованы. Тут имелись бесценные документы не только по истории рода Сапег, но ВКЛ и Польши. С собранием документов работали выдающиеся историки, которые использовали сапежанские документы в качестве источников для своих монографий. А. Нарушевич тут писал свою “Историю Польши”, К. Кагнавицкий “Жизнь Сапег”. Судьба архива достоверно неизвестна. Вначале его передали Виленскому музею древностей, где им заинтересовался знаток белорусской древности и создатель музея Евстафий Тышкевич. Понимая ценность архива, он спрятал его за шкафами, где их нашли только через 9 лет. Большая часть ружанского архива в ХІХ в. стала собственностью графа-предпринимателя и мецената В. Пусловского, а оставшиеся разошлись по разным хранилищам: Академия искусств в Кракове, ардынация Замойских в Варшаве, Императорская Публичная библиотека в Петербурге и другим.

В описи конфискованного имущества 1832 г. значилось множество ценностей. Среди них 287 картин (например, шедевр П. Веронезе “Поклонение трех царей” (сейчас в Эрмитаже)), 55 наименований серебряных предметов (11 пудов 34 фунта), например, крест с распятием Иисуса Христа в пол-аршина высотой, самовар на 9 литров позолоченный внутри.

Вначале драгоценные предметы были перевезены в Гродненскую Палату Государственных Имуществ, а оттуда их переправили в царский дворец в Беловежской пуще и Петербург. Часть ценностей роздали в различные музеи: Эрмитаж (185 картин и 148 мозаичных композиций), Академия искусств (55 картин), Гатчинский дворец (72 картины, в том числе портрет Л. Сапеги), Дирекция императорских театров, фарфоровый завод. Самое ценное из книжного собрания было отправлено в Публичную библиотеку Петербурга, Российскую Академию наук, Варшавский университет, Вильно.

Скульптуры из сапежинских дворцов в Ружанах и Деречине перевозились после 1840 г. Одна и них весом 219 пудов оказалась в царском дворце в Беловежской пуще, 22 мраморные статуи – в Эрмитаже (в том числе произведения А. Канова).

pict
Евстафий Северьян Сапега.
Фота 1997 г.

В начале ХІХ в. ружанский дворец не представлялся роскошным. Историк Юлиан Немцович в “Исторических путешествиях” (1811 – 1828) писал, что “...главный корпус дворца никем занят не был и находился под надзором управляющего Сапег Гудовского.” Возможно, уже тогда часть театрального флигеля была отдана под суконную фабрику, а другая часть – под зернохранилище. Другой свсвидетель Леон Потоцкий в 1834 г. писал: “Дворцовый двор весь зарос травой, на которой пасутся козы, ... фруктовые деревья одичали, ... пруды заросли, каналы без воды, дома переданы под фабрику. Во что же превратились эти покои, наполненные всей роскошью запада и востока?! Где то богатое собрание редких книг, нарядные доспехи?! Где покои, в которых захаживали примасы, бискупы, канцлеры, гетманы, воеводы, первейшие магнаты в краю?!”. В 1838 г. верхние этажи дворца были заняты караульной службой. На географической карте 1850 г., где показаны Ружаны и окрестности с дворцом, приписано “Провиантский магазин”. В 40-е годы ХІХ в. дворец с аукциона был куплен Мордехаем Пинесом и использовался под жилье и цеховые помещения суконной фабрики. Новые хозяева никогда не делали попыток ремонтировать дворец и он постепенно пришел в запустение.

Крупные заказы на сукно из ружанских мануфактур в ХІХ в. поступали от военного ведомства Российской империи. Ткацкие станки размещались в княжескких флигелях, в театральном флигеле и подвалах проводили окраску тканей и их сушку. Так старая структура дворца нарушилась. Но ружанская продукция стоила весьма дорого и требовала крупных расходов. Поэтому, как пишет П. Бобровский, в 60-е г.г. ХІХ в. ружанская фабрика на территории дворца превратилась в маленькую прядильню шерсти. Главный корпус дворцового комплекса для производства больше не использовался – в нем жили хозяева и размещался склад готовой продукции. В начале ХХ ст. к нему были пристроены из дерева промывочный цех. Вероятно  тут у августе 1914 г. произошел пожар, который полностью привел здание в непригодное состояние. Крыша главного корпуса обвалилась сразу после пожара и проломила перекрытие на втором этаже. Уже через два месяца Ружаны были заняты немцами (шла первая мировая война). До 1920 г. здание дворца еще больше пришло в неприглядное состояние, в упадок пришло производство на мануфактурах и прибыли от них сократились.

В 1923 г., когда Западная Беларусь находилась в составе Польши, в Ружанах появился Евстафий Каетан Сапега (потомок ружанских владельцев), который предъявил претензии на наследство своих предков. Но Пинесы сумели подтвердить свои имущественные права, показав выкупные документы начала ХІХ в., подписанные Ежи Сапегой. Но часть ружанской коллекции ценностей потомки Сапег сумели вернуть. Она была передана им в 1923 г. советской Россией по Рижскому договору (1921 г.). Значительное число графических материалов было передано Кабинету гравюр Варшавского университета. В 1944 г. большая часть ценностей, которые оказались в Варшаве, погибла во время пожара.

В 1933 г. стараниями министра иностранных дел Польши Евстафия Каетана Сапеги Ружаны были возвращены роду. Владельцем дворца стал его старший сын Ян, который начал работу по восстановлению дворца. В 1933 г. окружной виленский консерватор С. Лоренц выполнил фрагментарную исследовательскую фотофиксацию архитектурного ансамблю.

Осенью 1939 г. во время перехода этих территорий в состав БССР проводились мероприятия по национализации производства. Владельцы ружанских мануфактур были лишены своего имущества и высланы на восток СССР. В Архангельскую губернию был выслан князь Евстафий Каетан Сапега, который проживал в имении Старая Спуша (Щучинский район).

Во время Великой Отечественной войны сгорело и было разобрано здание восточного флигеля (бывшего театра). В южном корпусе до 1962 г. существовал цех по производству кафеля.

На протяжении ХХ в. не один раз делались попытки по изучению и реконструкции Ружанского дворца. В 1945 г. в Ружанах находилась группа из Московского археологического института, которая производила обследование памятников архитектуры Беларуси. С целью консервации памятника в 1970 г. было начато исследование дворца.

Ружанский дворцовый комплекс находится под охраной государства с 1953 г., а с 1988 г. он объявлен памятником республиканского значения. А конце 80-х годов ХХ в. началась реконструкция дворца, но из-за недостатка средств в 1995 г. была остановлена. Дворец продолжает разрушаться.

 

Литература:

1. Антипов В.Г. Парки Белоруссии. – Мн., 1975. – 151 с.

2. Арлоў У. Краіна Беларусь. – Slovakia. Martin., 2003. – 270 с.

3. Археалогія і нумізматыка Беларусі: энцыклапедыя. – Мн.,1994. – 702

4. Архітэктура Беларусі: энцыклапедычны даведнік.- Мн., 1993. – 620 с.

5. Асіноўскі С. Келіх Івана Сапегі // Беларуская мінуўшчына. 1995. № 5. С. 35 – 37.

6. Барышев Г.И. Театральная культура Белоруссии. XVIII век. – Мн., 1992. – 123 с.

7. Беларуская энцыклапедыя: у 18 т. – Мн., 1998. – т.1. – 460 с.

8. Беларуская энцыклапедыя: у 18 т. – Мн., 2002. – т.13. – 477 с.

9. Беларусь: Энцыклапедычны даведнік. – Мн., 1994. – 800 с.

10. Белорусский специализированный институт по разработке проектной документации для реставрации памятников истории и культуры «Белспецпроектреставрация». Объект: Дворцовый ансамбль в г.п. Ружаны Пружанского района Брестской области. Комплексные научные изыскания 01. 01. 03. КНИ. Историко-архитектурные исследования по ансамблю. – Мн., 1990. – 90 с.

11. Белорусский «экватор»: путевая книга-беседа в 6 тетрадях по земле белорусской в полосе, примыкающей к автомагистрали Москва – Брест от 456-го км до границы страны. – Мн., 1988. – 326 с.

12. Буяк Я. Ружанскі “птах” Адраджэння // Берасцейскія карані: літаратурны і гісторыка-краязнаўчы зборнік. – Брэст., 1993. С. – 68 -71.

13. Всеобщая история архитектуры: в 12 т. – М., 1968. – т. 6. – 566 с.

14. Гісторыя беларускага мастацтва: у 6 т. – т. 2. – Мн., 1988. – 384 с.

15. Гісторыя беларускага тэатра: у 3 т. – Мн., 1983. – т.1. – 496 с.

16. Дадиомова В. Мкзыкальная культура городов Белоруссии в XVIII веке. – Мн., 1992. – 207 с.

17. Дадзіёмава В.У. Гісторыя музычнай культуры Беларусі ад старажытнасці да канца XVIII ст. – Мн., 1994. – 96 с.

18. Дучыц Л. З гісторыі цыганоў Беларусі // Беларускі гістарычны часопіс. 2003. № 3. с. 45 – 49.

19. Живописная Россия: Отечество наше в его земельном, историческом, племенном, экономическом и бытовом значении: Литовское и Белорусское Полесье: Репринтное воспроизведение издания 1882 года. – Мн., 1993. – 550 с.

20. Збор помнікаў гісторыі і культуры Беларусі: Брэсцкая вобласць. – Мн., 1984. – 340 с.

21. Ілюстраваная храналогія гісторыі Беларусі: у 2 ч. – ч. 1. – Мн., 1995. – 221 с.

22. История искусства народов СССР: в 9 т. – М., 1976. – т.4. – 437 с.

23. Калнін В. Ружанскі палац // Мастацтва Беларусі. 1987. № 8. С. 63 – 64.

24. Каханоўскі Г. Вытокі музейнай справы на Беларусі // Беларускі гістарычны часопіс. 1994. № 2. с. 79 – 87.

25. Кацер М.С. Белорусская архитектура. – Мн., 1956. – 120 с.

26. Качаноўскі У.У. Гісторыя культуры Беларусі: вучэбны дапаможнік для студэнтаў ВНУ. – Мн., 1994. – 163 с.

27. Клімец М. Гісторыя Пружаншчыны ў помніках // Помнікі гісторыі і культуры Беларусі. 1972. № 3. С. 36 – 44.

28. Кулагин А.Н. Архитектура дворцово-усадебных ансамблей Белоруссии второй половины XVIII – начала XIX в.в. – Мн., 1981. – 320 с.

29. Клімец М. Гісторыя Пружаншчыны ў помніках // Помнікі гісторыі і культуры Беларусі. 1972. № 3. С. 36 – 44.

30. Кулагин А.Н. Архитектура дворцово-усадебных ансамблей Белоруссии второй половины XVIII – начала XIX в.в. – Мн., 1981. – 320 с.

31. Лукоўскі А. Ружаны вядомы пышным палацам // Зара камунізму. 1988. 14 мая.

32. Лыч Л., Навіцкі У. Гісторыя культуры Беларусі. – Мн., 1996. – 453 с.

33. Масляніцына І. Нашчадак // Зара камунізму. 1990. 1 верасня.

34. Музыкальный театр Белоруссии: дооктябрьский период. – Мн., 1990. – 382 с.

35. Несцярчук Л. Замкі, палацы і паркі Берасцейшчыны IX – XX ст.ст. – Мн., 2003. – 338 с.

36. Памяць: Гісторыка-дакументальная хроніка Пружанскага раёна. – Мн., 1992. – 456 с.

37. Патоцкі Л. Успаміны пра Тышкевічаву Свіслач, Дзярэчын і Ружану. – Мн., 1997. – 220 с.

38. Пашкевіч У. ВКЛ у Паўночнай вайне (1700 – 1721) // Беларускі гістарычны часопіс. 1995. № 3. С. 163 – 172.

39. Прыбытка Г. Некаторыя аспекты палітыкі Паўла Сапегі (1655 – 1656) // Радавод. 1998. № 2. с. 22 – 24.

40. Пружаншчына літаратурная // Раённыя будні. 1998. 2 чэрвеня.

41. Радзюк А. Канфіскацыя прыватнай уласнасці на Беларусі ў канцы XVIII – першай трэці XIX ст. ст. // Беларускі гістарычны часопіс. 2002. № 6. с. 15 – 23.

42. Рэлігія і царква на Беларусі: Энцыклапедычны даведнік. – Мн., 2001. – 368 с.

43. Свод памятников истории и культуры Белоруссии: Брестская область. – Мн., 1990. – 424 с.

44. Сикиржицкий В. Ружанский Версаль // Рэспубліка. 2001. 2 лістапада.

45. Супрун В.Р. Палац у Ружанах // Помнікі гісторыі і культуры Беларусі. 1972. № 3. С. 24 – 25.

46. Супрун В.Р. За смугою часу. – Мн., 1994. – 114 с.

47. Сычова І. А. Беларускі партрэтны жывапіс XVII ст. // Асновы мастацтва. 1996. Выпуск 3. с. 110 – 120.

48. Тарасаў К. Памяць пра легенды: Постаці беларускай мінуўшчыны. – Мн., 1993. – 270 с.

49. Трусов О.А. Памятники монументального зодчества Белоруссии XI – XVII веков. – Мн.,

50. 1988. – 210 с.

51. Трусаў А.А. Старонкі мураванай кнігі: манументальная архітэктура эпохі феадалізму і капіталізму. – Мн., 1990. – 191 с.

52. Федорук А.Т. Садово-парковое искусство Белоруссии. – Мн., 1989. – 350 с.

53. Філатава А. Добра дома і ... ў Парыжы // Культура. 1992. 28 снежня.

54. Францыск Скарына і его час: энцыклапедычны даведнік. – Мн., 1988. – 349 с.

55. Хаўстовіч М. Скасаванне уніі // З гісторыяй на “Вы”: публіцыстычныя артыкулы. – Мн., 1994. – Выпуск другі. С. 107 – 118.

56. Ходыко Т.В. Дворцовый ансамбль в Ружанах // Строительство и архитектура в Белоруссии. 1974. № 3. С. 12 – 13.

57. Церахава В. Ад Ражанны да Ружан // Раённыя будні. 1996. 20 жніўня – 31 жніўня.

58. Цеханавецкі А. “Маці ўсіх навук”: прыдворная музычная культура Рэчы Паспалітай у XVIII ст. // Мастацтва. 1993. № 1. С. 34 – 36.

59. Цеханавецкі А. Міхаі Казімір Агінскі і его “сядзіба музаў” у Слоніме. – Мн., 1993. – 176 с.

60. Чантурия В.А. Архитектура Белоруссии конца XVIII – начала XIX в.в. – Мн., 1982. – 210 с.

61. Чантурия В.А. История архитектуры Белоруссии. – Мн., 1977. – 295 с.

62. Чантурия В.А. Архитектурные памятники Белоруссии. – Мн., 1982. – 223 с.

63. Чантурия В. А. Атлас памятников архитектуры и мемориальных комплексов Белоруссии. – Мн., 1983. – 110 с.

64. Чантурия В.А. Памятники архитектуры и градостроительства Белоруссии. – Мн., 1986. – 236.

65. Чепко В.В. Города Белоруссии в первой половине XIX века: экономическое развитие. – Мн., 1981. – 143 с.

66. Шульман М. Ружаны старажытныя // Раённыя будні. 1996. 2 ліпеня.

67. Энцыклапедыя гісторыі Беларусі: у 6 т. – т.6. – ч. 1. – Мн., 2001. – 592 с.

68. Якімовіч Ю.А. Экспедыцыя на Брэстчыну // Помнікі гісторыі і культуры Беларусі. 1978. № 2. С. 44 – 46.

69. Якимович Ю.А. Зодчество Белоруссии XVI – середины XVII в.в. – Мн., 1991. – 366 с.

70. Яніцкая М. Што напаткала “Сапяжанскі збор” // Мастацтва. 1996. № 3. с. 48 – 50.

71. Kosman M. Historia Białorusi. – Wrocław. – Warszawa. – Kraków. – Gdańsk., 1979. – 310 s.

 

pict

Яндекс.Метрика